"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Кошки-мышки


Кошки-мышки

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

1
В таверне было шумно и людно, как и всегда бывает в подобных заведениях, стоящих у широкой дороги, по которой каждый день идут путники. Стоило кому-то покинуть зал, как тут же с улицы вваливались новые странники и громогласно требовали эля. Альтанаар тихонько фыркнул: от темного пенного напитка в этой рыгаловке осталось одно только название, трактирщик безбожно разбавлял его не то зацветшей водой, не то ослиной мочой. В любом случае на вкус это пойло было просто ужасно! И не скажешь, что таверна всего в полудне пути от столицы…

Парень скучающе наблюдал за карманником, пытавшимся здесь чем-нибудь поживиться. Пока что у него это не особенно хорошо получалось, потому как сегодняшние посетители были довольно богаты и, значит,  в состоянии держать на службе охранников, а также пользовались укрепленными кошельками, которые не вдруг срежешь, нож нужен особый. У вора такого ножа не было, и он довольно уныло шатался по залу, в надежде обнаружить кого-нибудь, кто не увлекся последним изобретением предприимчивых кожевников. Из таковых в зале были только сам Аль да несколько суровых каменщиков, утром получивших деньги за свою работу и теперь направлявшихся на юг их славного королевства не то чинить дороги, не то строить храм. С первым воришка пообщался сразу по прибытии алхимика в это сомнительное место, со вторыми связываться было явно боязно: а ну как вломят со всей силы? На самом деле Аль знал, как добыть заветное серебро (а то и золото!) из купцов, не имея ножа с энергетическим лезвием, однако делиться опытом с карманником не собирался: не заслужил! Даже то, что так, может, стало бы повеселее, не сподвигло бы рыжего на этот широкий во всех смыслах жест.

Парень вздохнул и качнулся на стуле, опираясь деревянной спинкой на стену, подавив широкий зевок. Вся эта разношерстная компания, хоть и была новой каждый день, уже успела смертельно наскучить. Однако как бы ни хотел Наар двигаться по намеченному маршруту и выполнять задание, необходимо было сидеть здесь и ждать спутника, навязанного нервным заказчиком. “Вот старый параноик! Как будто я не знаю, что и где собирать. Нет же, своего травника навязал, да еще и дождаться приказал. А как разливался соловьем про то, что это все смертельно срочно, и вот поди ж ты, где-то его доверенный собиратель щепок потерялся!” С другой стороны было в этом заказе что-то не то, только вот алхимик не мог решить, смущает его этот медлительный доверенный заказчика или же поумеривший рвение барон Фраго Нейтэрн, глава столичной стражи и большой любитель посажать преступников в серые подземелья. Нейтэрн как-то с самого начала года ушел с политической арены и не пытался вычислить и сдать в руки своих палачей ни убийц, согильдийцев Альтанаара, ни воров, их вечных противников. “Уже осень, а про новые расследования ни слуху, ни духу. Чем он там занят? Так же и изнервничаться до полного безумства можно!” – недовольно подумал алхимик, а потом фыркнул своим же мыслям. Испереживался просто! Уймись, Аль. Тихо - и ладно, можно пока… нет, расслаблялись они с начала года, а сейчас надо бы быть бдительнее.

Дверь таверны снова распахнулась, и парень почти с надеждой обратил в ту сторону свой взор, когда рядом началась какая-то возня, постепенно перерастающая в нечто большее. “Ура, драка!” – с восторгом решил Наар, подобравшись, чтобы вовремя уклониться от шального табурета, а то и раздать кому-нибудь тумаков. Если уж травник, наконец, добрался, спросит трактирщика, тот обязательно ткнет пальцем в рыжего алхимика, обычно коротающего время в углу. А если это опять не медлительный сын черепахи, то и фиг бы с ним, глазеть на очередную иностранную рожу не хотелось.

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:52:38)

+1

2

Эдвин, чуть прищурившись, всмотрелся в маячащие совсем недалеко огни таверны, и прибавил шагу, не прекращая тихо материться. Это же надо, травник. Трав-ник! Ползать по земле, собирая листочки и корешки, было последнее, о чем он мечтал, но обещанная за эту работу сумма несколько изменила его планы. Правда, про будущее прикрытие он узнал уже после того, как подписал контракт, но окрыленному авансом наемнику это казалось совершенно неважным. Ровно до той поры - а эта пора наступила через полчаса после того, как он поставил свою подпись - пока он не сообразил, что травник из него, собственно, никудышный. Двухтомный справочник, который предстояло ему проштудировать за три дня, поверг его в совершенное уныние и заставил задуматься о том, что денег надо было потребовать в два раза больше.
Огни приближались, а вместе с ними - и приглушенный шум, доносившийся из-за неплотно закрытых дверей. Эд сильнее натянул капюшон на глаза - привычка, от которой не спасла даже мысль, что он сейчас не охотник за головами, а вполне себе мирный ботаник - и слегка притормозил у двери. Заглянул в окно, чуть прищурившись от слишком яркого для позднего вечера света, стараясь вычислить того, за кем он сюда пришел. Так, у двери драка, быстро набирающая обороты и участников, трактирщик, меланхолично взирающий на сие действо да несколько человек по углам. Мда, неудачное окно он выбрал, ничего толком не разглядишь. Придется заходить и на месте осматриваться, тем более, что дверь уже гостеприимно распахнулась от удара чьего-то каменного, судя по грохоту, лба.
Веселье было в самом разгаре. Кто-то задорно лупил соседа ножкой от табуретки, кто-то - не выпуская большой стеклянной кружки, используя ее как оружие против ближнего своего, непонятно чем провинившегося. Эд любезно пропустил еще одного вылетающего субъекта и, наконец, зашел. Плавно шагнул в сторону от разворачивающегося действа и, прищурившись, огляделся.  Старик Нейтэрн - вот ведь старый хрыч, и не успокоиться никак - который пользовался услугами Эда не раз и не два, довольно туманно обрисовал будущего клиента, сказав только, что он рыжий и что его зовут Альтанаар. И поди ж разбери, кто там рыжий, а кто нет, в такой-то толпе!
Впрочем, трактирщик, не отрывая меланхоличного взгляда от разбившейся в щепки деревянной столешницы, указал на темный столик в углу, каким-то чудом не тронутый буйными посетителями. "А ведь и правда рыжий", - не менее меланхолично подумал Эдвин, подходя ближе и снимая капюшон. Каштановые волосы сразу же упали на глаза, но Эд не стал их убирать, очень надеясь, что алхимик не сразу заметит проходящий через скулу тонкий шрам - все-таки профессия собирателя трав как-то мало вяжется с ножевыми ранениями.
- Альтанаар? - негромко спросил он, не дожидаясь приглашения отодвигая стул и садясь. - Меня зовут Эдвин. Я травник. - аж самому смешно стало, но он постарался придать усмешке вид приветливой улыбки.

Отредактировано Эдвин (2010-06-16 01:32:18)

+1

3

Драка прокатилась из одного конца зала в другой, сметая все на своем пути и набирая участников. Купцы предпочли спрятать свои холеные морды наверху, в комнатах постояльцев, давая охранникам возможность развлечься и потратить честно заработанные деньги на компенсацию ущерба. В том, что незадачливым любителям помахать кулаками придется раскошелиться, Аль не сомневался ни на секунду. За три с половиной дня здесь подобных потасовок случилось три или четыре, и каждый раз денег в руках трактирщика оставалось немало. Впрочем, с таким размахом еще никто не куролесил, за прошлые разы умудрились только одну лавку развалить и то с трудом. Так что уныние хозяина таверны легко было понять: деньги деньгами, а на изготовление новой мебели и починку старой уйдет некоторое время.

Конечно, в таверне были свои вышибалы, однако двух богатырей, добросовестно предпринявших попытку разнять и выкинуть вон зачинщиков драки, какой-то ловкач нокаутировал табуретом. От такого обращения крепкое, казалось, дерево не выдержало, табурет развалился на части, в руке бойца осталась ножка, которой он принялся азартно раздавать всем синяки. Вскоре алхимику надоело за всем этим безобразием наблюдать. Пользуясь тем, что драчуны покатились к выходу, а не в его уголок, Наар достал из сумки на поясе потрепанную карту, которую расстелил на столе и стал изучать, в который раз оценивая выбранный маршрут, не забывая, однако, поглядывать в сторону входа.

Долгое время никого не было видно, в конце концов, вечер уже, все нормальные странники на ночлег устроились где-нибудь, но вот, осторожно обойдя довольно вяло дебоширящих молодцев, в зал вошел очередной путник. Сразу его разглядеть не получилось: низко надвинутый на глаза капюшон и широкий плащ скрывали его лицо и фигуру. Странник подошел к стойке и коротко о чем-то спросил трактирщика. Ответом послужил мрачный тычок пальцем в сторону Альтанаара. Алхимик вернулся к пристальному изучению условно нарисованных дорог, рек и лесов, пересеченных черной графитовой линией маршрута. “О, неужели! Не прошло и полгода. Я уже почти прирос вот к этому конкретному столу. Травник, значит. Посмотрю я на тебя…” Аль поднял на Эда пронзительно синие глаза, убедительно прикинувшись удивленным.

- Очень приятно, наконец, встретить вас, Эдвин. Что вас так задержало, если не секрет? – алхимик ответил улыбкой на улыбку и сумел отфильтровать весь яд из голоса, так что вопрос прозвучал вполне спокойно.

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:51:58)

0

4

"Ничего, я просто не хотел приходить..." - вертелось на языке, но Эд мысленно шикнул на вертящиеся в голове неуместные мысли. В конце концов, он сам согласился на эту работу, а травник - еще не самое плохое прикрытие (не золотарь ведь!). Дойдя до этого места, Эдвин чуть нахмурился, в который раз поминая старика, который мог отправить его хотя бы под видом охранника. Цветистости словам, которыми был помянут Нейтэрн, придавало еще и осознание того, что все, что он прочитал на пожелтевших страницах толстого справочника, кануло куда угодно, но не в его мозги.
Впрочем, об этом можно было посокрушаться на досуге. Сейчас же Эд, привычно прищурив темные глаза, разглядывал собеседника, замаскировав жесткий взгляд охотника вежливым интересом травника и еще, на всякий случай, длинной челкой.
- Прошу прощения за задержку, - сколь вежливо, - да-да, наемники тоже бывают вежливыми - столь и туманно ответил он, бросив быстрый взгляд на разложенные на столе карты, но тут же вернувшись к алхимику. - Непредвиденные обстоятельства задержали меня на пути к вам.
Действительно, приметный юноша - рыжие волосы вообще редко тут встречаются, а уж вкупе с синими глазами и подавно. Причем, не голубые - синие, сейчас почти круглые от удивления. Да, с такими приметами только в киллеры и идти... Впрочем, это еще точно неизвестно, но вполне может быть. И надо же, такой молодой, а уже один из ведущих алхимиков города, хотя, кто там знает этих алхимиков? Может, они уже и не стареют.
Про алхимиков в городе ходили слухи самой различной степени достоверности - от откровенно смешных до откровенно пугающих. Сам Эд относился к ним довольно нейтрально, потому как до этого дня ему не предоставлялся шанс проверить эти слухи лично. Проще говоря, с алхимиками он еще знаком не был.
- Намечаете маршрут? - бросил пробный камень новоявленный травник, потом вспомнил, что ему вроде как положено знать, где там и что растет, поэтому не меняя тона исправился. - Надеюсь, вы привыкли к пешим прогулкам? Она предстоит нам не из коротких и уж точно не из легких.

0

5

“Так он мне и сказал! Непредвиденные обстоятельства, надо же… – Аль мысленно хмыкнул, с доверчивой улыбкой кивая, мол, да, такое объяснение вполне исчерпывающе. – Интересно, какие? Было бы здорово, если бы это были обстоятельства с четвертым размером груди, тогда мне нечего опасаться. Однако же надеяться на такой расклад было бы глупо. А, может, он просто шлялся где-то по своим делам? Было бы неплохо выяснить, чем он еще занимается”.

Травник откровенно рассматривал алхимика, чуть прищурившись и поглядывая из-под длинной темной челки. И хоть позиция Альтанаара была удобнее тактически – спиной к стене, чтобы всех видеть, – Эдвину было лучше видно собеседника, в то время как рыжий был вынужден смотреть против света. Впрочем, сейчас парень не особенно переживал из-за невозможности в деталях запомнить лицо спутника: еще насмотрится за месяц! Так что вместо усиленного изучения плохо видной физиономии он залился смущенным румянцем не привыкшего к такому пристальному вниманию алхимика и снова кивнул, подтверждая, что таки да, дорогу планирует. Потом легко пододвинул потертый и потрепанный по краям пергамент поближе к Эду, предлагая посмотреть и оценить. О причинах именно так проложенного пути Наар решил ничего не рассказывать: травник перед ним или кто? “Вот и узнаем, такой ли ты профи, как о тебе пел старикан Тальяччи”. Пока Эд задумчиво смотрел в карту, алхимик качнулся на стуле, заложив руки за голову и беззаботно улыбаясь.

– Конечно, готов, – ответил парень, балансируя на двух ножках, разглядывая макушку травника. – Травы – основной компонент наших зелий, а вовсе не сера и философский камень. Я хоть и выгляжу как мальчишка, но уже не раз и не два ползал за ингредиентами, – Аль снова зарумянился, опустив взор на столешницу, словно смущаясь того, как расписывает перед незнакомым по сути человеком (да еще и профессионалом своего дела) собственные умения. Застенчиво улыбаясь, он поднял голову, встретившись взглядом с мужчиной. – Не думаете же вы, что я… незаслуженно известен в столице?.. – ассассин выдохнул и решил, что тему надо бы сменить, не то застенчивый алхимик просто обязан будет самовозгореться на месте от смущения. – А-а… у вас какое занятие основное?

“Да уж, он явно не эликсиры смешавает, иначе не задавал бы такого вопроса. Думай, Аль, кто еще?.. Из трав начертатели изготавливают красители для своих чернил. Некроманты использут их для установления контакта с миром мертвых, целители – изготавливают лекарства, мастера кулинарии – готовят ароматные специи. Не может же он быть просто ботаником, изучающим травы ради самих трав? Хотя почему нет? То, что это не принесет нормального дохода, еще ничего не значит”.

Парень с любопытством воззрился на мужчину, выражая неподдельную заинтересованность. А что? От ответа Эдвина многое зависело: медик всегда вылечит, начертатель свиток нарисует или символ там охранный, кулинар… ну, хоть еда не будет такой уж пресной. Об услугах некроманта рыжий предпочитал не задумываться, не хотелось как-то… в иной мир, этот еще не весь исследовал. А если просто ученый, то тоже неплохо. Спутник, который много знает обо всем на свете еще ни кому не мешал. А ведь еще мог оказаться шаманом, колдуном или мастером ядов, к примеру.

“Ну? Кто же ты?”

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:51:29)

0

6

Эд тихо усмехнулся, заметив, что парень заметно смутился, и перевел взгляд на свои руки. Эти руки принадлежали явно не тихому ученому-ботанику, и последний вопрос алхимика о его основном занятии только подтвердил это. Мда, а об этом он как-то не подумал. Ну что ж, будем импровизировать и начинать издалека.
Для начала наемник бросил полный глубокого осмысления взгляд на карту, уже подробно ее рассматривая. Так, судя по грифельной линии, придется им пройти через топи, выйти Росистым Полянам, а оттуда зачем-то свернуть на запад, тем самым сделав крюк, и упереться лбом прямо в лес. Эд тихо вздохнул и мысленно ругнулся. Странный какой-то маршрут, по его мнению, никакой логики в нем не было. Разве что как овцы круженные будут бродить, но этого Эд озвучивать, конечно, не стал. Поднял глаза, встретившись с заинтересованным синим взглядом, и понял, что парень ждет от него какой-то реакции, что было вполне естественно. Наемник еще раз вздохнул и нацепил на лицо самое всезнайское выражение, которое у него было в арсенале. Лицо от этого, правда, не сильно поменялось - оно было у него вообще на редкость бесстрастным, способным удерживать на себе исключительно иронию, насмешку или злость.
- Что ж, вполне разумно, - задумчиво проговорил он, по старой привычке коснувшись шрама. Покопался в мозгах на предмет полезных знаний, таковых не обнаружил, и решил использовать бесполезные. - однако, поскольку я еще не видел списка трав, который вам понадобиться, я могу лишь делать предположения. - Так, болота сначала, да?.. Помнится, когда-то ему останавливали кровь какой-то травой с болот. "Лежи не дергайся. Это аир. Сейчас ты увидишь небо в одуванчиках", - прозвучал в голове хриплый голос его бывшего напарника и по совместительству лекаря. - Думаю, что в топи мы заглянем за аиром - его в это время года очень много. Он останавливает кровь, а его отвар почти мгновенно усыпляет, причем очень надолго. Так же, возможно, вам понадобиться еще и - все-таки память у него работает - название всплыло само собой, хотя Эд только пролистал статью об этой траве даже особо не вчитываясь. Так, какие-то отдельные факты. - сушеница болотная. Вдыхая ее аромат, можно вызвать иллюзии, практически не отличающиеся от реальных вещей. Говорят, эта трава сама выбирает, показывать тебе сокровенную мечту или потаенный кошмар. - Вообще-то, насчет этого Эд был не уверен. Просто слышал где-то в таверне рассказ о какой-то траве, растущей на болотах и насылающей галлюцинации. По мнению Эда, галлюцинации появлялись только благодаря исключительно алкогольный градусам, но мнение свое держал при себе. А сейчас рассказ вспомнил и соединил с какой-то неведомой сушеницей.
- На Росистых Полянах, думаю, какие-нибудь равнинные растения, типа клевера, - последующую часть своего выступления Эдвин постарался сократить до минимум, так как чувствовал, что заумные названия растений постепенно заканчиваются, - а в лесу... А что вам в лесу понадобится? Золотой корень? Или кошачья лапка? - Ну, такие названия было легко запоминать, что Эд, собственно и сделал.
Свернув свою лекцию таким вопросом, наемник порадовался, что является существом довольно сдержанным, потому что нести подобный бред с таким лицом - это надо уметь.
Мальчишка продолжал оценивающе на него смотреть, хотя вряд ли мог разглядеть его хорошо. Эд решил не тянуть кота за хвост, а решил выложить свой главный козырь. О да, это была его любимая тактика.
- Я наемник, - негромко сказал он, в который раз решив, что руки, привыкшие к ножам, никуда не денешь. - Бывший. А профессию травника меня заставил получить отец, - отец заставил его получить профессию шпиона и охотника, но, согласитесь, это была почти правда. - Сейчас мне пришлось ее вспомнить.

0

7

Алхимик хоть и прикидывался полным идиотом (наивным идиотом, надо отметить), но слушать спутника не забывал. Эдвин уверенно излагал свои предположения, не забыв упомянуть, что он не видел списка ингредиентов. Когда мужчина вдохновенно вещал про сушеницу, Аль разулыбался, припоминая траву со сходными свойствами, которая, однако, звалась шалфеем предсказателей и росла совсем не в болотах. Решив не томить травника догадками (без списка действительно довольно трудно было обосновать эту адскую загогулину, по которой предстояло пройтись), рыжий полез в сумку на поясе, пытаясь среди остального хлама ухватить свиток с рецептом и полным перечнем травы. Правда, последняя фраза Эда (звучавшая почти как чистосердечное признание), заставила его пересмотреть свои планы на ближайшую минуту. От неожиданности парень потерял равновесие, и стул с громким стуком встал на все четыре ножки, а алхимик чуть не откусил себе язык. С неподдельным (ну, почти) изумлением Наар воззрился на травника, первые несколько секунд не в состоянии подобрать слов. Да у него и мысли-то куда-то разбежались, а из легких, казалось, выбили воздух. Наконец, вдохнув, алхимик поделился с миром и Эдвином очередной улыбкой, несколько растерянной.

– Наемник?.. – Наар неловко заправил за ухо прядь рыжих волос, всего пару ударов сердца отведя взгляд в сторону, словно собираясь с мыслями. – А…

Все еще не зная, с какого конца браться за эту новость, алхимик Альтанаар на несколько мгновений замолчал, покусывая губу и уставившись на руки травника. В это время ассассин Призрак солнца прикидывал, чем ему это все грозит. “Если он… да нет, надо быть полным кретином, чтобы разыгрывать наемника. Или… в этом есть смысл? Конечно, есть! Вот ты и попался, Аль, в панике гадаешь, правду он тебе выдал или прикололся, Фраго его нанял или Тальяччи! Успокойся, иначе не сносить тебе головы, как пить дать попадешься, обязательно позорно и глупо. Подумать над этим можно и позже”.
Парень вновь посмотрел на Эдвина, теперь уже заинтересованно.

– …а кем вы нанимались раньше, на какую работу? И почему больше не… ох, простите, не стоит мне об этом спрашивать, пожалуй! Извините, если напомнил о… чём-то.

Наар неловко провел рукой по волосам, потом пробормотал “Ах, да, список!” и вернулся к прерванным поискам. Свиток вскоре попался в руки, был победно извлечен, развернут и положен рядом с картой. Алхимик подумал секунду и свернул рецепт так, чтобы только перечень был виден. На пергаменте неплохого довольно качества торопливым Алевым почерком было выведено:

1. Аир (горсть листьев);
2. Синячник (листья и ягоды);
3. Сребролист (порошок из листьев и стеблей);
4. Золотой корень (для отвара);
5. Мелисса (туда же);
6. Цветки черного лотоса (штук трех хватит);
7. Золотой сансам (порошок из корня);
8. Ежевика (листья и шипы);
9. Настойка эхинацеи (у лекарей добыть);
10. Сквернопля (семена, но листья тоже не забыть);
11. Кровяника (ягоды не соблазниться и не съесть);
12. Рассветница.

И тут уже становилось понятным, что болота не только для аира захвачены, там недалеко руины одного древнего, как сами основы мира, эльфийского города, а на руинах очень любят расти синячник и черный лотос. На Росистых полянах известные заросли кровяники и ежевики; в горах, что рядом с полями, можно найти золотой сансам; деревни, встречающиеся по дороге, богаты огородами и мелиссой (а также халявными помидорами… вот бы успеть, пока все не сняли!); в лесу под огромными деревьями в густой тени шелестит на ветру сребролист; а в глубине леса есть вход в старые друидские подземелья, где точно мерцает зеленоватым светом сквернопля. Самой хлопотной травой оказывалась рассветница, ибо ее семена и ящик для проращивания предстояло выцыганить у лесных дриад, а те делиться не любили. Алхимик испытующе глядел на Эдвина, которому, конечно же, должно было все стать сразу понятным!

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:50:43)

+1

8

Эд пару лишних секунд полюбовался на откровенное замешательство, отчетливо написанное на лице собеседника, а потом снова перевел взгляд на свои сцепленные замком руки. Что ж, реакция вполне ожидаемая, вопросы, в принципе, тоже.
- В основном, в мирное время охранником к торговцам или телохранителем. - методично ответил он. - А так, участвовал в Темной войне и подавлении восстаний на восточной границе. Нет, не в качестве солдата, - сразу же уточнил Эд, предвосхищая дальнейшие вопросы. Да, частенько бывшие армейцы становились наемниками, но это был не его случай. - Мне просто хорошо заплатили.
Это была абсолютная правда, Эдвин вообще предпочитал говорить правду или некоторую ее часть. Во-первых, правду никогда не ожидают, а во-вторых, в ней никогда не запутаешься. Вот и сейчас он предпочитал выложить алхимику все, что безопасно для него, во избежание дальнейших вопросов. Жизнь у него уже есть, зачем придумывать еще одну? Поэтому Эд всегда называл свое настоящее имя - благо, не слишком редкое, Эдвинов в городах, а тем более на границах, пруд пруди - скрывая свое прозвище, которое уже успело прославится, но немногие знали, кому именно оно принадлежит.
Слухи о наемниках ходили примерно такие же, как и об алхимиках - говорить про них можно было много, но слишком мало слов из этого будет соответствовать действительности. Их вполне справедливо не любили, держались подальше, называли "продажными тварями", в случае необходимости без зазрения совести прибегая к их услугам. Эд ко всему этому относился более чем спокойно, то есть никак, наверное потому, что настоящим - в полном смысле этого слова - наемником он не был, хотя было время, когда он сидел в тавернах и набивался в телохранители богатеньким столичным гостям. Сейчас его профессия называлась по-другому - охотник за головами. Наемники продавали меч и силу, охотники обменивали на деньги жизни (иногда и смерти, хотя Эд не любил убивать) неугодных заказчику людей. Ищейки без поводков.
Эд сквозь челку бросил взгляд на копающего в сумке парня, мысленно делая ставки. Какова вероятность, что Альтанаар - ассасин? На первый взгляд, такое предположение вообще смешно - особенно если посмотреть на внешность - но это не повод списывать все подозрения со счетов. Они тем и славятся - еще никто не ловил их за руку, уверенно утверждая, что он, вот этот конкретный человек, ассасин. И не только потому, что не могли поймать - казалось, эти убийцы были тенями, не оставляющими после себя никаких следов.
Забавно, если его подозрения подтвердятся. Травник и алхимик. Охотник и убийца.
- Что ж, тогда все ясно, - глубокомысленно протянул он, когда алхимик, наконец, извлек список. Названия трав были как-то смутно знакомы, он наверняка про них хоть что-то, но читал - осталось лишь вспомнить, что именно - а потому воспрял духом. - Хотя плохо представляю, что получится из всех этих трав. Впрочем, я не алхимик.

0

9

“И все-таки нет, ты не будешь думать об этом позже, а примешь, что его цель – твоя лохматая башка. До тех пор, пока не убедишься в том, что он действительно внезапно стал травником”, - твердо решил Аль, пока Эд делился частью своего прошлого. Подавление восстаний на границе в то смутное время было делом серьезным, выживали сильнейшие и хитрейшие, значит, надобно держаться настороже даже больше, чем казалось на первый взгляд. Бывший наемник глубокомысленно протянул, что ему, как и ожидалось, стало все ясно, на что алхимик лучезарно улыбнулся, сворачивая свиток и откидываясь на спинку стула. Парень перевязал пергамент веревочкой и спрятал его обратно.

Значит, никаких возражений насчет маршрута нет? – уточнил он и, дождавшись отрицательного покачивания головы, свернул и карту тоже. Потом рыжий алхимик потянулся и поднялся, опираясь руками на край стола. – Тогда… ох, вы, наверное, голодны с дороги, а я вас заболтал совсем. Не буду вам мешать, пойду наверх, – Наар бросил взгляд на ближайшее окно, стекла которого были густого черного цвета по сравнению с ярко освещенным залом. Н-да, если б травник хоть в обед приехал, успели бы куда-нибудь, а так… алхимик тихонько вздохнул и перестал хмуриться, снова улыбаясь. – Встретимся на рассвете у крыльца. Хорошей ночи, Эдвин.

Альтанаар, не оглядываясь на бывшего наемника, пошел через зал к лестнице. По пути поймал за талию служанку и попросил ее пойти пообщаться с темноволосым мужчиной, оставшимся за столиком. В таверне уже все стихло, осталось только некоторое разорение, давешние драчуны занимались уборкой, хотя и не все: особенно пострадавшие прикладывали к внушительного вида шишкам замороженное мясо или выдергивали из различных частей тела занозы. “Вроде никого не убили”, – с каким-то облегчением подумал алхимик и легко взбежал по крепкой лестнице, на последок кинув еще один взгляд в угол, где остался Эд. Уже заходя в комнату, которую снимал последние три дня, Аль подумал, что это путешествие, и так не сильно простое, будет серьезно сложнее. Эх, как бы было здорово, если бы в спутники можно было взять кого-нибудь из согильдийцев! Да они за дюжину дней обернулись бы и не поцарапались даже, по пути еще и пару заказов выполнили бы. С сожалением вздохнув, парень разделся и упал на кровать, скрипнувшую от такого обращения. Укрывшись одеялом (довольно теплым, к чести хозяина таверны), Аль заложил руки за голову и еще некоторое время задумчиво смотрел в темный потолок. “Ты сокрушался, что Нейтерн куда-то делся с горизонта? Так получи, он приветливо машет тебе с порога своих любимых Серых пределов…”

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:34:22)

0

10

- Доброй ночи, - откликнулся Эд, провожая взглядом фигуру удаляющегося алхимика. Вот и замечательно, до рассвета времени еще много.
Многие его коллеги по цеху назвали бы поступок Эда верхом глупости и даже непрофессионализма, но у Эда были свои понятия о ведении дела. Он предпочитал, чтобы игроки находились в равных условиях, а в том, что Аль его заподозрил, он не сомневался. Благородством тут особо не пахло, зато имел место практичный расчет.
Во-первых, если алхимик действительно ассасин, то раскусить прикрытие ему ничего не стоит. Даже разбирайся Эд в травах как настоящий травник, навыки бойца - а стиль боя наемников очень узнаваем - никуда не деть, а опытный убийца это заметит. Ну а во-вторых, настороженность клиента может сыграть на руку самому наемнику. Алхимик может сделать ошибку под таким прицелом, хотя наемник на это не сильно рассчитывал. Скорее, он рассчитывал, что подозрительность Аля не даст расслабиться ему самому.
Ну а если алхимик невиновен, то ему и бояться нечего.
Эд вздохнул и потер пальцами виски. Да, может, это была и ошибка,но жалеть уже поздно. Вот завтра и проверим.
Охотник бросил далекий от приветливого взгляд на миловидную девушку, подошедшую к нему с целью пообщаться. Дело было отнюдь не в девушке - Эд даже вздохнул тихо-тихо, окинув взглядом ладную фигурку - а в том, что у него еще были дела.
Девчушка оказалась понятливой и тут же умчалась. Теперь, когда Эд видел список трав - а он его не просто видел, но и запомнил, благо их было там не так много - неплохо было бы подтянуть полученные впопыхах знания. Обычного справочника должно хватить, все-таки он надеялся, что алхимик не будет устраивать ему экзамен на повышенную квалификацию. Девушка обернулась довольно быстро, неся в руках толстенный фолиант, посвященный травам и растениям, на что получила благодарный кивок и неплохие чаевые. Трактирщик выдал ему ключ, и наемник наконец-то отправился условно к себе.
Теплая, аккуратно застеленная кровать так и манила своим уютом, но Эдвин ей не поддался. Уселся в кресло и углубился в потрепанные страницы, стараясь не думать о новом объекте, а сосредоточить внимание на насущном.
Спал он от силы часа два, так и не добравшись до заветной кровати, но проснулся на удивление бодрым - видимо, уснуть толком не успел. Петухи разрывали глотки, внизу, на кухне отчетливо застучали ножи, и даже потихоньку начал распространяться какой-то приятный аромат... А Эдвину надо было собрать себя в кучу и идти неизвестно куда.
- Доброе утро, - Эд даже не старался изобразить улыбку, но голос звучал весьма приветливо. - Как спалось?

+1

11

2
Алхимик поднялся затемно, до рассвета оставался еще час. Тихо оделся, не особенно, впрочем, скрываясь, и вышел из комнаты, плотно притворив за собой дверь, пока замок тихонько не щелкнул. Парень сбежал по лестнице, быстрым шагом пересек зал и вышел из таверны. В дворе разыскал кран, вода в котором оказалась ледяной, очень бодрящей при умывании. Сразу после этого он направился к голубятне.

В этот ранний час в воздухе была разлита непередаваемая пряная свежесть, улицу застилал густой туман, ночные птицы уже смолкли, а дневные еще не проснулись. В эти предрассветные часы Наар особенно четко понимал, как ему нравится жить, хотя эта со всех сторон достойная одобрения мысль не покидала его даже в самый черный час. Нет, в самом деле, он не смог бы припомнить ни одной минуты, когда желал бы помереть и не мучиться более, даром что основной работой было провожать в мир иной. Аль поежился и отогнал мысли о костлявой подальше – нашел, блин, о чем с утра думать! К тому же он уже на месте, надо бы сосредоточиться и сообразить записку. Какой там нынче шифр?.. Парень прикрыл глаза и коснулся пальцами переносицы, сосредотачиваясь и сочиняя послание, которое вот уже через пару часов доставят его непосредственному начальнику. Затем достал из-за пояса карандаш и черкнул пару строк на тонком неровном кусочке пергамента, скатал его в трубочку и привязал к лапке голубя. Подбросил умную птицу в воздух, постоял, глядя ей вслед, и пошел обратно. В гильдии, может, уже и знают, что сезон охоты на убийц и воров снова открыт, но береженых и боги берегут, как известно. Его дело предупредить. На всякий случай… очень не хотелось по прибытии не досчитаться братьев по оружию.

За себя, как это водится, Аль переживал в последнюю очередь. Что поделать, такая штука эта молодость, что как ни старайся, а к здоровью, пока оно есть, относишься довольно пренебрежительно. “Я переживу, я смогу”, – эта мысль прочно засела в подсознании и покидать его не собиралась, наоборот, с каждой пережитой трудностью только укрепляла свои позиции. Что ж поделать, Альтанаар был оптимистом, из тех, кто изворачивается до самого конца, а наступление полной задницы признает только когда хуже действительно быть уже не может.

За оставшиеся незанятыми три четверти часа рыжий алхимик успел побриться, поплотнее упаковать сумку, попасться поварихам на глаза, принести им воды и дров, прибить на место отваливающийся наличник на окне и начистить полведра картошки, не забывая, однако, шутить и отшучиваться. “Кто рано встает, того рано заставляют работать”, – мысленно фыркнул парень, сидя, наконец, на перилах крыльца и медитировавший над только что испеченными горячими хлебцами, послужившими щедрой наградой за незапланированный труд. Запах от выпечки шел просто умопомрачительный, настроение было таким же солнечным, как и утро, и все моря мира казались даже не по колено, а еще мельче. Поэтому, когда на крыльцо вышел Эдвин, алхимик встретил его во всеоружии – лучезарной белозубой улыбкой и донельзя довольной физиономией.

– Доброе утро. Спал, как младенец, так что вполне готов к подвигам. Будете завтракать? – Аль широким жестом протянул травнику кусок материи, на которой возлежали хлебцы и печеная тыква, сладкая даже на запах, еще теплые и очень соблазнительные. – Кстати, милые женщины на кухне обещали чай еще, так что я предлагаю сначала туда заглянуть, а потом хоть на край света!

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:33:09)

+1

12

Утро было действительно добрым. Только что вставшее солнце набирало силу, птички исправно пели, а небольшой трактир на окраине столицы потихоньку просыпался. Под стать утру был и Альтанаар, чуть ли не подпрыгивающий от нетерпения, - улыбающийся и явно выспавшийся.
- Спасибо, не откажусь, - кивнул Эд, взяв еще теплый ароматный хлебец. Вообще-то он по утрам не ел, но тут он не смог отказаться - перед дорогой все же стоит хоть немного перекусить. Тем более, когда еще в ближайшее время удастся нормально поесть. - А вы уже с утра занимаетесь общественно-полезным трудом? - это был даже не вопрос - утверждение, для приличия принявшее вопросительную форму.
Нельзя сказать, что настроение было на высоте и располагало интенсивному общению, но показывать это не стоило. В конце концов, не стоило портить отношения с напарником, которого ты будешь видеть на протяжении не одного десятка дней.
Хлеб был удивительно вкусным, что Эд даже сделал себе заметку по возвращении наведаться сюда еще раз. Правда, блаженство длилось недолго, потому что наемник почувствовал, что чем больше он съест, тем быстрее уснет - два часа сна за почти двое суток становились слишком ощутимыми. Поэтому Эд мужественно отказался от дальнейшего угощения, ухватившись за предложение чая.
- На краю света нет ничего хорошего, а вот насчет кухни и чая поддерживаю, - наемник изогнул губы в слабо заметной улыбке и, развернувшись, пошел прямиком на кухню. Увидев алхимика женщины заулыбались и соорудили им по чашке крепкого черного чая, и Эд подумал, что общественно-полезная деятельность не прошла даром.
- Скажите, а этот элексир действительно существует? - спросил наемник, на секунду блаженно прикрыв глаза, пробуя отлично заваренный чай. Голос был равнодушным, хотя ответ его более чем интересовал.

Отредактировано Эдвин (2010-06-19 02:37:33)

+1

13

Эдвин был совсем не против попить чаю на кухне, сразу же туда и отправившись. Алхимик спрыгнул с перил, осторожно неся сегодняшний весьма приятный завтрак, и пошел следом, по пути внимательно рассматривая спину напарника. Яркое утреннее солнце, чьи лучи прорезали туман и казались почти осязаемыми, золотили темные волосы травника, к слову, стянутые в хвост. Насколько хвост длинный было не видать, так как мужчина спрятал его под плащом. Плащ был явно крепкий и легко мог укрыть в непогоду, однако алхимику казалось неудобным носить эту одежду. Он любил что-нибудь красивое, но не слишком длинное, в чем удобно было бы карабкаться, мчаться очертя голову, лазить по подземельям… в общем, любая верхняя одежда длиннее середины бедра отвергалась сразу, как не подходящая.

Тем временем они переступили порог кухни, где добрые женщины напоили сонных “мальчиков” крепким чаем. С этим восхитительным во всех отношениях напитком хлебцы и тыква уходили просто на “ура”. Эдвин, правда, отказался от основной части завтрака, ограничившись парочкой хлебобулочных изделий, а теперь только чаем наслаждался. Аль с интересом поглядывал на бывшего наемника, рассматривая его. Мужчина был очень даже хорош собой (девушки, небось, всячески пытались привлечь его внимание) и производил приятное впечатление, и даже можно было бы поверить ему на слово, что он травник. Парень тихонько хмыкнул, слизнув с пальцев сладкий сок и запивая сладость чаем. Спутник его оказался не слишком разговорчив, что вполне алхимика устраивало - он и сам не был образцом общительности (хорошо, не всегда, иногда случались… просветления), но вот вопросы Эд задавал, похоже, весьма каверзные. “Однако же”, - неопределенно подумал Наар, отведя, наконец, взгляд от лица брюнета, скучающе уставившись в мутное стекло, ярко светящееся от солнечных лучей.

Существует, конечно, – улыбнулся алхимик, пряча во взгляде изрядную порцию лукавства, – рецепт есть, значит, и приготовить можно. Другое дело, это очень трудно, только великие мастера алхимии, говорят, способны на это. Но я попробую, – скромно закончил он, снова заливаясь смущенным румянцем и утыкаясь взглядом в столешницу. В действительности дело было совсем в другом, но рассказывать об этом ассасин не собирался.

Порывисто поднявшись со скамьи, Альтанаар еще разок потянулся, разминая не совсем проснувшиеся мышцы, и с улыбкой кивнул на дверь:

– Идем?

Несколько часов пришлось шагать по обочине торговой дороги. Навстречу то и дело попадались эти чудные машины: мобилеры – плод полета инженерной мысли гномов, неспешно катившиеся в сторону столицы. Штуки эти были дорогими и позволить их себе могли только очень богатые и, значит, влиятельные люди. Такое обилие этих чудес техники и магии настораживало. Аль тихонько вздохнул: пока не доберутся до какого-нибудь более крупного города, где есть штаб гильдии, узнать ничего не получится…

Вскоре пришлось свернуть на тропинку, петляющую в бледно-зеленой, местами выгоревшей и высохшей траве. Алхимику она доставала до пояса, теплый ветер трепал волосы, а по полю пробегали серебристые волны. Из земли торчали причудливо изогнутые лозы давно оставленного виноградника, лишенные подпорок и практически безлистые, вызывавшие у рыжего парня чувство тоски, такой, какая бывает по давно минувшим дням, по ушедшим людям, по ярким событиям прошлого, в которые хотелось бы вернуться. Проходя мимо, Аль провел по сухой лозе рукой, не смея задерживаться дольше, но очень уж хотелось коснуться. Им ничем уже не помочь, и они тоже ничем уже не помогут, но прикосновение немного успокоило. Откровенно говоря, хотелось напеть одну старую нежную песню, пришедшую с туманных островов запада, поросших медовым вереском, но Наар невероятным усилием воли удержался и взял себя в руки. Лес, в глубине которого прятались руины, становился все ближе, пока, наконец, тропинка не нырнула под сень его деревьев, листва которых понемногу желтела и опадала на землю.

Поначалу лес был светел, пронизан солнечными лучами, придававшими ему какое-то сказочное очарование, и наполнен всевозможными шорохами и голосами птиц. Пару раз алхимик приметил лис, довольно шустро прятавшихся и предпочитающих не приближаться. Однако чем дальше, тем мрачнее становилось вокруг, хотя ни солнце не пряталось, ни чаща гуще не становилась. Просто стало тише, и тишина эта давила ощущением какой-то западни, которая, несомненно, поджидала незадачливых путников. Земля понемногу становилась все мягче: сначала пружинил под ногами мох, потом нога стала понемногу проваливаться, с каждой минутой все глубже. Настал момент, когда пришлось остановиться на более-менее твердом участке земли, чтобы передохнуть и дальше двигаться осторожнее. Аль снял рюкзак, небрежно бросил его возле поваленного дерева и потянулся, непроизвольно изящно выгибаясь, разминая плечи и позвоночник.

Голоден? – парень вопросительно взглянул на Эдвина, почти уверенный в положительном ответе. В конце концов, травник утром, можно сказать, что и не ел.

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:30:49)

+1

14

Эд усмехнулся, глядя на спутника поверх чашки. Чем дольше он наблюдал за этим парнем, тем больше он его занимал. Он, наверное, и вправду неплохой алхимик, если рассуждает о том, чтобы попробовать составить элексир, который под силу великим мастерам. Поскольку Эд в алхимии разбирался еще меньше, чем в травах - правда, за прошедшую ночь он изрядно просветился в этом вопросе - причин не верить Альтанаару он не видел, хотя и предполагал, что вряд ли это вся исчерпывающая правда.
- Надеюсь, у вас получится.
Аль был не так прост даже вне зависимости от того, убийца он или нет. Он алхимик, и одно это заставляет быть настороже. Да, алхимики состоят на государственной службе, занимаются наукой, изготавливают лекарства и на первый взгляд не занимаются ничем предрассудительным. Но несмотря на это Эд был уверен, что есть что-то еще, чего не видно ни на первый, ни на второй и даже третий взгляд со стороны - ведь не зря же гильдия алхимиков была самой закрытой после гильдии ассасинов (какая ирония!), а поступить на Алхимический факультет столичной Академии могли лишь единицы. По какому принципу их отбирают и как потом готовят к службе толком неизвестно.
Еще сложнее придется, если Аль еще и ассасин. Эдвин, прищурившись, скользил взглядом по рыжему, пытаясь отметить хоть какие-то малейшие признаки владения оружием. Когда-то давно его раскусили именно поэтому - если ты воин, то это рано или поздно будет видно, навыки въедаются в кожу на всю жизнь. Аль выглядел как обычный парень - крепкий, худощавый, без намека на выдающуюся физическую силу, но Эд прекрасно знал, что как раз из таких и получаются отличные убийцы - они берут не силой, а ловкостью.
- Идем.
В конце концов, хватит гадать.

Наемник уверенно шел вперед. Пейзаж вокруг был знаком - кому как не ему знать окрестности на много миль вокруг? Брошенные виноградные поля упирались прямо в болотный лес, который, прямо скажем, популярностью особо не пользовался. В его дебрях погиб не один десяток человек. Болото, скрывающееся в его глубине, пройти было довольно нелегко, поэтому эд даже слегка обрадовался намерению алхимика передохнуть. Во-первых, перекусит было бы неплохо, а во-вторых, дорога дальше будет только сложнее, так что надо набраться сил.
- Не откажусь, пожалуй, - наемник благодарно изогнул губы в улыбке, сбрасывая с плеча сумку. Скользнул быстрым взглядом по фигуре расслабленно потягивающегося алхимика, отметив, что, действительно, из такого вышел бы отличный убийца. Впрочем, если даже и не убийца, то он должен быть очень ловок.
- Никогда не бывали здесь? - негромко спросил он, когда они, наконец, относительно расположились у поваленного дерева.

+1

15

Алхимик сделал вид, что не заметил взгляда травника, изучающее прошедшегося по нему от макушки до пяток, и с относительным комфортом устроился на стволе поваленного дерева. Рыжий парень тоже решил, что неплохо бы перекусить, и добыл откуда-то хлебец, из тех, что уплетал утром. Пока раздумывал над ответом, свободной рукой он поглаживал мягкий мох, плотным слоем покрывший ствол, на котором они умостились.

Бывал. Последний раз года полтора назад, кажется… – Альтанаар призадумался. Действительно, давненько это было. Хотелось надеяться, что с тех пор ничего тут не изменилось, но это было слишком маловероятно. Парень тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и улыбнулся, посмотрев на брюнета, – Синячник и аир еще можно купить у травников, а вот за черный лотос такие цены заламывают, что проще самому сходить, – он рассмеялся, глядя теперь в небо сквозь ветки деревьев.

Тишина, нарушаемая лишь звоном комаров, угнетала. Аль нахмурился, настороженно оглядываясь. Ведь должно же быть еще что-то? Да и комары странные были, кусать не спешили, а просто нарезали круги вокруг путников. Обзор местности не выявил никаких подозрительных объектов или существ, все было чинно и спокойно, единственным, за что цеплялся взгляд, были ярко-красные ягоды брусники, пожаром полыхающие среди нежно-зеленых листьев. Алхимик потянулся и сорвал парочку, отправил их в рот и вдумчиво разжевал горько-кислые плоды. Не вкусно, зато полезно. Есть уже расхотелось, сейчас Наар пытался сохранять свое обычное спокойствие и ясность мысли, стараясь найти причину такой тиши. Потом махнул рукой, решив, что дело в том все, что его просто нервируют болота, а тишина, наверное, совершенно в порядке дел. Мать верила, что эта топкая земля – врата в мир духов; отец рассказывал, будто блуждающие огни, часто замечаемые над трясиной, предвещают смерть и губят путников; а все остальные поголовно опасались оживших мертвецов, до поры дремлющих под водой, но готовых выползти и сожрать любого, нарушившего их покой. К тому же в прошлый раз он ходил в разрушенный город с дважды согильдийцем, таким же алхимиком-ассасином, но дело было ранней весной, да и было это за полгода до того, как где-то в этих местах покуролесила группа полусумасшедших колдунов.

Аль вздохнул.

Эдвин, вам не кажется, что как-то слишком тихо? – спросил, наконец, рыжий парень, повязывая на голову довольно широкую темно-серую ленту, на концах которой были вышиты гильдейские – алхимические, разумеется, – знаки различия. Выпустил из-под нее челку, оправил несколько встопорщившихся прядей, но теперь уж точно был готов ко всем неожиданностям, волосы мешать не будут.

А денек добрый, путешественнички, – раздался за спинами травника и алхимика скрипучий голос. Наемник среагировал мгновенно, Аль же помедлил и обернулся с задержкой в удар сердца, слегка подобравшись и разглядывая бесшумно подкравшегося пришельца. Это был старый-престарый дед, седые волосы и борода почти полностью скрывали его широкое желтоватое лицо, за кустистыми бровями глаз было не видать, зато весьма колоритно торчали из-под нижней губы несколько плоских желтых зубов. Дедуля опирался на узловатую палку, был облачен в неопределенного цвета лохмотья и, такое ощущение, что только что выдрался из смертельных объятий топи, потому как щедро был украшен ряской, кусочками тины и мелкими листочками.

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:28:37)

+1

16

- Кажется, - коротко кивнул Эд, окидывая местность цепким взглядом. Ага, значит, Аль тоже заметил. Ничего подозрительного, по сути, не было, только какая-то замершая тишина и разлитое по воздуху напряжение, но Эд всегда доверял своему чутью. Первое, что обязан уметь наемник - чувствовать опасность еще задолго до появления ее источника.
Эд был далек от суеверий, но сейчас в памяти всплыли далекие от лестных слухи об этом болоте - то заманивающие в трясину духи, то играющее с заблудившимися путниками эхо, сулящее выход из темных болотных чащоб, а на деле заставляющее людей бродить по спутанным тропинкам до тех пор, пока они не умрут от голода, то еще что-нибудь. По своему обыкновению, сплетням наемник не доверял, предпочитая проверять все самостоятельно, но всегда имел ввиду, что просто так, на ровном месте, ничего не появляется.
Тишина, звеня, нарастала до тех пор, пока, казалось, не стала громче колоколов, когда старческий скрипучий голос прорезал напряженный воздух. Тело отреагировало мгновенно, даже не спрашивая разума, резко разворачиваясь к бесшумно - и как это он не услышал никаких шагов? - подошедшему старику. Рука метнулась к поясу, сжимаясь на рукоятке одного из коротких метательных ножей, спрятанных под плащом. Вот что-что, а такие тихие появления Эд просто не переваривал, поэтому без колебаний бы пустил нож в сторону бесшумного незнакомца - убить бы, конечно, не убил, но одежду бы порезал и раздражение  выпустил - если бы не столь почтенный возраст последнего - все-таки бросаться на пожилых людей с ножами, не разобравшись в ситуации, было как-то слишком.
Дедок выглядел так, словно не выходил из этого леса по меньшей мере полвека и вообще обосновался тут жить. В такое, конечно, поверить было трудно, в голову лезли какие-то иррациональные мысли, да Эд все же не зря полжизни провел на границах - там истории о всяких духах-хранителях болот (лесов, рек, гор - нужное подчеркнуть) рассказывались за каждым столом в каждой таверне. Правда, знания наемника о них ограничивались лишь фактом их существования, а кто они, что они, чего хотят и что вообще с ними делать поинтересоваться он так и не удосужился.
Хотя, может, это и вправду обычный заблудивший путник?
Охотник бросил быстрый взгляд на напрягшегося алхимика и снова перевел его на пришельца, так и не убирая руки.
- Добрый, - кивнул Эд, краем сознания замечая, что тишина вокруг все равно какая-то ненормальная. - Мы можем вам чем-нибудь помочь? - осторожно спросил он. Честно говоря, он был в некотором замешательстве - странных дедушек в лесах и на болотах он еще не встречал. А тут не болото, а проходной двор!
Старик бросил какой-то нечитаемый взгляд на наемника, отчего тому показалось, что он прекрасно знает, что скрывается под тяжелой кожей плаща, и обратился почему-то к алхимику, проигнорировав ранее заданный вопрос:
- Зачем пожаловали, путники? И не страшно вам, болота тут очень коварные.

0

17

Потребовалось немного времени, чтобы понять, что перед ними не человек. Старика главным образом выдавало то, что стоял он на тонком слое ряски так, будто это твердая земля. Значит, это – болотняник, хозяин болота. Альтанаар нахмурился: дух не стал пугать их, не пытался заморочить и водить кругами, а просто вышел и поздоровался, да еще и всю живность отогнал. Выходит, ему что-то нужно?

Но начал дед, как это водится за духами, издалека. Алхимик чуть помедлил с ответом, вспоминая, как хозяева болот относятся к непрошеным гостям и чего точно не стоит делать, чтобы не прогневать их.

– Страшно, дедушка, – признался парень. Скрывать нервозность от того, кто страх за милю чует? Ну уж нет, тогда гарантированно пугать будет, – но дело есть серьезное, вот и идем.

Дело, ишь ты, – хмыкнул старикан, потирая заросший подбородок и хитро поглядывая то на Эда, то на Аля. “Прикидывает, небось, как бы нас использовать”, – мрачно подумал алхимик. – А что у вас за дело, мил человек?

– Цветок нам нужен редкий, черным лотосом зовется. Говорят, в сердце болота руины есть, где его найти можно.

И правда редкий, не вдруг найдешь его… – задумчиво протянул болотняник, а потом вдруг пристукнул палкой по воде. – Поможете мне, я помогу вам.

Наар едва сдержался, чтобы не присвистнуть удивленно. Вот так новость! Осторожность требовала узнать детали, а потом уж подписываться, однако опыт общения с разными духами напоминал, что старик ждет четкого “да” или не менее четкого “нет”. Алхимику показалось, что Эдвин хочет что-то сказать, но, пожалуй, он потом объяснит травнику все, что тот захочет узнать, а пока…

– Хорошо. Чем мы можем помочь?..

Однако топь, где только что стоял дед, была пуста и недвижима. Аль моргнул, кинул взгляд по сторонам, но хозяина болота нигде видно не было. Ну и трудно же с этими духами, сил нет! Теперь жди, пока опять объявится и выложит, чего ему нужно…
Болото тем временем ожило. Вспорхнула из кустов голубики невзрачная серая птаха, комары угрожающе вились совсем близко и норовили укусить, где-то в стороне подала голос жаба. Рыжий парень отмахнулся от особо надоедливого кровопийцы и несколько испытующе посмотрел на спутника: будет спрашивать что-то или удовлетворится тем, что сделанного не воротишь и стоит все же идти дальше, раз хозяин болота куда-то пропал? “И удобно ему будет в этом плаще по кочкам-то гасать?” – снова задался вопросом Аль, которому верхняя одежда травника все не давала покоя.

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:27:33)

+1

18

Нить разговора с болотняником Эда изрядно удивила. Во-первых, он никогда не слышал, чтобы духи просили помощи, а во-вторых, эти самые духи являются крайне редко. Они хохочут, путают, зловеще шевелят листья и следуют за путником лишней тенью по земле, но мало кто мог похвастаться тем, что видел духа в лицо. Собственно, поэтому к вежливой просьбе помочь Эд отнесся со здоровой долей недоверия. Хотел было возразить, но Аль говорил так, словно знал, что делает, да и не успел он просто - алхимик дал свое согласие. Наемника слегка покоробило, но не настолько, чтобы заставить его, в общем-то, меланхоличную натуру злиться.
Болотняник вполне ожидаемо скрылся после утвердительного ответа, что заставило мужчину скептически усмехнуться и перевести взгляд с места, где только что стоял старик - на котором, к слову, никаких следов-то и не осталось - на спутника. Алхимик тоже выглядел несколько озадаченным.
- Как думаете, здесь это в порядке вещей - просить о помощи и не говорить, что именно требуется? - лениво спросил он, хотя голос был немного ниже, чем обычно. Видимо, от напряжения - наемник не каждый день встречал странных дедушек, ходящих по ряске, как по твердой земле.
Местность вокруг словно бы ожила - комары привычно зажужжали, листья зашуршали и вдалеке эхом отозвался пронзительный крик какой-то птицы. Это заставило наемника слегка расслабиться и убрать руку с рукояти, одновременно поправляя плащ. Аль смотрел на него так, словно чего-то ждал.
- Признаться, сколько я не ходил по болотам, духов еще не встречал, - объяснил он, попутно собирая в сумку немногочисленные пожитки, которые вытащил на время привала. - И все же, несмотря на встречу с ним, думаю, нам можно потихоньку двигаться дальше. - Наемник вопросительно посмотрел на спутника, ожидая его ответа. Обещание, данное болотнянику, его не сильно волновало - в конце концов, он даже не объяснил, что от них требуется. Следовательно, можно сваливать.
Алхимик медлил с ответом, и взгляд Эдвина переместился с лица парня на повязанную на его лбу ленту, вернее, на вышитые на ее концах знаки. Даже символы алхимии завораживали, не говоря уже о той загадочности, что окружала саму таинственную науку и ее служителей. Черные нити на серой ткани остро контрастировали с яркими рыжими прядями, спадающими на плечи. Снова кольнул главный вопрос, за ответом на который Эд сюда и пришел.
Пару секунд спустя взгляд темных глаз метнулся за спину спутника, где в десятке шагов стоял их новый знакомец и, как показалась наемнику, слегка хмурил брови. Звуки снова застыли.
- Отказываетесь от своего обещания? - на громкость скрипучего голоса разделявшее их расстояние не повлияло. Казалось, что дедок по-прежнему стоит рядом. Взгляд темных блестящих из-под кустистых бровей глаз скользил с лица алхимика на лицо Эда, отчего по спине наемника быстро пробежала мелкая дрожь - нечеловеческая сущность визитера сейчас ощущалась как никогда. Причем, мужчине показалось, что старик ждет не столько слов, сколько хочет, чтобы путники пошли за ним. Травник выразительно окинул взглядом местность. Если они пойдут за болотняником, то сойдут с основного маршрута.

+1

19

Парень улыбнулся: травник расспрашивать не стал, только пошутил по поводу исчезновения духа. Пояснение же алхимик слушал вполуха, задумавшись о том, что именно могло понадобиться хозяину болота. То, что дед исчез, еще ни о чем не говорило – обычное поведение обычного пакостника. Однако не успел Аль прийти к какому-либо выводу, как болотняник объявился снова, сурово глядя на путешественников из-под кустистых бровей. Рыжий солнечно улыбнулся, затягивая потуже горловину заплечной сумки и поднимаясь на ноги.

Ни в коем случае. Вы только скажите, что нужно сделать, и мы приложим к этому все усилия.

Дух нахмурился еще больше и молча махнул рукой, мол, идите за мной. Старик потопал вперед напролом, прямо по топи. Алхимик на секунду задумался, глянул на травника. Судя по лицу, Эдвин не был настроен ходить следом за болотняником по его странным делам, кажется, ему и верилось-то с трудом в это явление природы. В ответ на выразительный взгляд Альтанаар слегка пожал плечами и кивнул в сторону удаляющейся спины хозяина болота. На самом деле неожиданная встреча была только на руку обоим: если у них все получится, дух отплатит. Выведет из болота, например. Или подарит шутку какую-нибудь непростую и нужную. Или траву редкую покажет. Наар даже зажмурился: мысль насчет травы была хороша, в голове всплыл яркий образ страшно редкого и до конца не изученного цветка, в народе получившего название лунного света. В общем, с какой стороны ни глянь, а дело полезное.

Алхимик поколебался несколько мгновений, думая, прыгать по кочкам или дух даст им возможность идти по воде аки по суху. Остановился на первом, рассудив, что бодрая прогулка старика по его собственному болоту не значит, что незваных гостей он поведет тем же способом. В общем-то, Наар не ошибся.

Трудно было сказать, как долго они шли: время могло замедлить свой бег и ничто его теперь не выдавало – на солнце набежали плотные серые тучи, равномерно рассеявшие небесный свет. Тем не менее устать Аль не успел, так что, возможно, не так уж давно они покинули место своего короткого привала. Болотняник привел их к небольшому участку твердой земли, над которой возвышалась на изящной подставке потемневшая от времени каменная чаша, густо увитая каким-то растением с мелкими листьями. Дед осторожно убрал гибкие веточки из сосуда, давая возможность увидеть небольшое углубление на дне и полустершийся узор. Проводя узловатым пальцем по вязи неизвестных символов, дух вполголоса произнес:

В белокаменном городе, во тьме и холоде, забытое временем, под охраной бесплотного племени сердце лежит. Холодным светом горит, но готова погаснуть легенда прошедших веков. Уйдет она – уйдет и вода из этих мест.

Хозяин болота провел ногтем по краю углубления, до сих пор четкому, как будто только что высеченному в камне. А потом он снова исчез, решив, видимо, что загадки вполне достаточно. Впрочем, это было не далеко от истины: ясно как день, что старик хочет возвращения на место какой-то реликвии и, похоже, она находится в руинах эльфийского города. Аль огляделся, сразу заметив вдали несколько увитых плющом колонн, выточенных и правда из белого камня.

Мы почти на месте, – легко улыбнулся он, узнавая пейзаж и радуясь, что до развалин добрались практически без приключений. Хотя пока оставалось неизвестным, чем это все закончится…

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:11:51)

+1

20

Нет, не ну может же Аль всерьез рассматривать вариант идти за каким-то маловразумительным стариком, который и объяснить-то толком не может, что от них требуется?
Эта мысль грела Эда ровно до того момента, как, немного растерянно пожав плечами, алхимик развернулся и безропотно пошел за болотняником. Охотник расстроенно скрипнул зубами - они не только время потеряют, но и обзаведутся каким-нибудь мудреным заданием из разряда "пойди туда, не зная куда, принеси то, не зная что". Впрочем, даже несмотря на свою необразованность относительно разных потусторонних существ, Эд предполагал, что, отказав милому улыбчивому дедушке, они обзаведутся проблемой похлеще, вроде путаных дорог и уходящих из-под ног кочек, отчего отношение к духу ушло в отрицательный показатель. И тот факт, что хозяин болота это наверняка чувствует, наемника совершенно не смущал.
Но выхода, судя по всему, не было.
Мысленно пообещав себе, что на это болото он по возможности не будет заглядывать как можно дольше, Эдвин неторопливо двинулся за напарником. Понимать-то он понимал, что Аль делает совершенно правильно, что не мешало ему, нет, не злиться, но раздражаться. Внешне это, как всегда, не отразилось, разве что взгляд стал тяжелее.
Предаваясь радужным воспоминаниям о в общем-то нелегких боях на границах - а радужными они были, потому что тогда все было просто и понятно - вот враг, вот меч, и всяким взбалмошным духам там уж точно места не было - Эд как-то потерялся во времени, в течение которого они шли к пункту назначения. По ощущениям прошло чуть меньше часа, но солнца не было, чтобы проверить это предположение.
Наконец, под ногами оказалась твердая земля, а не густая расползающаяся грязью жижа. Наемник, привычно прищурив глаза, наблюдал за болотняником, бережно прикасающимся крючковатыми пальцами к каменной чаше с выбитыми на ней неизвестными символами. Показавшиеся бессмыслицей слова при повторном обдумывании давали пусть размытые, но все же указания. Правда, что им надо найти, все равно оставалось неясным.
- Наш старик что-то не поделил с эльфами? - задумчиво проговорил охотник, глядя на то место, где пару секунд назад стоял хозяин болота. Тот факт, что болотняник привел их к эльфийскому городу, к которому они и так собирались идти, несколько остудил клокочущее внутри раздражение, снова включив трезвый взгляд и рациональный подход к делу. Поскольку предыдущий вопрос был риторическим, Эд не стал ждать на него ответа, а перешел от эфемерных размышлений к вполне конкретным задачам.
- Бывали там? - спросил он, кивнув в сторону виднеющихся руин. - Лично мне не довелось, но мои напарники отзывались об этом месте, как о не очень хорошем для прогулок. Почему эльфы ушли оттуда так и неясно, но те, кто там был, утверждают, что это все еще там.
Да, ничего, кроме чужих слов, но на этот раз наемник был склонен если не верить, то хотя бы прислушаться к словам - это были не разбрызганные по толпе слухи, в мгновение ока обрастающие немыслимыми подробностями. Он просто знал человека, который там побывал, и видел его, когда он оттуда вернулся. Наемник, который был почти вдвое старше него и опытнее, сказал, что что-то там есть и что он туда больше никогда не вернется.
До города оказалось даже ближе, чем показалось на первый взгляд. На всякий случай проверив ножи под плащом, наемник ступил на треснувшую белую плиту.
Руины как руины - ни зловещего завывания ветра, ни разбросанных костей. Охотник усмехнулся. Все-таки безгранична человеческая фантазия.
- Вы что-нибудь поняли насчет того, что нам нужно здесь найти? - спросил он, глянув на алхимика. - Не думаю, что старик имел ввиду сердце в прямом смысле.
Ветер все-таки подул, подталкивая путников в спину.

0

21

Алхимик слушал спутника вполуха, прислушиваясь к своим ощущениям. За полтора года здесь многое изменилось, даже земля, кажется, стала другой. Некоторые колонны упали, другие накренились еще больше, плющ плотно обвил расколовшиеся плиты. Неизменным оставались две вещи: снежная белизна камня и мертвая тишина. Но изменения, которые пытался уловить Альтанаар, касались не физического, скорее чего-то эфемерного, что лучше всего было бы назвать духом этого места. “Похоже, колдуны все ж разбудили что-то, к чему людям лучше не лезть, – парень прикусил губу, нахмурившись. – Как бы не пришлось потом по кускам друг друга собирать”. По всему выходило, что лучшим выходом было бы покинуть руины, наплевав на все, и на духа болота в том числе – откупились бы. Но объяснить бывшему наемнику причину Аль бы не смог. Шестое чувство скрытого западла не было достаточным основанием для большинства людей, которых он знал…

Ощущение угрозы исчезло внезапно, словно и не было его. Парень моргнул, будто очнулся от наваждения.

– …не думаю, что старик имел ввиду сердце в прямом смысле, – ассасин уловил только окончание фразы, перевел взгляд на своего спутника и несколько секунд пристально на него смотрел. Потом совершенно серьезно ответил:

– Это не исключено. Некоторые загадки не прячут истину, а отдают ее настолько открыто, насколько это вообще возможно, – решив, что не стоит сгущать краски заранее, алхимик легко улыбнулся. – Правда, соглашусь в том, что вряд ли нам придется вырывать чье-то сердце. Скорее всего имеется ввиду камень или какая-то реликвия. Он говорил еще про легенду прошедших веков. Знать бы, что за легенда, искать было бы проще. Но сначала цветок. Нам придется пройти до центра города, – парень ткнул пальцем в примерном направлении и, решив не терять время попусту, пошагал туда же, – черный лотос растет в сердце древних руин, и то не всех. Есть мнение, что он черный как раз потому, что питается силой призраков, всегда собирающихся в сердце любого покинутого места. Так это или нет, никем пока не доказано, доподлинно известно только то, что дым его лепестков отгоняет умертвий, а настойка из них же может использоваться, чтобы оградить алхимика надежным контуром от теней или же уберечь человека, принимающего сильный эликсир, от существ иного мира, обязательно являющихся за его душой. А так же рядом с ним просто безопасно находиться: призраки не будут беспокоить, они становятся особенно слабы и уязвимы рядом с этим растением, что, собственно, и дало жизнь теории о цвете лотоса.

Тем временем разбитая дорога, вымощенная тем же снежно белым камнем, окончилась, и путники вышли на центральную площадь, когда-то украшенную красивейшим фонтаном, сейчас разбитым и сухим. Аль отвел взгляд от лица Эдвина и едва не споткнулся, резко остановившись. Площадь, раньше сверкавшая белизной покрытых затейливым узором плит, сегодня оказалась совершенно черной. Лотосы пробились сквозь трещины в плитах, стлались по холодному камню, и цвели, все сразу. Десятки, если не пара сотен, цветков и бутонов тянулись к серому небу, поражая глубоким, насыщенным черным цветом лепестков, которые словно не отражали свет, а поглощали его. По спине алхимика прошлась мелкая дрожь, а в голове все мысли были далеко не цензурными.

– Здесь нельзя долго оставаться, – севшим голосом проговорил Аль, с трудом оторвав взгляд от завораживающей картины и глядя теперь в глаза Эдвину. – Берем цветы и уходим, от духа как-нибудь откупимся. Не знаю, как в медицине и травничестве, алхимии нужны полностью открытые цветы, с белой сердцевиной, вот как этот, – парень ткнул пальцем в один, – таких обычно не много, не знаю, с чем это связано. Посмотрите тут, я гляну с другой стороны.

Аль обошел площадь по краю, иногда прижимаясь к стенам домов, и устремил взгляд на растения, выискивая нужные. Определенно, все это очень дурно пахло. Такого скопления этих редких цветов ему встречать не доводилось. Пять-шесть, ну, дюжина, но чтобы столько?.. Что здесь поселилось?

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:10:05)

0

22

Прости, меня прет о_О
Эд, недоверчиво прищурившись, наблюдал за беспокойством, то и дело мелькавшем в синих глазах напарника, не забывая слушать и пояснения относительно цветка. Что-то он знал, вычитав в книгах, но вот про настойку, например, не слышал.
Причин беспокойства алхимика он не понимал, хотя, возможно, Аль знал что-то, чего не знал наемник. Сам он ощущал легкое, не слишком приятное волнение, вызванное, скорее всего, тем фактом, что они находятся в заброшенном городе, пользующемся не слишком светлой славой. Но поскольку зловещая тень их не накрыла, душераздирающих звуков слышно не было, а из-за ближайшей каменной глыбы, бывшей некогда белоснежной, увитой плющом колонной, никто нападать не собирался, Эдвин решил не паниковать раньше времени. Хотя все равно было как-то... неуютно. Даже слишком.
Наверное, этот город когда-то был действительно прекрасен, как, впрочем, и все эльфийское. Прошло уже не одно столетие, а руины все так же белоснежны и хранят очертания замысловатой архитектуры и кажется даже, что солнце здесь светит ярче сквозь серую дымку неба. Наверное, так оно и есть, потому что вид залитой чернотой площади произвел в высшей степени отрезвляющий эффект и заставил вздрогнуть.
Странно, в книгах было написано, что черный лотос растет в небольших количествах, а тут целая поляна. Что-то не так?
Наемник взглянул в побелевшее лицо спутника и понял: да, явно что-то не так. Тревога накатила с новой силой, вплетаясь в резкий порыв ветра, с тихим шорохом пошевелившем это черное море цветов. Эд кивнул, признавая правоту парня, и достал из-за пазухи один из ножей. Вообще-то для срезки растений у него был специальный нож с тонким, как бритва, лезвием, но сейчас лезть за ним в сумку было не с руки. Да и в случае чего, для метания он точно не приспособлен, а уверенность в том, что он понадобится, росла и ширилась.
Черный лотос при ближайшем рассмотрении оказался незатейливым цветком с четырьмя черными, казавшимися почти бархатными, лепестками, на фоне которых белела ослепительная сердцевина. Нож легко срезал тонкие стебли, один за одним цветы оказывались в сумке. Все бы ничего, если бы не нежелающая оставлять в покое тревога, хотя Эд по-прежнему не видел для нее никаких объективных причин.
Боковым зрением наемник следил за Алем на той стороне площади, благо, его рыжие волосы выделялись на фоне этого черно-белого пейзажа ярким пятном. Это помогало периодически отвлекаться и от навязчивого цветочного запаха, и от замелькавших вдруг перед глазами мелких звездочек, наверняка вызванных этим самым запахом. Когда кучка срезанных черных цветов достигла достойных размеров, Эд решил, что, пожалуй, хватит, и тщательно закрыл наплечную сумку, тихо радуясь, что можно потихоньку сваливать подальше отсюда.
Однако площадь была пуста.
Эд нахмурился. Куда подевался этот рыжий? На секунду показалось, что воздух на той стороне площади дрожит, хотя для марева было не так жарко. Наемник осторожно двинулся по краю, почему-то стараясь не наступать на цветы. На том месте, где всего пару минут назад стоял его временный напарник, лежала только повязка с алхимическими знаками на концах.

+1

23

Напарник к делу подошел ответственно и цветов насобирал на хороший букет. Аль тихонько хмыкнул, изредка поглядывая на Эдвина и следя за его действиями. В конце концов, лишними цветы не будут. Лепестки можно насушить в запас, сразу из них приготовить несколько зелий или продать за те бешеные деньги, про которые парень сегодня уже упоминал. На несколько минут алхимик и сам сосредоточился на этом нехитром занятии, одновременно раздумывая, давно ли облизывается на них та неведомая сила, которая дала жизнь столь огромному количеству цветов, и когда она решит заглотить завтрак.

Наар уже хотел предложить убираться отсюда, пока еще живы, но не успел. Внезапная слабость пополам с сильнейшей головной болью накрыли его, на минуту заставив опереться на колонну и стянуть с головы повязку, которая, казалось, стальным обручем сжала лоб и затылок. Голове это, разумеется, не помогло. Заплечная сумка зажила своей собственной жизнью и совершенно неожиданно решила дернуть по ей одной известным делам, прихватив за собой парня. Все встало на свои места, когда Аль разглядел пару тощих, но очень сильных лап с бледно-синего цвета кожей, крепко его обхвативших. “Тролли? Злые боги, вот уж попали так попали! – Алхимик поглядел на площадь, частично скрытую от него полуразрушенной стеной. Эдвин непонимающе нахмурился и пошел туда, где только что стоял его напарник, наклонился и поднял с земли повязку. – Ничего не заметил? Только сильного шамана тут и не хватало для полного счастья*…” Потом мир перевернулся, в живот уперлось тощее троллье плечо, а приступ боли, волной накативший вместе с кровью, прилившей к и без того страдающей голове, заставил мир ненадолго померкнуть.

Когда темнота перед глазами немного развеялась, Альтанаар осмотрелся и подумать смог только что-то вроде “Обалдеть: слегка в глазах потемнело!” Похоже, он успел загреметь в какое-то бессознательное состояние, вроде короткого обморока и уже что-то пропустил. По крайней мере обстановка напоминала скорее подвал или подземелье, нежели руины. Однако света не хватало, чтобы хорошо понять, где он и что тут вообще происходит. Из стен торчали корни, плотно облепленные слабо мерцающими синим светом насекомыми, видно было только небольшие участки стены рядом с ними. Тишину нарушал только шорох крыльев, не то летучих мышей, не то огромных бабочек, не то существ позанятнее и поопаснее.

Рыжий алхимик с трудом сел, морщась от боли в затекших плечах и руках, стянутых за спиной. Поежился от сквозняка, скользнувшего над полом, осознал, что тролли прибрали к рукам кроме рюкзака еще и его куртку (и на кой она им?). Да и небольшая сумка с пояса исчезла, только пара амулетов и болтались на шее. Аль прислушался, пытаясь понять, есть рядом кто живой или нет. Он помнил, что на Эдвина, вроде, пара троллей набросилась, но вот убили они его, скрутили или сами отправились к предкам, оставалось загадкой. Ничего, кроме собственного дыхания, убийца так и не услышал, оставалось только попробовать позвать. Уж кто-нибудь да откликнется.
– Эдвин? Вы здесь?..

Гулкое эхо прокатилось, отражаясь от стен, по подземелью, вспугнув несколько крылатых тварей, возмущенно заметавшихся в темноте.

*в том смысле, что шаман одновременно двоих заворожил: Альтанаару по голове ударил, а Эдвину глаза отвел.

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:05:22)

+1

24

Эд жалел только об одном - о потерянном ноже. Кто ж знал, что у троллей так развита взаимовыручка? Видно же, что со сталью в брюхе эта тварь не проживет и пяти минут, а его собратья все ж утащили его в свое логово, на прощание приложив наемника спиной о красивую резную колонну.  А ведь отличный нож был.
Эдвин попытался убрать с лица растрепавшиеся волосы, и, подняв руку, поморщился. Дышать было трудно, голова кружилась, на сухих губах остался привкус крови и пыли, но ноги-руки вроде на месте и, кажется, даже не сломаны. Значит, остальное можно потерпеть.
Вечерний ветер остудил горячее лицо, холодя разбитую губу. Стараясь производить меньше телодвижений, наемник осторожно огляделся. Это сколько же он здесь провалялся, что успело стемнеть? Чертовы тролли... Откуда они здесь? Ладно, одного из трех он точно прикончил. А возможно и двух.
Откуда они взялись, Эдвин так и не понял. Как он мог не услышать? Трое тварей набросились на него из-за ближайшей колонны, хотя они обычно не слишком тихи и не утруждают себя сидением в засадах. Одному он успел вспороть живот, прежде чем другой ударил поддых, заодно попытавшись огреть наемника по голове дубиной. А вот это что-то новенькое. Тролли никогда не озабочивались вопросом о сохранении жертве жизни, а тут складывалось впечатление, что они хотят только оглушить. Правда, труп одного добавил его товарищам приличествующей их виду ярости, благодаря чему Эд сразу же схлопотал по голове так, что реальность в миг померкла. Тролли на то и тролли, что от человека у них только человекообразный скелет, а уж силы как у взрослого огра. Ноги подкосились, и Эд успел напоследок только хорошенько обматерить этих тварей перед тем, как выключится совсем.
Неизвестно, куда бы его принесли, если бы он не очнулся раньше, чем его доставили до месте назначения. Тело, казалось, двигалось слишком медленно, видимость сокращал никак не желающий рассеиваться туман, но, кажется, он пырнул все тем же ножом своего конвоира, за что и поплатился. Вряд ли он смог бы в таком состоянии оказать достойное сопротивление, хотя и приготовился еще побрыкаться, однако, тролли, пролаяв какую-то горловую комбинацию звуков, видимо, обозначавшую что-то вроде "Уходим!", подхватили своего раненого собрата (вместе с ножом!) и убрались восвояси, после чего наемник с абсолютно чистой совестью провалился в темный туман.
А нож жалко. Он, конечно, не последний, но все равно жалко.
Спустя полчаса после торжественного возвращения сознания, Эд решил, что, пожалуй, хватит валяться, а пора уже что-то делать. А именно решать вопрос с алхимиком. Можно, конечно, свалить восвояси, но ведь работа не сделана. Либо живой, либо мертвый, но убитый им, Эдвином.
Возможно ли, что его тоже забрали тролли? Зачем? А его не взяли, потому что чем-то не приглянулся?
Эдвин, конечно, не был знатоком рас, но был уверен, что интеллект у троллей находится в самом зачаточном состоянии, и еще не додумались брать пленников ради корыстных целей. Обычно они сразу убивают, для пищи или удовольствия, но убивают. Может, он недооценил силу эволюции и трольего интеллекта?
Во всем этом сумасшествии радовало одно - перед тем, как отключиться, он видел, в какую сторону поковыляли его недобитые конвоиры.
Впрочем, все оказалось не так страшно. Принявшее вертикальное положение тело, кажется, поняло, что отдохнуть ему не дадут, и качаться перестало, давая Эду идти почти ровно. Шел он наугад, пока не уверился в своем чувстве направления, увидев у развалин какого-то здания, труп давешнего тролля. К великому прискорбию наемника, ножа не было.
Что конкретно он ищет, Эдвин не знал, пока каблук сапога, стукнув по белоснежной плите, не явил густой протяжный звук. Там внизу что.. пусто?

Отредактировано Эдвин (2010-08-04 01:50:55)

+1

25

Ответом ему было только эхо, вскоре затихшее где-то в залах подземелья. Аль тихонько вздохнул, извернулся, добывая из-за голенища сапожка нож, не больше ладони в длину, с шершавой металлической рукоятью, ничем не обернутой. Нож на самом деле был метательный, но вполне сойдет и для обороны, в умелых-то руках. Убийца нахмурился, сосредоточенно перепиливая толстую жесткую веревку, что было довольно интересным занятием при учете онемевших уже пальцев. Несколько раз нож падал на каменный пол, но путы все же поддались. Вернув оружие на место, Наар немного посидел, чувствуя, как болезненно покалывает ладони вернувшаяся в них кровь, заодно думая, каким маршрутом выбираться. Однозначно нужно возвращать вещи, ибо зелье он собирался начинать готовить едва ли не на ближайшей ночевке, и всё нужное, самый минимум, без которого не обойтись, было упаковано в рюкзак. Не возвращаться же, едва выступив в дорогу? Возвращаться вообще плохая примета, а у него и так не самое доброе приключение выдалось, с таким-то началом и спутником… Не встретить бы тут Эдвина ненароком в не подходящий момент – и так рисковать придется, прикидываясь дурачком, с троллями же шутить не хотелось вовсе.

Алхимик поднялся на ноги, достал из-за ворота рубашки небольшой кристалл на шнурке, который поднес к губам и едва слышно выдохнул:
– Uro, nín él.*

Кристалл засиял ярко, так, что разогнал тьму в радиусе нескольких шагов, выхватывая из темноты белые плиты пола, покрытые затейливым узором. Аль стянул шнурок с шеи и намотал его на левое запястье, завязав узлом. Повертелся на месте, распугивая насекомых и крылатых тварей, света, судя по всему, не любивших от слова совсем. Было очень интересно, что это за место: таких узоров видеть еще не доводилось, к тому же в причудливой вязи орнамента прятались буквы древнего языка. О, если бы можно было прочесть, что тут написано! Однако не судьба, придется оставить все, как есть, и лишь догадываться, что это за место и чем оно грозит.

Спрятав свою звезду в кулаке, чтобы не слишком сильно себя выдавать и только под ноги иногда светить, Альтанаар двинулся к выходу из небольшой, в сущности, комнаты, где кроме голых стен, пробитых корнями деревьев, ничего не было. Выглянул из дверного проема, прижавшись к каменному косяку, прислушался. Снова тихо, правда, справа, вроде бы, какой-то гул, похожий на голоса. Касаясь стены пальцами свободной руки, убийца, ступая как можно тише, направился на звук.

В широком коридоре кроме вездесущих синих светляков появились светляки зеленые, горевшие хоть и ярче, но все равно не достаточно, чтобы разгонять кромешную тьму. Гул становился громче с каждой дюжиной шагов, всё яснее становилось, что это действительно голоса, а не шум подземного потока. Поплутав немного, алхимик вышел ко входу в большой зал, освещенный десятком небольших ламп, горящих призрачным, тусклым светом неживого огня. Троллей в зале было не слишком много, но все равно больше, чем один человек может одолеть. Эти странные твари, одетые в какие-то лохмотья, явно к чему-то готовились. “Я что-то слышал про то, что тролли часто следуют какому-нибудь культу… мозгов у них не много, но достаточно, чтобы удовлетворить неприхотливых мелких божеств. Плохо здесь только одно – место их поклонения. Пожалуй, это не колдуны виноваты в сильно ухудшившейся славе руин…”

Решив, что тут слишком сильно пахнет жареным, Аль отполз подальше, вернулся к широкому коридору и решил отыскать зал, где нелюди поселились: наверняка же добро туда утащили. Зал нашелся не сразу, в какой-то момент парень поймал себя на том, что почти вернулся туда, откуда начал свои изыскания. “Жилая” комната была освещена теми же лампами, что и зал поклонения, только было их куда меньше. Несколько троллей спали, трое сидели рядышком и что-то разглядывали. Судя по тусклому металлическому отблеску это был нож. Алхимик ненадолго задержался у входа, прикидывая, как бы половчее разделаться с тварями, и не будет ли проще и дешевле прокрасться и утянуть рюкзак, валявшийся у дальней стены. “Как всегда, сложный выбор, да? Убить всех или слиться с тенью – вечная дилемма!” – со злым весельем подумал Наар, чувствуя, как в крови разливается знакомый азарт: игра в кости на жизнь и смерть, второй игрок – господин случай, самый верный друг и злейший враг.

*буквально: "Гори, моя звезда".

Отредактировано Альтанаар (2010-09-02 21:10:47)

+1

26

Все было до ужаса банально - небрежно положенная каменная плита, выдающая вход темной широкой щелью. Тролли либо слишком торопились, либо слишком уверены в своих силах, чтобы скрываться, но в любом случае, если бы не эта оплошность, Эд бы еще долго плутал по руинам в поисках входа. В правильности выбранного направления наемник уверялся с каждым шагом, оставлявшем в остывающем ночном воздухе густой протяжный звук. Честно говоря, ветвистые подземные ходы были характерны обычно для гномов, поэтому обнаружение оных в эльфийском городе было несколько необычным, что, впрочем, не заставило Эдвина остановиться. Скорее наоборот, обнаружив ведущую к троллям ниточку, он почувствовал мрачную решимость вытрясти из этих тварей всю их тролью душу. А заодно и нож забрать.
С трудом открывшийся проход дыхнул сыростью и чернотой. Эд остро пожалел, что не умеет видеть в темноте, поэтому для того, чтобы глаза могли хоть что-то разглядеть, пришлось зайти для начала в самую темноту, а затем стоять там еще довольно долго, привыкая к обступившему со всех сторон мраку. Холодные каменные стены отражали негромкий стук каблуков по полу, эхом пуская его в глубину подземелья. Дыхание повисало в воздухе облачками пара, сырость становилась все настойчивее, пробираясь под одежду и заставляя зябко ежиться. Наемнику казалось, что коридор нескончаем, хорошо хоть развилок никаких не было, можно будет вернуться. Признаться, такая крамольная мысль уже пару раз мелькнула в голове, заставив непонятно зачем обернуться, но верх пока не взяла. Охотник упорно шел вперед, поставив себе цель дойти до конца коридора, каким бы длинным он не был.
Ощущение времени как-то исказилось. Эд не мог сказать, через сколько времени пейзаж разнообразился мелкими синими огоньками, а через несколько поворотов - еще и зелеными. После кромешной темноты они показались почти ослепляющими, но на деле оказалось, что не освещают расстояние и в пару шагов. Коридор стал шире, а тишина постепенно истончалась, пропуская какие-то шорохи, стуки и нарастающий с каждым шагом гул. Источник гула нашелся через пару дюжину шагов, когда перед усталым и раздражительным взором наемника предстал большой сводчатый зал с толпой снующих туда-сюда троллей. Освещение там было не в пример лучше коридорного, что дало Эду возможность хорошенько осмотреть помещение и прийти к двум неутешительным выводам: Альтанаара здесь нет, зато есть около двух десятков троллей, что оптимизма никак не внушало. Решив не искушать больше судьбу, Эд осторожно двинулся дальше.
Мелькнувший впереди белый огонек показался чуть ли не ослепительным солнцем в этой темноте и послужил охотнику маяком. Тусклый свет, лившийся из проема какой-то комнаты, мягко очерчивал какую-то застывшую у входа фигуру, которая глушила в кулаке тот самый яркий свет. Из комнаты доносилось невнятное явно тролье бормотание. Из-за скачущих по стенам бликов очертания фигуры менялись, так что было даже не понять - человек это или тролль. Из того угла, где остановился Эдвин, бросать кинжал было очень неудобно - вероятность убить была слишком маленькой, а раненый мог привлечь ненужное внимание - поэтому пришлось подходить ближе.  Однако, ближе не получилось. Стоило наемнику сделать пару шагов, силуэт дернулся, Эд резко выбросил руку с ножом вперед, слишком поздно замечая полыхнувшие в неверном свете подземелья растрепанные рыжие волосы.

+1

27

Колебался он недолго. Оценив количество врагов, Наар справедливо решил, что даже будь он трижды ассасином, столько троллей зараз не потянет, а потому двигаться стоит тенями и как можно быстрее, пока ничего не случилось. Всё то же хорошо развитое чувство скрытого западла, которое ученые мужи называют умным словом “интуиция”, подсказывало, что обязательно произойдет нечто, чему вряд ли кто-то окажется рад. Алхимик коротко выдохнул на кристалл в руке, словно свечу задул. Маленькое солнце погасло и было освобождено из кулака, оставшись болтаться на запястье до поры. Парень качнулся вперед, собираясь ужом просочиться в помещение, однако вынужден был сменить планы. Плечо пронзило болью, пришлось изо всех сил стиснуть зубы и отшатнуться из дверного проёма назад, в густую черную тень.

Несколько секунд Аль всматривался во тьму напротив, пытаясь определить местонахождение нападавшего, одновременно добывая из тела холодный кусок металла, так сладострастно вонзившийся над лопаткой. Рубашка быстро пропитывалась кровью, мерзко прилипая к спине и холодя кожу. В помещении послышалась возня, потом приближающиеся шаги, и несколькими вдохами позже вышел рослый сильный тролль и бдительно завертел головой. Нелюдь походил немного в пятачке света, принюхиваясь, сделал несколько шагов в сторону Альтанаара, однако отвлекся на странный шум и ушел в противоположную сторону.

Некоторое время алхимик прислушивался, потом решился заглянуть в комнату. Двое сидели у стены, негромко переговариваясь, выстругивая что-то в свете маленькой лампы. В целом – не самый плохой расклад. Ассасин рассудил, что если бы нож прилетел от тролля, то сам нападающий не замедлил бы явиться. По всему выходило, что подарок от Эдвина. С досадой сунув свой неожиданный трофей за голенище, Наар все же просочился в комнату. Двигаясь под стеной, добрался до цели. Не долго разбираясь, что к чему, надел куртку, походную сумку вскинул на одно плечо, подцепил пальцами ремень поясной сумки и двинулся назад, не собираясь искушать судьбу. Выйти получилось практически так же легко. Аль тихонько выдохнул, прислоняясь к стене. Кажется, совсем рядом кто-то был, а в воздухе разливался сбивающий с толку гул, от которого начинали путаться мысли.

Густая темнота стала рассеиваться, как будто сами камни подземелья начинали светиться.

+1

28

"Черт!"
Да, возможное убийство Альтанаара имело место быть в планах наемника, но не в это время и не при таких обстоятельствах. Утешало одно - при таком ударе умереть алхимик никак не мог. Во всяком случае, не сразу.
Кинуться к собственноручно раненому напарнику Эдвин не смог - позади послышались тяжелые шаги, и наемнику пришлось скрючиться в три погибели и впечататься в небольшую нишу в стене.
Когда опасность миновала,  Эд, стараясь не сильно стучать каблуками по полу, прошел к слабо освещенному помещению. Бледный как полотно, но весьма живой Аль прислонялся к стене, и только слегка сбившееся дыхание, в тишине каменных сводов звучащее громче обычного, говорило о том, что наемник его все-таки зацепил.
- Давай объяснения оставим на потом? - сходу предложил он, отмечая неслабо пропитавшуюся кровью одежду алхимика. Ага, значит, в плечо. Не смертельно, но довольно неприятно, учитывая, что вскоре потеря крови будет довольно ощутимо сказываться.
Решив, что с потерявшим сознание напарником он далеко не уйдет, Эд, не говоря ни слова, снял с даже не сопротивляющегося алхимика куртку и со словами "Надеюсь, она тебе не слишком дорога" надорвал тонкую и так распоротую ножом рубашку и вытащил найденную на площади повязку, которой Аль повязывал волосы. Кровь останавливаться не хотела, но времени на тщательную перевязку не было - в воздухе разливался давящий на уши гул и щекочущий ноздри запах опасности. Оставаться здесь дольше положенного совершенно не хотелось, по коридорам все чаще раздавались тяжелые трольи шаги, и Эд догадывался, куда они спешат.
- Ты видел тот зал? - негромко спросил он, наскоро перевязывая плечо. - Я не большой в этом специалист, но круги на полу и потолке меня не сильно воодушевили. Никогда не слышал, чтобы тролли собирались кого-то вызывать, - с этими словами наемник оглядел дело рук своих и как можно туже затянул повязку. - Но, кажется, они именно этим и занимаются.
Неожиданно Эд заметил, что освещение в коридорах постепенно становится лучше. Источник света было не разобраться, но темнота рассеивалась под напором какого-то голубоватого свечения, в то время как гул становился все сильнее, сжимая виски тяжелым обручем, пока не достиг своего пика, превратившись уже в грохот, от которого с потолка посыпалась пыль и мелкие камни.
По-хорошему пора было уносить ноги, но тело не слушалось, способное поддерживать вертикальное положение исключительно благодаря стене под рукой. Мысли беспорядочно заметались, перед глазами запрыгали яркие звездочки, пока, наконец, не повисла тишина, звенящая едва ли тише давешнего грохота.

0

29

Аль только кивнул, совершенно не сопротивляясь манипуляциям травника. Эдвин кинулся спасать его потрёпанную шкурку весьма вовремя, дав тем самым минуту на размышления и возможность отлично сыграть не воинственного вовсе алхимика, которого каждый встречный монстр может покусать и съесть. А уж если этот монстр швыряется ножами почём зря, то вообще беда. Перевязка, конечно, была не ахти, но более тщательную придётся отложить на потом, сейчас времени нет.

Потом в глазах потемнело и на время пришлось отложить всякие кровожадные и конструктивные мысли на потом. Злые боги, когда же этот грохот утихнет?..

Боги, похоже, услышали, и широким жестом швырнули тишину, оглушающую не хуже, чем самый сильный шум. Альтанаар резко поднял опущенную было голову, спешно натянул куртку и подхватил на плечи рюкзак. Алхимик хотел уже было внести предложение “Валим, пока тихо!”, но что-то привлекло его внимание. Несколько секунд он вглядывался в коридор, пока, наконец, не увидел. Сначала припозднившегося тролля, с ошалевшим видом выскочившего из комнаты и метнувшегося в сторону зала. Однако нелюдь не сделал и десятка шагов и рухнул, как подкошенный. На миг рыжему парню показалось, что от твари отделился лоскуток тускло мерцающего тумана, который скользнул за угол.

Парой мгновений позже из-за угла показались тонкие усики тьмы, невероятно плотной в контрасте со светлыми (светящимися?) стенами. Следом за ними в коридоре оказалось нечто… неизвестное. Но определенно давно мёртвое, пребывающее в этом мире по какой-то дикой случайности. Потом Аль понял: это был, по сути, скелет, в обрывках когда-то красивый эльфийской одежды. Вокруг костей переливалось слабое мерцание, насмешливая тень прошлого, в котором можно было угадать, каким был обладатель этих костей много сотен лет назад.

Даже так легко было разглядеть, что эльф был дивно красив, но не это привлекло внимание ассасина. В груди нежити ярче, чем что-либо другое, светилось испещрённое рунами сердце. Парень подумал, что вот оно: уязвимая точка демона, стоит только отобрать у него этот артефакт, и умерший вернётся туда, где ему и положено быть. Нет, ну не обязательно, конечно, но попробовать стоило…

Немёртвый поднял костлявую руку, и дыхание перехватило. Казалось, эти наполовину бесплотные пальцы проникают сквозь плоть и сжимаются вокруг замершего сердца. Похоже, голодный демон жаждал свежих душ. И вовремя, ох как вовремя убийца неловко дёрнулся: лямка рюкзака сдавила раненное плечо. Боль отрезвила, Аль почувствовал, что Эд схватил его за запястье и куда-то поволок за собой, прочь от голодной нежити. Напутствием им стал жуткий вой, от которого душа стремилась найти кратчайший путь в пятки. Судя по тому, что бывший эльф вдогонку не кинулся, возвращённый из мёртвых быстро передвигаться не мог, но в своих силах был уверен и рассчитывал, что люди никуда от него не денутся.

- Постой, - алхимик затормозил, когда понял, что воздуха не хватает, а голова нещадно кружится. Парень прислонился плечом к стене, пытаясь отдышаться и прогнать предательскую темень из головы. Вот ещё! Только в обморок от потери крови не хватало навернуться. Крови ушло немного, однако сердце, бешено гоняющее её по телу, чуяло, что где-то убыло, а его не предупредили.

- Ты видел, у него в груди… такое, - Аль неопределённо помахал здоровой рукой, - светящееся? Как думаешь, если выломать, он сдохнет?

Алхимик решил, что наотдыхался, отлепился от стены и тут же был вынужден цепляться за плечо наёмника, ибо пол твёрдо вознамерился кинуться в лицо. “Да что э это такое? Как будто не ранили никогда! Или… у этого хитрого лиса нож был потравлен?”

+1

30

Это было странно и жутко - чувствовать на себе дыхание неживого существа, слышать стук его мертвого сердца и шорох истлевшей одежды. Взорвавшийся острыми осколками дикий животный страх превратился в какую-то отстраненную беспомощность и обреченность - уже ничего не сделаешь, конец. Глаза заволокло мутным туманом, Эд видел только, как демон поднял руку, но... ничего не произошло. Даже наоборот, вязкое марево, опутавшее и сознание, рассеялось, возвращая привычную ясность мысли и по-военному четкое понимание ситуации: вот ты, вот враг, можешь - убей, не можешь - беги.
И Эд побежал, схватив алхимика за руку, едва только уловив краем сознания его судорожный вздох. Видимо, рыжий показался мертвецу более достойным внимания объектом, и, судя по тому, как Аль побледнел, внимание это было крайне нежелательным.
Догнавший их вой заставил наемника прибавить ходу, которому пульсирующая в висках кровь стала казаться стуком мертвого сердца за спиной.
К чести алхимика, он выдержал такой спринт по запутанным коридорам, да еще с раненым плечом, довольно долго. Эдвин и сам затормозил, когда услышал, что дыхание спутника становится прерывистым, а шаги - тяжелыми.
- Как у тебя все просто, - хмыкнул Эд, восстанавливая сбитое скорее не от бега, а от пережитого ужаса дыхание. - Может, он и сдохнет, вот только с "выломать" наверняка возникнут проблемы.
О природе виденного только что кошмара новоявленный травник догадывался весьма смутно, да и вообще предпочел бы об этом не думать. Вот, например, в который раз за сегодняшний день он недооценил силу тролльего интеллекта. Вот об этом и подумает на досуге, а еще о том, как устроит массовый геноцид этих тварей, додумавшихся призвать мертвого эльфа.
Сколь кровожадные, столь и успокоительные мысли были прерваны, когда Альтанаар тяжело оперся на плечо наемника, заставив его в очередной раз себя обругать.
- Если ты ведешь к тому, что мы должны пойти и, как ты выразился, "выломать" эту светящуюся штуку, то вынужден тебя огорчить - я в благородные герои не записывался, - наемник говорил резко и отрывисто, пытаясь еще сориентироваться, куда их занесло и в какой стороне может быть выход. - Я не маг-некромант, да и ты, кажется, тоже, чтобы пытаться умертвить мертвого.
А вот выбираться отсюда стоило, причем, как можно скорее. Благо, цветы они уже набрали, теперь их ничто здесь не держит, главное - не попасться на обратном пути болотнянику...
Стоп.
- Сердце... - пробормотал Эдвин, затормозив так резко, что ему пришлось удержать все еще движущегося по инерции алхимика. - А не о нем ли говорил этот дед?..

Отредактировано Эдвин (2010-11-08 01:21:46)

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Кошки-мышки