"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Сон в летнюю ночь [игра завершена]


Сон в летнюю ночь [игра завершена]

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Стоял жаркий август 1594 года. Венеция ещё не успела оплакать Тинторетто, Париж - отгулять коронацию Генриха Наваррского. Возрождение захлестнуло Европу, прославляя гуманизм и античность, возрождая традиции церкви и пресекая войны...
Здесь, в маленьком городке на знойной Сицилии великие силы, колеблющие мир, почти не ощущались - только лёгкий плеск общего восторга и радости.
Солнечная Мессина, маленький Галес на самом берегу солнечного, тёплого моря...
Тогда Джону Константину было семнадцать, и он только что получил свою первую Печать - на шее, под волосами.

Кожа болела и ныла, привыкая к клейму, которое проследует за экзорцистом через века, и отныне всегда будет с ним. Всё время хотелось потянуть руку и почесать шею, но приходилось сдерживаться; светлая энергия несдержанно хлестала во все стороны, и  молодому телу хотелось движения и скорости.
Каждый день Джон проводил в храме, каждую ночь он возвращался в небольшой каменный домик на самом берегу, опрятный и чистый, который содержал сам.
В доме он проводил всего несколько часов - ночью, и иногда забегал днём, почти все остальное время занимали беседы с наставником: Джону следовало не отставать от времени. Он уже побывал в Риме, и теперь самое время было работать здесь, перекраивая Ветхий Завет, объясняя Отцам непреложные истины.
Работа почти без перерыва была привычна молодому организму, сны Джона были крепкие и без сновидений, поэтому он очень удивился, когда однажды увидел странный сон.
Сон был яркий, цветной, и.. и это был просто сад. Сад, в котором гулял юноша до утра.
Тогда он забыл про этот сон, но в следующую ночь он попал в сад снова.
И на следующую ночь..
Однажды в этом саду ему попался куст роз... В другой раз - яблоня. Ещё ночью - несколько ярких бабочек...
И никого.
Константин раздумывал над странной природой снов, и именно это заставило его задержаться в Галесе тогда, когда работа его здесь была закончена.

Он собирал и изучал травы и камни, проверял воду в море.. Последнее стал делать так часто, что кожа покрылась классическим сицилийским золотистым загаром, на фоне которого длинные, по пояс, волосы выглядели ненормально-белыми, а глаза - дикими. Такой образ отлично устраивал юного экзорциста - у людей не возникало желания подойти поближе и завязать беседу.

В жаркий полдень он сидел у воды, лениво плеская по спокойной, как лёд, поверхности босой ногой. Над ним раскинула ветви вековая смоковница, надёжно скрывая от палящих лучей солнца.. Откинувшись на мягком песке, Константин закинул руки за голову, щурясь, когда пробравшиеся сквозь густую крону солнечные лучи попадали на длинные ресницы. Мерный шелест убаюкивал, и, спустя какое-то время, он сам не заметил, как провалился в сон...

+2

2

Уже пару веков Анаэль избегал появляться во мире живых. Эстета и ярого поклонника искусства, демона сильно смущала эпоха Средневековья. А иногда и того хуже – просто бесила. Темные, необразованные, ослепленные  всевозможными суевериями и страхами людишки напрягали. Ну, какое удовольствие смущать умы тех, кто и своим-то мозгом пользоваться не умеет, вверяя все в руки Божьи. Монашество тоже не выглядело привлекательной целью. Ожиревшие, тупые служки не интересовали Анаэля.
Демон проводил все дни, уединившись в своем Пределе, и читал. Читал все, что только подворачивалось под руку. Иногда, не часто, приглашал для бесед кое-кого из античных писателей и философов, так и не попавших в рай в силу того, что просто не знали о Христианстве или не успели в него обратиться. В такие вечера Анаэль был особенно мрачен. Скука всегда была единственным, с чем демон не мог спокойно мириться, а живая беседа наглядно демонстрировала преимущества Мира  Людей над Адом. Хоть поболтать всегда есть с кем.

Эпоха Возрождения поселила в душе Анаэля надежду. Светская культура Возрождения  взаимодействовала с народной, аристократической и церковно-католической культурами, предоставляя демонам широкое поле для деятельности, чему немало способствовало  возрождение античной культуры и установление особых отношений аристократии с церковью. Феодализм процветал, сея смуты и вражду между представителями различных родов. Принцип  divide et impera (разделяй и властвуй) имел столь наглядное подтверждение, что упускать такой привлекательный  период развития человечества было просто кощунством. Настоящий деликатес.
После недолгих раздумий  Эдемский Змей выбрал Италию, страну, раздираемую междоусобными и внешними войнами, ослабленную экономически настолько, что, казалось, из кризиса ей уже не выбраться никогда. Просто рай для демона, истосковавшегося по смущению и совращению сильных духом и обращению душ человеческих на темную сторону.
Интеллигенция в это время стала  явлением совершенно новым, которого не знали средние века. Средние века знали рыцаря, который был призван защищать общество, знали духовное лицо, облеченное заботами о душе, а иногда и о теле человечества. Но светского ученого, светского проповедника не знали.  Этой интеллигенцией были гуманисты. Только сверхъестественная способность приспособляться, гибкость, доходившая порой до морального безразличия, помогали гуманистам  выжить. Унижаясь перед королями, князьями, вельможами, попрошайничая у пап и прелатов, пресмыкаясь везде, где звенело золото, гуманисты вбивали в сознание имущих и командующих, а через них и всего общества идею важности и великого значения интеллигентского труда. Власть имущие не раз имели случай испытать и моральную силу, и практическую мощь главного ремесла гуманистов, литературы, одинаково искусно умевшей заклеймить и превознести. Они поняли, что золото,  расходуемое на гуманистов, отнюдь не пропадает даром, что эти издержки приносят не только славу мецената, но и прямую выгоду.

Анаэль появился в Венеции два года назад под видом именно такого мецената, разбогатевшего в Индии и оказывающего всяческую помощь феодальным князьям, а каким, разве это имело значении? Золота всегда было вдоволь, а что еще могло волновать погрязших в войнах и дрязгах правителей?
Молодой привлекательный мужчина лет двадцати пяти, высокого роста, с мужественными красивыми чертами лица, роскошной гривой иссиня-черных волос и удивительными светло-серыми глазами цвета благородной стали, вот какую оболочку выбрал в этот раз для себя демон. Мецената звали Джанни Леоне и прожив в Венеции всего каких-то пол года, молодой мужчина стал известен едва ли не всей Италии, как неистовый поклонник искусства Тициана, Тинторетто и Микеланджело, превосходный ценитель музыки  Клемана Жанекена и один из самых богатых бездельников Венеции, у которого можно разжиться деньгами и заручиться поддержкой власть имущих.
За это время Анаэль вдоволь насладился видом униженных, стенающих, алчущих власти славы и денег, удовлетворил свою потребность в приобщении к прекрасному, а также пресытился светской жизнью, время от времени ставя палки в колеса испанской инквизиции. И теперь, тайно выехав из Венеции, он решил покинуть Италию и сменить поле деятельности, перенеся его в Грецию. Анаэль, никогда не отказывавший себе в удовольствии полюбоваться красотами природы, всегда предпочитал путешествовать в одиночестве, не обремененный багажом и назойливыми приставаниями слуг. Вот так и вышло, что в тот знойный полдень, прослышав об истории Мессины и не сумев побороть искушения погрузиться в волшебный мир легенд и сказок, коими так славился город у пролива,  Анаэль, изнывая от жары и жажды спешился в небольшом лесу на окраине Галеса, чтобы испить воды  и искупаться в озере, так соблазнительно манящем своей прохладной свежестью.
Привязав коня, он решил сначала окунуться сам, а потом уже заняться несчастным животным, давая ему время отдышаться. Красавец жеребец Аид вороной масти был подарком одного мелкого феодала за оказанную «великолепным сеньором Леоне» услугу.

- Тихо, тихо, остынь, - Анаэль успокаивающе поглаживал жеребца по шее, попутно развязывая шуровку на легкой куртке, как вдруг услышал тихое сопение. Подойдя к озеру, демон с удивлением обнаружил  спящего  под старой  раскидистой смоковницей, молодого юношу, почти мальчика. Анаэль вздрогнул. От спящего фонило Пресвятой Благодатью так, как он уже давненько не видывал.
«Экзорцист?» - удивился демон. – «Причем, не слабый. Нет уж, только не сейчас, я слишком устал»
Анаэль осторожно сделал шаг назад, пытаясь слиться с зеленью и исчезнуть из виду, пока мальчишка не проснулся, как вдруг раздался громкий треск. Под  ногами треснула сухая ветка.
Эдемский Змей тихо выругался.

Отредактировано Анаэль (2010-06-13 17:44:26)

+3

3

Сухой треск прозвучал в летней знойной тишине, как гром среди ясного неба, Константин вскинулся,  спросонья хлопая ресницами, и столкнулся взглядом со стоящим прямо перед ним молодым мужчиной.
Поначалу ему показалось, что он продолжает видеть сон - он как раз снова блуждал по таинственному саду, и наконец-то встретил там кого-то живого. Кого-то, настолько красивого, что сомнений не оставалось: сад -  это Эдем, а встретившийся ему  - никто иной, как ангел...
Затем экзорцист пришёл в себя окончательно и недоверчиво прищурился, спускаясь с небес на землю. Стоящий перед ним и правда был красив. Невероятной, почти неземной красотой, однако на снизошедшего с небо Ангела Господня он походил мало - тому нисколько не способствовала ни запылённая куртка, ни сапоги, видавшие пыль не здешних дорог...
Константин склонил голову к плечу, длинные волосы скользнули по спине.
Инкуб?.. К нему явился инкуб?.. Смертный просто не может быть так прекрасен?...
Но по энергии, текущей в незнакомце, можно было смело утверждать, что это человек... что за чудо?
Неужели смертный и правда может обладать такой внешностью?..
- Добрый день,   -   немного хрипло со сна, но всё же вежливо поздоровался Константин. У незнакомца было тридцать три возможности убить его, спящего, и, если бы это был демон, то Джон давно уже был бы мёртв.
Значит... всё же человек?..
А Константин тоже молодец - разлёгся, расслабился на солнечном берегу. Ещё бы сам указатель поставил: тут спит экзорцист, дорогие демоны, убивайте! Чуть нахмурившись (до досады на самого себя),  Константин поднялся, отряхиваясь от налипшего золотистого песка. На нём были надеты только льняные штаны, когда-то сидевшие, как полагается, но сейчас, из-за ритма жизни Константина, болтающиеся на бедренных костяшках. Константин пришёл сюда босиком, и без рубахи. Теперь, перед одетым по-дорожному незнакомцем он вдруг почувствовал себя неуютно..

Отредактировано Konstantin (2010-06-13 17:19:40)

+2

4

- Добрый день, - Анаэль склонил голову в легком поклоне, незаметно разглядывая молодого человека.
"Номер не удался, а купание, судя по всему, откладывается. И интересный парень. И довольно беспечный, хотя, кто ожидает появления демона в такую жару? Просто Пекло Адское не иначе. Ну что, беспечный экзорцист со взором горящим, сегодня тебе несказанно повезло. Лицезреть самого Эдемского Змея, самого непревзойденного меня, да еще и в таком юном возрасте - большая удача. Я бы даже сказал, смертельное везение."
Демон поймал себя на мысли, что не может отвести взгляда от юноши. Довольно высокий, выше самого Анаэля, ладно скроенный, с красивым лицом, длинными белыми волосами, еще больше подчеркивающими бронзовый загар великолепного юного тела, в спущенных на бедра штанах, экзорцист являл собой довольно соблазнительное зрелище.
Пришедшая было на ум мысль избавиться от врага до того, как он поймет, кто же Анаэль на самом деле, и тем самым обеспечить себе беззаботное купание и отсутствие проблем, куда-то испарилась, будто ее и не было.
В душе демона разгоралось пламя. Будто кто-то поднес факел к иссушенной солнцем и жарким ветром древесине. Дерево вспыхнуло, освещая заревом пожара самые потаенные уголки души, вытаскивая на свет так долго и тщательно скрываемые желания.
"Я не убью его, не убью. Пока..."

...Мечта, тот миг благословляя, бродит
Близ мест, где цвел эдем очей моих.
Душе скажу: "Блаженство встреч таких
Достойною ль, душа, тебя находит?

Влюбленных дум полет предначертан
К Верховному, ея внушеньем, Благу.
Чувств низменных - тебе ль ласкать обман?

Она идти к пределу горних стран
Прямой стезей дала тебе отвагу:
Надейся ж, верь и пей живую влагу".

Голос Анаэля лился мягким лесным ручейком, а память услужливо подсказывала следующие строки. Демон и сам удивился тому, что заговорил стихами. Еще подумает, что у него не все дома, он же не дама, в конце концов. Спасало положение только одно: в сей просвещенный век мужчины уделяли эпистолярному стилю не меньше внимания, чем дамы, и стихи, а в особенности сонеты Петрарки, пользовались особым спросом.
Заметив удивление, сквозящее в глазах молодого человека, Анаэль вдруг весело рассмеялся и открыто улыбнулся.
- Не извольте беспокоиться, любезный друг, это все жара. Со мной такое часто происходит, люблю почитать стихи в свободное от умирания от жажды время. Видети ли, я путешественник, я тут немного заблудился, мои запасы воды, к сожалению на исходе, вот я и остановился в надежде смыть с себя пыль странствий, так сказать, напоить коня, ну и себя заодно. Мне жаль, что испортил вам полуденный отдых, в мои намерения не входило будить вас, это чистая случайность. Скажите, любезный друг, а вы не знаете случайно, есть в этом чудесном городке постоялый двор? Ох, да что это я...
Анаэль изящно и немного шутливо поклонился, не сводя взгляда смеющихся серых глаз с лица экзорциста.
- Джанни Леоне к вашим услугам.

Отредактировано Анаэль (2010-06-13 17:43:42)

+2

5

- Петракко! -  улыбнулся Константин, и чуть не проговорился, называя своего старого друга Пьетро совсем так, как называл его тогда, когда они ещё общались.. А ведь прошло уже двести лет...
Он моргнул, отгоняя видение кудрявого юноши, склонившегося над листом бумаги, и ведущего свой дневник..
Почему-то эти строки, так легко и непринуждённо произнесённые удивительно мягким, журчащим голосом, произвели на Константина очень положительное впечатление, так, словно он только что получил привет от старого друга, переданный с незнакомцем, и это заставило его взглянуть на мужчину по-новому, уже без прежней настороженности.
Посему удивление, отобразившееся на его лице, было ничем иным, как неожиданностью слышать приятные строки тут, у озера, где шанс услышать волшебные сонеты сводился к нулю.
Экзорцист снова улыбнулся, ответно поклонившись.
- Джон Константин, к вашим услугам. - Он поднял взгляд, внимательно рассматривая незнакомца. Всё-таки, тот был немыслимо красив. Джон перевёл взгляд на озеро.. да, вполне понятно, почему господин Леоне решил остановиться здесь - именно с этой точки открывался наиболее шикарный вид на поднимающийся пригорок, покрытый лесом, поля с пасущимися овцами, а чуть дальше - море.
Подумав, что озера на всех хватит, юный экзорцист широким жестом указал на воду.
- Что вы. Располагайтесь. Я ничего не имею против вашей компании, и, если вы так же не против моей, я с удовольствием послушал бы о новостях того края, откуда вы прибыли, - Джон обезоруживающе улыбнулся - ни дать, ни взять, шальной нахальный мальчишка.
- А я, ответно, расскажу вам о постоялых дворах Галеса, - улыбка стала шире, и какой-то лукавой.
Константин смотрел на мужчину немного сверху, однако отчего-то получалось так, что именно Джанни смотрел на Константина свысока. И, как ни странно, это был первый случай, когда подобное, почему-то не выводило Константина из себя.

+1

6

- Что вы. Располагайтесь. Я ничего не имею против вашей компании, и, если вы так же не против моей, я с удовольствием послушал бы о новостях того края, откуда вы прибыли, а я, ответно, расскажу вам о постоялых дворах Галеса.
У юноши была приятная улыбка, а лукавые искорки в глазах манили своей дерзкой отвагой. Анаэль, внимательно наблюдавший за мальчишкой, поймал себя на мысли, что совсем не настроен убивать этого забавного и такого привлекательного юношу.
Не сейчас, не сразу.
- Слишком заманчивое предложение, любезный друг Джон, чтобы я мог вот так запросто от него отказаться. Так что я согласен и более того, должен вам признаться, вашей компании буду только рад, - Анаэль широко улыбнулся, пребывая в отличном расположении духа.
"Похоже, стоит задержаться в этом городишке. Уж больно любопытные тут жители"
- Я направляюсь в церковь Санта Мария Аннунциата дей Каталани, что в Мессине. Много о ней слышал, захотелось и самому посмотреть. А еду из Венеции. И что хочу вам сказать, нет там ничего интересного, везде одно и то же.  Алчность, сребролюбие, жестокость, предательство, разврат, ничего нового. Так что, боюсь, мой рассказ вас вряд ли заинтересует. А чем занимаетесь вы, Джон?
Говоря все это, демон преспокойно избавлялся от прилипшей к телу пыльной одежды. Искупаться хотелось уже просто нестерпимо. Оставшись полностью обнаженным, Анаэль отломил от дерева небольшую веточку и, собрав на затылке длинные густые волосы, с ее помощью закрепил их.
- Вот так, - Анаэль сложил одежду и, хитро поглядывая на Константина, улыбнулся. - Составите компанию, Джон?

+2

7

Константин внимательно слушал, кивая. От него не ускользнуло то, что, несмотря на кажущуюся словоохотливость, собеседник отнюдь не болтун, и информацию из такого будет весьма сложно вытащить на свет божий. Джанни раздевался, и в какой-то миг экзорцист поймал себя на том, что, абсолютно не стесняясь, рассматривает нового знакомого, так, что любой другой на месте последнего давно бы смутился, или подумал нехорошее. Этот же вполне спокойно подколол длинные волосы оригинальным способом, выдавшим то, что путешественник наверняка видел и общался с народами Востока, и выжидательно уставился на Джона.
Константин улыбнулся.
Он принял игру, предложенную Леоне, и, быстро сбросив штаны, направился к воде.
Что ж, если гостю удобнее разговаривать в более... располагающей обстановке - да будет так.
Тем более, воздух уже прогрелся настолько, что так и манило окунуться в кристально-чистую воду, напоённую подземными родниками.
- Я работаю в местной церкви, - коротко ответил экзорцист, не вдаваясь в подробности. - Впрочем, срок моего договора уже истёк, и скоро я покину эту местность, скорее всего. Если хотите, можете занять мой домик, он очень удобен, хотя и находится на окраине...недалеко отсюда. Хотя, если вас прельщает центр, то, разумеется, вам лучше обратиться в таверну "Феличе", что на главной улице. Вы не пройдёте мимо, у неё очень яркая вывеска.

+1

8

- Работаете в церкви? - удивленно изогнул бровь Анаэль, мысленно усмехаясь. - Как интересно! Жаль, что время вашего пребывания здесь подошло к концу. Я уверен, мы бы смогли с вами подружиться. Я бы вам рассказал о последних событиях, произошедших в столице, а вы мне о вашей работе. Знаете, меня всегда увлекало углубленное изучение религиозных учений, богословие или, чем вы говорите там занимаетесь?
Демон вошел в озеро и не дождавшись ответа юноши, нырнул. Вынырнул Анаэль минуты через три, довольный, смеющийся и растрепанный. Импровизированная шпилька где-то потерялась, и сейчас волосы демона, мокрые и изрядно потяжелевшие, живописным плащом укрывали плечи.
Он был доволен. Самочувствие резко улучшилось, усталость отступила, а новый знакомый распалял интерес к себе с каждой минутой все больше и больше.
Анаэль подплыл ближе, внимательно разглядывая стоящего по пояс в воде экзорциста.
"Какой красавец, первый раз встречаю экзорциста, который не вызывает желания прибить его на месте, как ядовитую тварь"
- Знаете, Джон, а вы не похожи на итальянца. Ваши волосы, глаза, я бы скорее предположил в вас уроженца северных стран. Откуда вы родом?
От Эдемского Змея не ускользнул беглый заинтересованный взгляд, брошенный на него молодым экзорцистом.
"А мальчик не промах, да и с наблюдательностью у него дела обстоят неплохо. Надо бы поосторожней"
- Спасибо за столь любезное и щедрое приглашение, Джон. Я с удовольствием остановлюсь в вашем доме, тем более, что он находится в таком живописном месте. Но только с одним условием. Вы составите мне компанию, хотя бы на один вечер. Знаете, совершенно не хочется вас отпускать, не отблагодарив.
О замечательной таверне "Феличе", что с яркой вывеской и на главной улице, демон не обмолвился ни словом, резонно рассудив, что он все равно не собирался задерживаться в городе дольше, чем того потребует общение с новым знакомым.

+1

9

- Работаете в церкви? - Незнакомец так удивлённо изогнул красивую бровь, что Константин невольно залюбовался этим простым движением. - Как интересно! Жаль, что время вашего пребывания здесь подошло к концу. Я уверен, мы бы смогли с вами подружиться. Я бы вам рассказал о последних событиях, произошедших в столице, а вы мне о вашей работе. Знаете, меня всегда увлекало углубленное изучение религиозных учений, богословие или, чем вы говорите там занимаетесь?
Юноша усмехнулся, отталкиваясь от дна и в два мощных гребка выбираясь на глубину.
- Отнюдь. Я всего лишь каменщик, который восстанавливал разрушенную временем часовню и немного правил здание церкви снаружи, - Константин никогда особо не задумывался над качеством вешаемого на чужие уши вранья. Ведь, по надобности, он вполне смог бы выполнять работу каменщика. В ответ на вопрос о происхождении он только пожал плечами.
- Я родом из северных стран. - И не стал уточнять, откуда, - Вы правы.
Он решил тоже нырнуть.
Под водой было прохладно, невероятно тихо и уютно. Часто Константин жалел, что не родился русалкой, хотя, конечно, не ему думать на такие темы...
Вынырнув,  он весело посмотрел на смеющегося путника. После такого купания, да в такую жару действительно хотелось смеяться ни с чего, и это настроение  было заразительным. Константин широко улыбнулся.
- Спасибо за столь любезное и щедрое приглашение, Джон. Я с удовольствием остановлюсь в вашем доме, тем более, что он находится в таком живописном месте. Но только с одним условием. Вы составите мне компанию, хотя бы на один вечер. Знаете, совершенно не хочется вас отпускать, не отблагодарив.
На этом месте Константин удивлённо поднял брови. Он впервые встречал путешественника, так ищущего общества. Обычно люди сильнее держатся за своё личное пространство, не допуская туда незнакомцев. А этот...
- Что ж, я думаю, это резонно, - кивнул головой "каменщик", чуть поколебавшись. Ведь ему тоже ой как хотелось послушать новости столицы.
- Я, пожалуй, действительно задержусь ненадолго, если вы уверены в том, что готовы терпеть моё общество. В доме места хватит...

+2

10

"Каменщик? Надо же! Врет и не краснеет. Хороший мальчик"
Анаэль продолжал улыбаться, разглядывая юношу. Тот, казалось, тоже заразился всеобщим весельем и широко улыбался, а еще, как показалось демону, он сильно удивился, когда тот предложил ему остаться еще на один вечер, чтобы провести его вместе, удивился, но отказывать не стал.
Анаэль задумался.
"Странно, он настолько беззаботен или же так уверен в себе? Он даже не понял, что  я демон. Или же понял, но играет со мной?"
Анаэль подплыл к юноше, протянул руку и снял с его волос, запутавшийся в них лист. По телу будто прошел электрический ток. Глаза демона потемнели, тело напряглось, а по виску скатилась капелька пота. Ощущение было таким необычным, будто прикасаешься к чему-то запретному, даже смертельному, но такому желанному, что готов терпеть боль только ради того, чтобы прикоснуться.
"Печать. Конечно, это печать,только она может вызывать подобные ощущения. Теперь понятно почему я не сразу ее заметил, она на шее,под волосами. Но какие же мягкие у него волосы..."
-  Лист, - невинно улыбнулся экзорцисту Анаэль, с сожалением отводя руку и демонстрируя зажатый в пальцах лист. - Запутался. Ну что, Джон, покажете мне свой дом? И, надеюсь, вы не откажете в любезности усталому путнику и предложите стакан воды, а коню - корм. А ваше общество мне приятно, кажется, я уже это говорил.

Пора было выбираться из этого озера, иначе Эдемский Змей чувствовал, что еще не много - и он за себя не ручается.
Джон Константин вызывал желание, справиться с которым было сложно. Но еще интересней было познакомиться с парнем поближе, заодно и выведать методы борьбы современных экзорцистов.

Какое наважденье, чей увет
Меня бросает безоружным в сечу,
Где лавров я себе не обеспечу,
Где смерть несчастьем будет. Впрочем, нет:

Настолько сладок сердцу ясный свет
Прекрасных глаз, что я и не замечу,
Как смертный час в огне их жарком встречу,
В котором изнываю двадцать лет.

Я чувствую дыханье вечной ночи,
Когда я вижу пламенные очи
Вдали, но если их волшебный взгляд

Найдет меня, сколь мука мне приятна -
Вообразить, не то что молвить внятно,
Бессилен я, как двадцать лет назад.

Анаэль читал сонет, не отводя взгляда от странных, но таких притягательных желтых глаз экзорциста. Казалось, все вокруг на мгновенье замерло, даже птицы умолкли, остался только этот грудной чарующий голос, так хорошо известный в Аду и далеко за его пределами. И вдруг все прекратилось. Анаэль улыбнулся и уже совершенно другим голосом добавил.

- Простите, я снова читаю стихи. Наверное, с этим бесполезно бороться. Вам это неприятно?

Отредактировано Анаэль (2010-06-19 15:44:30)

+2

11

Странно, но от прикосновения Джанни словно дрожь по телу прошла. Константин с удивлением посмотрел на путника, но, кроме неземной красоты и чарующего голоса в новом знакомом не было ничего необычного. Сколько бы не прислушивался к ощущениям юный экзорцист, но перед ним однозначно был человек.
Как и всякий молодой человек его лет, экзорцист был уверен в себе и своих силах, он считал себя королём мира и всемогущим богом, как минимум. В его жизни ему ещё не случалось ошибаться, и это только доказывало - он, Константин, - лучший.
А, значит, можно всецело положиться на чутье, сейчас молчащее.
- Лист.
- Спасибо, - Константин кивнул, думая о том, что обычно новые знакомые не стремятся в первые же минуты общения настолько приблизиться к экзорцисту, нарушая личное пространство. Да и плевать им было бы, по сути, что там запуталось у каменщика в волосах. Значит.. вывод можно сделать только один: Джанни - смелый парень, не боящийся ни строгого взгляда, ни странного цвета волос, и, Константин ему определённо понравился. Это льстило самолюбию, и даже очень, учитывая внешние данные этого самого господина Леоне. Хотя, конечно, с такой красотой, парень наверняка привык, что все встречные-поперечные падают к его ногам - неудивительно.
Константин мысленно фыркнул - ишь, как очаровывает, сонеты читает.
Но Джон не какой-то провинциальный мальчик, хлопающий ушами на первого встречного красивого парня. Хотя, конечно, не сразу сообразил, что уже с несколько долгих секунд заворожённо смотрит в удивительные глаза цвета стали, а сами они как-то недозволительно близко, кажется, ещё мгновение, и ноги и руки переплетутся в тесный узел, тела прижмутся друг к другу...
- Простите, я снова читаю стихи. Наверное, с этим бесполезно бороться. Вам это неприятно?
"Тьфу. Что это со мной?!"
Константин чуть отстранился, отплывая дальше, и с деланным равнодушием бросил:
- Мне всё равно. Читайте, если вам нравится. Мы, каменщики, не понимаем таких вещей.. - во взгляде, брошенном на Джанни скользнула лукавая искра.
- Что касается вашего первого вопроса.. а, точнее, целого списка требований, - Константин лукаво рассмеялся, - пожалуй, они выполнимы. - Он направился к берегу, и, выбравшись, легко накинул штаны. Это вам не уйма одежды Джанни.
- Можете не спешить, я подожду вас. - Полагая, что уставшему путнику захочется подольше побыть в воде, Константин встряхнул волосы и, перебросив длинные, тяжеленные пряди через плечо, принялся ловко плести косу. Справившись с этим необычным занятием, он прошел за деревья, безошибочно определив, где Джанни оставил лошадь.
Животные любили Константина, даже самые норовистые. Поэтому он легко сошёлся с невероятно красивым жеребцом, и через миг уже глади его по тёплому носу, кормя с ладони клевером.

Отредактировано Konstantin (2010-06-20 16:33:43)

+1

12

Анаэль проводил мальчишку долгим насмешливым взглядом.
От него не укрылась реакция экзорциста на его голос и производимые им действия. Без сомнения, долго это очарование не продлится, но сейчас демон был на сто процентов уверен в своей маленькой победе.
Вряд ли сам Джон отдавал себе отчет в том, как подрагивали его ресницы, как часто вздымалась грудь, когда он неосознанно втягивал воздух, вдыхая аромат волос демона.
Анаэль почувствовал, как время остановилось, когда странные желтые глаза мальчишки встретились с его собственными. Этот юный экзорцист реагировал на заигрывания Анаэля так горячо, так открыто, так страстно. Он вел себя так, будто не понимал.
И даже не разу не насторожился.
"Видимо, я переоценил его силу"
Силу-то Анаэль может и переоценил, а вот сексуальность самозваного каменщика явно недооценил. Пары быстрых взглядов на молодое упругое, бронзовое от загара тело экзорциста хватило, чтобы разжечь в демоне любопытство и желание.
Сейчас все остальное отошло на второй план. Позабыв о своей миссии в Италии, о далеко идущих планах в Греции, Анаэль до дрожи в коленях жаждал узнать, какой же этот святоша в постели.
Кроме этого демона очень интересовала и сама личность Джона Константина, экзорциста о котором он никогда не слышал. И первое, что он хотел знать - стоит ли опасаться очередного встреченного им прихвостня Господня или можно позволить себе неплохо развлечься за счет Всевышнего?
"Было бы здорово соблазнить этого блондинчика прямо в церкви, вот только туда еще добраться надо. Так что этот вариант отпадает. Остается его дом и сегодняшняя ночь. Ты узнаешь, что такое истинное наслаждение, мальчик. Жаль, что ты не доживешь до утра"
За те два года, что он прожил в Италии, Анаэль уже успел повстречаться с двумя экзорцистами и совратить их с пути истинного. Обаянию демона противиться было сложно, Эдемский Змей вступал в игру решительно, не оставляя шансов для отступления, но так же быстро терял интерес, когда понимал, что добыча не просто в его руках, но и ползает на коленях, умоляя взять ее.
А нет интереса - нет игры. Анаэль не был жесток. Смерть его случайных любовников была быстрой и легкой. Иногда и до постели не доходило, особенно, если соперник был уже не молод и не привлекателен. Достаточно было заставить его признать превосходство жажды плотских утех над, казалось бы, когда-то незыблемой верой.
Демон плотоядно оскалился, глядя, как Константин натягивает штаны прямо на мокрое голое тело и не спеша поплыл к берегу.
Выйдя из воды, он не стал сразу же одеваться, а упал на ворох своей одежды, раскидывая руки в стороны. Длинные волосы растрепались, а уголки губ подрагивали от едва сдерживаемого смеха. Анаэль был счастлив.
Что может быть лучше предвкушения охоты, когда ноздри щекочет пряный запах страха, источаемый жертвой? Но
Джон не боялся. От него исходила чистая светлая энергия и определенного рода флюиды, выдававшие волнение и возбуждение юноши.
- Джон, - тихо позвал Анаэль. лениво переворачиваясь на живот и наблюдая сквозь редкие ветви кустов, как экзорцист кормит с ладони Аида. Белые волосы, заплетенные в косу будоражили воображение демона, так же, как и какое-то новое неосознанное желание еще раз заглянуть в эти невероятные желтые глаза. - Я вижу вы понравились моему жеребцу. Кстати, его зовут Аид. Как вам имечко? Мне его подарил один вельможа, право за бесценок. Но он мне нравится, сильный выносливый, горячий, а вам? Не хотите опробовать его?
Анаэль мечтательно улыбнулся, представляя себе совершенно другую скачку и вдруг прищурился, вспомнив озорной взгляд, брошенный на него мальчишкой, когда тот выходил из воды.
"А так ли он прост?"

+1

13

Жеребец был действительно что надо. Однако Джанни довольно легковерен, или очень богат, чтобы вот так предлагать незнакомому парню прокатиться на своей лошади. А вдруг тот  возьмёт - и не вернётся?..
Константин с удовольствием погладил коня по тёплой шее. Животное тоже хотело пить и купаться, должное количество времени уже прошло, и коня можно было напоить. Озорная мысль пришла в голову юноше.
Льняные штаны и так были уже мокрые, впрочем, влажная ткань на такой жаре была только уместна.
- А не боитесь, что я войду во вкус, и мы с Аидом к вам больше не вернёмся?.. - лукаво спросил Джон, поглядывая на раскинувшегося Джанни. Нельзя сказать, что зрелище не завораживало.
Тем временем ловкие сильные  пальцы отпутали упряжь, затем расстегнули подпругу, и Константин стянул с Аида седло - тот, кажется, будь он человеком - застонал бы от благодарности. Уложив седло с притороченными сумками на землю, и отправив туда же попону, Константин одним ловким, привычным движением взвился на спину жеребца.
- Тише, хороший, тише, - негромко, чуть хрипловато зашептал Константина  коню, давая привыкнуть к новому седоку, - Жарко, малыш, да?..  Ничего, сейчас.. - и он чуть коснулся боков лошади пятками.
Умное животное переступило с ноги на ногу, опасливо поглядывая за спину.
- Ну же, малыш.. ну же.. - уговаривал Джон лошадь, почти распластавшись на вороной спине. Коса змеей скользнула по загорелым плечам и свесилась вниз. Наконец Аид решил уступить желаниям, и, ещё раз переступив с ноги на ногу, пошёл к воде.
Довольно рассмеявшись, Джон стукнул пятками сильнее, Аид всхрапнул и в два прыжка перелетев кусты, ворвался в озеро. Вода брызнула во все стороны, побежали круги, и лошадь, довольно подрагивая шкурой, поплыла, невольно катая своего довольного наездника.
- У вас отличный конь, господин Леоне,  - смеясь, Джон соскользнул со спины лошади, ловя его за узду, и направляя к берегу, - И он тоже любит купаться.
Теперь экзорцист снова был весь мокрый, льняная ткань облепила тело, но на такой жаре обещала быстро высохнуть. Длинная коса хлестала кончиком почти по ягодицам.
Дав коню напиться, Константин вывел его из воды и привязал в тени дерева. Он любил животных и всегда заботился о них с удовольствием.
Потрепав напоследок Аида по чёлке, экзорцист вернулся к лежащему на вещах путнику, и уставился на него сверху вниз своими янтарными глазищами.
- Отправимся, как только будете готовы. Я, если честно, проголодался.

+2

14

- Тише, хороший, тише, - негромко, чуть хрипловато зашептал Константин коню, - Жарко, малыш, да?..  Ничего, сейчас..
Анаэль вздрогнул и, прищурив глаза, уставился на экзорциста, пытающегося уговорить коня искупаться в озере.
Хриплый шепот юноши отзывался в ушах демона глухим стуком неровно бьющегося сердца. Он обращался к Аиду, а Анаэлю казалось, что Константин говорит с ним.
Подсознание услужливо подсунуло нужные картинки, и хваленая выдержка демона дала трещину. Никогда еще Эдемский Змей не встречал таких, как этот желтоглазый экзорцист.
- Отправимся, как только будете готовы. Я, если честно, проголодался.
"О, я уже готов, коварный мальчишка!" - мысленно простонал Анаэль, радуясь, что лежит на животе.
Потому, как никаких сил больше не было терпеть. Вид длинноволосого, загорелого, до половины обнаженного,  ладно скроенного юноши, в мокрых, прилипших к телу штанах, скорее подчеркивающих все, так сказать, выдающиеся достоинства экзорциста, нежели скрывающих их, припавшего грудью к спине вороного жеребца, буквально сводил с ума.
Анаэль чувствовал, что еще мгновение и в нем  проснется его демоническая сущность, которая, не сдерживаемая более никакими барьерами, вырвется наружу, сметая все на своем пути.
Зато одно стало совершено очевидно. Юнец идиотом явно не был, и прекрасно осознавал действие своего обаяния, если так можно было объяснить то почти животное влечение, которое сейчас испытывал Анаэль.
Демон на секунду закрыл глаза и досчитал до десяти, стараясь успокоить бушующий в крови огонь.
- Спасибо, что позаботился об Аиде, Джон. Ты не против, если мы перейдем на ты? - плавно- тягуче произнес Анаэль, сладко потягиваясь и будто нехотя поднимаясь на ноги. Неторопливо набросив на себя одежду, он, выжал мокрые волосы и бросил на Константина долгий взгляд. - И ты прав, пора ехать. Ибо еще немного и мой голод будет утолить очень сложно.
Анаэль отвязал Аида и кивнул экзорцисту, подтверждая свою готовность отправиться в путь.
- Показывай дорогу, Джон.

+1

15

И долгий взгляд потемневших глаз, и чуть хрипловатые нотки в голосе можно было толковать вполне однозначно. Это невероятно льстило Константину, хотя, как ни странно, купая лошадь он не преследовал подобных целей - просто хотел дать освежиться животному, которое не меньше их страдало от жары. Да и опробовать жеребца тоже было интересно.
Произнесённая Джанни фраза тоже была несколько.. двусмысленной.
Константин ответил на этот взгляд, не мигая, и чувственные губы дрогнули в короткой, лукавой улыбке.
- Будем на ты, я не против. - Он направился туда, где лежало оставленное седло, и, принеся амуницию, быстро и ловко снова оседлал Аида. Как-то так получилось, что Константин позаботился о чужих вещах... Обычно, это не было ему свойственно.
Едва приметная тропинка в траве в конечном итоге вывела на довольно широкую утоптанную дорогу, сначала поднимающуюся вверх, на холм, с которого открывался чудесный вид на то место, что они только что покинули, а затем спускающаяся к маленькому городку, уютно раскинувшемуся среди холмов, почти на берегу синего моря.
От этого места веяло чистотой и Благодатью, и, по-своему, Константин, наверное,  полюбил его.
Он на миг замер, любуясь открывшимся видом. Чёлка уже высохла,и тёплый ветерок игриво трепал ее. Джон перевёл взгляд на спутника и едва сдержал восхищённый выдох - Джанни, всё же, был невероятно хорош собой. А это гибкое, стройное тело!.. Интересно, сколько времени он в седле провёл?..
Константин всерьёз задумался, а не отбил ли себе кое-чего уважаемый вельможа (почему-то он был уверен, что перед ним знатный человек). Эти мысли как-то отвлекали.
- Вон тот дом, что я снял на время работы здесь, - Константин указал на стоящий отдельно маленький, аккуратный каменный домик, по крышу утопающий в зелени. Рядом был разбит небольшой огород, в целом, здание вполне претендовало на звание "на отшибе".

+1

16

Анаэль щурился на солнце, следуя по пятам за юношей.
Солнечная погода уже далеко не радовала демона, порядком уставшего после долгого утомительного путешествия. Только в озере он смог расслабиться и освежиться, но стоило выбраться на сушу - невыносимый зной снова обжег нежную кожу падшего ангела, которой тот так гордился.
Всю дорогу Анаэль разглядывал молодого экзорциста, гадая, что же его все-таки так привлекло в этом блондинистом святоше.
Он знавал разных служителей господних, но таких, как Константин еще ни разу не видел.
Ни один экзорцист не вызывал у него такого нестерпимого желания, как этот странный мальчишка. Эдемский Змей вообще не очень любил вступать в интимные отношения с людьми, считая их слишком приземленными и грязными. Он соблазнял их своим  чарующим голосом, опутывал собеседника тенетами обаяния и соблазна, искушая, повергая к своим ногам, но стоило ему достичь желаемого - тут же бросал, одарив на прощание презрительной улыбкой.
С Константином же было все совсем иначе. К здоровому любопытству примешивалось странное влечение, в котором Анаэль наотрез отказывался себе признаваться.
"Наверное, я просто перегрелся на солнце. С чего это я вдруг отложил свои планы и решил остановиться в этом городишке? Чего я как привязанный плетусь за этим белобрысым недоразумением? Точно, это все жара виновата"
- Вон тот дом, что я снял на время работы здесь.
Анаэль остановился, разглядывая  небольшой уютный домик. А у мальчишки определенно был вкус.
Войдя в аккуратный тенистый двор, Анаэль привязал Аида, прикинув что накормить жеребца сможет как только занесет вещи в дом и устроится.
- Хороший дом, Джон. Ты уверен, что я не помешаю тебе? - Анаэль пристально посмотрел на юношу. - Так ты сказал, что уезжаешь завтра. Значит, сегодня можно устроить прощальный ужин, выпить вина и потрепаться  о том, о сем. Как тебе такое предложение?
Анаэль очаровательно улыбнулся, лукаво поглядывая на экзорциста. Он очарует этого мальчишку, затем совратит, желательно несколько раз, потом выведает у него его методы, а потом убьет. Жалко, конечно, но щадить врага было бы глупо и опасно.

+1

17

Войдя во дворик, Константин отвлёкся на кое-какие мелкие дела, а потому слова Леоне, а, точнее, его магический голос как-то скользнул мимо ушей.
- А?.. Я могу уехать и сегодня. Как и планировал. - Не расслышав последнюю фразу бросил экзорцист, вспоминающий, оставлял ли он открытым окно, или это ветер, или кто-то озорует так вот нехорошо.
Мало находилось смельчаков заглядывать в полупустую обитель странного парня с кошачьими глазами, а кто пытался - того уже не видели никогда.
Однако открытое окно заставило насторожиться. Придержав за плечо господина Леоне, Джон, сосредоточенно хмурясь, широкими шагами направился в дом. Не колеблясь, распахнул дверь - воровать у него было нечего, но некоторые почему-то упорно лезли, и, не находя поживы, оставались ждать, обычно за дверью, в надежде выведать о спрятанных драгоценностях у самого хозяина. Обычно, угрожая ножом.
Этот раз не был исключением. Поймав супостата за кисть, и чуть вывернув, так, что незадачливый вор, выронив нож, приподнялся на цыпочки, попискивая и не решаясь дёрнуться, понимая, что любое резкое движение будет стоить ему рабочей руки, Константин так же быстро направился обратно, буквально волоча непрошенного визитёра за собой.
Лицо экзорциста при этом ничего не выражало, он добуксировал вора до ворот и там буквально вышвырнул на дорогу.
- Нож остаётся у меня. Трофей, - коротко пояснил он, сверкнув глазами. И такой нехороший был этот взгляд, что незадачливый грабитель исчез так же быстро, как и незаметно. Напарника у него не было, но Константин был разозлён, что пришлось вот так вот "встретить" Джанни. Интересно, что он подумал?..
Вернувшись, Джон осмотрел дом, фыркнул, и распахнул дверь пошире.
- Прошу. Можете располагаться. А я сейчас соберу вещи.

+1

18

- А?.. Я могу уехать и сегодня. Как и планировал.
Анаэль, изогнув точеную бровь, с крайним изумлением наблюдал за тем, как Константин вышвыривает вора за ворота и мрачнел на глазах. Экзорцист, не смотря на его легкомысленное поведение, был чертовски наблюдателен и обладал отличной реакцией. А еще, судя по всему, напрочь игнорировал предложение демона остаться в городе еще на один день.
Анаэль пожал плечами.
Что ж, значит, не судьба. Принуждать силой было не в его правилах, а с его даром убеждения, видимо, что-то случилось. Устал, не выспался, еще и эта проклятая жара. Наверное, что-то с голосом.
Экзорцист тем временем, спрятав нож, отобранный во время схватки с вором, распахнул дверь шире, пропуская падшего ангела внутрь.
- Прошу. Можете располагаться. А я сейчас соберу вещи.
- Тогда не буду мешать,  -  пробормотал Анаэль, равнодушным взглядом обводя небольшую гостиную. Ничего особенного. Чистый аккуратный дом, каких много в округе.
Демон подумал, что долго здесь не задержится. Нужно привести себя в порядок, отдохнуть и набраться сил. Одной ночи для этого будет вполне достаточно. А затем он продолжит свое путешествие и доберется-таки до Греции, если еще не встретит по пути какого-нибудь экзорциста.
Анаэль сменил пыльную одежду на чистую: мягкие штаны из темно-коричневой замши, белую широкую рубашку, и, устроившись с ногами в огромном кресле, начал тщательно расчесывать спутанные после купания волосы, осторожно разделяя их на пряди и тщательно прочесывая каждую.
Анаэль был раздражен и зол, а недавно, казалось, забывшаяся усталость снова неподъемным грузом легла на плечи, скрутила спину. Неудивительно, столько дней в седле.
Но зол был Анаэль отнюдь не на это.
Он понимал, что должен убить экзорциста, но совершенно не хотел этого делать. Не понимая, что с ним происходит, он пытался списать свое состояние на усталость, но сознавал, что лжет сам себе. А кто, как не Эдемский Змей знал, как опасна бывает ложь, особенно самообман, поэтому он закусил губу и погрузился в невеселые думы, испытывая острое недовольство самим собой.
"Я не устал, вовсе нет, я не хочу убивать его не поэтому. Он мне просто... понравился, да. Мне интересно с ним беседовать, интересно изучать его, наблюдать за ним, в конце концов он просто непозволительно хорош собой "
Анаэль погрузился в свои мысли, забыв обо всем, а пальцы плавными привычными движениями перебирали длинные пряди.

Отредактировано Анаэль (2010-06-23 15:19:07)

+1

19

Кивнув, Константин занялся было сборами, но потом прервал это занятие. За окном стоял знакомый викарий, с приоткрытым ртом рассматривая нечто, в глубине комнаты. Проследив за его взглядом, Константин усмехнулся. Он уже немного пообвыкся к невероятной красоте Леоне, и то, глядя, как методично гость расчёсывает длинные, шикарные волосы, мечтательно полуприкрыв глаза густыми ресницами, замер на некоторое время.
  - Что-то случилось, падре? - мягко возник у окна Константин, напугав доброго викария. Тот, разулыбавшись, пояснил, что возникла необходимость помочь кое в чём, но не стал вдаваться в подробности при незнакомце. Извинившись перед Леоне, экзорцист выскочил прямо в окно, едва успев набросить на плечи лёгкую рубашку....
Он вернулся довольно быстро и, обезоруживающе улыбаясь, встал рядом с креслом. Поймав вопросительный взгляд, Константин широко улыбнулся и пожал плечами, словно извиняясь перед теперь уже хозяином домика.
- Кажется, придётся воплощать в жизнь наш первый план - с вином, ночёвкой и долгими беседами, надеюсь, у вас ещё не пропало желание лицезреть меня лишние сутки: мне необходимо задержаться здесь немного. - По лицу экзорциста сложно было сказать - расстраивает его эта перспектива, или радует: он умудрялся всегда выглядеть так, словно с удовольствием встречает все новое, будь то неприятности, или радостные вести...

+1

20

Анаэль настолько глубоко погрузился в свои мысли, что не замечал ничего вокруг.
Очнулся демон только тогда, когда Константин вдруг ни с того ни с сего выпрыгнул в окно и исчез в неизвестном направлении.
Анаэль покачал головой, размышляя о том, что жара может сделать с человеком, даже с таким сильным и собранным, как молодой экзорцист. Правда, краем глаза он, как ему показалось, заметил какое-то движение за окном, но присматриваться не стал, резонно полагая, что его это не касается.
Продолжая методично расчесывать волосы, демон погрузился в своего рода транс, из которого его спустя некоторое время вывело появление того же Константина, изрядно запыхавшегося, но все так же бодро улыбающегося.
Анаэль поднял на юношу удивленный взгляд.
- Кажется, придётся воплощать в жизнь наш первый план - с вином, ночёвкой и долгими беседами, надеюсь, у вас ещё не пропало желание лицезреть меня лишние сутки: мне необходимо задержаться здесь немного.
Эдемски Змей так и замер с расческой в руках, а на его лице промелькнула легкая естественная улыбка.
Демон был доволен. Он уже почти пришел в себя от жары, отдохнул и теперь чувствовал себя великолепно. А вот Константин, судя по всему, все-таки страдал от жары.
Тело молодого человека блестело от пота, рубашка кое-где промокла и прилипла к телу. Анаэль непроизвольно сглотнул,проводив жадным взглядом крохотную капельку влаги стекающую по шее на грудь.
Едва преодолев желание привстать с кресла и, обняв разгоряченного экзорциста за шею, притянуть к себе и слизать ее, пробуя на вкус молодую соленую кожу, Анаэль отложил расческу и закинув ногу на ногу, обаятельно улыбнулся, скрывая  длинными ресницами горящий взгляд.
- Это приятная новость, Джон. Должен признать, я уже почти расстроился, не хочется проводить вечер в одиночестве. Зато теперь у меня будет приятная компания. И еще, я бы хотел попросить тебя называть меня  просто Джанни. Ты не против?
Анаэль улыбнулся, бросая на экзорциста заинтересованный взгляд.
"Ни черта ты не каменщик и не плебей, мальчик. А вот актер отменный. Интересно, очень интересно. С каких пор экзорцисты стали настолько коварны и обаятельны? Те, которых я встречал были жуткими бесцветными занудами, с псалтырем вместо мозгов. Ты не такой, Джон Константин, совсем не такой"
Анаэль с наслаждением потянулся в кресле, после чего поднялся и окинул комнату пытливым оценивающим взглядом.
- Ну что ж, тогда разбирайся поскорее со своими делами, а я пока займусь ужином. Ты не против, если готовить буду я? Поверь, я мастер в этом деле. Попробуешь - до смерти не забудешь.
Демон звонко расхохотался, вспоминая, как пару недель назад, подмешав яд, отравил своей стряпней одного весьма назойливого субъекта, вознамерившегося доказать ему, что сутана личной жизни не помеха, особенно, когда дело касается очаровательного Джанни Леоне.
Впрочем, готовил Анаэль действительно неплохо, что и решил продемонстрировать новому знакомому.

+1

21

Вот это взгляд!
У Константина мурашки по коже побежали от такого откровенно оценивающего и жадного взгляда. Ночь обещала быть очень интересной. Едва сдержав триумфальную ухмылку, Джон склонил голову к плечу, и согласно кивнул, рассматривая потягивающегося в кресле Джанни:
- Большая честь для меня! - с хитрой улыбкой потянул экзорцист, едва заметно поклонившись, - Но не в моих правах спорить. Как скажете, Джанни. - Он на миг спрятал лукавый взгляд за густыми ресницами, довольно прислушиваясь к мелодичному смеху нового знакомого.
- Почему-то не сомневаюсь в ваших кулинарных способностях, "до смерти, говоришь?.. Спасибо, что предупредил."
Кухня вон там. Там же спуск в подпол, где хранятся кое-какие продукты.
Благодаря близости к озеру, подпол у Константина был достаточно холодный, так, что там можно было даже замёрзнуть, если сидеть там долго. Заметно было, что юный экзорцист довольно часто спасался в нём от жары - в углу на полу лежала подушка, были следы от свечи, а из-под подушки торчал уголок книги. Если достать и развернуть произведение, можно было увидеть, что это довольно легкомысленные тексты шаловливых итальянских писателей-новаторов.
Улыбнувшись Джанни, Константин выбрался во двор. Следовало наколоть дров, дабы обеспечить их обоих камином на вечер, а затем, Константин страшно хотел ополоснуться.
С дровами он справился довольно быстро; возможно, кто-то и удивился бы, видя, как легко и без натуги семнадцатилетний мальчишка управляется с довольно большими брёвнами и тяжелым топором.
Но местные уже привыкли.
Сложив наколотое в доме, у камина, а часть - у печи на кухне, где возился Джанни, Константин снова отправился во двор. Там, под деревом была довольно большая бочка с накопленной водой, дождей давно не было, но Константин не поленился ночью побегать, и набрать сюда кристально-чистой воды из источника неподалёку.
А потому сейчас, сбросив рубаху, экзорцист подхватил берестяной черпак и с наслаждением опрокинул на себя пару пригоршней воды, фыркая и отряхиваясь...
Тяжелая коса снова промокла, штаны тоже, а потому искупавшись, экзорцист расселся на камешке, подставляя тело солнышку - просушиться, прежде, чем идти в дом, откуда уже доносились соблазнительные запахи.
Если Джанни и был отравителем, то, вероятно, первоклассным, поскольку от пахнущей ТАК еды отказаться наверняка было невозможно!..

+1

22

Анаэль довольно прищурил глаза, когда услышал, как экзорцист произнес его имя своим глубоким грудным голосом.
Вот бы он еще так произнес его истинное имя, но, как подозревал демон, Константин скорее бы откусил себе язык, чем сделал что-то подобное. А хитрый взгляд юноши только еще больше убедил его в том, что он имеет дело не с обычным монашком, вставшим на путь изгнания зла.
- Будет сделано, Джон, - Анаэль отвесил парню шутливый полупоклон и удалился на кухню инспектировать наличие необходимых продуктов.
К счастью, под рукой оказалось все, что нужно, Джон вовремя обеспечил его дровами, а ныряя в подпол за свежими овощами и вином, Анаэль закрывал глаза и стоял так несколько минут, наслаждаясь прохладой, так приятно остужающей разгоряченное тело.
Демон расстарался на славу, и через некоторое время на со вкусом сервированном столе красовалось отличное жаркое, очищенная и тщательно промытая от песка зелень, не считая найденного Анаэлем в подвале копченого окорока.
Демон удовлетворенно ухмыльнулся. Запах от жаркого исходил просто божественный. А молодой и, наверняка, голодный с утра экзорцист проглотил бы сейчас и нечто гораздо менее вкусно пахнущее.
- Джон, иди сюда, все готово, - Анаэль выглянул из окна гостиной. Экзорцист, как ни в чем не бывало, грелся на камушке, явно обсыхая после купания. Демон плотоядно облизнулся.
"Ты отличный десерт, Джон Константин. Что может быть лучше юного экзорциста, сильного и горячего, и чертовски привлекательного к тому же!"
По спине Анаэля прошел холодок, стоило ему представить, как его ладони сжимают упругие ягодицы, проводят по позвоночнику, заставляя мальчишку изогнуться дугой под умелыми ласками опытного любовника. Дыхание участилось. Анаэль тихо застонал, резко отпрянув от окна и прислоняясь спиной аккурат к огромному кактусу, стоящему в горшке на сундуке. Перед глазами стояло волшебное видение - затуманенные желанием желтые глаза и закушенные до крови губы, с которых срываются низкие хриплые стоны в такт каждому движению бедер демона.
"Черт бы тебя побрал, экзорцист с янтарными глазами, ты меня с ума сведешь!"
Анаэль, наконец, сумел обуздать свою буйную фантазию и отцепиться от кактуса, как раз в тот момент, когда Константин вошел в дверь.
Демон застыл у накрытого стола, все так же прижимая к груди бутылку красного вина, и не мигая смотрел на юношу.
- Это вино, - шепот Анаэля, низкий, с легкой хрипотцой, отчетливо прозвучал в застывшей прохладной тишине гостиной. - Мне кажется, оно подойдет. Но я хотел спросить твоего мнения, Джон.
Эдемский Змей вдруг задорно улыбнулся и бросил бутылку застывшему в дверях экзорцисту.

+4

23

Опустив ресницы, Константин плавно качнулся вперёд, ловя бутылку левой рукой и разворачивая к себе гравировкой на стекле.
- Отличный выбор, - чуть хрипловато мурлыкнул он: судя по запаху, их ждало жаркое, и к нему великолепно пойдёт подобранное  Джанни вино. В подвале хранились несколько бутылок, кое-какие ещё от прошлых хозяев, с отличной выдержкой. Именно одну из таких бутылок безошибочно выбрал гость.
В ушах ещё отдавался низкий, с хрипловатыми нотками голос Джанни, от которого мурашки по коже пробежали. Разве может человек говорить так, а не сирена?...
Константин прошёл к столу.
О, гость просто невероятно расстарался. Либо Джанни любил готовить, либо же он и правда хотел устроить шикарный ужин на прощание, в благодарность за оставленный ему дом. Джон не знал. Но, обозрев стол, радостно улыбнулся, потирая руки.
- Да тут целое пиршество!.. Пахнет просто отлично! - не утруждая себя излишними заморочками этикета, Джон собрался было сесть  к столу, затем, нахмурившись, направился к шкафчику. Покопавшись, он извлёк на свет божий два неожиданно шикарных хрустальных бокала, чистых, изящных, видно, что бережно хранимых... Ухмыльнулся, ставя сокровище на стол, и пальцами сорвал сургучёвую печать с бутылки.  Распечатав вино, он разлил его по бокалам, и один протянул Джанни.
- За встречу, и шикарный ужин. Я давно не ел ничего подобного, - солнечно улыбнулся экзорцист, приподнимая бокал  и делая глоток. Вино было просто отменным, и настроение Джона улучшалось с каждой секундой. Особенно при мысли от том, что добрый викарий должен был вернуться через пару часов с новостями...

+1

24

- За встречу, и шикарный ужин. Я давно не ел ничего подобного.
Анаэль ответил улыбкой на улыбку и поднял свой бокал,
- За встречу. Приятно, что удалось тебя немного порадовать в обмен на твою щедрость, я знаю немногих людей, которые впустят в дом незнакомого человека, да еще и оставят ему свое жилье. Это благородный поступок, Джон.
Демон довольно жмурился, наблюдая с каким аппетитом Константин набросился на еду. Сам Змей ел мало, скорее пробовал. Он почти не испытывал голода и не нуждался в еде, но та оболочка, которой он пользовался не могла без нее исправно функционировать, поэтому приемы пищи стали постоянной необходимостью, что в принципе и сподвигло Анаэля научиться хорошо готовить. Он вообще считал, что во всем, за что берешься, нужно стремиться к совершенству.
Некоторое время молодые люди ели молча, изредка перебрасываясь общими фразами. Анаэля интересовала знаменитая церковь Санта Мария Аннунциата дей Каталани, находящаяся в Мессине, а Джон мог рассказать много полезного. Юношу же больше интересовала светская жизнь, последние политические события и литература, а об этом падший ангел мог говорить часами.
За разговорами время летело незаметно. Анаэль не сводил глаз с необычного лица экзорциста, в то время, как его пальцы неосознанно скользили вверх-вниз по ножке бокала.
Еще одно интересное наблюдение не давало демону покоя. Кажется, на экзорциста алкоголь не действовал совершенно. Они уже выпили достаточно, чтобы любой юноша опьянел, а этот сидит и знай себе сверкает желтыми глазищами из-под платиновой челки.
Анаэль встал из-за стола и прихватив бокал наполовину наполненный вином, подошел к камину. Бросив на пол одеяло и пару подушек, демон уютно расположился на полу, и в ответ на удивленный взгляд экзорциста, утвердительно кивнул, приглашая присоединиться.
- Я бы не хотел оставаться в долгу перед тобой, я могу многое предложить тебе, очень многое. Тебе просто достаточно сказать, что бы ты хотел получить, чего добиться. Ты веришь в судьбу, Джон? - неожиданно спросил Анаэль, пристально глядя в янтарные глаза.

+2

25

Опапа.
Брови Константина поползли вверх, в ответ на недвусмысленное заявление гостя. Разумеется, экзорцист истолковал по-своему предложение получить "очень многое" и облизнул враз пересохшие губы.
В общем-то, у него изначально почти не было сомнений в том, к чему всё идёт - слишком жадные взгляды бросал на него новый знакомый, слишком уж низким и срывающимся был его голос, да и, в общем-то... наверное, даже если бы Джанни ничего подобного и не имел ввиду, Константин всё равно этой ночью взял бы причитающееся.
Потому что глупо разгуливать средь бела дня с такой внешностью, и таким проникновенным голосом, и ожидать, что на тебя не будут бросаться все встречные-поперечные.
Тягучая истома, поселившаяся в низу живота ещё несколько часов назад, в ответ на предложение Джанни отозвалась ноющей, почти болезненной пульсацией.
"Не-ет, так дело не пойдёт".
Молодой, горячий организм чутко реагировал на любые проявления сексуальности, а от того, что демонстрировал Джанни, и, пуще от того, что НЕ демонстрировал, у Константина мурашки по коже бегали уже наверное с полдня.
Интересно бы посмотреть на этого парня, разметавшегося на полу, с бесстыдно-широко раздвинутыми ногами, умоляющего взять его...
Экзорцист сглотнул.
Его взгляд, устремлённый на черноволосого парня потемнел, в глубине зрачков загорелся мрачный огонёк, не предвещающий ничего хорошего гостю, так неосторожно предлагавшему экзорцисту всё, и даже больше. А вот сейчас схватить за длинные волосы, наматывая их на руку, и рывком разворачивая Джанни лицом вниз - наверняка ему понравится такое обхождение - с силой провести ладонями по спине вниз, к ягодицам...
Мотнув головой, Константин отогнал наваждение, навеянное сладким голосом Джанни.
За окном раздалось негромкое покашливание.
- Простите, Джанни, - хрипловато потянул Джон, гибко поднимаясь и направляясь к выходу, - Те самые дела, из-за которых у нас с вами выдалась возможность побеседовать... - Он кивнул, выходя к викарию.

....Вернулся он спустя каких-то полчаса, и, склонив голову, снова уставился на Леоне.
- Продолжим. Вы спрашивали о Судьбе, верю ли я в нее.. Верю. - Константин прислонился спиной к стене, скрестив руки на груди и чуть приподнял бровь. Что-то изменилось в до того  просто фонящем флюидами сдерживаемой страстности Константине. Возможно, он с пользой провёл эти полчаса снаружи?..

+3

26

- Простите, Джанни, - хрипловато потянул Джон, гибко поднимаясь и направляясь к выходу, - Те самые дела, из-за которых у нас с вами выдалась возможность побеседовать...
"Когда вернется - обязательно скажу ему, как меня раздражает его привычка вот так резко исчезать", - нахмурив тонкие темные брови, подумал демон, провожая взглядом исчезнувшего в дверях экзорциста.
От Анаэля не укрылся тот пламенный взгляд, которым одарил его напоследок Константин. А еще в этом пылком взгляде он уловил насмешку. Интересно, что так развеселило мальчишку?
Итак, вечер, казалось, был безвозвратно испорчен. Настроение у Анаэлля ухудшалось с каждой минутой проведенной в одиночестве. Налив себе еще вина, он вернулся на облюбованное место на полу, где было значительно прохладней, и устроился на подушках, пытаясь расслабиться. Получалось плохо, недавнее напряжение никак не хотело отпускать.
Анаэль отставил бокал в сторону, расстегнул пуговицы на широкой белоснежной рубашке и распахнул ее, обнажая грудь.
Ладонь скользнула по гладкой коже, поглаживая, успокаивая, пока пальцы не задели моментально затвердевший сосок. С губ демона сорвался едва слышный стон, пронизанный такой животной страстью, что услышь его Константин, в панике бы покинул свой дом, с легкой руки Анаэля ставший вместилищем порока и разврата.
Дыхание сбилось, а перед глазами поплыли цветные пятна.
Слишком жарко... горячо.
Проклятый янтарь.
Невыносимо...
Эдемский Змей раздраженно зашипел, с трудом приходя в себя.
"Еще не хватало, чтобы он застал меня за этим занятием. Хотя, кто знает..."
Анаэль тихо рассмеялся, устало закрывая глаза, представляя реакцию Константина, войди тот несколькими минутами ранее.
- Продолжим. Вы спрашивали о Судьбе, верю ли я в нее.. Верю.
- Это хорошо, Джон, - не открывая глаз прошептал демон. - Тогда ты поймешь, почему я считаю, что нас свела судьба. Случайностей не бывает, все они предсказуемы и закономерны. Еще вина?
Серебристо-серые глаза распахнулись и не мигая уставились на Константина. Демон быстрым движением провел языком по губам, понимая, что возбуждение никуда не ушло. Он все так же хотел этого странного экзорциста.

+3

27

Весь дом, казалось, был пронизан каким-то сладковато-тягучим ароматом, хотелось вдыхать его полной грудью, но...
Но только казалось.
Тяжелая, обволакивающая атмосфера страстности, которая исходила от разметавшегося на полу Джанни словно бы обтекала теперь экзорциста, внимательно рассматривающего своего гостя.
Глаза блестят и одновременно словно бы затуманены, на щеках лёгкий румянец.. Рубашка распахнута, едва прикрывает грудь, но потемневшие соски просвечивают сквозь тонкую ткань, словно приглашая стиснуть затвердевшие бусины пальцами, а лучше - губами...
Всё-таки это создание было невероятно сексуально.
-  Еще вина?
- Пожалуй, - Константин подхватил бокал и бутылку,  и прошёл к камину, опускаясь на пол. Здесь и правда было немного прохладнее. Экзорцист наполнил их бокалы вином, и поставил поближе к Джанни небольшое лукошко, полное крупной, отлично промытой клубники.
- Это поздний сорт, - улыбнулся он, заметив, какое удивление отобразилось на лице гостя, - Меня угостили друзья.. каменщики, - Константин негромко рассмеялся, делая глоток вина, а затем снова глянул в глаза гостю.
- Джанни... - о, он тоже умел, когда надо говорить так, словно сама страсть сейчас владела его голосом, - Вы сказали, что можете многое мне предложить. Я, право, заинтригован. Например?.. - Константин отставил бокал, устраиваясь удобнее, опираясь на отставленное колено.
Рассказывать о том, что доброго викария он посылал шерстить библейские тексты на предмет совпадений данного описания внешности и признаков с описанными в свитках, он не собирался.
Серьёзные подозрения касаемо его гостя у экзорциста уже были, но - не пойман, не вор. Следовало сначала понять, что же руководит пылким итальянцем и почему он так заинтересовался светловолосым юношей...
В ожидании ответа, экзорцист принялся расплетать косу - волосы были ещё влажные, и непослушными прядями рассыпались по плечам.

+2

28

Анаэль удивленно смотрел на появившуюся перед ним клубнику.
Константин что, специально провоцирует его? И так уже, кажется, дальше некуда, воздух в комнате так пропитан возбуждением и сексом, что голова кругом. А услышав невинное на первый взгляд объяснение, что ягоды ему передали его друзья-каменщики, демон не удержался и саркастически хмыкнул.
"Как же, каменщики, так я тебе и поверил. Еще небось святой водичкой ополоснули, выкормыши церковные"
Глядя на то, как изменилось поведение экзорциста с того момента, как он вышел за дверь, Анаэль насторожился. Значит, подозревает? А беседу поддерживает, чтобы зубы заговорить? Но зачем? Чего он ждет?
Эдемский Змей очень хотел получить ответ на этот вопрос. Тем более, что еще больше его волновал другой: почему он сам выжидает, не предпринимая никаких действий? Зачем церемониться с этим мальчишкой, когда можно просто взять то,что хочется, убить его и отправиться дальше, навсегда забыв о том, кто такой Джон Константин. Демон знал ответ, и он, надо сказать, совершенно ему не нравился.
- Джанни...  вы сказали, что можете многое мне предложить. Я, право, заинтригован. Например?
"Не примешь ты от меня ничего, экзорцист, это я и без тебя знаю" - немного устало подумал демон, в пару секунд преодолевая расстояние, отделявшее его от Константина. Устроившись между раздвинутых ног, он стоял на коленях почти вплотную к юноше.
- Давай помогу, - Анаэль как ни в чем не бывало принялся расплетать белоснежную косу, осторожно разделяя пальцами пряди. - Ты так напряжен, Джон, расслабься, я не причиню тебе вреда. Если бы я хотел, то давно бы уже убил тебя, и ты это знаешь. Когда я говорил о том, что многое могу предложить тебе, я имел в виду власть, деньги, положение в обществе, секс. Но что-то подсказывает мне, что ты откажешься, Джон, даже если это будет идти вразрез с твоими желаниями. Ты ведь уже все понял, не правда ли, Джон Константин?
Медлить долее было просто опасно. Если экзорцист начал подозревать его, Анаэль в любую секунду мог оказаться пригвожденным к полу какой-нибудь замысловатой печатью. Не то, чтобы он боялся этого еще слишком юного, чтобы быть опытным экзорциста, но и оказываться беспомощным в руках мальчишки тоже не желал.
Анаэль наклонился  и едва слышно пошептал на латыни связующее заклинание прямо на ухо, намертво пригвождая запястья и щиколотки юноши к полу тонкими серебристыми нитями. Стараясь не прикасаться к шее, украшенной защитной печатью, демон выхватил из-за пояса кинжал и приставил его к горлу экзорциста. Все произошло в считанные секунды.
- Прости, Джон, но я не могу позволить тебе говорить. Думаю, ты и сам знаешь почему. Но я не причиню тебе вреда, если ты будешь паинькой, - чарующий голос Анаэля раздался в застывшей тишине комнаты.
Не желая терять ни минуты своего, возможно, временного триумфа, демон мазнул губами по щеке Константина, впиваясь жадным поцелуем в такой желанный рот. Скользнув рукой под рубашку, он сжал пальцами твердую бусину соска, наслаждаясь ощущением горячей гладкой кожи, и нетерпеливо застонав в поцелуй.
Безумное желание и пьянящая радость от мысли что вот он, странный экзорцист по имени Джон Константин, сейчас полностью в его власти, лишало контроля и здравого смысла. Зрачки Анаэля стали вертикальными, являя юноше истинный облик гостя.
Барьеры рухнули один за одним, демоническая сущность взяла вверх, Анаэль отстранился и прижал кинжал к нежной коже еще сильней. По загорелой шее стекла тонкая алая струйка.
Анаэль устроился поудобней между широко разведенных ног экзорциста и плотоядно облизнулся, глядя как алая кровь пропитывает ворот рубашки.
- Попробуем договориться, Джон? Я не стану убивать тебя в благодарность за то, что ты предложил мне кров, пищу и свое просто потрясающее тело. Расслабься и получай удовольствие, эту ночь ты не забудешь до конца дней своих, обещаю. Хотя, думаю, жить тебе осталось не так и долго, учитывая, какую профессию ты избрал,... каменщик.
Ладонь Анаэля скользнула по груди к животу, замерев в опасной близости от паха Константина.

+4

29

Странно, но первой мыслью, пришедшей в голову сразу после того, как экзорциста распяло на полу, была мысль о... клубнике.
"Чёрт, даже не попробовал..."
Страха не было. От слова "совсем".
Константин догадывался, что его нежданный гость не очень прост, а потом и викарий, покопавшись в архиве, сделал предположения относительно того, кем мог являться загадочный итальянец Джанни. В любом случае, как бы там ни оказалось, кидаться на него с ножом Константин, уверенный в своих силах, не собирался.
Даже окажись Леоне самим Сатаной - пока была возможность, Константин хотел бы поговорить с Тёмным, пообщаться, понять, чем думают иные, что у них на уме...
Разумеется, для того, чтобы разработать более мощные Печати Изгнания...
Однако Джанни, внезапно испугавшись чего-то (клубники?..), решил пойти ва-банк, и сам же выдал себя с головой.
Демон.
Более того.
Экзорцист мог сейчас назвать его Истинное имя, и не побояться, что промахнулся...
- А-на-эль... - тихо, хрипловато и певуче потянул Константин, облизнув пересохшие губы.  Прикосновения к волосам были, определённо, правильной стратегией, и, продолжи Джанни в том же духе...
Константин давно бы уже изгибался на полу, стремясь продлить жаркие касания.. Молодой, несдержанный темперамент, тело, чутко реагирующее даже на взгляды - кто в состоянии справиться с подобным? Дыхание сбивается, сердце моментально в разы ускоряет свой ритм, губы пересыхают, а в голове поселяется шальная мысль, становящаяся все настойчивее:
"А к чёрту всё, я хочу его, немедленно, сейчас!.."
Тело прогибается в пояснице, ноги, и так широко разведённые, словно стремятся раздвинуться больше, бёдра приподнимаются навстречу руке и самое страстное желание - просить, умолять срывающимся шёпотом,  коснуться, погладить там, сжать... В памяти фрагментами: потемневшие соски, полускрытые тонкой тканью рубашки - затем настойчивое, почти болезненное прикосновение к собственной груди чужих пальцев; томная, ноющая пульсация в паху, а оттуда и по всему телу, моментально охваченному страстью, каким-то зверским, ненормальным возбуждением, которое только усугубляется тем, что запястья и щиколотки плотно прижаты к полу - не поласкать себя самого, не коснуться - только извиваться и пытаться не умолять: "Возьми же.. возьми меня, сволочь!.."
Хриплое дыхание, взгляд глаза в глаза и во взгляде - та самая невысказанная просьба: "Трахни меня наконец!"...
Губы, всё ещё горящие от страстного, головокружительного поцелуя, приоткрываются, словно умоляя продолжить, или же - смотри, я много чего умею... Влажный язык призывно очерчивает нижнюю губу, во всей позе - порочность и страсть...
Так однозначно было бы, будь Константин, как он говорил, простым каменщиком...
И не суйся демон к нему с ножом - горячая струйка чётко ощущалась бегущей по коже, и Константин с какой-то весёлой злостью подумал: "Рубашка испорчена."
И расхохотался.
Звонко, искренне, так, что, кажется, ещё миг и весёлые слёзы бы сверкнули в уголках глаз. Но глаза оставались сухими, когда экзорцист весело уставился в глаза цвета плавленого серебра.
- А  ведь я хотел согласиться, - медленно потянул экзорцист, давая возможность понять, что он не читает формулу - всё-таки, нож у горла является иногда довольно веским аргументом, - Чёрт, я бы тебя трахнул, Джанни, Печатями клянусь!.. - И снова весело расхохотался.
Бывает же такое!.. Не его одного сжигало пламя желания, однако бритвенно-острое лезвие у горла, оставляющее порезы, если кого-то и возбудило бы, то не экзорциста точно, да и вообще, как можно возбудиться в такой ситуации - он искренне не понимал. Наоборот, последние остатки горячности развеялись, и сейчас Джон смотрел на врага ясным, чуть лукавым взглядом.
Абсолютно не боясь.

Отредактировано Konstantin (2010-06-27 22:48:18)

+5

30

- А-на-эль...
Демон вздрогнул, чувствуя, как по телу будто прошел электрический разряд. Его имя, истинное имя, произнесенное таким голосом, низким, хриплым, бьющим по нервам не хуже хлыста. Великий Сатана, как же сексуален этот мальчишка!
Анаэль застыл на месте, едва касаясь ладонью возбужденной плоти Константина, и заглянул в потемневшие янтарные глаза.
Сорвать одежду, разрывая на тонкие лоскуты ненавистную рубаху и штаны, одним движением рассечь с помощью освобождающего заклинания нити, стягивающие запястья и щиколотки, и ласкать, ласкать пальцами, языком,  развести длинные ноги, сжать до синяков бедра, ворваться в тесное горячее тело.
Анаэль жадно втянул пропитанный терпким ароматом секса воздух, закрыл глаза и провел языком по шее экзорциста от ключицы до уха, слизывая струйку крови.
- Чёрт, я бы тебя трахнул, Джанни, Печатями клянусь!..
Голова закружилась, а сердце на мгновение замерло, чтобы вновь часто забиться. Перед глазами стояла совершенно другая картина.
Константин наматывает на кулак длинные темные волосы демона, грубо толкая его вперед и впечатывая лицом в пол. Сильные пальцы впиваются в запястья, выворачивая руки назад, а бедра Анаэля вдруг дергают вверх, широко разводя коленом ноги. Боль пронзает тело демона, заставляя выгнуться дугой и хрипло закричать, срывая дивный голос. Константин бешено вколачивается в напряженное тело, с  каждым толчком сминая сопротивление, доводя до исступления.
Громкий веселый смех оборвал сменяющие друг друга  слайды воспаленной фантазии; Анаэль с трудом разлепил ресницы и все еще затуманенным взглядом встретился с ясным, начисто лишенным былого возбуждения взглядом  янтарных глаз.
«Нееееет!»
Едва удержавшись от того, чтобы не закричать в голос, Эдемский Змей прищурился и в две секунды оседлал бедра экзорциста, и прошипел, наклоняясь к самому лицу юноши и занавешивая их лица темными как ночь волосами.
- Знаешь мое имя, стервец? И не боишься? Считай, что я оценил. А насчет того, кто тут кого сейчас трахнет, я бы поспорил, мальчик. Хотя, готов признать, твой вариант мне тоже по душе.
Демон улыбнулся, прижимаясь к экзорцисту еще сильней, и тихо рассмеялся, отбрасывая в сторону кинжал.
- Ну что, Джон, покажешь мне, на что ты способен?
Анаэль знал, что рискует, убирая от горла врага кинжал, но держать себя в руках уже просто не мог. К тому же, магические нити все еще удерживали экзорциста на месте, а сам демон нашел отличный на его взгляд альтернативный вариант затыкания рта, он, попросту говоря, впился в растянутые в усмешке губы Константина жадным поцелуем.

+3


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Сон в летнюю ночь [игра завершена]