"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Война Роз [игра завершена]


Война Роз [игра завершена]

Сообщений 31 страница 60 из 73

31

Движения, больше похожие на взмах меча: мгновенные, точные, несущие за собой нечто большее, чем просто отблеск клинка.
Наказание или прощение, смерть или жизнь?..
Адриан двигался так, как меч в умелых руках мастера. Джек даже невольно залюбовался быстротой и непередаваемым изяществом, которым так и веяло от каждого жеста темноволосого мужчины, когда тот молниеносно выскользнул из объятий Тёрнера, мгновенно среагировав на приближающуюся опасность.
Но опасную ли опасность?..
"Неужели нас кто-то заметил?" - быстро кивнув в ответ на просьбу Адриана, недовольно подумал Джек.
Их не должны были видеть, Тёрнер был в этом абсолютно уверен: всё же Отец не зря назвал Бальзара Серебристой Тенью...Или за ними следили с самого начала?
Мысль почему-то не сильно радовала.
"Может, это всё из-за того, что он.." - подумал было Джек, глядя на Адриана чуть задумчиво, но так и не успел закончить свою мысль: дверь, громко ляснув по стене и подняв облако пыли ("Надо попросить хозяюшку прибраться ещё раз", - отметил Тёрнер), распахнулась настежь и в комнату ввалился целый отряд стражников коменданта.
"Ну вот, вторая дверь за два дня", - как-то скучно пронеслось в светловолосой голове Джека, когда он с любопытством следил за дальнейшим развитием событий, не сводя чуть заинтересованного и любопытного взгляда с Адриана: мгновенное изменение в поведении юноши не могло оставить Тёрнера равнодушным.
Ведь с каждой минутой становилось всё интереснее и интереснее...
"Граф Анжуйский?"
Джек еле держался, чтобы восхищённо не присвистнуть. Это же надо: такая конспирация!..
Восхищение это никуда не делось, когда стражники, виновато кланяясь, прикрыли еле держащуюся на петле дверь, вновь оставляя молодых людей наедине.
Тихий вздох вывел Джека из состояния трепетного оцепенения. Юноша чуть повернул голову, улыбаясь и лукаво смотря на почему-то немного задумавшегося Адриана светящимися шальным огоньком голубыми глазами, и быстро встал с  кровати.
- Я мигом, мне собраться-то - рубашку надеть и плащ на плечи накинуть! - тут же подскочив к практически просушившейся одежде, объявил светловолосый.
Джек был закалённым и достаточно горячим парнем, поэтому какая-то сырая одёжка никак не могла подмочить его энтузиазм.
Особенно в подобной ситуации.

Отредактировано Шайгеул (2010-07-05 05:03:14)

+1

32

- Тебе не нужно идти со мной, - несколько удивлённо потянул Адриан,  - Более того - нежелательно. Если тебя заметят те, с кем ты схватился сегодня на рынке - тебе несдобровать. - Какой странный, странный парень.  Адриан ощущал физическое нежелание уходить от него, но сейчас ему нужно было пойти к Йораку и убедить похотливого мужика в том, что его сестра-близнец, Рианна,  сейчас на время покинула город с неким светловолосым незнакомцем..
Сложно жить двойной жизнью, отдуваясь  за графа Анжуйского, особу, практически королевской крови, и за его сестру-близняшку, о которой никто ничего не знает... Адриан подавил вздох. У него не было уверенности в том, что Йорак Йоркский не пожелает компенсировать отсутствие красавицы не  менее очаровательным юношей...
Остаётся лишь надеяться, что "высокородность" графа остановит коменданта в шаге от преступления, охладит его кровь и остудит голову.
А остальное.. как это ни прискорбно, но в руках того, чьё имя Адриан не мог назвать.
- Я отправлюсь в крепость один, и постараюсь уладить свои дела, - неизвестно, с какого перепугу Адриан решил докладываться Тёрнеру о своих планах, но, отчего-то, он решил сделать это. Демон быстро скользил по комнате, собирая вещи.
- Тебе не стоит волноваться. Решай то, за чем ты сюда явился.
"Великая Тьмы, что я несу... Так, словно мы с ним.. как минимум друзья!.."
Голос совести решил напомнить, что Тёрнер только что спас Адриану как минимум честь, а потому хоть какие-то пояснения весьма уместны. Демон замер посреди комнаты, рядом с экзорцистом, почему-то глядя ему в глаза.
- Я.. скоро вернусь.
А вот это однозначно было лишним.
Резко развернувшись, Адриан направился к выходу из комнаты, понимая, что ещё минута этого пересечения взглядов, и он начнёт просить прощения непонятно за что...

+2

33

- А...а кто тебя защищать будет, если что? - чуть удивлённо приподнял тонкую светлую бровку Тёрнер, пытаясь натянуть на себя влажную рубашку.
Одежда неприятно липла к телу и холодила кожу, но юношу это совершенно не волновало. В отличие от того, что Адриан хочет пойти к коменданту в одиночку.
Джек, несмотря на некую детскую наивность и веру в то, что всё обойдётся, дураком не был, и потому ни в коем случае не хотел отпускать перевёртыша одного. Тем более, если верить слухам...
Тёрнер поёжился, приглаживая складки на рубашке, и чуть обеспокоенно следил за тем, как Адриан собирается.
Джек не хотелось оставаться в комнате и дожидаться темноволосого, несмотря на все уговоры последнего не беспокоиться. Под кожей Тёрнера будто зашевелились маленькие мурашки, неприятно бегающие по телу и словно заставляющие юношу начать действовать. Только как? И зачем, если Адриан сам не хочет, чтобы Джек шёл с ним?..
Странное чувство...
- Я.. скоро вернусь, - прошелестело рядом, и светловолосый удивлённо посмотрел в изумрудно-зелёные глаза напротив.
Адриан был ниже Тёрнера на полголовы и казался таким хрупким, беззащитным, что Джек, повинуясь странному внутреннему порыву, осторожно потянулся руками к темноволосому юноше, будто в робкой попытке обнять, успокоить, хотя этот жест самому юноше казался почему-то совершенно неуместным и недопустимым.
Да только не успел - Адриан резко развернулся и вышел из комнаты, оставляя Тёрнера одного.
Светловолосый повёл плечами и быстро поморгал, словно отгоняя от себя морок.
"Да что со мной творится такое?" - руки, пару мгновений назад тянувшиеся к Адриану, зарылись в светлые патлы, дёргая за пряди, пытаясь хоть как-то привести в чувство владельца.
С какого перепугу он должен ему помогать?... Защищать?...Разве больше заняться нечем?...
Внутренний голос бесстрастно подтвердил: "Нечем".
Барабашку он изгнал ещё днём, а остальные заказы казались уже не такими важными, как присутствие в городе молодого перевёртыша.
Джек улыбнулся. Интерес, пробуждённый этим созданием, утихать никак не собирался. Поэтому у юноши был всего один выход: удовлетворить своё любопытство любым доступным способом.
И по возможности остаться в живых.

Плащ неприятно хлестал по ногам, когда Джек, выпрыгнув из окна, по хлюпкой грязи начал пробираться к конюшне.
Бальзар уже ждал его и только недовольно фыркнул, когда хозяин начал приторачивать ему на спину седло.
Джек улыбнулся: конь явно был недоволен не тем, что хозяин никак не даст ему отдохнуть, а, скорее всего, просто не хотел снова связываться с делами, относящимися к Адриану.
- Ну, что ты, что ты, - Тёрнер погладил Бальзара по серебристой гриве, заглядывая в умные тёмные глаза лошади, - прокололись мы сегодня с тобой, надо исправлять ситуацию и не оплошать на тот раз, - прошептал Джек и с улыбкой добавил: - хорошо?
Бальзар недовольно переступил с копыта на копыто и ткнулся тёплой мордой в грудь юноше, будто ворчливо поторапливая.
- Я знал, что ты поймёшь, - тихо засмеялся Джек, вскакивая в седло.

Дождик ещё моросил, но был тёплым, приятным, и Тёрнер блаженно зажмурился, запрокидывая голову и подставляя лицо под мелкие капли.
Вечер предстоял быть интересным, Джек ощущал это каждой клеточкой кожи и всем внутренним естеством, буквально дрожащим от нетерпения.
Бальзар бесшумно нёсся по следу перевёртыша, раздувая ноздри и тихо фыркая, но случайным прохожие не обращали на него ровным счётом никакого внимания.
Лишь серебристая тень незаметно проносилась мимо людей, не издавая ни единого звука.

+1

34

В отличие от Джека, процессия, ведущая Адриана  к комендантской башне, двигалась куда медленнее. На второй лошади каравана, сгорбившись под тяжёлым плащом, сидел перевёртыш. Взгляд его почти потух, бессмысленно упираясь в луку седла.
Мысленно, Адриан готовил себя к худшему.
Когда-то давно, лет двадцать назад, когда он только вышел в мир людей, ему часто приходилось сталкиваться с жестокостью и алчностью, с животным вожделением и похотью. Тогда он не умел защищаться, и в конечном итоге, сжатая, невыразимая боль словно раскрыла какой-то клапан, и Адриан научился уходить, ускользать, мысленно покидая своё тело и оставляя его на растерзание удачливым людям.
Так было проще. Так было легче.
Оставалась одна оболочка, практически не реагирующая ни на что, молча сносящая любую боль. Адриан словно проваливался в сон, как индийский йог усыпляя сам себя, а когда просыпался - память его была чиста и спокойна, и только синяки по телу красноречиво рассказывали о том, что с ним было в прошлую ночь.
Он не любил пользоваться этим средством, приберегая его на крайний случай, однако сейчас - он чувствовал, было самое время.
Никакие титулы, никакое признание и близость к особам королевской крови не остановит распалённого Рианной Йорака.
- Прибыли, ваша светлость. - один из стражников помог Адриану спешиться, задержав свои лапы на тонкой талии дольше, чем положено. Перевёртыш буквально чувствовал липкие, раздевающие взгляды.
У себя он успел переодеться, доставая из заплечного мешка наряд, хранимый на самый крайний случай - расшитый бархатный котарди, мягкие замшевые брюки, элегантные сапожки. Длинные волосы сейчас были тщательно собраны в хвост и прикрыты изящной охотничьей шапочкой. Всё это венчал тяжелый плащ с двумя слоями ткани, сдерживающий промокание, однако, кажется, жадные взгляды проникали даже сквозь него.
В эту эпоху дикости, инцеста и разврата Адриан казался просто вожделенной мечтой, воплощавшей в себе всё самое порочное и желанное для современных мужланов: он был юношей, но в то же время хрупким и миниатюрным, как подросток, а молоденькие мальчики всегда были в почёте. Он был красив, как девушка, что оправдывало влечение к нему тех, кто был не склонен к содомии. Он был благородной крови, что налагало своеобразное вето на даже похотливые взгляды в его сторону, и, разумеется, одновременно провоцировало их в удвоенном количестве.
Всё это следовало пережить с мужеством, и Адриан, коротко вздохнув, начал подниматься по каменным ступеням, окружённый двумя стражами, несущими факел...

..Однако то, что его ждало, оказалось хуже всяких, даже самых страшных предположений.
На очередном витке лестницы, когда перевёртыш, уставший от однообразного подъёма расслабленно опустил взгляд вниз, перед ним внезапно нарисовался сам хозяин данной обители.
- Это он.. она. Действуйте. - Он не успел ничего понять, да если бы и успел - разве это было важно?.. Среагировать все равно бы не смог, а потому, когда на затылок обрушился мягкий, тяжелый удар, Адриан просто легко осел на подставленные руки, лишаясь сознания....

..лучше бы он не приходил в себя.
Запястья жгло огнём, и в ушах отдавались тихие, проникновенные стоны боли, похожие на негромкий скулёж подбитой собаки.
"Кто-нибудь... да добейте уже  ее!" - мысленно взмолился перевёртыш, пытаясь открыть глаза, и вдруг понял, что стонет он сам. Горло пересохло, а глаза открыть удалось не сразу - казалось, в них насыпан песок. Удушающий чад факелов, полумрак. Подвал.
Место, которого демон боялся до дрожи, до панического подскакивания на постели, если оно имело несчастье присниться...
Пыточная.
- Гляньте-ка. Наша красавица проснулась, - ехидно потянул до боли знакомый голос, и в поле зрения появился Йорак, наглый, гладко выбритый, лоснящийся. Адриан прикрыл глаза, и зря - голова тут же мотнулась в сторону от звонкой оплеухи, не спасли даже звериные рефлексы.
"Накачали чем-то..." - внезапно озарило перевёртыша. Веки были тяжелые, в ушах стоял звон.
- Не смей отводить взгляд! - визгливо приказал комендант, брезгливо приподнимая лицо Адриана за подбородок.  - До того, как ты, тварь, сдохнешь, я хочу знать на кого ты работаешь, мерзкое порождение Тьмы!.. И даже не мечтай околдовать меня, у меня с собой жабий камень! - Были бы силы, Адриан бы усмехнулся. Йорак пользовался всем подряд, и предметами, окружёнными досужими слухами, типа жабьего камня, и, к сожалению, серебром.
"Больно..."
- Скажи спасибо одному хорошему парню, слуге Божьему. Мы не устаём благодарить его за то, что пояснил нам, кто ты, тварь!..
"Больно!..."
Это должно было случиться. Адриан знал, что рано или поздно его поймают. Он не был таким могущественным демоном, чтобы успешно дурить головы, пускать пыль в глаза, заметать следы или уходить от погони. Он знал, на что идёт, но этот Контракт был важен для него. За все надо платить.
Он постоянно платил телом за внешность, болью за обращения, честью и достоинством за чужие желания.
Слезами за доверие.
Во рту появился металлический привкус, зелёные глаза потускнели.
"Интересно, когда я приду в себя, будет ли живо это тело, или мне снова придётся переплывать Стикс вплавь?.." - это была последняя осмысленная вспышка, а затем голова бессильно повисла, шёлковые волосы заструились по плечам. Демон, распятый посреди пыточной на серебряных оковах, словно бы потерял сознание. Йорак досадливо сплюнул, приказав окатить Адриана водой и зло бормоча что-то о тварях, пришлый священник забормотал молитвы и тайком прижал к оголённому белоснежному предплечью крестик. На нежной коже мгновенно остался багровый ожог, запахло жженой плотью, а святоша, неистово крестясь и отплёвываясь, отскочил прочь.
- Лучше будет просто убить его, мой господин.
- Да он и так скоро сдохнет. От Божьей Росы ещё никто живым не уходил.

Отредактировано Konstantin (2010-07-14 00:24:20)

+3

35

Тёмная тень бесшумно проскользнуло мимо последнего поста уже хорошо подпитых охранников - они даже и не заметили, что кто-то незаметно прошмыгнул в крепость прямо за их спинами.
Хотя, даже если бы Тёрнер прошествовал мимо, танцуя джигу и разбрасываясь одеждой, они бы вряд ли его заметили: судя по запаху, от которого даже Джек за пару секунд слегка подхмелел, наклюкались охраннички знатно.
"И что у них за праздник сегодня такой?" - зажав нос и пытаясь смахнуть выступившие от перегара слёзы, подумал Тёрнер и незаметно подкрался ближе.
Но не знал, с чего это вдруг ему приспичило слушать пьяные байки солдат коменданта. Но внутреннее чутьё его редко подводило, поэтому, скрипя сердцем и зубами, юноша всё-таки вынудил себя подойти максимально близко к пьяным мужчинам.
И не ошибся.
- ..а представляете, она оказалось мужиком! - вдруг один из стражей пьяно хохотнул и громко икнул буквально через секунду. - Вы бы видели лицо коменданта, когда он его увидел! Чуть ли от злости не позеленел да всем лицом скукожился, как урюк из компота! Я-то видел, я в конвое был, провожал как раз этого красавца-графа, сам его по темечку бил. Хотя, чего коменданту нашему сердиться - он, как поговаривают, и до юношей молодых охоч, не зря ж пленника в подвал, в пыточную повелел отнести. Видимо, чья-то графская задница испытает на себе всю любовь нашего коменданта да жгучую ласку раскалённого железа! - хмельной мужчина говорил приглушённо, но из-за выпитого алкоголя всё равно получалось достаточно громко, чтобы Джек услышал, да и стражники тут же заржали, как кони.
- Пусть знает, отродье Дьявола, как нашего коменданта дурачить! - поддержал его кто-то.
Тёрнеру стало не по себе.
Юноша отшатнулся от стены, за которой стоял, и попытался унять дрожь, от которой всё тело буквально колотилось.
"Нужно отыскать Адриана. И как можно скорее", - подумал Джек, немного успокоившись.
Только вот как это сделать?..

- Пошевеливайся, - тихо приказал Тёрнер.
Стражник, тот самый стражник, что недавно так вдохновенно рассказывал про то, как оглушил молодого графа, лишь что-то жалобно заскулил от лёгкого толчка в плечо  и попытался быстрее передвигать заплетающимися ногами по коридорам подвала.
Джек спешил, как никогда: для того, чтобы вырубить всю компанию, пришлось немного повозиться.
Правда, стражника долго уговаривать не пришлось - лишь завидев, как шестеро его друзей медленно оседают на пол, оглушённые, и голубым пламенем горят глаза юноши, лишь взмахнувшего рукой, он вмиг протрезвел и тут же с охотой согласился проводить Тёрнера к пыточной.
- В-вот!!! - указав на обитую железом дверь трясущимся пальцем, стражник услужливо отполз в сторону.
Джеку некогда было проверять, подставил ли его солдат коменданта - он просто, отойдя немного назад, со всего размаха вмазал по двери ногой.
Оглушительный грохот, столб пыли, поднявшийся в небольшой зачаженной комнате, устрашающие орудия пыток, развешенные на стенах, поражённые взгляды двух мужчин, так и застывших как раз перед выбитой дверью - всё это совершенно не волновало Тёрнера, кроме человека, распятого на стене.
- Адриан... - тихо, на выдохе, с неуверенным шагом вперёд, будто не веря своим глазам, произнёс Джек.
- Что вы стоите - убейте его! - визгливый голос коменданта разнёсся по подземелью, и Тёрнер еле успел увернуться - оказывается, кроме Йорского и какого-то священника в пыточной были ещё двое стражников, стоящих около двери.
Резкая боль опалила спину; рубашка и плащ, и так влажные от дождя, вмиг намокли от крови - косого удара сверху и справа Джек не ожидал. Но это его и спасло: внутреннее чутьё сработало превосходно, тело само отпрянуло от удара, и Тёрнер отделался только царапиной, рассёкшей кожу, вместо довольно глубокой раны, которая, судя по силе отчаявшегося охранника, раздробило бы Джеку всю правую лопатку.
Хриплый стон вырвался изо рта юноши, когда он, подавшись вперёд от удара по почкам, не удержал равновесия и буквально рухнул ниц перед Йораком, тем самым избежав ещё одного удара - только слева и вбок - который вполне мог снести ему голову.
Боль буквально парализовала тело; Джек мог только кусать себе губы и судорожно сжимать кулаки, когда охранники начали бить его тяжёлыми подкованными сапогами по рёбрам, а Йоркский, чуть ли не пританцовывая вокруг него, вопил своим визгливым от страха голосом:
-  Пришёл дружка своего спасти?! Не получится у тебя ничего, сукин ты сын, он сдох давно!  - тут Йоркский разразился истеричным смехом. - И ты сейчас сдохнешь, мерзкое порождение Дьявола, как и он ... - дальше Джек не слушал, вернее, не слышал.
Стражники заломали ему руки за спину и поднял и на ноги; в ушах стучало; тёплая кровь текла по спине юноши, всё тело горело и было странно, неожиданно лёгким, а это означало только одно - одна из Печатей Ограничения, вырезанная на плечах, нарушена.
- Прости меня, Отец, прости... - еле слышно прошептал пересохшими губами Джек, когда его подвели к коменданту.
- Какой ещё отец, ты, тварь!.. - комендант было занёс руку для пощёчины, когда Джек, подняв на него ясный, не застланный болью взгляд, усмехнулся и чётко произнёс:
- Небесный.
Йорак так и застыл с поднятой рукой, открытым ртом и выпученными глазами, а стражники в суеверном ужасе отскочили в сторону, к судорожно молящемуся священнику, забившемуся в угол.
Джек, или, как называли его в Небесной канцелярии, Сариель, Ангел Власти, раздражённо повёл огромными золотисто-белыми крыльями, и, тихо вздохнув, шагнул вперёд.

- Очнись, Адриан, ты слышишь меня? - Джек осторожно похлопывал завёрнутого в  плащ перевёртыша по щекам, пытаясь привести его в чувство.
Бальзар, везущий двоих мужчин назад в таверну, недовольно фыркал, осуждая хозяина за беспечность и безмозглость, и Тёрнер был с ним совершенно согласен.
Правда, его в данный момент больше занимал не приходящий в сознание демон, нежели что-то другое.
Тёрнер нахмурился - эти идиоты явно опоили его чем-нибудь в роде Божьей Росы, поэтому надо было срочно предпринимать меры, чтобы яд не успел угробить перевёртыша окончательно.
Джек насупился. Конечно, он знал, как нужно лечить в подобных случаях демонов, но вот как напоить "противоядием" демона в отключке?!
Мысль пришла в светловолосую голову неожиданно, и была такой дикой, что Тёрнер даже не усомнился в том, что она правильная.
Фляжка была практически полной; Джек, выдохнув быстро, глотнул из неё ещё тёплой жидкости, и, чуть наклонившись, приник к приоткрытым губам перевёртыша.
Кровь всё равно багровой струйкой потекла по подбородку Адриана, но Тёрнер не собирался сдаваться, языком раздвигая зубы перевёртыша и пытаясь напоить его таким своеобразным способом.
Всё-таки, кровь грешника, а тем более, такого, как Йорак Йоркский, должна была привести демона в чувство.

Отредактировано Шайгеул (2010-08-13 16:31:16)

+1

36

Дёрнувшись раз, другой, тело перевёртыша забилось в чужих руках, выгибаясь в судорогах, скручивающих каждую мышцу.
"За что?.."
Жизнь толчками возвращалась в прежнюю обитель, вливаясь через губы, стекая по подбородку - Риан закашлялся, выворачиваясь так гибко, словно костей в нём не было вовсе (а на самом деле легко было с выдернутыми из суставов руками), перегнулся к земле и тело скрутило спазмом. Но Божья Роса не желала покидать организм так быстро - невероятная боль с мутной судорогой заволокла сознание, укоренившись где-то у желудка.
"За то, что я есть"
В этот раз что-то пошло не так. Ядовитое зелье накрепко связало сознание и это тело; Адриан, в миг просветления, с ужасом осознал, что не может сменить форму. И никогда не сможет.
Что теперь он намного уязвимее. И доступнее для тех, кто желает его смерти.
Что он обратился в последний раз..
"Человек."
От этой простой мысли сознание перевёртыша - теперь уже бывшего - снова помутилось, на сей раз на более долгий срок.
Яд не желал уходить.
Поэтому и человеком Адриану Анжуйскому осталось быть совсем недолго.
"Интересно, куда я попаду?.. Впрочем, это глупо - я просто вернусь туда, откуда начал."

+1

37

- Чёрт тебя дери...Адриан, - тихо чертыхнулся Джек, когда перевёртыш задёргался в его руках, словно тряпичная кукла, которую потянул за ниточки неумелый кукловод.
Кровь пузырилась на потрескавшихся губах; безвольное тело темноволосого скручивало судорогами, а всё, что мог сделать сейчас Тёрнер - это лишь гнать Бальзара быстрее ветра, шепча сквозь сжатые зубы тихие ругательства и моля Бога лишь об одном.
"Дай же мне успеть, Отец".
Сонный трактирщик в ужасе отпрянул от перемазанного в крови Джека с подрагивающим от боли телом на руках. Лишь услышав резкое: "Горячей воды! Быстро!" - владелец таверны встрепенулся и сам вместо служанок побежал за тазом, путаясь в ночной рубашке.
Страх смерти всегда давал людям силы. И особенно, когда сама Костлявая витает совсем рядом.
Джек чувствовал её затылком и спиной, она холодила руки, держащие Адриана на весу, когда он буквально взлетел по ступенькам к себе, в комнату, и с ноги распахнул дверь в комнату, краем сознания отметив, что в очередной раз выбил замок.
Трактирщик прилетел через минуту, весь потрёпанный, заикающийся, с выпученными глазами и немо открывающимся ртом; он весь трясся, вода расплёскивалась на ходу, но Тёрнер лишь вырвал из рук мужчины таз, и, швырнув в щербатую харю кошель с золотом, велел убираться прочь.
Помыть руки - секундное дело, так же, как и достать из сапога серебряный кинжал.
Тряпки....к чёрту тряпки, Джек разрезал всё, что ещё оставалось на Адриане так же быстро, как и собственное запястье: порывисто, быстро, не давая себе ни секунды на то, чтобы одуматься. Теперь уже - ни шагу назад, только кровавые Печати на полу да молитвы на латыни в попытке отогнать от Адриана гостью в чёрном саване.
Темноволосый всё ещё не приходил в сознание, и Джек чувствовал это, как и перемены в энергетических потоках перевёртыша, полное отмирание тёмно-зелёных пучков энергии, что давали Адриану возможность превращаться. И ещё - тёмный густой ком какой-то гадости около желудка, прямо под кожей, который буквально высасывал из худощавого тела силы.
И волю к жизни.
- Нет, ты не умрёшь, я не позволю, тебе ещё рано в Рай, - шептал Тёрнер, кусая губы и погружая кончики пальцев в еле тёплую плоть, перемежая слова отрывками молитв и грязной руганью в адрес неизвестного чернокнижника, сумевшего спрятаться за монашеской рясой и состряпать такое сильное зелье.
Зелье, превратившее перевёртыша в человека.
Джек сжал зубы, когда что-то горячее, липкое коснулось кончиков пальцев, стало всасываться в ладонь прямо из тела Адриана, впитываясь в кровь.
Перед глазами ангела всё в мгновение поплыло, но Тёрнер упорно продолжал вычищать бывшего перевёртыша, смаргивая с ресниц кровавые слёзы и надеясь только на то, что это поможет.
Иначе...завтра утром трактирщик найдёт в этой комнате два трупа.

+1

38

... Глаза не сразу привыкают к яркому солнечному свету, после полутёмного помещения. Адриан выходит на  веранду чуть щурясь, неловко убирая со лба длинные тёмные пряди. Ласковый ветерок тут же сводит на нет все манипуляции, и неровно обстриженная чёлка вновь падает на глаза. Сзади слышится чей-то смех...
... Перед крепким, деревянным домиком раскинулась залитая светом поляна,  голову кружит аромат разнотравья и цветущей липы. Шелест в листве.
Медовое, тягучее лето.
Надо наколоть дров - такие простые, вроде бы, действия, но они непривычны, а потому вызывают затруднения. Адриан смотрит на свои руки - крепкие ладони с небольшими мозолями - не скоро нежная кожа привыкнет к тяжести топора, к жёсткости речной воды, к непослушанию ткани. К тому, что глиняные горшки с едой могут обжечь, а деревянные стулья на самом деле тяжёлые.
Он смотрит на свои ладони, а потом его запястья обхватывают загорелые руки, а в плечо упирается чей-то подбородок.
- Это пройдёт.
Адриан вздрагивает от неожиданности, он все ещё не может привыкнуть к тому, какое чувствительное человеческое тело - и чуть отстраняется, прижимаясь спиной к тёплой груди. Сразу становится так спокойно в кольце горячих рук, так умиротворённо, и тёплый ветер снова играет в волосах. Пахнет солнцем. А яркий свет теперь переместился куда-то за спину, и согревает оттуда ровным, всепонимающим теплом....

Странно, но то, что вернуло бывшему перевёртышу сознание была даже не боль, покидавшая тело довольно быстро, хотя он уже успел свыкнуться с мыслью, что это навсегда.
Он очнулся тогда, когда понял, что смеется. Тихо, вздрагивая и морщась от боли, но не в силах остановиться.
- Рай?.. - едва шевельнулись разбитые губы, и Адриан снова задрожал. - Ты что-то... перепутал. Это тебе... - Неожиданное веселье миновало так же быстро, как и началось. Адриан выдохнул, постепенно расслабляясь, а чёрная тень у изголовья лишь досадливо и неодобрительно качнула головой, отступая и растворяясь темноте.
Боль окончательно ушла, все тело теперь наполняла сладкая  истома и Риан  попытался приподнять голову, чтобы посмотреть, что делает Джек.  Не вышло. Тогда он шевельнул руками, нащупывая крепкие запястья, прижатые к его груди, и сжал их.
"Ангелы не умеют иначе. Просто не могут. Им бы только спасти кого-нибудь..." - мелькнула последняя тепло-насмешливая мысль, и Адриан провалился в крепкий, здоровый сон.

+2

39

Джека рвало.
Тёмная тягучая жидкость толчками вырывалась из еле успевшего перегнуться через подоконник Тёрнера, обжигая язык и губы, стекая по подбородку и шее, пачкая концы растрёпанных светлых волос. Юношу трясло и водило из стороны в сторону, Печати на теле горели огнём, ноги подкашивались; только изо всех сил уцепившись в оконные ставни, Джек еле стоял, не видя ничего из-за кровавых слёз, уже ручьями льющихся из глаз.
Да уж...так долго и болезненно Очищение проходило редко.
Но так же редко было действительно необходимо.
Джек криво усмехнулся, когда рвотные позывы прекратились, и со смаком сплюнул, пытаясь дышать ровно, размеренно, и стараясь держаться на ногах и при этом не смотреть вниз, туда, где на земле в чёрной луже уже наверняка копошились опарыши.
А на что он, собственно, надеялся? Что вся эта отрава на Божьей Росе, что все грехи, сомнения и страхи, поглотившие душу Адриана, пройдут через него бесследно?..
Конечно же, нет.
Но уже через четверть часа юношу перестало колотить; вытерев рот и измазанное кровью лицо тыльной стороной ладони, Джек медленно отлип от окна.
Ноги были ватными и совершенно не слушались, поэтому Тёрнер просто осторожно осел на пол, бросив усталый взгляд на кровать, туда, где спокойно спал Адриан.
Тёмные волосы в беспорядке разметались по подушке, изящные, аккуратные руки, ещё недавно так отчаянно сжимающие запястья Джека, были раскинуты в стороны, но бывший перевёртыш спал крепко, восстанавливая силы - Тёрнер видел это по тому, как размеренно поднималась грудь черноволосого, и слышал спокойное биение сердца, ещё несколько часов назад чуть не переставшего биться.
Или только начавшего?..
Лёгкая улыбка тенью коснулась губ Джека, когда он, поднявшись, доковылял до кровати и осторожно обтёр мокрой тряпкой обнажённого Адриана, смывая с него кровавые разводы - на теле Чистого не должно быть подобных следов.
- Это ты ошибаешься, - еле слышно прошептал ангел, закутывая Адриана в старое, но тёплое одеяло, - ведь ты сейчас даже больше достоин Рая, чем я, сосланный на землю в наказание из-за поступков своих.
Десять маленьких синяков быстро сойдут с груди Адриана, Джек знал это, осторожно укладываясь рядом с темноволосым и обнимая его хрупкое и абсолютно беззащитное сейчас тело.
Им обоим надо было хорошенько отдохнуть.
А Адриану как никогда сейчас было необходимо тепло.

Отредактировано Шайгеул (2010-09-14 07:05:44)

+1

40

Адриану снился сон. Удивительно солнечный, тёплый и какой-то ..живой.
Раньше он никогда не видел снов. Да и не спал особо.
И сейчас, открыв глаза, он не сразу понял, где находится и на каком он вообще свете.
Было тепло, почти жарко, но обнажённая кожа, ставшая вдруг невероятно чувствительной, ощущала дуновение ветерка и каким-то странным чувством Адриан знал, что окно открыто.
Минутку.
Мысленный осмотр себя подтвердил, что, мало того, что руки и ноги остались на своих местах, так ещё и он лежит в чьих-то горячих объятиях абсолютно нагим.
Не то, чтобы он редко так просыпался, однако сейчас все казалось до странности другим.
Тихо выдохнув, бывший перевёртыш скользнул взглядом по тому, что было перед его носом и подавил желание рефлекторно отпрянуть назад, рассмотрев Печать.
Странно, но от неё больше не тянуло сдерживаемой силой, да вообще ничем. Просто свежие царапины на коже. Больно, наверное, было.
Взгляд скользнул выше, по груди, ключицам и уперся в склонённое к нему лицо.
Золотистые волосы разметались по подушке. Пушистые ресницы плотно сомкнуты, но чуть дрожат.
Джеку тоже снился сон.
Интересно, такой же, как и Адриану? Могут вообще быть общие сны, или то видение, что посетило теперь уже бывшего демона всё-таки не было в полной мере фантазией, а, возможно, таки являлось предсказанием?..

..Одеяло сползло, и, видимо, давно, поскольку в поисках тепла граф всем телом прижимался к Джеку, уткнувшись носом ему в грудь. Следовало вставать и потихоньку исчезнуть.
Нет,  Адриан был благодарен, и именно поэтому хотел уйти.
Незачем взваливать на Ангела бремя забот о том, куда пристроить ставшего теперь человеком, и, соответственно, сплошной проблемой, Адриана. Ведь последний и понятия не имел, как теперь жить.
Зачем напоминать Ангелу о совершённом очередном благодеянии своим пребыванием рядом.
Он и так слишком много сделал для того, кто был ему врагом. Слишком много. Просто потому, что Ангелы не могут иначе. Светлые создания, пронизанные всепрощением и любовью.
Адриан не такой. Он не достоин быть здесь ни секундой дольше.

+1

41

...Буря бушевала на Краю Мира, нескончаемая Буря, порождённая такой же нескончаемой Битвой.
Ветер гудел в ушах, трепал и путал золотистые волосы, холодными змеями заползал под серебряные доспехи, под белоснежные одежды, сплошь залитые кровью.
Ангельской кровью.
- Живи, прошу тебя, живи!.. - сорванным криком шептал Сариэль, в исступлении приникая к иссушенным посиневшим губам, сжимая в объятьях изломанное хрупкое тело, комкая трясущимися пальцами чёрные как смоль крылья, ещё так недавно отливающие чистейшим серебром. - Ты не можешь умереть таким!!...
"..ведь я не могу вернуть тебя к Свету, и ты переродишься во Тьме".
Отчаяние горьким комом засело в горле, перехватывая дыхание, слёзы, смешанные с кровью, хлынули из глаз по перемазанным копотью щекам, хотя упрямое, непокорное сердце ещё билось в тщедушной груди с перемолотыми в порошок рёбрами.
Рёбрами, что сломались от одного удара Ангела Силы, прекрасного Сариэля, не знающего пощады и колебаний золотоволосого воина Господня, сражающего врагов Его с лёгкой улыбкой на устах.
Устах, перекошенных теперь в немом крике.
Почему, почему так вышло??! Почему именно он??! Боже мой, Отец Всевышний, на всё воля твоя под этими небесами, почему ты не уберёг душу его светлую от Искушения, почему позволил поднять меч на братьев своих, почему позволил любимому моему пасть??! 
Отвечай, ты, сука!!!!!!.......

... - Заключённый номер 139. 69. 66. а, подойдите к трибуне, - шелест бумаг и спокойный голос Серафима в Хрустальном Зале Правосудия резанул по ушам даже сильнее, чем звон цепей, до крови впивающихся в тело при каждом неосторожном движении.
- Сариэль, Ангел Силы, вы обвиняетесь в убийстве четырёх своих собратьев и чёрных сомнениях в Отце нашем, - отчеканил Шестикрылый, не смотря на подсудимого. - Вы приговариваетесь к понижению в Чине до Власти и ссылке на землю в человеческом облике для служения Целям Господним и искупления своих грехов. Приговор обжалованию не подлежит. Можете быть свободны.
Голубые глаза в недоумении воззрились на Серафима, который, вдруг улыбнувшись и пригладив рукой белоснежную бороду, поднял сияющий взгляд на того, кто в порыве отчаяния и безумия кинулся с огненным мечом на тех, кто хотел отнять у него тело одного из Падших. Того, кем в битве за Свет стал его возлюбленный.
- Иди, Сариэль, и помни: то, что замарано Тьмой, но не покорено ею, ещё может вернуться к Свету, и круговорот этот лишь укрепит его Веру в Добро,  - старик, хитро улыбаясь, пристально посмотрел на моментально притихшего Ангела. - И ещё раз обзовёшь Меня сукой - не пощажу, заряжу молнией в зад. Понял тонкий намёк, Светлый?..

Джек проснулся моментально, едва перестав чувствовать рядом с собой тепло, исходящее от Адриана, но продолжал притворяться спящим.
Что, в общем, получилось у него весьма недурно: даже ритм дыхания не сбился, и темноволосый юноша вряд ли заметил, что Джек втихаря наблюдает за ним из-под прикрытых век.
Однако одно обстоятельство не давало Тёрнеру покоя.
- Ты что, собираешься сбежать от меня в чём мать родила? А простудиться не боишься? - лукаво улыбнувшись, Джек приоткрыл один глаз и хитро посмотрел на темноволосого юношу.
Внутри почему-то всё забурлило от сдерживаемой, тайной радости при одном только взгляде на бывшего перевёртыша, обнажённого, растрёпанного, но такого...по-смешному решительного?
Или, может, вся эта радость лишь от осознания того, что Отец как всегда оказался прав?)

Отредактировано Шайгеул (2010-09-15 06:12:36)

+1

42

- Не рожала меня мать, - хотел ответить с достоинством, но вышло почти неслышно - сорванный голос не спешил вернуться к своему хозяину, а вернуть его иными способами не представлялось возможным - и ворчливо. - ...И тебе это прекрасно известно.
Да, когда-то Адриан был создан из подвернувшейся под руку материи, кем - он даже не уточнял. Знал только, что в облике его было человеческое и звериное, и демоническое и непонятно, чего больше. Прихоть неизвестного мастера, бросившего своё творение незаконченным посреди Пустоши, неизвестно, по какой причине. Демон сильно подозревал, что его первоначальный исходный материал был совершенно другим, и, возможно, никто к нему руку не прикладывал, а он создал сам себя... Этих тонкостей он уже не помнил. Однако матери там однозначно не присутствовало, и вообще непонятно было, отчего он решил придраться именно к этим словам - смысл-то был в другом!..
В том, что ангел проснулся, и улизнуть по-тихому, избежав пространственных благодарностей и пояснений не удастся.
А еще в том, что в самом поведении, внутреннем облике Адриана что-то кардинально изменилось
Сложно было описать эти ощущения.
Наверное, вышло Солнце.
Раньше, он жил во мраке, точнее, в сумраке, и тёгкая пелена тьмы окутывала его даже в самый знойный и солнечный день. Прохлада, бывшая бы приятной, если бы не ее некая  могильность никогда не покидали демона... А сейчас... Сейчас все изменилось, и яркий солнечный свет, бьющий в окно, резал глаза.
Не скоро он к этому привыкнет.
И виновник этого всего лежит рядом, а его горячая рука покоится на талии бывшего перевёртыша, не собираясь оттуда никуда перемещаться.

Была еще одна причина, по которой Адриан понял, что надо уходить, бежать прочь.
Потому что рядом с Ангелом ему было слишком хорошо. Сейчас, когда в нём не было уже ни грамма того, что не в состоянии было переносить Свет и Святость, он просто купался в тепле, исходящем от Светлого, и понимал, что с каждой секундой желание остаться рядом, стать  оруженосцем, телохранителем,  преданной собакой, да хоть кем!.. крепнет и накатывает сильнее. Ещё с час - и он просто не сможет уйти.
- Вообще-то я собирался снова вступить на скользкую дорожку, и начать с обворовывания тебя на предмет одежды, - фыркнул  граф, отводя взгляд.  Манера общения его тоже изменилась, и произошедшие перемены удивляли и радовали его самого. А еще, начать он решил не с воровства, но со лжи: в соседней комнате, как он помнил, у него была своя собственная одежда, так что это как раз была не проблема. Проблема была в том, что в попытке показаться хуже в глазах ангела он понял, что разучился врать. По крайней мере, жаркий румянец, заливший бледные щёки и казавшийся на фоне общей зелени просто лихорадочным, выдал его с головой.
"Я плохой. Отвратительный. Прогони сам, пока есть возможность."

+1

43

Джек недоуменно захлопал длинными ресницами, с легким удивлением смотря на Адриана.
Неужели темноволосый и в самом деле собирался обокрасть его? Нет, такого быть не может...
Взгляд пронзительных голубых глаз ангела небрежно скользнул от пупка бывшего перевёртыша до небольших синяков на неширокой груди и медленно пополз вверх, по тонким ключицам, по плавному изгибу шеи прямо до пылающего ярким румянцем бледного лица. А мысленно Джек уже представил себе Адриана в своих кожаных бриджах, с успехом бы заменивших бывшему перевёртышу нормальные штаны, и которые, несмотря на шнуровку, явно бы постоянно сползали вниз, до выпирающих тазовых косточек. Иди даже ниже... Признаться, зрелище вышло бы немного забавным, но при этом очень завораживающим, особенно когда буйная фантазия Власти дорисовала на изящной фигуре Адриана просторную, размера на четыре больше, с низким воротом белую рубашку из тонкого льна, медленно и ненавязчиво сползающую с хрупкого плеча...и так красиво контрастирующую со смолью длинных волос...
Джек тут же тряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли и заодно убирая заливший скулы румянец, не менее яркий, чем на щеках Адриана, и сделал один, единственно правильный для себя вывод.
"Э, нет, в таком виде я его из комнаты точно не выпущу! Это же разврат ходячий, хуже, чем бы даже он прошёлся по городу нагишом!!!"
- А кто тебе позволит? - недовольно буркнул Джек, вставая с кровати и пытаясь спрятать смущённый взгляд. - Я тебя спас, и теперь твоя жизнь принадлежит мне. Так что ни вставать на скользкую дорожку, ни красть у меня одежду тебе нельзя, - это уже Джек произнёс поучительно, на ходу накидывая на неширокие плечи темноволосого одеяло.
А то, мало ли, в самом деле простудится, вун как уже щёки горят.
- И матери у меня, кстати, тоже не было, только Отец, - вылив в окно щедро подкрашенную кровью воду, заметил Тёрнер, и рукой стёр с таза оставшийся от крови коричневый ободок - трактирщик не должен был узнать, что здесь произошло вчера. - И, поверь, мне этого с лихвой хватило, - добавил Джек, наконец справившись со смущением, и, прикрыв ставни, с улыбкой повернулся к Адриану.
Бросать темноволосого на произвол судьбы Джек не собирался, это было ясно как божий день. Но и ограничивать его свободу тоже не хотел: всё же птицу, наконец обретшую крылья, держать в клетке было бы преступлением.
Противоречия, противоречия...
- Ладно, я пока позабочусь о завтраке и тёплой воде для ванной, а ты можешь сходить к себе, забрать вещи и одежду, - подумав, что все проблемы лучше решать на полный желудок и благополучно вспомнив о том, что комната Адриана находится буквально за стеной, Тёрнер медленно подошёл к кровати и невесомо коснулся подбородка юноши, ненавязчиво прося посмотреть себе в глаза.
- Только не убегай никуда, лады? - мягко улыбаясь уголками губ, тихо произнёс Ангел.

Отредактировано Шайгеул (2010-09-16 04:21:03)

+1

44

- В одеяле бежать неудобно... - буркнул Адриан, отводя взгляд и кутаясь, все же, под утро он успел немного замёрзнуть. - Ноги путаются.
Было как-то раз, бегал.
Он подумал, что вариант сходить вот так к себе тоже видится довольно притянутым за уши: картина, нарисованная воображением, как он выходит из комнаты Джека (где, кстати, дверь снова не закрывается) голым, или в одном одеяле и марширует к своей двери... не радовала. Но делать было нечего, не просить же Ангела сходить и притащить его шмотьё...
Со вздохом Риан посмотрел на закрывшуюся дверь.
Если бы он мог перекинуться, стал бы девушкой пострашнее, и тогда ее бы вообще никто не заметил. Мало ли какие шлюхи крутятся у комнат богатых господ?..
Однако, вздыхай-не вздыхай, а вещи сами сюда не приползут, потому, надо всё же подниматься и отправляться за сумкой.

...Рубашку он все же позаимствовал. Сначала убедившись, что сам ее не перепачкает в крови.
Удивительно, но от вчерашних кошмаров на теле не осталось ни одной раны, только синяки на груди, но и те обещали быстро сойти. Да шрам в виде креста на предплечье - божественный знак навсегда застыл ожогом, напоминая о произошедшем. А так.. кто-то (да что там гадать, ясно, кто) смыл с него всю кровь и дрянь, которых, судя по следам на полу в комнате, было очень много.
"Твоя жизнь принадлежит мне"
Спешно отведя взгляд от смутных разводов на досках, Адриан выскользнул из кровати, добравшись до стула, на котором лежал ворох одежды. Порылся, найдя исподнюю рубаху, такую, что прикрывает до середины бёдер, и набросил ее. На нём она села почти, как ночное платье. Нормально. В ночной можно разгуливать хоть по городу.
..Дверь негромко скрипнула, попытавшись пожаловаться на свою нелёгкую жизнь, и Адриан, на удивление, ее понял, погладив ладонью тщательно оструганные доски. И вышел в коридор, не задерживаясь и проскальзывая в соседнюю дверь.
Видимо, стража, сразу после того, как его забрали вдосталь порылась в графских вещах. Ещё бы, возвращения хозяина никто не планировал!.. Они даже не стали уносить сумку, чтобы утопить в ближайшем водоёме, оставив на поживу трактирщику.
Разумеется, ни о каких деньгах и речи быть не могло - все, что могло блестеть, звенеть и продаваться по хорошей цене было оприходовано стражей Йорака Йоркского. Да пребудет душа его в... там, где заслуживает.
Адриана передёрнуло, когда удушливой волной накатили воспоминания о произошедшем. Сейчас, когда он не мог перекинуться, внезапно на него накатил страх, безотчётный  и панический, и граф невольно прижался спиной к стене, пытаясь выровнять дыхание.
Человеческое тело такое уязвимое! С такой слабой регенерацией!..
Риан прекрасно помнил, с какой лёгкостью ломаются кости, особенно если знать, куда надавить...

...У его сумок было двойное дно. А что поделать, каков хозяин, такие и вещи. Из одной он вытащил запасную одежду, правда, рассчитанную на более тёплый период, ну да выбирать не из чего. Сменной обуви не было, зато нашёлся короткий кортик, удобно пристегнувшийся к бедру.
Облегающие мягкие штаны из хорошо выделанной кожи, льняная рубашка. Был еще тонкий камзол, но его Адриан просто перебросил через руку. Не стоило привлекать внимание слишком богатой вышивкой. Волосы следовало затянуть в высокий хвост, но его заколка, богатая, украшенная резьбой и полудрагоценными камнями, тоже осталась где-то в Цитадели.
Подумав, Адриан забрал все вещи, и вернулся в комнату Ангела. Такие сумки однозначно могли сослужить еще не одну службу.
"Твоя жизнь принадлежит мне..."
Да. Так всегда бывает. Наверное, это даже не плохо.

+1

45

Тёрнер лишь улыбнулся, коснувшись пальцами тёмных волос и, не говоря ни слова, выскользнул вместе с пустым тазом за дверь. Конечно, можно было по пути заглянуть в комнату Адриана и забрать его вещи, но дразнящий аромат свежей каши, тут же коснувшийся чувствительных ноздрей, так манил, что Ангел буквально слетел лестнице вниз, к кухне, откуда тянуло этим неповторимым запахом.
Жалко только, что скоро придётся от него отвыкать.
Трактирщик чуть испуганно покосился на Тёрнера, принимая у него из рук таз, и сам, лично, вручил небольшой деревянный поднос, когда узнал, что светловолосый господин и его сосед желают завтракать наверху. И уважительно покачал головой, слушая байки про то, как Джек с Адрианом вчера надрались до зелёных чертей в прокуренном кабаке и влезли в пьяную потасовку, где обоих юношей хорошенько потрепали как "не местных". Жена трактирщика, то ли сражённая смелостью и безрассудством молодых людей, то ли пожалев юродивых, отдала Джеку две полные миски со вкуснейшей перловкой - фирменным блюдом таверны - и даже подложила в каждую по хорошему куску масла. Трактирщик же, желая угодить щедрому, в прямом смысле кидающемуся деньгами постояльцу, намазал пару ржаных лепёшек мёдом, видимо, решив, что Джек заслуживает обслуживание "по высшему классу". Или надеясь, что светловолосый юнец отсыплет ещё монет, кто его, щербатого, разберёт.
Джек принял благосклонность хозяина вместе с несколькими яблоками и двумя кружками подогретого молока, и, распорядившись принести чуть позже таз тёплой воды, вместе с заставленным яствами подносом вернулся в комнату, напевая себе под нос что-то незамысловатое.
- Кушать подано, ваша светлость, - тоном заправского дворецкого объявил Джек успевшему уже приодеться и принести свои вещи Адриану. - Сегодня у нас поистине королевский завтрак. А как пахнет...мммм, - Тёрнер блаженно прикрыл глаза, выставляя на стол еду и раскладывая приборы. - Я думаю, тебе понравится.
"Всё-таки в первый раз завтракаешь как человек. В прямом смысле," - улыбнулся своим мыслям Джек, приглашающе отставив Адриану стул и к удивлению заметив, что темноволосый ходит босиком - верно, многие его одёжки после вчерашнего исчезли, не оставив и следа.
"Адриан, Адриан...накормить бы тебя, обуть, завернуть в плащ, посадить на Бальзара и увезти куда-нибудь далеко-далеко, подальше от всей этой грязи...
...но в этом городе ещё осталась парочка незаконченных дел."

Отредактировано Шайгеул (2010-09-17 05:22:01)

+1

46

Конечно, демон и раньше испытывал чувство голода, но не слишком часто и не такое... сильное?..
Внимание бывшего перевёртыша обратилось к подносу и с ним и осталось, пока аккуратный нос жадно втягивал приятные ароматы.
Попеременно поджимая то одну, то другую ногу, Адриан подобрался к столу. Рассыпаться в благодарностях больше смысла не было, а потому он просто ответно рефлекторно подвинул стул Тёрнеру, и забрался на свой, подобрав зябнущие ноги. А ведь раньше это ему бы не доставило никаких проблем...
Следующие полчаса он уделял исключительно каше и молоку. Воспитание, по счастью, не "вычистилось" вместе с демонической сущностью, а потому ел Риан неторопливо,  аккуратно,  и даже воспользовался платком, не привлёкшим внимание стражников и оставшимся белеть на дне сумки, чтобы вытереть пальцы, хотя и хотелось со страшной силой их облизать.
Тело, чуть подрагивающее от внезапно накатившей усталости, было безмерно благодарно за предоставленную пищу, и ответило сладкой, сонной истомой. По всей видимости, это была искренняя, детская реакция на тёплое молоко и мёд, согревшие Адриана.
Подавив зевок, юноша отодвинул пустые тарелки и вскинул чуть затуманенный взгляд на Ангела. Страшно не хотелось говорить - да и о чём?.. А потому бывший демон и настоящий граф ограничился только вопросительно приподнятой бровью: ты будешь откармливать меня за просто так?..
Однако, всё то же воспитание (совесть?..) сурово сдвинуло брови, и тонко намекнуло, что так дело не пойдёт. И придётся еще не раз напрягать голосовые связки, если Адриан хочет быть правильно понятым собеседником.
- Вкусно,  - негромко пробормотал граф, подбирая ноги и обнимая себя за колени, - Спасибо.
В другое время его бы не интересовало, однако сейчас все, что имело хоть какое-то отношение к его настоящей, теперешней  жизни, нешуточно волновало Адриана. Возможно, это было просто любопытство, но всё же бывший перевёртыш спросил:
- Что ты наплёл трактирщику?.. Надеюсь, за нами не явятся, как за чернокнижниками, практикующими обряды на крови и чёрную магию, вкупе с прочими извращениями?..

Отредактировано Konstantin (2010-10-15 03:04:50)

+1

47

Джек только улыбнулся уголками губ, усаживаясь за стол прямо напротив Адриана, на любезно отодвинутый юношей стул.
Несмотря на голод, есть совершенно не хотелось - видно, судорожно сжавшийся при виде пищи желудок до сих пор помнил, что прошло через него этой ночью.
Джек чуть тряхнул головой, отгоняя неприятные воспоминания, и, с неуверенностью взглянув на с расстановкой жующего Адриана, всё же пододвинул поближе к себе тарелку с кашей.
"Наверное, нам с ним судьбой предрешено впервые по-настоящему есть в компании друг друга," - не обращая внимание на протестующее бурчание в животе, светловолосый методично вталкивал в себя пищу, пытаясь удержаться от такой неуместной сейчас улыбки. Но воспоминание об их  предыдущем совместном завтраке упорно лезло в светловолосую голову, заставляя уголки губ предательски подрагивать, а Джека - всё ближе наклоняться к тарелке, пряча то ли улыбку, то ли горящее от смущения лицо.
Ведь это был его первый человеческий завтрак.
Почему-то показалось, что это было ужасно давно, хотя на самом деле - всего два дня назад.
Светловолосый поражённо моргнул, впервые чётко осознавая эту простую мысль.
Джек прекрасно помнил, какой вкусной показалась ему тогда немудрёная трактирная трапеза. Какими яркими были ощущения, несмотря на ухудшившиеся во много раз обоняние и зрение, как приходилось терпеть боль от порезов на коже и как приятно было чувствовать внутри себя настоящие, живые чувства, не придушенные осточертевшей уже благодатью.
Каким настоящим казалось добро.
- Вкусно, - Джек непроизвольно вздрогнул, когда услышал негромкий голос Адриана, и вынырнул из своих мыслей, с удивлением отмечая, что завис над пустой тарелкой, - Спасибо.
- Не за что, - искренне улыбнулся светловолосый, пододвигая к себе чашку с молоком и грея об неё чуть озябшие пальцы.
Небесной голубизны глаза ангела скользнули по лицу юноши, сидящему напротив. И чуть не закрылись навечно, когда Джек подавился напитком, услышав немного неожиданный вопрос.
- Надеюсь, не явятся, - прокашлявшись, ответил Тёрнер, с каким-то странным недовольством отмечая, что юноша сидит, подобрав ноги, - но если хозяйка таверны вдруг начнёт причитать, что напиваться до зелёных чертей и ввязываться в драки с местными не лучшее занятие для благородных господ, на меня чур косо не смотреть! - честно предупредил Тёрнер, встав из-за стола и принявшись копаться в своей дорожной сумке.
Подходящие лоскуты ткани нашлись быстро, не зря же юноша вчера изорвал на тряпки свой светлый плащ. Хотя, скорее причиной этому послужила необходимость хоть как-то вытереть с тела темноволосого юноши кровь...
- Да ты совсем замёрз! - недовольно посмотрев на Адриана, возмутился Тёрнер и, устроившись на полу перед ним, деловито расстелил портянки. - Давай сюда ноги, так будет немного теплее...А я потом сбегаю, куплю тебе сапоги, - с самым серьёзным видом пообещал ангел.
У медали всегда было две стороны. И Джек понимал это, говоря Адриану о том, что жизнь его теперь принадлежит одному серьёзно проштрафившемуся Ангелу.
Он принимал вторую сторону, имя которой Ответственность.

Отредактировано Шайгеул (2010-10-16 04:50:03)

0

48

Склонив голову к плечу, Адриан некоторое время рассматривал сидящего у его ног и терпеливо ожидающего его реакции ангела.
У него, разумеется, были слуги, и даже замок, если права еще не передарили кому-то более..живучему. Ему было не привыкать к заботе и услужливому обращению, но.. но что-то в этой всей ситуации его изрядно смущало.
"Сбегу."
От пришедшего решения вдруг враз стало легче, словно гора с плеч. Хотя, наверняка же, это именно он будет той самой горой, что свалится с плеч Ангела. А сейчас сплошные убытки.
Адриан коротко вздохнул, задумчиво пошевелив пальцами ног, и неуверенно сменил позу, спуская ноги в тёплые ладони. Вздрогнул от неожиданного прикосновения и в сравнении понял, что действительно замёрз.
Надо же, а ведь раньше он мог сколько угодно ходить босиком даже по снегу!..
"И хватит уже сожалеть о том, что было раньше!.."
...Только сейчас он вдруг начал осознавать. Что всё кончено. Что у него больше нет сил. Он не демон. И не зверь больше.
Он.. слабый, уязвимый и зависимый.
Некрасивый и несовершенный.
Глаза бывшего перевёртыша расширились и он коснулся губами собственного запястья, глядя на руки Тёрнера, на не видя их.
Панический ужас, страх, отвращение... и осознание: я умру. Я скоро умру!...
Или, того хуже - состариться!...
Сердце начало заходиться, как ненормальное, но краски сбежали с лица.
Риан попытался отрезвить себя болью в прикушенном запястье, но получалось плохо. Почему он понял это только сейчас?..
Почему не сразу?...
Сапоги. Джек купит. Одежда. Еда. Деньги. Работа.

...Мозоли на пальцах, небольшой ожог на запястье. Густой запах пряных трав, мёда. Смех...

Воспоминание, или сон?.. на миг вернуло к реальности. Возможно, все не так уж плохо?..

+1

49

Ноги у Адриана были ледяные.
Джек нахмурился, касаясь ладонями бледной холодной кожи, и уже в который раз удивился тому, каким юноша был...нежным.
Стан, манеры, светлая кожа, ухоженные руки, длинные темные волосы - всё выдавало в Адриане человека, которому вряд ли до этого приходилось сталкиваться с такими трудностями, как замёрзшие ноги. Тем более, учитывая, что он раньше был демоном...
"Был.."
Светловолосый еле заметно улыбнулся, заматывая обледеневшие конечности Адриана в мягкую ткань, поглаживая довольно небольшие для мужчины ступни тёплыми ладонями в попытке согреть и...успокоить.
То ли ему не удалось вчера полностью восстановить сдерживающие Печати, то ли Джек просто наконец привык к ним, но, касаясь пальцами прохладной нежной кожи, его просто захлёстывали чувства и эмоции Адриана.
Осознание, разочарование, страх...Джек поднял обеспокоенный взгляд на юношу, на бледного, испуганно кусающего запястье юношу, и сердце почему-то, пропустив удар, сжалось в крошечный, но очень болезненный комочек.
"...и в этом я виноват."
Джек, повинуясь какому-то странному, отчаянному порыву, подался к Адриану, обнимая его, провёл ладонью по спине и плечам, второй мягко убирая прикушенное запястье от бледных губ. Коснулся невесомо отпечатка от зубов кончиками пальцев, прижал его к своим губам, пряча лицо в небольшой ладони, пытаясь снять боль, успокаивая и...прося прощения.
В ноздри вдруг ударил дурманящий аромат трав, мёда, поцелуев летнего солнца...Всего на мгновенье, но, Джек, словно опьянев, улыбнулся неуверенной, немного глупой улыбкой, и резко подался к Адриану ближе, обнимая его за плечи, шепча ему на ухо что-то еле слышное, сбитое...что всегда будет рядом, что не оставит его никогда, что будет заботиться, оберегать, защищать...
- ...пока ты сам меня не прогонишь... - тихо закончил Ангел, невесомо проводя по контуру лица юноши ладонью, смотря на него с нежностью, с затаённой надеждой в глазах.
Надеждой, что не прогонит, не оттолкнёт сейчас...когда пальцы уже касаются нежной щеки, а губы...губы так близко...

...И тут в дверь постучали.
Джек, ошарашенно моргнув, тут же залился краской, в мгновение отстраняясь от Адриана, и, чуть не упав,  ломанулся к двери, на ходу лепеча сбивчивые извинения.
Это же надо забыть, что им должны были принести воду!!
- Сейчас открою! - бедный замок, видимо, всё же реабилитировавшийся после жестокого обращения, наконец-то закрылся.
Но вот открываться не хотел совершенно!..
Джек, правда, был несказанно рад этому: всё же, возясь с дверью, у него была замечательная возможность успокоить бешено бьющееся в груди сердце.
И не смотреть в глаза Адриану, который наверняка подумал, что у ангела нимб куда-то съехал...
Джек, тихо чертыхнувшись, всё же справился с замком и с облегчением распахнул дверь, уже набрав в лёгкие воздух для того, чтобы поблагодарить хозяйку таверны за таз с водой...
...И так и застыл, испуганно расширив голубые глаза, когда увидел перед собой трёх человек в белых с золотой оторочкой плащах.
И серебряный болт золотого арбалета прямо перед носом.

+1

50

Секундное наваждение, а казалось, что прошли часы.
Пока Ангел шёл к двери, пока возился с замком, Адриан снова учил своё сердце биться, хотя до нормального ритма было очень далеко.
Проще было спрятаться за недоверием, за сарказмом - интересно, Ангел будет так относиться к каждому спасённому им грешнику или демону?.. Тогда точно надо уходить - быть одним из многих Адриан очень не любил, да и стоять в толпе - тоже.
Решение, во многом продиктованное испугом и иными непонятными эмоциями, захлестнувшими душу, окончательно утвердилось в сердце. Адриан пошевелил ногами, ловко упакованными в тёплую ткань и признал, что ощущения намного лучше, когда двери распахнулись, и стоящие за ними оказались отнюдь не трактирщиком с женой...
Рефлекторно верхняя губа чуть приподнялась, показывая клыки, и только потом Адриан вспомнил, что клыков у него больше нет. Зато опомнился уже стоя за спиной Ангела - он бы скользнул вперёд, убеждая, что незваным гостям нужен он, что Джек тут совершенно не при чём (ведь действительно, что мог натворить Ангел?..), но странная сила удержала его на месте, и он просто замер рядом, напряжённо всматриваясь в лица визитёров.
Кто они? Что им нужно?.. Судя по одежде и оружию - они явно не из охраны Йорака, и не из его приспешников.
Возможно, ему удастся сейчас отплатить Ангелу добром за добро и, заодно, умереть героем?..
Адриан с надеждой покосился на чуть качнувшуюся серебряную стрелу и сделал незаметное движение вперёд...

+1

51

Джек никогда не думал, что снова увидит их.
Никогда не думал, что, открыв дверь, встретится со взглядом лишённых какого-либо выражения золотых глаз, что дыхание перехватит от запаха тлена и смерти, а серебряное острие Правосудия когда-либо будет направлено прямо на него.
Никогда не думал, что встретится с Инквизиторами, карателями Ангелов.
Светловолосый рефлекторно отступил назад, непроизвольно заслоняя собой и оттесняя назад в комнату Адриана, когда человек, держащий арбалет, шагнул ему навстречу.
- Сариэль, Ангел Власти, этой ночью Небесная Канцелярия зафиксировала использование Сил по отношению к людям, - беспристрастно констатировал гость в белом плаще, сделав ещё несколько шагов, - в результате чего четыре человека получили серьёзные увечья, а один отправился к Отцу нашему. Вы приговариваетесь к лишению Чина вплоть до рядового Ангела и последующему Падению в Преисподнюю, где место таким грязным убийцам, как вы.
Джек ошарашенно застыл посередине комнаты.
- О чём вы говорите? - еле слышно прошептал светловолосый, лихорадочно вспоминая события вчерашней ночи. - Я не причинял физического вреда ни одному человеческому существу, и тем более, никого не убивал!..
- Прошу не перебивать меня, - чуть повысил голос Инквизитор, продолжая, - Также ваши Силы были использованы по отношению к одному из демонов, чьё Очищение не было угодно Отцу нашему. Прошу не сопротивляться и оказать содействие в его умерщвлении.
Все краски вмиг схлынули с лица Сариэля.
Да, всё должно было быть именно так.
Он не должен был вчера кидаться на помощь к этому исчадью Ада, не должен был совершать непозволительное, калеча и убивая из-за него людей.
Не должен был тешить собственное самолюбие, Очищая его.
Как во сне, Сариэль покорно согнулся в поклоне перед немигающим взглядом золотых глаз.
- Как прикажете, - тихо выдохнул юноша побелевшими губами, доставая из сапога испещрённый надписями серебряный ножичек и поворачиваясь к Адриану.
Сопротивляться Инквизиторам, Правосудию в чистом виде, было глупо и совершенно бесполезно, Сариэль знал это по собственному горькому опыту.
Может, прикончив этого нечистого, он заслужит небольшого снисхождения?...
- Прости, - одними губами произнёс Ангел, делая шаг к бывшему перевёртышу.

Отредактировано Шайгеул (2010-10-20 06:27:18)

+1

52

Да, будь он демоном, он бы сразу понял, кто перед ним. Но, став человеком, он утратил всякие возможности воспринимать энергетические потоки, а с ними и Зрение.
Слова, услышанные им, оглушили. Огорошили. Поток эмоций, ранее не испытываемых, накатил, распугивая в стороны мысли, закручивая их в странном, не подконтрольном вихре.
"Ангел Власти?.. Сариэль?!.."
Взгляд, во время тирады незваного гостя, недоверчиво метнулся к Джеку, словно пытаясь отыскать в светловолосом парне признаки Высочайшего.
"Это его настоящее имя..."

Это была последняя, более-менее осознанная мысль, остальные были словно во сне, какими-то неудержимо медленными, как и всё вокруг.
Инквизитор продолжал говорить. И...
....Осознание, что из-за него Ангел вчера взял на себя Грех, и что именно его ждёт.
Очищенная душа мгновенно покрылась сотней мелких ледяных иголок и ухнула куда-то вниз, но так и не долетела до того места, где ей положено было бы находиться после такого, замерев где-то на уровне пяток. Сердце медленно отсчитывало удар за ударом, хотя Адриан знал, что оно сейчас колотится, как у загнанной птицы.
...Осознание, что его хотят убить, что ж, не в первый раз, ах да, он же теперь человек, с куда более худшей регенерацией, бесконечная замкнутая вязь, ангел взял на себя Грех, это Адриану место в Аду, его туда сейчас и так отправят и правильно, потому что Сариэль не должен был, а что на него нашло, а какая теперь разница, кого он убил, Йорака, туда ему и дорога, а делал жуткие вещи, а потому теперь грешен, но это не правильно...

  Блеск серебра, какой-то нереально яркий в этой комнате, как-то разом утратившей краски, разбил замкнутый круг осознаний, в который все глубже и глубже проваливался бывший перевёртыш. Возможно, это неведомые гости сгустили воздух в помещении до состояния, что приходилось с трудом проталкивать его сквозь лёгкие, это из-за них взгляд Ангела такой отстранённый, затуманенный и ... чужой, это поэтому мгновенная рефлекторная мысль - Бежать! - так и не была реализована: ноги Риана словно приросли к одному месту. Он заворожённо следил за приближающимся Ангелом. Он не смотрел ни на лица на фоне, ни на угрожающий блеск оружия Инквизиторов, ни на дорогие оторочки их одежд; бывший перевёртыш не отрывал взгляда от двух синих омутов и понимал, что сейчас качнётся вперёд, залепляя звонкую пощёчину, вопя от обиды и отчаяния, спрашивая, а как же медовое разнотравье и солнце, запутавшееся в ветвях яблони, как же мозоли на руках и сильные пальцы на запястьях, как же обещания...

"Обувь! Ты обещал!.."

Ноги, замотанные лоскутами ткани из бывшего ангельского плаща, мягко переступили по полу, навстречу приближающемуся Джеку.. нет, Сариэлю. Адриан, словно завороженный, сам делал движение навстречу угрожающему блеску. Ладонь легко взмыла в воздух...
... и отбросила с плеч за спину длинные, иссиня-чёрные пряди волос. Адриан солнечно улыбнулся, склоняя голову к плечу, и обнажая шею, с просвечивающей сквозь тонкую кожу нитью сонной артерии.
- Ничего. Ведь моя жизнь принадлежит тебе, - он прямо и ясно посмотрел в глаза Ангела, исполненный невероятного спокойствия и абсолютной уверенности, что поступает правильно. Он не должен был выжить, из-за него Ангел запятнал Крылья, и.. поводов более, чем достаточно, но главный - это сделает Джек.
"Что ж, по крайней мере, я не успел узнать, что такое болезни и состариться. В этом есть несомненные плюсы" - с улыбкой подумал Адриан Анжуйский, и чуть опустил длинные ресницы. Нет, он не будет закрывать глаз.

+1

53

Сариэль отстранённо, словно сквозь сонную дымку, наблюдал за действиями бывшего перевёртыша, сжимая ладонью рукоять серебряного ножа.
Он не смотрел в глаза Адриана, уперевшись взглядом в одну точку где-то около переносицы юноши, мысленно благодаря Отца за то, что Адриан всё понял правильно.
Сейчас, когда юноша совершенно, девственно чист, и душой, и телом, принявший смерть от Ангела Божьего, он наверняка попадёт в Рай.
Должен попасть в Рай.
Иначе совершенно все старания пойдут насмарку, и Сариэлю не позволят даже оспорить решение о лишении Чина, не позволят отстоять своё право носить золотистые крылья, славя сиянием их Отца своего...
Ангел, протянув руку, осторожно коснулся подбородка бывшего перевёртыша, мягко очертил ладонью контур лица и зарылся пальцами в длинные тёмные волосы на затылке юноши, накручивая их на кулак, заставляя Адриана запрокинуть голову, обнажить тонкую шею.
Взгляд голубых глаза неспешно прошёлся по контуру губ, по линии точёного подбородка, прошёлся по изгибу шеи, где быстро-быстро пульсировала тонкая синяя жилка.
Он боится?..
Зря, Сариэль не зря же воин Господне, он умеет отбирать жизнь без боли и страха...
Ангел поднял взгляд от тонких губ юноши, заглядывая ему в глаза, в эти два зелёных омута, где на самом дне плескалась душа Адриана.
- Я знаю, - тихо шепнул в ответ Ангел, осторожно приставляя бритвенно острое лезвие к незащищённой шее.
Без боли...и...

...страх заполонил сознание так, что нечем было дышать. Сердце стучало где-то под подбородком, загнанное, испуганное, не знающее, что сейчас нужно делать...и когда эта пытка закончится.
Зелёные глаза смотрели на него прямо, открыто, лёгкая улыбка играла на посиневших, перемазанных кровью устах того, кто так недавно был на одной стороне.
А теперь...
- Он мёртв, - беспристрастно констатировал стоящий за спиной Инквизитор. - Вы убили его, Сариэль, Ангел Силы. А теперь прошу не сопротивляться и последовать за мной.
Вы арестованы за убийство Ангела.

Бог услышал молитву, проклинающую небеса. Жаль, слишком поздно.
...чёрные перья, перебираемые ветром, медленно выцветали, вновь становясь серебристыми, как...

...слёзы накатили на глаза неожиданно, словно волной поднявшись из растерзанной души.
Время застыло, отмеряясь лишь редкими ударами сердца где-то под рёбрами.
Осознание пришло вместе с ними, выталкиваясь наружу вместе влагой, горячими ручейками текущей по щекам.
Инквизиторам было бесполезно сопротивляться.
Хотя бы потому, что никто никогда не пытался этого сделать. Никто никогда не пытался опровергнуть их обвинения, доказать, что в самом деле всё было не так.
Сариэль растерянно смотрел на Адриана, на собственный нож, приставленный к его шее, и почувствовал, как внутри всё медленно сжимается от немного ужаса.
"Боже мой...Что же я чуть не натворил?..."

Того, что Сариэль резко отпрянет от бывшего перевёртыша, Инквизиторы не ожидали.
Не ожидали, что их гипноз каким-то таинственным образом рассеется, а абсолютное послушание, внушаемое Ангелам с начала времён, даст трещину.
Ведь как ещё объяснить то, что первый Инквизитор уже через мгновенье лежал на полу в луже крови, сочащейся из разрезанного горла?...

+2

54

Нельзя передать словами ужас и панику, которые охватили Адриана при виде того, что произошло. Растерянность, обида, страх...
"Как же так.. Это же я.. Я же был готов..."
Он неверяще смотрел на кровь на полу, слышал, как щёлкнули арбалеты сопровождавших Инквизитора.
Точнее, он ПОЧТИ услышал, но то, что это вот-вот произойдёт, было несомненным.
И тогда серебряные болты с глухим звуком прошьют тело Сариэля, потому что он просто не успеет разделаться с остальными, а ведь даже если успеет, то что потом?.. За убийство Инквизитора - только самая страшная кара, вплоть до уничтожения из цикла жизни. Ни Рая, ни Ада, ничего. Пустота.
За ними будут гнаться, и даже его Отец не станет прикрывать своего вздорного и непокорного сына...
Все эти мысли роем пронеслись в голове, а рука тем временем нашарила.. нет, не кинжал, спрятанный в складках одежды, а глиняную ручку кружки, стоящей на столе,  которую совсем недавно сжимали пальцы Джека, которая словно бы еще хранила его тепло.
Он даже не успел подумать о том, что делает, как тяжёлая чаша, быстро вращаясь, полетела в голову дальнему сопровождающему.
"Это всё бессмысленно. Тебе надо было убить меня!.."
Сознание демона кричало одно, а человеческое тело знай себе спасало свою шкуру. И шкуру одного рёвы-ангела заодно.
Вторая кружка отправилась в полёт; кто бы мог ожидать от человеческого тела такой прыти?..

+1

55

Кровь толчками вытекала из разрезанного гола, заливая кипельно-белые одежды, ручейками сбегая на пол, смешиваясь с нанесённой сапогами грязью на половицах.
Оказалось, у инквизиторов она тоже красная. Как у людей. Как у демонов.
Как и у ангелов...
Сариэль криво усмехнулся, заметив, как отшатнулись от падающего тела своего собрата два остальных Инквизитора, и повёл плечами, давая себе пару секунд на разминку.
"Первый."
Времени рассуждать и строить стратегии не было - двое с белых с золотой оторочкой плащах уже засуетились, отойдя от шока, и ангел, мгновенно среагировав, бросился в атаку, не давая им достать арбалеты.
Сариэля обучали искусству ближнего боя лучшие учителя Ангельской академии, но навыки эти в большинстве предназначались для защиты, а не нападения. Учителя всегда хвалили Сариэля за быстроту реакции и отточенность движений - если бы за его тренировками наблюдал простой человек, то он вряд ли сумел бы разглядеть, как двигается ангел.
Но сейчас человеческое тело немного замедляло движения, и Сариэль тихо матерился сквозь зубы, уклоняясь от ударов Инквизиторов, которые вдруг начали двигаться быстро, резко, как кобры, нападающие на врага.
Увернуться от косого удара по голове и тут же отскочить назад, от второй атаки, отступая на два шага для манёвра...Инквизиторы медленно, но верно теснили ангела  к стене, зажимая его в клещи, чтобы потом прикончить его одним метким выстрелом. Или наоборот, взять живьём для дальнейшего наказания.. Сариэль не сопротивлялся их наступлению, понимая, что лучше сейчас отвлечь их на себя, чем позволить обратить внимание на Адриана...
Не вовремя ангел начал геройствовать.
Один из Инквизиторов, извернувшись, ударил Сариэля по солнечному сплетению, да так, что у светловолосого вышибло всё дыхание. Ещё секунда - и Сариэль прижат к стене, а в грудь ему упирается серебряный болт арбалета.
"Чёрт!.."
Однако в этот же момент произошло то, чего и Инквизиторы, и Сариэль никак не ожидали.
Раздался треск разбившейся посуды и один из Инквизиторов рухнул, оглушённый, на пол.
"Второй!"
Сариэль, пользуясь замешательством своего единственного уже противника, рванулся вперёд, отталкивая его ногой от себя. Резкий удар снизу вверх и лишь мгновением позже косой - по коленям...не дать ему ни мгновения на контратаку...
Инквизитор, взводящий арбалет, запутался а плаще, и это стало его последней ошибкой - лезвие серебряного кинжала через секунду уже торчало прямо посередине его груди.
Кровь мигом впиталась в белую ткань, а арбалет с грохотом упал на пол...
"Третий..."
Сариэль судорожно вдохнул, вынимая из вмиг осевшего тела кинжал.
Лицо горело огнём, а сердце стучало где-то под подбородком. Ангел рассеянно моргнул, смахивая пот с лица.
Всё кончено.
И тут прямо перед носом пролетела вторая кружка, с треском разбившись о стену.
- Ты чего? - ошарашенно выдохнул Сариэль, отступая в сторону, и обескураженно посмотрел на Адриана.
И тут же бросился к нему, обнимая, прижимая к себе, стараясь не дать ему смотреть на ужасную картину, развернувшуюся в комнате...
Серебряный кинжал выпал из трясущихся рук, с тихим звоном упав на запачканный кровью пол.

+1

56

Его взгляд не мог уследить за тем, что происходило - они двигались слишком быстро. Не успела вторая чашка грохнуть об стену, как Сариэль уже стоял перед ним, и что-то говорил, а потом крепко обнял, так, что у Адриана кости хрустнули.
Бывшего демона трясло.
Как себя должен чувствовать человек, уже добровольно согласившийся на смерть и попрощавшийся с жизнью; уверенно готовый смыть своей кровью чужие грехи, совершённые по его вине, и вдруг получивший отсрочку... ценой еще более ужасных грехов?..
Адриана колотило так, что, казалось, даже Сариэль его не удержит. Дрожащие губы, иногда постукивающие зубы, севший голос:
- Ззаа... Зааачем?.. Зааа..что? Тебе не надо было!.. Ты же теперь... - бывший демон растерянно мотнул головой, не в силах подобрать слова, выразить свою мысль, и вообще понять что-либо, и вдруг разрыдался.
А ведь казалось бы - только что злился, мысленно костеря Джека плаксой и мня себя единственным грешником, достойным смерти, желая хоть как-то отвлечь на себя Инквизиторов, но не сумев сделать даже самого элементарного...
..сейчас вдруг отчаянно расплакался, как ребёнок, злыми, неудержимыми слезами, задыхаясь и дрожа. Спрятал лицо на плече Ангела, крепко вцепившись в одежду, умом понимая, что нужно уходить, что скоро очнётся тот, кому прилетело по голове глиняной кружкой, а не он - так придёт привлечённый шумом хозяин, и вряд ли после этого он будет так любезен...
..но ничего не мог с собой поделать, уставший, побывавший в шаге от смерти дважды за сутки, обессиленный, испуганный, слабый.
Обуза.
От подобных мыслей стало лишь еще хуже, и Адриан разревелся в голос, в страхе понимая, что Джек сейчас просто оттолкнёт его от себя и надаёт пощёчин в лучшем случае, но не в силах остановиться.

+1

57

Сариэль рассеянно моргнул, когда почувствовал, как дрожит в его объятьях Адриан.
Неловко провёл рукой по тёмным волосам, то ли успокаивая юношу, то ли в попытке успокоиться сам, прижимая его к себе, тёплого, дрожащего, почему-то пахнущего травами и мёдом...испуганного.
Шепчущего что-то неразборчиво, заикаясь, что-то до одури отчаянное...
Ангел слушал его, пытаясь оставаться спокойным, беспристрастным, хотя удушающий комок уже засел в горле, не давая дышать, стискивая горло спазмами подкатывающих к глазам слёз.
Потому что Адриан был прав.
Теперь, когда двое из Инквизиторов мертвы, Сариэля лишат не только чина. В лучшем случае его низвергнут в Ад.
А в худшем... У него отберут крылья, Свет, и низвергнут в Бездну, где он, - а вернее, то, что от него останется, - будет скитаться до конца этого мира.
В Бездне Пустоты.
Сариэль судорожно вдохнул, проглатывая комок в горле и такие ненужные сейчас мысли.
- Всё будет хорошо, - само сорвалось с пересохших губ ангела, когда юноша прижался к нему, отчаянно, сотрясаясь в рыданиях, впиваясь тонкими дрожащими пальцами в одежды. - Всё будет хорошо, обещаю тебе. Сейчас мы быстренько соберёмся и сядем на Бальзара. Он увезёт нас далеко-далеко, туда, где нас не найдут даже черти из преисподней, не то, что какие-то Инквизиторы...
Сариэль гладил юношу по волосам, по вздрагивающим от рыдании плечам, легонько касался губами тёмной макушки...Шептал что-то успокаивающее, глупое, пытаясь улыбаться юноше, приободрить его, хотя Адриану сейчас нужно было просто выплакаться.
На него в самом деле за последние сутки свалилось слишком много. Отравление Божьей росой, перевоплощение в человека, предсмертное состояние... не говоря уже о только что произошедших событиях... всё это требовало выплеска эмоций: злости, обиды, отчаяния...и ангел понимал это, как никто другой.
Потому что во всём этом была его вина.
Именно из-за его оплошностей Адриан угодил в этот переплёт. Именно из-за него дважды стоял на краю, хотя ведь Ангел клался, клялся ему, что будет защищать, беречь от опасности...
Сариэль закусил губу, прерывая свой тихий, сорванный шёпот, и мягко коснулся пальцами подбородка юноши, заставляя его приподнять голову.
- Не плачь, прошу тебя, - тихо попросил ангел, поглаживая юношу по щеке, размазывая по нежной коже тёплые слёзы, - Мы ведь живы...А, значит, можем бороться. И я буду бороться, чего бы мне это не стоило. Бороться за тебя. Ведь ты должен жить.
Ангел мягко погладил Адриана по затылку, смотря в самую глубь ярко-зелёных, казалось, ставших даже ярче от слёз, глаз. Странно, они остались у Адриана такими же, какими были тогда, в их первую встречу...Сариэль улыбнулся уголками губ и чуть наклонился, касаясь губами щеки юноши, мягко целуя, словно ставя невидимую печать на тело Адриана.
"Твоя жизнь принадлежит мне. И я хочу, чтобы ты жил".
Ангел застыл, обнимая юношу, смотря на Адриана нежно и... немного грустно.
А потом неожиданно встрепенулся, провёл рукой по тёмным волосам и немного виновато ткнулся носом в висок Адриана.
Детский жест, глупый...но так хорошо успокаивающий.
- Надо собираться и уходить. Как можно быстрее, - выдохнул ангел, с большим усилием отстраняясь от юноши.
Повернулся к распростёртым на полу Инквизиторам, и тут же, присев на корточки, стал стягивать с одного из них мягкие белые сапоги.
- И...прости, что так получилось. Я не хотел снова подвергать тебя опасности, - тихо добавил Джек, подавая Адриану обувь. - И сапоги...могут быть великоваты, но на портках держаться будут. А при выезде из города купим новые.
Тёрнер виновато улыбнулся и снова провернулся к телам Инквизиторов, начиная обыскивать их и при этом пряча пылающее огнём лицо.
Странно, но то, что он сейчас обирает карманы трупов, нисколько его не смущало. Смущал его только пронзительный взгляд зелёных глаз и тёплая влага на губах.
Ангел инстинктивно слизнул её, и незаметно улыбнулся какой-то шальной, радостной полуулыбкой.
"Солёные.."

Отредактировано Шайгеул (2010-11-06 05:18:31)

+1

58

" Бороться за тебя. Ведь ты должен жить..."
- Почему?.. Почему ты делаешь это для меня?.. - Адриан так и застыл, не в силах заставить себя начать одеваться, прижимая сапоги к груди. Взгляд его, словно у загипнотизированного, неотрывно смотрел на расплывающееся по полу пятно крови.
Он ничего не понимал.
Встреченный им ангел поступал очень странно.. Он сумасшедший?.. Точно, сумасшедший. Сначала спас его, дитя Тьмы.. потом Очистил.. теперь вот, убил Инквизиторов. Так нельзя поступать. Так не поступают нормальные ангелы!..
Он однозначно ненормальный. Может, поэтому его и изгнали, покрыв Печатями?..
Адриан в панике смотрел на своего спасителя. Ангельская благодать никуда не делась, и его все так же тянуло к порождению Света, однако теперь это было больше похоже на тягу змеи, загипнотизированной дудкой, или кролика, смотрящего в глаза удаву - бесконтрольно и пугающе.
За какие-то двое суток его жизнь перевернулась с ног на голову, он стал тем, кого раньше презирал, и чуть не умер... Почему? Для чего все это?..
Он мог бы поверить, если бы являлся Высшим демоном, и был хоть как-то важен.. тогда, ради того, чтобы добыть какие-то знание, его можно было бы держать в живых..
А так...
- Ты уходи, -  внезапно, Адриана посетила новая мысль. - А я останусь. Скажу, что заставил тебя.. - Мысль стремительно формировалась в чёткий и однозначный план действий, единственно правильный, как казалось бывшему перевёртышу. - Ты успеешь уйти далеко. Они же ничего мне не сделают. Это будет не больно, ты сам говорил. - Адриан даже улыбнулся, глядя на Ангела из-под мокрых ресниц.

+1

59

Сариэль застыл, чуть склонившись над распростёртыми на полу телами, неуверенно теребя пальцами довольно увесистый кошелёк с золотыми, найденный у одного из Инквизиторов.
"И в самом деле...почему?"
Ангел не задавался этим вопросом...с тех самых пор. Дрожь прошла по позвоночнику вниз, вызванная старыми, болезненными воспоминаниями, раскалённым железом касающимися уже затянувшихся ран на сердце.
Они оказались такими похожими...
- Я...я не знаю, - тихо выдохнул Джек, выпрямляясь, и мягко, словно извиняясь, улыбнулся Адриану.
Но улыбка тут же как-то поникла, когда он заметил неуверенный и немного настороженный взгляд юноши. Адриан смотрел на Джека с нескрываемой паникой, с каким-то диким, животным страхом, плещущимся на дне зелёных глаз, что Джек не выдержал, опустил глаза, понимая, что юноша наверняка раскусил его неумелую ложь.
И тут же снова поднял недоумевающий взгляд на юношу.
- Что ты говоришь такое? - шагнув к Адриану, Джек стиснул его в объятиях, задавливая в зародыше такие неуместные сейчас мысли, прижимая его к себе, давая почувствовать, что он не оставит его, нет. - Если мы уйдём, то только вместе, - шепнул ангел в тёмную макушку, касаясь её губами, чувствуя приятный, немного терпкий запах, вкладывая в эти слова все объяснения, все обещания, все клятвы, звучавшие ранее.
"Я буду рядом, пока ты не прогонишь меня...сам."
Джек тихо вздохнул, понимая, что совершенно не хочет выпускать Адриана из объятий, чего бы это не стоило. Но...
Отстранился мягко, забирая из рук Адриана сапоги, и присел на корточки, намереваясь обуть юношу.
- Нам надо собираться, - словно стараясь напомнить это самому себе, тихо повторил Джек, касаясь тёплой лодыжки. - Они...вряд ли так скоро объявят погоню - обычно всегда ждут возвращения патруля...У нас есть пара дней, чтобы ускакать как можно дальше, затеряться и..
Неясный шум отвлёк ангела от обувания. Щелчок взводимого арбалета..
Джек резко вскочил, поворачиваясь к трупам Инквизиторов, еле успевая заслонить собой Адриана, толкая его в сторону, когда...
...Болт вонзился в тело раскалённой иглой, прошивая тело насквозь, всего чуть левее сердца, испуганно застывшего на пару мгновений...перед глазами взметнулся сноп искр, раскалённых, красных...
- Допрыгался, сучонок? - пришедший в себя Инквизитор медленно навис над осевшими на колени Сариэлем, перезаряжая арбалет.
Ангел дёрнулся, касаясь дрожащими пальцами засевшего в теле болта, пытаясь вытянуть из себя жгущий металл, но мужчина в белом, заметив это, только пнул его ногой в левое плечо, опрокидывая на спину.
Сариэль дёрнулся, заходясь в немом хрипе и чувствуя, как что-то клокочет внутри, около раны, вырываясь наружу, мгновенно наполняя рот, стекая по подбородку, горячее, липкое...Пальцы свело судорогой...Не вздохнуть...
"Яд..."
-...А он ничего, - слова звучали будто через воду, но Сариэль чувствовал, что Инквизитор улыбается, зло, хищно, смотря куда-то влево, - я, пожалуй, развлекусь с твоей шлюшкой перед тем, как прикончить вас обоих. Ты лежи, яд, которым смазаны стрелы, медленный, парализующий, но если будешь дёргаться, то не успеешь полностью насладиться зрелищем, - нога в белом сапоге соступила с плеча, давая ангелу возможность вдохнуть.
И увидеть сквозь набежавшие на глаза, злые, горячие от бессилия слёзы, как Инквизитор, отложив арбалет на стол, медленной, но уверенной походкой направляется к Адриану.
- Раздевайся, шлюшка.

Отредактировано Шайгеул (2010-11-28 03:16:36)

+1

60

Эти невероятно медленные человечьи реакции.
Адриан не видел, как поднялся Инквизитор, как он взвёл арбалет; он смотрел, словно заворожённый, в глаза Сариэля и понимал, что пропадает.. Он не видел, как ангел взметнулся на ноги, но почувствовал толчок и услышал звук впившегося в тело арбалетного болта.
Мерзкий.
Он даже не сразу понял, что произошло, не удержавшись на ногах и растянувшись на полу.
Зато очень хорошо расслышал слова Инквизитора.

Недоумение, охватившее, кажется, всё тело, окутало и сознание, не давая вдуматься и понять последние слова мужчины. Адриан попятился, точнее, пополз по полу, от наступавшего на него представителя Равновесия, пытаясь словно спрятаться за столом, затем мышью метнулся под ним к распростёртому на полу ангелу.  Тот мелко дрожал, дыхание вырывалось с хрипом из разомкнутых губ, по щеке побежала тонкая струйка крови, пачкая светлые волосы...
"Лёгкое.. лёгкое пробито. Сердце не задел!.."
Он же ангел! Он должен выздороветь! Регенерировать!.. Или.. Возможно, у Инквизиторов что-то особое на стрелах?..
Панический взгляд зелёных глаз встретился с голубыми, словно застывшими и в то же время живыми: по щекам, мешаясь с кровью, пролегли горячие солёные же дорожки слёз.
- Ты не плачь, - пробормотал Адриан едва слышно, - Не шевелись. Всё будет в порядке, - дрожащие руки коснулись груди, быстро пропитывающейся кровью ткани вокруг застрявшего болта.
"Нельзя доставать."
- Как трогательно.
Тёмная тень накрыла лицо Сариэля, и Адриан только успел еще раз  тихо пробормотать:
- Всё будет хорошо. Ты не переживай. Я в порядке.
Возможно, у ангела достанет сообразительности притвориться мёртвым, пока Инквизитор будет развлекаться с ним?.. На этом мысль кончилась - резкий рывок за волосы заставил взмыть на ноги, приподнимаясь на цыпочки: Инквизитор был намного выше бывшего демона. Из глаз брызнули слёзы от боли и неожиданности, Адриан чувствовал, как мужчина наматывает длинные волосы на кулак, рывком разворачивая парнишку, швыряя лицом в стол. Ребро деревянной столешницы больно вписалось в собственные рёбра, дыхание на миг перехватило.
- Я что сказал? Раздевайся. Впрочем, я помогу, - властная рука рванула с плеч курточку, затем и рубашку, заставив руки вывернуться назад и заныть в суставах.
"Это.. неправильно!" - вдруг осенило Адриана, - "Так не должно быть!.. Инквизиторы.. так себя не ведут! Они чужды плотским утехам, чужды ненависти и издевательств. Они - Равновесие." И следом, жуткое, отчётливое осознание:

"Это не Инквизиторы."

Тогда кто?.. Что это такое? Неужели.. заговор?!.. В Высших кругах?..
Словно части мозаики складывались в одну жуткую картину: вот, что смущало Адриана все время. Очищение - не грех, и никогда грехом не было. За это не карают!.. Ещё одна душа, обращённая к Свету - это Подвиг, и за него Сариэля должны похвалить... А не...
Да, точно! Всё верно. Эти - не Равновесие. Эти - зло.
Адриан даже забыл о своём положении: он дёрнулся было, обернуться, сказать Сариэлю, что сейчас должны прийти Настоящие Инквизиторы, они прогонят этих, плохих, что всё в порядке, но грубый рывок заставил его упереться лбом в стол.
- Не дёргайся, шлюха. Тебе же легче будет.. - и смешок.
"Не придут. Не успеют.."
Слёзы наполнили глаза, закапали на стол, тёмными пятнами.

"Господи... Это же несправедливо. Господи, я взываю к Тебе. Посмотри. Сариэль.. он этого не заслужил. Помоги ему, Боже, прошу!.. Господи... Дай ему силы дождаться помощи. Дай мне силы выдержать...долго. Задержать. Потом забери мою жизнь, Господи, но оставь Ему..."

Отредактировано Konstantin (2010-11-28 23:43:44)

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Война Роз [игра завершена]