"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внеигровое общение » Стихи, которые зацепили


Стихи, которые зацепили

Сообщений 61 страница 78 из 78

61

Покуда живешь, поневоле в бессмертие веришь.
А жизнь оборвется – и мир не заметит, потери.
Не вздрогнет луна, не осыпятся звезды с небес…
Единый листок упадет, но останется лес.

В младенчестве сам себе кажешься пупом вселенной,
Венцом и зерцалом, вершиной людских поколений,
Единственным "Я", для которого мир сотворен:
Случится исчезнуть – тотчас же исчезнет и он.
Но вот впереди распахнутся последние двери,
Погаснет сознанье – и мир не заметит потери.

Ты ревностью бредишь, ты шепчешь заветное имя,
На свадьбе чужой веселишься с гостями чужими,
Ты занят делами, ты грезишь о чем-то желанном,
О завтрашнем дне рассуждаешь, как будто о данном,
Как будто вся вечность лежит у тебя впереди…
А сердце вдруг – раз! – и споткнулось в груди.

Кому-то за звездами, там, за последним пределом,
Мгновения жизни твоей исчислять надоело,
И все, под ногой пустота, и окончен разбег,
И нет человека, – а точно ли был человек?
И нет ни мечты, ни надежд, ни любовного бреда,
Одно Поражение стерло былые победы.
Ты думал: вот-вот полечу, только крылья оперил!
А крылья сломались – и мир не заметил потери.

                                                                           М. Семенова

+2

62

Я же долбаный кинестетик, мне подавай
порельефнее кружку, а в кружке горячий чай;
мне бы только зарыться носом, уткнуться лбом,
и шептать – хоть чужой, но знаком же, знаком, знаком;
мне бы руку в мешок с крупою и там забыть;
я из тех, кто касанием лёгким здоров и сыт;
я из тех, кто, нащупав под свитером тонкий шрам,
сладко морщится; я вообще-то поклонник травм,
швов, царапин и лёгкой небритости;
у меня пальцы голодны, и настолько, что аж звенят,
их бы в бархат бы синий, в глину бы, в пластилин,
в мякоть персичную, в айвовую – хоть один;
их пустить в экспедицию, в пешую, в кругосвет,
вот они огребли веселий бы и побед,
вот вернулись они б истёртые, с ломотой,
но зато не кусала больше б их, но зато не трепала бы хвост котовий,
как чётки, не топила б себя ни в ванной и ни в вине.
я же долбаный кинестетик, и вместо слов
пальцы душат запястья, молча, до синяков.
(с) Мишель Вер

+4

63

Когда молчанье невтерпеж и хочется кричать, и столько рож, и только ложь, пора права качать, - не лезь, приятель, на рожон, прислушайся ко мне: представь себе, что ты шпион, шпион в чужой стране.
Начальник вызвал на ковер, волной погнал понты, - молчи, вступать не стоит в спор: ты Штирлиц, Штирлиц ты.
Супруга тянет в ресторан, хоть пуст твой кошелек, сосед - в который раз, болван! - протек сквозь потолок. Какой-то хулиган гвоздем "Жигуль" твой расписал, в стране вообще сплошной содом, в мозгах - девятый вал. Спать не дает собачий лай или орут коты, - молчи и рта не разевай: ты Штирлиц, Штирлиц ты!
Я тоже в образе с утра и потому жива: я золотая медсестра в психушке номер два. А на больных срываться грех (ты б знал мою семью!), я успокаиваю всех и валиум даю.
Но все же теплится в мечтах: настанет день, и вот - мешок смирительных рубах мне прачка принесет. И все, кто был жесток со мной, притихнут до поры, и будет долгий выходной у доброй медсестры.

Н. Хаткина

Отредактировано Мейсон Логан (2011-03-22 15:32:06)

+1

64

Мы ещё доживём до апреля,
И до мая ещё доживём.
Распахнутся заветные двери,
За которыми счастье найдём.

Мы пока заблудились в тумане
Суеты наших будничных дней.
Потерпи! Мы дотянем до мая
И, как в море, утонем в весне.

Нас с тобою и беды минуют,
И тревоги уйдут - ты поверь!
Мы ещё доживём до июля,
До счастливых, безоблачных дней.

Мы с тобой допоём, дострадаем
И досмотрим февральские сны,
А пока - будем ждать, уповая
На волшебную силу весны.
© Марк Шейдон

+4

65

Шут был вор: он воровал минуты —
Грустные минуты, тут и там, —
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.

В светлом цирке между номерами
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
Иногда в дурацком колпаке.

Зритель наш шутами избалован —
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: “Да разве это клоун!
Если клоун — должен быть смешной!”

Вот и мы... Пока мы вслух ворчали:
“Вышел на арену, так смеши!” —
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.

Мы опять в сомненье — век двадцатый:
Цирк у нас, конечно, мировой, —
Клоун, правда, слишком мрачноватый —
Невеселый клоун, не живой.

Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.

Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал —
Горе наше брал он на себя.

Только — балагуря, тараторя, —
Все грустнее становился мим:
Потому что груз чужого горя
По привычке он считал своим.

Тяжелы печали, ощутимы —
Шут сгибался в световом кольце, —
Делались все горше пантомимы,
И морщины глубже на лице.

Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас —
Будто обезболивал нам роды, —
А себе - защиты не припас.

Мы теперь без боли хохотали,
Весело по нашим временам:
Ах, как нас прекрасно обокрали —
Взяли то, что так мешало нам!

Время! И, разбив себе колени,
Уходил он, думая свое.
Рыжий воцарился на арене,
Да и за пределами ее.

Злое наше вынес добрый гений
За кулисы — вот нам и смешно.
Вдруг — весь рой украденных мгновений
В нем сосредоточился в одно.

В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь — и тишина...
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего — и сломана спина.

Зрители — и люди между ними —
Думали: вот пьяница упал...
Шут в своей последней пантомиме
Заигрался — и переиграл.

Он застыл — не где-то, не за морем —
Возле нас, как бы прилег, устав, —
Первый клоун захлебнулся горем,
Просто сил своих не рассчитав.

Я шагал вперед неукротимо,
Но успев склониться перед ним.
Этот трюк — уже не пантомима:
Смерть была — царица пантомим!

Этот вор, с коленей срезав путы,
По ночам не угонял коней.
Умер шут. Он воровал минуты —
Грустные минуты у людей.

Многие из нас бахвальства ради
Не давались: проживем и так!
Шут тогда подкрадывался сзади
Тихо и бесшумно — на руках...

Сгинул, канул он — как ветер сдунул!
Или это шутка чудака?..
Только я колпак ему — придумал, —
Этот клоун был без колпака.
                                    В. Высоцкий

0

66

...Вечерами в застывших улицах
От наскучивших мыслей вдали,
Я люблю, как навстречу щурятся
Близорукие фонари.

По деревьям садов заснеженных,
По сугробам сырых дворов
Бродят тени, такие нежные,
Так похожие на воров.

Я уйду в переулки синие,
Чтобы ветер приник к виску,
В синий вечер, на крыши синие,
Я заброшу свою тоску.

Если умерло все бескрайнее
На обломках забытых слов,
Право, лучше звонки трамвайные
Измельчавших колоколов...
                                              (с)

+3

67

Корабли постоят и ложатся на курс,
Но они возвращаются сквозь непогоду.
Не пройдет и полгода - и я появлюсь,
Чтобы снова уйти,
чтобы снова уйти на полгода.
Не пройдет и полгода - и я появлюсь,
Чтобы снова уйти,
чтобы снова уйти на полгода.

Возвращаются все, кроме лучших друзей,
Кроме самых любимых и преданных женщин.
Возвращаются все, кроме тех, кто нужней.
Я не верю судьбе,
я не верю судьбе, а себе - еще меньше.

И мне хочется думать, что это не так,
Что сжигать корабли скоро выйдет из моды.
Я, конечно, вернусь, весь в друзьях и в мечтах.
Я, конечно, спою,
я, конечно, спою, - не пройдет и полгода,
не пройдет и полгода,
не пройдет и полгода.
                                 В. Высоцкий

+1

68

Silentium!

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои -
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи, -
Любуйся ими - и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи, -
Питайся ими - и молчи.

Лишь жить в самом себе умей -
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи, -
Внимай их пенью - и молчи!

0

69

да не молчи же ты так,
будто дар речи был продан тобою чёрту,
будто ты и меня продашь за пятак,
будто я твой самый первый заклятый враг,
будто не мое это сердце с твоим в один такт
стучит раз 15 в секунду и разрывает аорту

да не смотри же ты так ,
словно не я с тобой просыпаюсь в одной постели,
словно в тебя прорастает кромешный мрак,
если закрыть глаза. и даже пальцы не сжать в кулак,
и голова начинает кружиться, как на качелях.

да не стой же ты так,
как будто за твоими плечами расступается мгла,
как будто мы карты раскинем,
и я уже знаю кто же из нас дурак.
как будто ты меня в магазине
не глядя взял и не видел, что брак.
хотел было выбросить, да не поднялась рука.

да не уходи же ты так,
словно я тебе в след не скулю, как дворняга,
словно делаю вид, что не понимаю,
что ты за собой поднимаешь белый победный флаг.
словно я тебя не проклинаю,
а желаю всех самых завидных благ,
представляешь,какая нужна отвага,
чтоб за тобою не сделать ни шага,
чтоб не решиться даже на самый маленький шаг?!...
(с) Ирина Миронова

+2

70

Тай  http://static.diary.ru/picture/1177.gif

Скрипка плакала – горько, с надрывом, всхлипами,
Жадных глаз не стесняясь сотни чужих людей.
Те следили бесстыдно, порою хлопками сыпали,
"Скрипка – женщина", - думали, - "слабость позволим ей".

И никто не спросил, отчего так грустна мелодия,
Отчего так надрывно по струнам скользит смычок.
"Переждет - успокоится"… так и затихла вроде бы,
По привычке уткнувшись в подставленное плечо.

Но и там не нашла ни убежища, ни спасения.
Раскатился бисером тонкий и хрупкий плач:
Ведь толпе преподнес без малейшего опасения
Ненаглядный друг - и невольный ее палач.

Громкий вскрик пролетел по стенам, звеня осколками,
Навалилась душная, резкая тишина.
И никто не увидел: под пальцами скрылось ломкими
Ее сердце разорванным - или ее струна?..(с)

+2

71

хотел кинуть романтичную розовую конфетку, но вовремя вспомнил, что у меня с романтикой напряжёнка))
самое лучшее, что читал:

Слышишь, воющий набат,
Точно стонет медный ад!
Эти звуки, в дикой муке, сказку ужасов твердят.
Точно молят им помочь,
Крик кидают прямо в ночь,
Прямо в уши темной ночи
Каждый звук,
То длиннее, то короче,
Выкликает свой испуг,-
И испуг их так велик,
Так безумен каждый крик,
Что разорванные звоны, неспособные звучать,
Могут только биться, виться, и кричать, кричать, кричать!
Только плакать о пощаде,
И к пылающей громаде
Вопли скорби обращать!
А меж тем огонь безумный,
И глухой и многошумный,
Все горит,
То из окон, то по крыше,
Мчится выше, выше, выше,
И как будто говорит:
Я хочу
Выше мчаться, разгораться, встречу лунному лучу,
Иль умру, иль тотчас-тотчас вплоть до месяца взлечу!
О, набат, набат, набат,
Если б ты вернул назад
Этот ужас, это пламя, эту искру, этот взгляд,
Этот первый взгляд огня,
О котором ты вещаешь, с плачем, с воплем, и звеня!
А теперь нам нет спасенья,
Всюду пламя и кипенье,
Всюду страх и возмущенье!
Твой призыв,
Диких звуков несогласность
Возвещает нам опасность,
То растет беда глухая, то спадает, как прилив!
Слух наш чутко ловит волны в перемене звуковой,
Вновь спадает, вновь рыдает медно-стонущий прибой!

Эдгар Аллан По  "Колокольчики и колокола. 3 часть" пер. К. Бальмонта

+1

72

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

73

А я качаюсь на стуле с глупой улыбкой паяца,
Стараюсь держаться строго, оставаясь на высоте.
- Прости, мой любимый, ласковый. Хотели состыковаться.
Пробовали. Пытались. Да разъемы, увы, не те.

А я допиваю кофе, манерно тяну сигарету.
Ногтем провожу по нервам, царапая до крови.
А ты процедишь сквозь зубы: - Какая же сука, стерва.
И матерно, да с оттяжкой, расскажешь мне о любви.

Расскажешь подробно, искренне, слова за душой не пряча.
Вливая их внутривенно, неразбавленной белой мглой.
Докуришь, поднимешься медленно, пожелаешь мне в жизни удачи.
Уйдешь, но останешься в сердце отравленной тонкой иглой.(с) Renee

+1

74

Надо было поостеречься.
Надо было предвидеть сбой.
Просто Отче хотел развлечься
И проверить меня тобой.
Я ждала от Него подвоха –
Он решил не терять ни дня.
Что же, бинго. Мне правда плохо.
Он опять обыграл меня.
От тебя так тепло и тесно...
Так усмешка твоя горька...
Бог играет всегда нечестно.
Бог играет наверняка.
Он блефует. Он не смеется.
Он продумывает ходы.
Вот поэтому медью солнце
Заливает твои следы,
Вот поэтому взгляд твой жаден
И дыхание – как прибой.
Ты же знаешь, Он беспощаден.
Он расплавит меня тобой.
Он разъест меня черной сажей
Злых волос твоих, злых ресниц.
Он, наверно, заставит даже
Умолять Его, падать ниц –
И распнет ведь. Не на Голгофе.
Ты – быстрее меня убьешь.
Я зайду к тебе выпить кофе.
И умру
У твоих
Подошв.

(с) В. Полозкова

+1

75

Мы из тех, что не ставили точек,
Но в пламени жгучем сгорая,
Мы учились читать между строчек,
По наитию двигаться к краю.

Мы из тех, что не сбросили крылья,
Ни на миг, ни на час не взрослея,
Мы остались такими, как были,
Может быть, только чуть поумнели.

Нас когда-то изгнали из рая,
И с изгнанием не примирившись,
Для себя мы построили сами
Рай, в котором смогли поселиться...(с)Renee

0

76

С таких войн, как ты, никогда не прийти назад.
Впрочем, знаешь, тебе не стоит об этом думать.
С цифровых моих фотографий и пыль не сдунуть.
И не надо; я обойдусь без имен и дат.

Как на Вечный огонь придут на тебя смотреть –
Ты останешься от меня, когда я остыну.
Но пока я еще иду, я прошел лишь треть,
Пока солнце лучистой плетью сечет мне спину,

Пока я собираюсь к морю, но что с того –
Мне и там выводить стихи твои на обоях.
Я люблю тебя больше, чем ангелов и Самого,
И поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих

Еще дальше; пока саднит, пока голос дан,
Пока прочь бегу, но до пикселей помню лица,
И еще – не забыть Спасителя в чемодан.
Чтоб нигде не переставать за тебя молиться.
(с)

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-08-30 12:07:09)

+2

77

Есть ремесло - не засыпать ночами
И в конуре, прокуренной дотла,
Метаться зверем, пожимать плечами
И горбиться скалою у стола.
Потом сорваться. В ночь. В мороз.
Чтоб ветер
Стянул лицо. Чтоб, прошибая лбом
Упорство улиц, здесь, сейчас же встретить
Единственную, нужную любовь.
А днем смеяться. И, не беспокоясь,
Все отшвырнув, как тягостный мешок,
Легко вскочить на отходящий поезд
И радоваться шумно и смешно.
Прильнуть ногами к звездному оконцу,
И быть несчастным от дурацких снов,
И быть счастливым просто так - от солнца
На снежных елях.
Это - ремесло.
И твердо знать, что жить иначе - ересь.
Любить слова. Годами жить без слов.
Быть Моцартом. Убить в себе Сальери.
И стать собой.
И это ремесло.

(с) Борис Смоленский

+4

78

Одинокий мужчина и его одинокая кошка...
Утром, встав, потянувшись, как в принципе было всегда...
А потом эти двое сидели, смеясь, у окошка...
Не смогли поделить круасан на двоих, вот беда...

И сидели, деля подоконник, кто справа, кто слева...
Подставляя взошедшему солнцу два разных лица...
На одном, помохнатей, читалось - Я все ж королева...
На втором, чуть небритом, блестели задорно глаза...

И допив капучино, а кошка тарелочку сливок...
Посмотрев друг на друга, глазами сказали - Пора...
Он ушел на работу, насыпав ей в чашку оливок...
Вот такая вот странная кошка с мужчиной жила...

И ждала его, взглядом зеленым, скользя по дорожке...
Потому, что однажды, к замерзшей он вдруг подошел...
И сказал – Извини, я давно так мечтаю о кошке...
Может, будешь моей, вдруг тебя не случайно нашел?

И она согласилась, ну, а как было кошке ответить...
“Он такой одинокий, как я, и глаза ничего...
да и пахнет приятно, печеньем, как пахнут лишь дети...
этот ведь не обидит... ”подумав. И стала его...

С той поры и живут одинокие, странные рядом...
Иногда он читает для кошки стихи до утра...
А когда засыпает, то кошка с таинственным взглядом...
Охраняет его... раскрывая два белых крыла...
http://cs402220.userapi.com/v402220939/4468/G7AFV4-rmxg.jpg

Отредактировано Кайгар Муши (2012-09-08 00:44:29)

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внеигровое общение » Стихи, которые зацепили