"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Синдром Евы (Этсу, Шай, Винсент) [игра завершена]


Синдром Евы (Этсу, Шай, Винсент) [игра завершена]

Сообщений 31 страница 53 из 53

31

Этсу огорченно вздохнул, поднимаясь на ноги и выпуская из объятий этого удивительного красавца ангела, весьма разозленного, к слову, особенно, если судить по выражению его лица.
Отряхнув плащ, Этсу молча сгреб при помощи магии своих не очень сообразительных друзей в кучу, хорошенько стукнув их при этом лбами. А затем, обернувшись к архангелу, изобразил на своем лице самую любезную улыбку, на которую в данных обстоятельствах был способен.
- Архангел Кастиэль… Не слушайте моего друга, он сам не ведает, что говорит, - Этсу кивнул в сторону Натаниэля и развел руками. Главное сейчас было отвлечь внимание Небесного Стража от одного слишком зарвавшегося мальчишки. Ата просто не понимал, что делал и говорил, но от этого желание  Этсу придушить его на месте, когда выберутся, никуда не исчезло. Неужели он не понимал, что архангелы не обладают чувством юмора и не оценят шутки? Потому, что иначе, как идиотской шуткой назвать его выпад против Кастиэля демон  не мог. – Мы уже уходим, Светлейший Страж, уже уходим. Мы и так что-то задержались. И все же, спасибо за гостеприимство.Этсу послал в сторону юного ангела жаркий взгляд, говорящий без слов об интересе, который в нем возбудил этот юноша.
Мы еще встретимся…
Кажется, Этсу вложил в телепатическую передачу слишком много эмоций, потому как бесстрастное лицо архангела  вдруг явно изменило свое выражение. Он  услышал.
Вот теперь надо было срочно линять и чем быстрее, тем лучше.
Терять уже было нечего. Этсу послал Ноа пламенный воздушный поцелуй, отвесил преувеличенно вежливый поклон Кастиэлю и, схватив друзей за шкирки, исчез в портале.
Обратный путь к Пределам прошел в гробовом молчании. Этсу сразу же снял с друзей остатки ангельского заклятия и полетел вперед, подавая тем самым пример следовать за ним.
Опустившись у дальних садов Предела Белиала, своего отца, Этсу резко обернулся к Натаниэлю и, сузив глаза, прошипел.
- Да что на тебя нашло, Ата? Ты кем себя возомнил? Это тебе не какой-то там Страж-Райсокго-Сада-Который-Охраняет-Яблоки-Которые-Мы-Хотели-Потырить! Это архангел! Не знаю, что там тебе про них рассказывали, но все это полная чушь! Кастиэлю ничего не стоило распылить нас по Вселенной, а моему предку, да и вашим тоже, сказать, чтобы в следующий раз делали сыночков поумнее. Вот бы смеху было, правда? Или, что еще лучше, быть с позором изгнанными  обратно со следом горящего ангельского пенделя на заднице. Этакая департационная печать, не слышал о такой?! Нет же! Тебе все ни по чем! Ты же у нас герой! Тебе плевать, что ты был не один! Я бы выкрутился, не сомневайся, Ата! А что бы делал Шай? Он всего лишь инкуб. В нем только часть истинной крови, прости, Шай, без обид. Хочешь, я тебе скажу настоящее определение героя? Это тот, кто виновен в гибели остальных! Так что больше так не делай, не при мне, не при моих друзьях. Советую тебе понять, что в Раю, так же как и в Аду есть и покруче тебя!
Этсу закусил губу. Ему было на самом деле жаль, что так вышло; парень ему понравился, но стоило предупредить его о том, что, действуя столь безрассудно, он в конечном итоге просто погубит себя.
- А с тобой, - Этсу обернулся в сторону инкуба, - у нас будет отдельный разговор, позже.
Он не ожидал от друга того, что тот выкинул там, в Эдеме. Хотел выпендриться перед Атой? Так и есть! От сына Белиала не укрылись страстные многозначительные взгляды, которые его товарищ бросал на их нового знакомого.
- Придурки! -  в сердцах бросил Этсу, отворачиваясь. Объяснять, что вся ответственность за их проделку с самого начала лежала на нем, он не собирался. И так могли догадаться.

+3

32

Юный ангел моментально вскочив на ноги, хмурым взглядом провожал нечестивцев. Мало того, что им хватило наглости появиться среди Эдемского сада, так они еще и целое представление из этого устроили.
Губы слегка опухли после тех непонятных действий, которые совершал с ними зеленоглазый демон. Что это было Ноа так и не понял. Заклинание, какая-то демоническая магия или еще что-то. Ангел бессознательно поднес руку к губам и вопросительно посмотрел на наставника:
- Ваша святость, а что он только что пытался сделать? Прокусить мне губу или вырвать язык? И почему вы их все-таки не распылили на много много крохотных демонов?
Ноа был еще совсем юным ангелом и поэтому пока не утратил неудобной привычки спрашивать обо всем, что его заинтересовало. Он понимал, что его попытка остановить и обезвредить демонов в одиночку провалилась и был очень огорчен этим.
Ну ничего мы еще когда-нибудь встретимся, и тогда я разрублю нечистых надвое своим огненным мечом. Особенно того противного с белыми волосами и монотонным голосом.
Как ни странно злости по отношению к Этсу он не испытывал, хотя и должен, обязан был ненавидеть его каждой капелькой ангельской души. Все-таки он плохой ангел и никогда не станет такким, каким хочет видеть его наставник.
Ноа пристыженно опустил голову и крылышки его поникли.
- И все-таки зря вы их так отпустили. - вздохнул он вдевая свой огненый меч в ножны.

+2

33

Создания Тьмы не были бы таковыми, если бы не пытались шипеть и извиваться, плевать ядом, как Эдемский змей под карающей пятой. Говорить, соблазняя вступить с ними в перепалку, впасть в грех гнева и невоздержанности.
Кастиэль это видел задолго до того, как они были созданы, и знал, что увидит ещё не раз. Он надеялся, что они внемлют ему, надеялся, как всякий Посланец Господа, не теряющий Веру в то, что даже самый закоренелый грешник может раскаяться и прийти к Свету.
Не в этот раз.
Сын Велиала проявил мудрость, забрав с собой своих подельников и растворившись раньше, чем Кастиэль помыслил о том, чтобы впасть в грех гнева. Оставался насущным ученик, словно бы не расслышавший мягкого намёка возвращаться в Академию.
Архангел повернулся к Ноа, глядя на него невыразительным взглядом - минута слабости уже была им допущена, хватит боле.
- Ваша святость, а что он только что пытался сделать? Прокусить мне губу или вырвать язык? И почему вы их все-таки не распылили на много много крохотных демонов?
- Это был поцелуй, - Кастиэль позволил тени недовольства мелькнуть на лице, - Создания Тьмы подвергают нас искушениям. Искушение впасть в гнев, или блуд. Этот демон... просто не знал, что ты слишком чист для подобных искусов. Ты отлично справился, Ноа. - Наставник позволил себе одобрительный кивок, отворачиваясь и направляясь обратно. По пути, понимая, что Ноа идёт следом, Кастиэль продолжил:
- Зря или нет, судить не тебе, ученик. И не мне. На всё воля Всевышнего Отца нашего, и сейчас Ему угодно было миром дело разрешить...
Так, неспешно беседуя, они удалились в сторону Академии.

Отредактировано Кастиэль (2010-06-15 20:06:25)

0

34

Шай стоял, опустив голову и крепко сжимая руки в кулаки, так, что длинные острые ногти до крови впивались в кожу.
Этсу был прав.
Даже если бы всем им грозила гибель, сам инкуб ничего не мог бы сделать, даже если бы захотел спасти друзей больше всего на свете.
Потому что был полукровкой. Истинным демоном наполовину.
Обычно такие, как он, обладали огромнейшей магической силой, если всё-таки внутри преобладала половина отца. Но Шай весь пошёл в мать, суккуба, а поэтому не мог не то, чтобы отразить атаку ангела, даже заклинание нормально не мог прочесть.
Только ругаться мог да выкрикивать проклятия себе же, потому что ненавидел себя за свою беспомощность.
И любил Этсу, которому было, в общем-то, наплевать, какой его друг и сколько у него сил.
И просто всегда был рядом с Шаем.
Инкуб закусил губу и вскинул голову, быстрым шагом подходя к ним с Атой спиной стоящему Этсу.
Карие глаза инкуба метали молнии, хвост угрожающе хлестал из стороны в сторону, а на лице проступили красные чешуйки, что бывало с Шаем только в моменты, когда истинная сущность просыпалась внутри, разбуженная гневом.
- Сам ты придурок!!! - зарычав, выкрикнул инкуб, выписав другу хороший, со всей любовью пендель. - Давай, говори мне, что хотел, прямо здесь, сейчас, при Ате!!! Иначе буду говорить я, тебе, тому, кому надо было тогда не ангелочка тискать и целовать, а линять, пока не явился сам Архангел-Страж-Райсокго-Сада-Который-Охраняет-Яблоки-Которые-Мы-Хотели-Потырить!!! Кто тут инкуб, я или ты??! А??!! Отвечай, ты, скотина черноволосая!!! -  кричал Шай, колотя друга кулаками в грудь, еле держа слёзы, уже затопившие глаза, не дающие нормально видеть выражение лица Этсу.
"Держать слёзы, держать!! Шай, ты же мужчина, не реви, а то будешь совсем как девчонка, придурок!!.."
- Всё...всё ведь... хорошо...хорошо уже!... - слёзы всё-таки хлынули из глаз, когда Шай так крепко, как только мог, обнял Этсу, тихо всхлипывая, захлёбываясь текущей из глаз влагой, стекающей по щекам, подбородку, капающей с носа на расшитую драгоценностями одежду друга. - Мы ведь живы...живы все... - шептал инкуб, прижимаясь к Этсу, стискивая пальцами его рубашку до белеющих костяшек.
Этсу не был виноват в том, что случилось.
И все это прекрасно понимали.

+1

35

Странно, но как Натаниэль не смог запомнить пути в Рай, так он не смог запомнить и его обратного пути. Память закрывала путь. Натаниэль был слеп. Холод оттекал волнами, словно иней слетал с кожи, обжигая тело жарой.... Но слова Этсу все равно обжигали сильнее. Потому что демон был прав... Прав, да сознание демона отказывало.
Кастиэль ничего не сделал. Внутри Натаниэль понимал, что архангел никогда бы ничего не сделал. Что бы ни произошло, перевес сил в тот момент был не на стороне демонов, да и вели себя они относительно не агрессивно, а архангелы в отличие от своих отпрысков не рвутся крошить в подкормку для райских кущ тела демонов. Только дело не в этом. Кастиэль просто ничего не сделал.
Это словно попытаться унять боль в отсутствующей конечности. Давило изнутри, жало, терзало. Он знал. Где-то он помнил... Что "за это" он и стал таким каким был. Обидно чувствовать, что ты другой. Ата хотел бы быть как Шай. Инкуб, суккуб, тебе хотя бы ясно Что и Кто ты.
- Кем возомнил, идиотом, Херувимом как минимум, - Натаниэль криво усмехнулся, чувствуя еще за пазухой пару райских яблок. Счастье, что им не досталось морозца того блондинистого защитника пределов. Тише, словно самому себе он добавил, - Вот и спало хваленое папашино заклятие разума, - тихо, в стороне он наблюдал за разворачивающейся драмой. А что он мог сказать? Кинуться на Этсу и сказать, что Он Знал, чем закончится их поход? Что они еще в Дальних пределах с Сатаниэлем поспорили, что Натаниэль надерзит архангелу и им ничего не будет? Конечно не будет. Нужно еще архангелу руки марать. А вот мозгов был явный недостаток, тут Сатаниэлю следовало поверить, разумность - все же предел совершенства. Из Этсу получится отличный наследник, если... ну да время покажет.
- Я не герой, Этсу и ненавижу героев. Лучше назови меня самоубийцей. Люцифер говорил, что впервые нашел меня в лесу Самоубийц. Назови меня шулером, идиотом, гордецом. Но не героем.
Он сделал пару шагов по направлению к демонам, затем остановился и плюнув на все перестал смотреть на разворачивающуюся картину перед ним. Зависть брала за живое, видеть как Шай волнуется об Этсу, как Этсу перепуган, взволнован их шалостью и не чувствовать в этот момент ничего. Почему? Потому что там на границе что-то рухнуло? Откуда тогда была слепая ярость, гнев, слепой восторг? Противно становилось от себя самого. Одиночество в Дальних пределах приучило его к спокойной жизни без привязанностей...
- Зависть берет, глядя на вас обоих. Что бы ни случилось - вместе вы не пропадете.
Закрыв глаза Натаниэль прислушался к себе, к Пустоши... запах гари никогда не мог укрыться от него... он слишком долго с этим живет.
- О нашей шалости знали изначально. Сатаниэль знал. Ангелов, если дойдет дело до наказаний, сбросят на меня, - Ата посмотрел на пару спокойным, слегка завистливым взглядом, - Не потому что я герой. Потому что это моя вина. Впрочем, тот ангел был хорош, провести Шая - нужно быть даровитым. А яблоки... вкусные они.

Отредактировано Винсент (2010-06-21 18:37:07)

+2

36

Откуда-то издалека послышался словно бы предупредительный шелест, перерастающий в угрожающий треск. Треск нарастал, становясь уже совершенно громоподобным, и ткань бытия треснула, расходясь по швам. Казалось, словно чьи-то огромные, когтистые руки кромсали и перестраивали Ад под мимолетную прихоть строителя.
Да так оно, по сути, и было.
Из разрыва хлынул ослепительный свет, на миг возникло ощущение, что вся армия Господня сейчас выйдет на полуослепших и полуоглохших демонов; на миг мелькнуло нечто совершенно чудовищное, что глаз отказывается фиксировать, опасаясь за сохранность мозга… Но потом грохот стих, и в повисшей гробовой тишине из разрыва в материи Ада вышагнул высокий демон с ослепительно-белыми волосами. Со стороны, наверное, он сошёл бы за Архангела, если бы не крылья. Точнее, их отсутствие. А еще точнее – наличие только Тени от них.
Тень огромных, даже в сложенном состоянии, крыльев следовала за демоном, но крыльев не было…
Сатаниэль, Тот, Что, Строил Ад, не поднимал взгляд от земли. Ему редко когда надо было поднимать взгляд. Не каждый мог его выдержать, а кто смог – не всегда мог точно сказать, какого цвета у Сатаниэля глаза.
Треск превратился в свист, поднимающийся до уровня ультразвука, режущий уши… когда ткань бытия, словно срастаясь, склеивалась за спиной демона.
- Натаниэль, - без выражения сказал Создатель Дома, - Ты пойдёшь со мной.

+2

37

А вот и причина гари... Натаниэль мог бы почуять её еще задолго до того, как отец собрался бы сюда... он был частью пустоты, наполняющей душу одного из падших Архангелов. Частью Пустоши ... она когда-то стала Сатаниэлю домом.
Плоть реальности рвалась с натугой, поддаваясь силе одного из Дьяволов, она стенала, рыдала, умоляла остановиться, но Сатаниэль был неумолим... Натаниэль дрожжал, словно под порывами ледяного ветра, словно это его сейчас раздирают на тысячи частей, словно это Он - врата Сатаниэля в любой мир.... Натаниэль вспомнил льды, из которых Строитель высек для сына плоть, душа его вмерзла во внутрь их вечной смерти, он чувствовал себя скованным твердью лжи, что сплелась вокруг него узлами змей.... Грохот иерихонских труб, проклятье Бога... Он нес за спиной две тени, что могут убить свет...  Явился Он... Сатаниэль.
Натаниэль не оборачивался на отца. Он знал, что ослепнет, едва подняв глаза на опущенную голову творца. Он знал, что только взгляд ангела, отдавшего крылья во имя Ада, способен вернуть Натаниэлю былое спокойствие, былой разум. Он беспристрастен. Он холоден. Он зачем-то создал Натаниэля. Сверкающий снегами волос... отец, отдавший сыну облик иного ангела... Позволивший ему обресть не крылья демона, что чернее ночи, но полумглу восходов над снегами...
- Натаниэль, - без выражения сказал Создатель Дома, - Ты пойдёшь со мной. - Прямой, холодный... Но Ата чувствовал, что Сатаниэль смеется, конечно же... он знал, чем кончится визит Аты в Рай... он всегда все знал, но Натаниэль все равно победил в этом споре... но... какой ценой?
Натаниэль обернулся и посмотрел на отца. Он смотрит в пол... "Взгляни в глаза мои, Строитель Бездны, что родила бесчетно демонов за жизнь.... взгляни, иль не достоин взгляда падший?"
- Да, мой отец, - устало, спокойно, в ожидании.

Отредактировано Винсент (2010-06-29 01:20:32)

+2

38

У сына сделался такой вид, словно он разом сжевал полкило лимонов - и Сатаниэль мысленно усмехнулся. Два мелких демона, что вертелись рядом с отпрыском и бывшим херувимом быстро поняли и оценили положение, и исчезли в портале, оставив родителя с Натаниэлем наедине.
С надрывным визгом затрещала материя - Отдавшему Крылья было откровенно лень сейчас передвигаться в сторону своего Предела обычным способом, и он, как всегда, решил срезать - открыть дыру прямо в свою комнату. Грохот и треск, искры посыпались снопом, и вот в открывшейся прорехе мелькнули два уютных кресла и столик.
Сатаниэль на миг поднял глаза.
"Дорогу знаешь, веперёд"
Ему показалось, или сын смотрел на него выжидающе, словно желал встретиться взглядом с отцом?.. Бесстрашный.
Сатаниэль едва заметно улыбнулся, и, как бы дико ни звучало, улыбка получилась тёплой и понимающей.
Всепрощение.

+2

39

О... улыбнулся. И хлопнуться бы сейчас Натаниэлю замертво от счастья, но нет, бренный мир до сих пор держит его на ногах, проклятая Богом душа до сих пор достает Вселенское равновесие своим существованием. Неатаниэль мысленно улыбнулся, просто потому что улыбку Сатаниэля следовало ценить. Он так редко это делал.
И вот опять. Грохот, треск, вой. Натаниэль скривился, в желудке (если он еще существовал) сделалось плохо, резкая боль пробежала вдоль позвоночника. Он терпеть не мог, когда Сатаниэль так делал. До сих пор частично живущий в Пустоши Натаниэль плохо переносил вот такие разрывы пространства.
Но боль болью, а поговорить надо. Натаниэль шагнул в комнату. Хорошо, что Этсу и Шай не будут участвовать в этом философском диспуте.

0

40

Импровизированная "дверь" захлопнулась, и наступила тишина. Настолько неожиданная и невероятная, что сначала показалось - в Пределах Сатаниэля такая царит повсюду. Много белого цвета, прохлада. Словно чертоги Снежной Королевы - ну что же ты мнёшься, Кай, присаживайся в кресло.
Черты Отдавшего Крылья дрогнули на миг, казалось, ничего не изменилось, но ушло ощущение давящей власти, страха, понимания, что одним взглядом Он может распять тебя на Кресте до скончания времён. Остался лишь высокий светловолосый мужчина, с практически приятными чертами и властными повадками.
Он опустился в кресло, изящным движением закинув ногу на ногу, и извлёк откуда-то портсигар.
- Давно не виделись, сын. - Он не поднимал взгляда от огонька, самопроизвольно вспыхнувшего у кончика сигары, однако в тоне явственно скользнуло что-то, чего никогда никто не слышал, никто, кроме Натаниэля. Всё же, Строитель был далеко не безразличен к своему творению, хотя знать такое наверняка значило бы подписать себе смертный приговор.

+1

41

Натаниэль расправил плечи, повел головой в сторону, словно оглох на одно ухо... расслабился. Как никак, а он, вроде, "домой" попал...
"Да... хорошенькое день рождения вышел у Князя Белиала. И как он до сих пор не прокис от всего того пафоса? ах да... Тщеславие..." - кругом царило белое.. любимый кабинет Сатаниэля, надо сказать, что-то из этих элементов всегда можно найти в остальной части "замка". Тут же и сам хозяин, подошел к креслу, присел в него... Дома он не такой как вне Пустоши. Вне Пустоши он внушает страх, ужас, он Строитель. А здесь... просто Сатаниэль.
Ата по привычке прошел к любимому в кабинете Строителя креслу, опустился в него, откинулся на спинку, почти ритуал. Сатаниэль изящно начал дымить сигарой. Забавно, но вот эта изящная привычка отчего-то Натаниэлю нравилась.
- Давно, отец. Рад, что сигары тебе пришлись по вкусу, - в сигарном дыме облик Падшего Ангела выглядел размыто, знакомо... боль такая знакомая, - Почему я не помню как попасть в Рай, Сатаниэль? Этсу, Шай, любой демон может дойти до границы кроме меня.

+1

42

Ну вот. Посыпались вопросы, а ведь нет, чтобы сначала поинтересоваться, как здоровье отца, не болит ли чего. Сатаниэль усмехнулся - "всему своё время, сын"
Он сделал ещё пару затяжек прежде, чем отложить сигару в изящную пепельницу, и внимательно глянул в глаза Натаниэлю.
- Сигары великолепны. У тебя отличный вкус. - Он откинулся в кресле и, продолжая смотреть в глаза сыну, мягко потребовал:
- Рассказывай.
Разумеется, он знал все, как и было предсказано, однако же услышать все из первых уст сейчас было намного важнее. Что расскажет ему его творение? Какие чувства он испытал тогда?.. Что испытывает сейчас?

+2

43

"Ага, опять отлыниваем..." - и почему так захотелось закатить глаза, цокнуть языком и сказать: "Паааап! Я уже большой!" Но раз он не говорит, значит не надо. Ладно. Он узнает. Обязательно узнает.
- Честно говоря, понять не могу что в этом может быть вкусного, но мне нравится, как ты с ними выглядишь, - "Как будто я дома.." - отчего-то отметил он про себя. Разговаривать на тему путешествия ему не хотелось. О чем говорить? Они и так о всем поспорили раньше...
- Он не пришел. Вместо него пришел Кастиэль. Честно говоря, я разочарован, без него у меня ничего не выйдет. Кажется, это еще одно потеряное знание на моем пути, - Натаниэль задумчиво оправил плащ и нашел яблоко, - Кстати, самый сорт, - бросил одно отцу, - Ты их давно не видел, но, боюсь, древо дяди где-то в другом месте, эти плоды знаний не несут.
Натаниэль откусил яблоко, что осталось у него, задумчиво прожевал его, пробуя на вкус. Ничего нового, ничего необычного...
- Отец, знаешь, истинным сынам Князей при переходе в Рай было плохо, - этот момент из его головы умудрился не выпасть. Он не знал как оказался в Раю, как пришел к границе, но переход он помнил хорошо... - Такое чувство, что демонов там обуревает страх. ... А я... мне стало лучше.

+1

44

Сатаниэль не спешил с ответом. Поймав яблоко, он задумчиво откусил кусок. Адский табак и райские яблоки - забавное сочетание.
- Кто - он? - делая вид, что не понимает, мурлыкнул Строитель, из-под длинных ресниц рассматривая сына. Ему сейчас хотелось слушать. Слышать и делать выводы. Кажется, кое-что все же изменилось, если вспомнить их давнишний спор.
- Отец, знаешь, истинным сынам Князей при переходе в Рай было плохо.  Такое чувство, что демонов там обуревает страх. ... А я... мне стало лучше.
Сатаниэль тихо вздохнул. Рано или поздно придётся рассказать мальчику правду. Ни свой, ни чужой, но ему, Строителю, отчего-то роднее Братьев. И это сейчас казалось более важным, нежели душевные метания одного юного херувима, потерявшего и приобрётшего.
- Это место не чужое тебе. - Демон задумался, подбирая слова, выверивая, что и когда сказать, выдавая информацию ровно настолько, насколько она может быть правильно воспринята сыном.

+1

45

- Габриэль, - выдохнул не задумываясь Натаниэль. Когда-то он так же не задумываясь назвал его имя, единственное имя, которое он помнил, отчего-то Натаниэлю уже тогда казалось, что именно Вестник может знать что-то о существовании новоиспеченного демона... Сатаниэль почему-то любил задавать этот вопрос "Кто он?", ответ всегда был один и тот же. Иногда Натаниэлю казалось, что Сатаниэль знает... что на самом деле сыну нужен не Габриэль... но тогда кто?
- Это место не чужое тебе. - совершенно спокойно, но... столько недосказанности в этой фразе. Иногда ему удавалось его таким видеть. Подбирающим слова, это значило, что Сатаниэль собирается сообщить что-то сыну, но... не все.
Натаниэль слегка удивленно приподнял бровь, внимательно глядя на Строителя, пожалуй, Сатаниэль единственный из Князей с кем любитель знаний мог бы жить... просто... у них слишком много общего.
- Я же был частью Пустоши, прежде чем обрел форму... - слова отца стали наводить сына на мысли, слишком много мыслей, - "Рай тоже был создан и ничего, но пустошь появилась вместе с раем..." - Я не был частью Пустоши изначально, да?

+1

46

Габриэль. Вот, кого ты ждёшь. Друга и начальника?.. Нет, сын, не ври себе. Не его.
Сатаниэль положил руки на плечи сына, и чуть сжал их, стоя за креслом. Как он успел там очутиться - то было невидимо глазом. Удивительно было ощущать под пальцами твёрдость, хотя, Сатаниэль помнил, как буквально лепил своё творение, уподобляясь Богу и вызывая Его гнев... Возможно, его левое крыло и было отдано всему их Дому, но правое.. отчего-то Князь не сомневался - Правое он отдал за сына.
Ладони скользнули по плечам вверх, прошлись по шее и зарылись в светлые волосы. Сатаниэль словно бы оживлял забытые воспоминания - в ушах отдавался грохот Иерихонских труб и неземное сияние потерявшего память Существа.
Память возвращалась к сыну. Нельзя сказать, что этого он и боялся, просто потому, что он ничего не боялся.
Но вот захочет ли его творение оставаться с ним, узнав, что он не Творение, но почти Равный?..
Сатаниэль опустил взгляд на блондинистую макушку.
- Не был. - Казалось, Князь больше ничего не скажет, однако, спустя секунды, он продолжил, - А сейчас в тебе - ее часть.
Снова миг молчания.
- Твои крылья были белые, пока их не опалило дыхание Пустоши. И тебя сопровождал этот невыносимый грохот, который ничтожные зовут райской музыкой, - Сатаниэль усмехнулся, на миг в глазах промелькнула горечь. Яснее сказать нельзя.

+1

47

Эта сила могла принести смерть любому врагу, сила ангела, так и не сумевшего до конца стать демоном в Царстве Князей... Царстве созданном для них Ангелом, уподобившимся Богу... Он был и не был здесь. Пространство... в Аду? Для Сатаниэля оно настолько же существенно, как время для звезд в мире людей...
Едва ли Натаниэль мог описать словами то, что чувствовал. Он прекрасно помнил, еще не было ничего, что он мог бы назвать своей памятью, но уже были эти руки, это чувство, лежащих на плечах ладоней... только... тогда казалось, что руки эти могут пройти насквозь бестелесной сущности... Это чувство дало ему надежду, привязанность, право на новое начало...
Невольно он закрыл глаза. У Сатаниэля безграничная власть над ним, призраком из Пустоши... Он мог создать, мог убить... Теплые, мягкие руки... гипнотическое ощущение прикосновения... Странно, но он никогда не испытывал ничего, сравнимого с этим...
- Не был. - "Кто не был?" - разговор отчего-то стал для него незначительным, зачем разговаривать, когда есть Это? -  А сейчас в тебе - ее часть.
Натаниэль открыл глаза. Большие отцовские ладони лежали на голове, а он едва ли был способен думать о чем-то кроме своего первого пробуждения... Разрозненный, необъятный.... До сих пор он расхлебывает свое слияние с Пустошью....
- Твои крылья были белые, пока их не опалило дыхание Пустоши. И тебя сопровождал этот невыносимый грохот, который ничтожные зовут райской музыкой, - кажется.... его это даже не удивляло. Где-то ему должно было стать обидно, что он не испытывает ни восторга, ни удивления от этой новости. Он был когда-то Ангелом. Не было понятно даже Натаниэлю, отчего его это не удивляет. Потому что он это знал? Или потому что этого не могло быть?
Натаниэль поднял руки и коснулся ладонями рук отца, сдвигая их себе на глаза. Он был ангелом... его собственное существование казалось ему ничтожным, чтобы быть даже отдаленно похожим на Князей и... Сатаниэля.
- Трубы Иерехона... они до сих пор разрываются тебе в след, - Натаниэль слегка улыбнулся, - Попав в рай, я стал знать о них гораздо больше, чем когда был в Пустоши. Знания там открывались, словно я всегда их знал.... - Натаниэль немного помолчал, улыбка сошла с его лица, он вздохнул, - Я был когда-то ангелом... хорош же я был, раз умудрился потерять сущность.

Отредактировано Винсент (2010-09-10 05:57:50)

+2

48

- Не думай об этом. Ты не бросил тех, кто бы тебе дорог, и так ты попал туда, где я нашёл отпечаток твоей сущности и, прогневив Его, создал твоё тело. Оно причиняет тебе неудобства? - Пальцы скользнули по лицу сына, повторяя уже сделанные когда-то движения. Сатаниэлю не были чужды чувства, несмотря на то, что весь его облик, как и вся окружающая обстановка, говорили о том, что сам он есть не что иное, как глыба льда.
- Херувим. Мой херувим, - что-то скользнуло в тоне, какая-то скрытая гордость, радость, ревность.. показалось?..
- Тебя можно было спасти только одним способом.
Лишив меня крыльев.
- Я не сомневался. - Сатаниэль едва слышно вздохнул, понимая, что этот разговор должен был когда-нибудь состояться, и сын вправе требовать знаний. Он же не будет уподобляться никому в сокрытии истины. Зачем?.. Все равно, рано или поздно, Натаниэль все бы узнал, не от него, так от кого-то другого.
Кончики пальцев Князя скользили по лицу, касались ресниц, щёк, губ...
"Ты совершенен."
В какой-то мере это была похвала себе.
- Что беспокоит тебя? - в голосе Строителя скользнули нотки мягкой заботы, он присел на бильце кресла, заглядывая в лицо сыну.
"Ангельски красив."

+1

49

- Я чувствую, что оно может подойти к своему пределу... - Натаниэль доверил свою сущность этим рукам, он доверил свое существование... наверняка, это было не зря, не бессмысленно...
- Херувим. Мой херувим, - Натаниэль впервые, слегка удивленно прислушался к тону... к... словам? - Тебя можно было спасти только одним способом. - "Стать вновь творцом", - Я не сомневался. - "Ты сделал то, чего не посмели бы сделать остальные, пойти не просто против Бога, пойти против Бытия... Снова".
Едва теплые пальцы на лице, ресницах, губах... никто себе этого не позволял. Никто не имел на это права, кроме него. Просто этому телу нечего скрывать от своего творца.
- Что беспокоит тебя? - он сел ближе. Сел. Обошел кресло и присел на бильце... они долго следят за детьми раздора... Это лицо, эти глаза... вы никогда не узнаете какого они цвета, просто потому что у них нет своего цвета... Он же ангел.
- Херувим. Я был когда-то им? Был одним из столпов трона Господня? - для него упоминание Бога не причиняет боли, именно это его сильно отличало от остальных... для него это просто знание, просто Имя знания. Натаниэль немного помолчал и передумал, - Был, ... не беспокоит, скорее пугает. Попав в Рай я понял, что могу погубить себя. Не словами, не делом, но знанием.

+1

50

- Старайся реже там бывать. В Раю. - Сатаниэль был не строг, но серьёзен и, кажется, немного  печален. Пальцы продолжали своё неспешное путешествие, теперь касаясь ключиц и скользя по шее вверх, возможно, кого-то другого и напугали бы подобные движения, очень уж смахивающие на попытку задушить.
- Да. Был. Я не могу сказать точно, что произошло и как ты попал в Пустоши. Ушёл по своей воле. -  Сатаниэль хмурился,  но взгляд его все так же был задумчив.
"Я не хочу, чтобы ты ушёл от меня."
- Твоё тело будет плохо себя чувствовать в Райском Свету.
"Я не хочу, чтоб моё творение пострадало."
Он склонился к сыну, длинные волосы скользнули по плечам и тяжелые пряди упали на запястья Натаниэля.

+1

51

Натаниэль горько усмехнулся и рассмеялся, только Сатаниэль и Люцифер могли ему это сказать.... сказать с этой легкостью, заботой и... серьезностью. Эти слова болью въедались в его плоть, терзали, мучили...
- Я не могу туда попасть по собственной воле, отец... не могу... - он закрыл глаза и положил голову на спинку кресла, касание Сатаниэля успокаивало освободившийся разум призрака Пустоши, снимало боль, усталость от испытанных заклятий, но... не могло остановить наплыва знаний, рвущихся за Натаниэлем следом. Знаний, памяти, тому, что не могло найти себе места... что бы ни произошло там в Раю, Натаниэль почему-то знал, что он сам сделал этот выбор, он сам запер себе врата в Рай, но зачем? Он не мог вспомнить, хоть и не испытывал сожалений.
Тяжелые пряди легли на руки, локоны скользнули по плечам, Натаниэль посмотрел на склонившегося над ним Строителя. Мраморное лицо, прекрасные черты... в нем нет ничего, что отличало Князей, он оставался ангелом всегда... Длинные, шелковые волосы, спокойный голос и только глаза, которые могут убить, если это потребуется...
Натаниэль поднял руки и обнял Сатаниэля, склонив голову ему на плечо.
- Здесь мое место. - "Рядом с тобой"

0

52

- Я не могу туда попасть по собственной воле, отец... не могу...
- Это Изгнание, сын. Никто из Высших не может попасть а Рай по собственной воле. - Он коротко вздохнул. Конечно, существовали десятки обходных путей, лазеек, нор... прорываемых к Раю тысячелетиями... Но у них, Высших.. у них была Гордость. И, если Главные ворота закрыты, идти через чёрный ход они по своей воле не будут.
На это и рассчитано.
- Если хочешь, я сделаю так, чтобы боль ушла, - едва слышно прошептал Строитель, и в тоне его скользило сострадание и понимание, - Но тогда не будет ни потока знаний, ни памяти... ничего. Сознание застынет. Я знаю, такое состояние не нравится тебе.. не понравится. - Руки Князя снова ласково зарылись в белоснежные волосы, такие же, как у него самого. Губ коснулась затаённая улыбка: он вдруг понял, почувствовал ответ сына, не тот, что был произнесён, но тот, что был сказан душой.
Его душой.

...Никто не осмеливался шутить над этим. Что Строитель создал себе игрушку. Игрушку, которая захватила его больше, чем все Пределы, что он воздвиг, меняя материю Пустошей. Все знали, что грозит тем, кто лепит по Образу и Подобию своему, какое он совершает кощунство.
Все знали, Что значит Натаниэль, наречённый сын Строителя Ада для Белоснежного Князя.
Никому и в голову не приходило шутить.
Лишь завидовать.
Потому что очень мало было существ в Пределах, на которых Сатаниэль смотрел. И речь даже не идёт о том, чтобы смотреть с интересом - он не удостаивал даже взглядом.
Он не терпел прикосновений, и никого не касался, потому что его прикосновения несли Жизнь.
Ему не было интересно то, что он не создал сам, а что завелось в созданном Им мире, словно тараканы на когда-то совершенной кухне.
Лишь один имел значение. И Сатаниэль не хотел, чтобы Он страдал.

+1

53

- Хорошо, что Кастиэль не узнал меня, - Натаниэль улыбнулся, вдыхая вместе с сутью Пустошей то, что могли назвать люди душой, он вдыхал настроение... понимание... - Все же, он поднял шуму из-за нашего мелкого баловства, а если бы прознал о вторжении...
Быть может он иногда и бывал на Сатаниэля в обиде за то, что он утаивал, недоговаривал, но он единственный, кого Натаниэль, казалось, иногда понимал... Строитель, Белый Князь, Повелитель Пустоши и Дальних Пределов... Отец.
- Я найду способ унять боль... даже если для этого придется испытать большую, не в наших привычках отступать перед трудностями, - бывший херувим посмотрел на своего спасителя, впервые за долгое время он искренне тело улыбнулся демону, вечно недовольное дитя, гомункул страдающий от собственной природы.... и ангел, названый ему отцом. Столько предстояло сделать...

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Синдром Евы (Этсу, Шай, Винсент) [игра завершена]