"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Кошки-мышки


Кошки-мышки

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

- Может, и не о нём, но попробовать определённо стоит! - Аль преисполнился энтузиазма, имея мыслью убить сразу двух зайцев: проверить догадку и Эдвина в действии. А, может, одного: либо нежить, либо этого подозрительного травника. В любом случае он оставался в выигрыше.
Алхимик скинул с плеча рюкзак, развязал горловину и активно стал что-то искать. Спустя минуту он поднялся, держа в руках две баночки тёмного стекла, плотно закрытые пробками. Он открыл одну и протянул зелье Эду:
- Один глоток, - предупредил алхимик. Видя, что травник смотрит на пузырёк с сомнением, вздохнул и пояснил: - Оно защитит тебя от его грязных мёртвых ручек, не даст вытянуть душу.
Эд сощурился, буравя злосчастный пузырек подозрительным взглядом. Как и ожидалось, сквозь толстое стекло определить состав и предназначение зелья не удалось, поэтому наемник еще подозрительнее посмотрел на рыжего. По всему выходило, что резона травить его конкретно сейчас нет, хотя Эд всегда с подозрением относился к всяким зельям.
- Не думаю, что она ему понравится, - хмыкнул он, делая все же глоток алхимического пойла.
Травника прошибла мелкая дрожь, когда состав разлился по телу, казалось, сразу впитываясь в кровь, а потом его окутал слабый ореол. Эд излучал свет, который давал корень зимнецвета, вступая в реакцию с какими-то веществами в человеческом теле. Аль не очень помнил, что за вещества, но это было абсолютно безвредно и довольно забавно.
- Руки давай, - алхимик откупорил второй сосуд, не дав травнику опомниться, сам схватил его за руки и быстро капнул на ладони. У зелья был густой зелёный цвет, но оно быстро впиталось в кожу, а руки напарника охватило золотистое пламя. - Не бойся, оно тоже защитное, - быстро пробормотал Альтанаар в ответ на недоумённо-возмущённый взгляд.
- Значит, план такой. Ты, как самый здоровый и сильный, идёшь прямо к нему и со всей доступной дурью лупишь его в грудь кулаком и достаёшь эту штуковину. Я тебя прикрою, если вдруг что не так пойдёт. Что бы возле тебя не рвануло, не бойся, тебе вреда не будет.
Алхимик ещё раз глянул на Эдвина и улыбнулся: мужчина сейчас был похож на самого настоящего воина света в священном рвении, сияние очень похожее было. Аль едва удержался от того, чтобы по-идиотски пискнуть что-то вроде "О, мой герой!" и повиснуть у него на шее. Успеется ещё.
- Вопросы есть? - спросил он, делая самые честные глаза.

Отредактировано Альтанаар (2010-12-12 02:26:27)

+1

32

Эд отрешенно слушал напарника, про себя прикидывая: это так нестандартная ситуация действует или у него всегда в голове такие мысли?
- Рад, что у тебя нет сомнений в моем могуществе,- только и смог сказать наемник, не в силах облечь в словесную форму все вопросы, крутящиеся у него в голове, касающиеся в основном самочувствия Аля, физического и умственного.
Признаться, после такого подробного плана действий, разработанного обстоятельным алхимиком, Эдвину захотелось стукнуть его по голове и тем самым на время отключить ее функционирование. Да, с бездыханным напарником уйти отсюда будет тяжелее, но не невозможно, особенно когда он не толкает тебя спасать человечество от летающего мертвяка.
Снова встречаться со злополучным эльфом, даже с такими благородными намерениями как его упокоение, лжетравнику как-то не хотелось. Первое правило наемника - не выполняй то, за что тебе не заплатили - Эд выполнял всегда и при любых обстоятельствах, тем более, когда это самое неоплаченное грозит тебе инфарктом и смертью во цвете лет. А то, что алхимик сделал из него ходячий ночник, даже неплохо - выход найдет быстрее.
Более рациональная часть мозга, которая по-прежнему помнила о задании и не была заражена нездоровым сарказмом, ухватилась за фразу напарника "Я тебя прикрою, если вдруг что не так пойдёт". Сразу стало интересно, каким образом невысокий худощавый алхимик, который по идее не должен отличаться большими познаниями в воинском деле, будет прикрывать Эда? Прям захотелось пойти к этом эльфу и устроить "вдруг что не так", чтобы на это посмотреть.
В общем, планов было много, но ни одному не было суждено реализоваться. Пока они тут прохлаждались, их бесплотного  оппонента явило прямо пред очи путешественников. Вернее, сначала явилась тьма, которая на фоне сияния, окружавшего Эда, показалась чернотой самой Бездны, а уж потом послышался стук мертвого сердца, предвосхищая собой появление этого самого эльфа.
Сердце снова замерло, отказываясь качать кровь по напряженному телу. Эдвин кое-как протолкнул воздух в легкие и встряхнул руками, подумав, что вот на этого гада ножи он тратить не будет.

+2

33

"Злые боги, как же быстро оно до нас добралось!" - мелькнула паническая мысль, когда из-за угла снова показались сначала усики тьмы, а потом и сам восставший мертвец. Аль мгновенно растерял всю уверенность и шмыгнул за спину Эдвина, судорожно запихивая обратно в рюкзак флаконы. Леденящий холод неторопливо, словно нарочито медленно, разливался по венам, доставляя далеко не самые приятные ощущения, от него немели и переставали слушаться пальцы, губы и ноги, дыхание сбивалось и грозило никогда больше не возвращаться. Стук мертвого сердца пульсировал в висках вместе с шумом крови и сердцем, которое внезапно решило подскочить к самому горлу, словно хотело вырваться на свободу и улететь, как птица.
Похоже, до разума только теперь дошло, что вылезло в этот мир благодаря стараниям троллей. Альтанаар не был некромантом и не мог правильно классифицировать нежить перед ними. Он бы назвал это личем или некой их разновидностью, подразумевая под этим названием создание сильное и смертоносное, но не знал, насколько это соответствовало некромантской терминологии. В любом случае, это было плохо. Персонально самому алхимику плохо было вдвойне: помимо совершенно мерзостных ощущений он чувствовал сильнейший, парализующий страх, не имеющий ничего общего с обычным человеческим страхом. Самого Альтанаара всегда приводило в недоумение это свойство организма: хладнокровно и расчётливо убивать, иногда даже получая от этого удовольствие; без единой лишней эмоции вертеться в сумасшедше-быстром бою; метаться между противниками, превосходящими числом, и при этом отчаянно бояться разных потусторонних тварей. Он никогда так не боялся смерти, как тех, кто вернулся из её объятий. Хотя к чести алхимика такую панику вызывали только существа действительно ужасающие.
Наставник часто качал головой и повторял раз за разом: бойся людей, люди стократно страшнее любого полтергейста и лича. Он был, конечно же, прав, тысячу раз прав! Но рыжий алхимик ничего с собой поделать не мог. Людей не боялся совершенно, они всегда виделись простыми и понятными, не боялся и троллей и других живых существ, зато всякую магическую ересь категорически не понимал и робел на раз. Поэтому считал, что убийца из него получился лучше, чем алхимик: в алхимии не раз приходилось сталкиваться с тенями из другого мира. К ним Наар привык более или менее за годы учёбы и работы, но всё новое и непонятное требовало дополнительного привыкания. И поэтому сейчас он с большим трудом пытался перебороть панику, накатывающую тошнотворными волнами, и справиться с позорно трясущимися руками. Он же обещал прикрыть, правда? А как, мракобесы раздери, прикрывать, если пальцы не чувствуют, что там в них зажато?!
Отчаянно хотелось отвесить Эдвину ускоряющий пинок или хоть сказать что-нибудь навроде "Ну, чего же ты ждёшь?!", но пинать напарника он бы себе в любом случае не позволил, а для окрика не было голоса, страх отнял и его тоже. Вот бы зажмуриться и представить, что его тут нет, однако и это могло стоить им обоим жизни. Поэтому приходилось поистине нечеловеческими усилиями держаться. Они же не могут так глупо умереть, верно? Аль судорожно стиснул в руке фиал с зельем, твёрдо уверенный, что готов применить его по назначению в любую секунду.

+1

34

Вдоль позвоночника вполне ожидаемо прошла волна сковывающего ледяного страха, начисто лишая способности связно мыслить, стоило только встретить глазами взгляд пустых глазниц. Эд даже сделал пару шагов назад, неторопливо и бесшумно, пока не наткнулся плечом на сжавшегося за его спиной Аля. Это немного напомнило наемнику о том, кто он и что вообще происходит вокруг.
Сейчас он остро пожалел о том, что при нем сейчас нет меча, с ним все же как-то спокойнее, хотя это оружие и не входит в число его любимых. Помнится, перед походом Эдвин подумывал взять с собой легкий короткий меч, но его отговорили. Мол, ты же травник, мирный ботаник, собирающий корешки и листики. И Эд послушался, предпочтя более незаметные метательные ножи. Ну дурак, что еще скажешь?
Впрочем, все эти мысли, даже не мысли, а какие-то их обрывки, пронеслись в голове ненормально быстро, в какие-то доли секунды, словно просто в напоминание, что он еще жив и умеет думать. А потому думать надо в четко заданных направлениях.
Мертвец приблизился еще, и по охваченным светом рукам заструилось тепло, разбивая оковы холодного липкого страха. Алхимик за спиной как-то судорожно вздохнул, сжимаясь, кажется, еще больше, и этот звук окончательно вернул наемника к жуткой реальности. Страх, помноженный на еще больший страх, злость и усталость, дал телу такую скорость, о которой Эд даже не подозревал. Рванувшись навстречу, он сжал кулак, готовый проломить ветхие кости, скрывающие ненормально размеренно бьющееся сердце. Эльф, обративший было внимание на медленно белеющего алхимика, со скрипом повернул голову чуть в сторону, и если бы у него были глаза, они бы наверняка округлились от удивления.
Не ожидал, наверное, такого сопротивления.
Эд почти достал. Оставались считанные сантиметры, отделяющие его от цели, его пальцы внезапно на холод невидимой преграды, по крепости, кажется, не уступающей и каменной кладке. На секунду удивлено замерев, он и пропустил тот момент, когда его противник взмахнул костлявой рукой, отшвыривая его к стене. Короткий свист, и затылок взрывается тупой болью, зажигая перед глазами звезды. Сквозь них наемник видел, как мертвец снова обернулся к алхимику, и краска стала стремительно покидать его лицо, оставляя вместо себя какую-то неживую серость.
Опираясь на злополучную стену, Эд встал, не собираясь сдаваться.

0

35

Алхимик, если можно так выразиться, находился в трансе. В голове билась беспомощная мысль "Не сработало? Не сработало. Не работает..." Он видел, как Эдвин рванулся, замахнулся и ударил, как его кулак, объятый мягким золотистым огнём, прошел сквозь полупрозрачную дымку, окружавшую истлевшее тело лича, и как остановился, словно натолкнулся на каменную стену. Восставший взмахнул костлявой рукой и травника отбросило к стене, а звук, который издало его тело при соприкосновении с кладкой, не позволял надеяться на многое.

Немёртвый посчитал, что второй человек не будет ему больше мешать и снова повернулся к Альтанаару. Пустые глазницы, на дне которых словно тлели тёмно-синие угли, приковывали к себе взгляд, собственное сердце бешено колотилось где-то у горла. Но вот сквозь шум крови в ушах пробился другой звук, похожий на глухой удар камнем о камень в пустом коридоре. Потом ещё один. И ещё. Как будто размеренно билось чьё-то сердце. Этот звук постепенно вытеснял все остальные, завораживал, гипнотизировал, оставляя гулкую пустоту вместо всего: куда-то делись и мысли, и чувства, и подземелье, и весь мир тоже пропал.

Аль не видел, как мерцали, светясь всё сильнее, сердцевины и прожилки в лепестках лотосов, просыпавшихся из незавязанного рюкзака на пол. Не чувствовал, как разжались пальцы и из них выскользнул маленький фиал, тот, который он собирался швырнуть на пол чтобы прикрыть Эдвина. Пузырёк ударился об пол, подпрыгнул и лопнул, выпуская из своих недр неудержимое пламя. Языки огня взметнулись высоко вверх, вернув алхимика в реальность, подхватывая оказавшиеся на полу цветы лотоса. Огонь не тронул Альтанаара, хотя рыжий убийца и отшатнулся, инстинктивно стараясь покинуть объятья стихии, зато чёрные лепестки легко занялись пламенем и от них повалил густой белый дым. Наар споткнулся о собственные вещи и упал, не удержавшись на ногах, больно ударившись локтем. Удар неприятно отдался в раненом плече, но это были такие мелочи по сравнению с тем, что он, наконец, снова себя контролировал! Дым стелился по полу в сторону восставшего, опутывая его туманной веревкой, сковывая движения существа. Аль попробовал одновременно отползти, достать другой приготовленный эликсир и встать, пользуясь тем, что лич не может приблизиться и дотянуться своим смертоносным влиянием до него.

+1

36

Вообще Эду было интересно, почему этот летающий трупак проявляет такой интерес к его напарнику, как будто у него с ним личные счеты. Прям как-то обидно даже стало - а он чем не угодил? Потом пришла злость - если этот мертвец думает, что он него можно избавиться, просто швырнув о стену, то он крупно ошибается.
После удара в ушах звенело, полностью лишая происходящее звукового сопровождения. А потом сразу же по глазам, уже привыкшим к подземельной темноте, больно ударила вспышка света. Откуда он взялся, наемник не уловил, но всполохи огня поднимались все выше и выше, окутываясь плотным дымом. Он сковывал эльфа мутными цепями, не позволяя добраться до алхимика. Становилось жарко, мужчина откинул с лица волосы. Ладони все еще излучали золотистое свечение, и Эд понадеялся, что Аль был прав касательно этой штуки, бьющейся внутри существа. Потому что он собирался как раз воплотить его план в жизнь.
Судя по тому, как этот дым парализовал эльфа, оставалось надеяться, что та невидимая защита, что его окружала, тоже ослабла. Второй раз приложиться затылком о стену наемник не хотел. Эдвин сделал несколько шагов в сторону, полностью заходя за спину мертвеца, и приблизился. Однако как бы решительно он не был настроен, но нечеловеческое влияние врага все еще сказывалось, даже несмотря на оковы. Сердце застучало где-то в горле, руки налились слабостью, мысли, вернее их обрывки, запутались окончательно в клубок из ужаса и беспомощности. В тот же момент ладони начало покалывать, словно приводя его в чувство, сияние усилилось. Поверх плеча эльфа он увидел, как Альтанаар, за что-то запнувшись, упал. Мертвей дернулся было, но оковы держали его крепко. И именно в этот момент, словно очнувшись, наемник со всей силы проломил ему ребра. Пальцы, обжигаясь о холод, сжались вокруг мертвого сердца. Было холодно, но Эд смутно догадывался, что в идеале он вообще должен покрыться льдом. Видимо, то чудесное зелье, которым снабдил его алхимик, здорово справлялось со своей задачей и нейтрализовало магию. Эльф запрокинул голову назад, и его крик раздался в голове, вытесняя все мысли, хотя в коридоре был слышен только треск горящих цветов. Наемник резко рванул и, преодолевая незримое сопротивление, словно сердце не хотело покидать ветхие кости, вытащил испещренный рунами артефакт. Кажется, что сердце еще билось, а, может, это его собственный пульс эхом отдавался в пальцах.
В тот же миг эльф осыпался к ногам Эда кучкой костей.
Тяжелое дыхание сушило губы, едкий густой дым резал глаза. Чувствуя, что рискует остаться здесь навсегда, потому что ноги держали очень плохо, мужчина быстрым шагом подошел к алхимику, закинул рюкзак на плечо, сунув туда все еще светящийся артефакт, и рывком поднял напарника на ноги. Пора убираться отсюда.
- Живой? Тогда идем.

0

37

Всё произошло так быстро, что Аль и осознать-то толком не успел. Откуда-то из темноты вынырнул Эд — живой! — и снова ударил в рёбра. На этот раз ему действительно удалось их проломить, и вытащить наружу мёртвое сердце. Лич выгнулся в предсмертной агонии, челюсти широко распахнулись, и он издал нечеловеческий вопль, от которого неистово заломило в висках. Алхимик зажал ладонями уши, хотя какой-то частью не сознания даже, а подсознания, понимал, что это вовсе не обычный звук, что всё сейчас только в его голове.
Крик оборвался резко, как отрезали. Альтанаар поморгал, пытаясь вспомнить, где он и что происходит. Слизнул с губы что-то... а, это кровь. Дрожащей рукой смёл несколько уцелевших цветков лотоса в рюкзак, затянул горловину, застегнул. Потом неведомая сила вздёрнула его на ноги, рюкзак отобрала, а потом ещё за собой потащила. Рыжий парень прикрыл нос и рот рукавом, тщетно стараясь не дышать терпким дымом, совершенно не соображая, в какую сторону они движутся. Однако судя по тому, что вскоре в лицо пахнуло свежим ночным воздухом, его спутник точно знал, куда идти.
Кажется Эд собирался в таком темпе до самой столицы добежать, но алхимик был против. Они удалились на некоторое расстояние от входа в подземелье, и здесь Аль уже затормозил, опускаясь на холодную сырую землю. Голова буквально шла кругом: и от потрясений, и от нехватки кислорода. Парень глянул на своё плечо, наспех перевязанное совершенно не подходящим для этой цели кусочком ткани: рубашка пропиталась кровью.
— Пока не забинтуем плечо — никуда я дальше не пойду, — категорично заявил алхимик, с трудом переводя дыхание.
"А не то моя молодая жизнь окончится в ближайшие дни в этом лесу". На обработку и перевязку ушло совсем немного времени: Эдвин отлично знал, как это делается. "Говорил же, что бывший наёмник, да?.."
Тебе стоило в медики податься, — слабо усмехнулся ассасин, в меру сил помогая напарнику. Вялая мысль о том, что ещё недавно он называл травника исключительно на вы была отогнана прочь. Мало ли что там было пару часов назад. Сейчас-то всё совсем иначе. Человека, с которым выбрались из такой передряги, можно вообще в братья записывать — не промахнёшься.
Так, улыбаясь своим не очень-то логичным умозаключениям, Альтанаар набросил, наконец, куртку, поднялся на ноги, повесив рюкзак на одно, здоровое, плечо.
— Идём. Вернём старику артефакт и будем свободны.

Болотняник их уже ждал, ходил кругами вокруг чаши. Когда путешественники приблизились, глянул из-под кустистых бровей сурово, оценивая их внешний вид, видимо. Повёл носом по воздуху, почуяв запах крови, но не сделал ничего, только протянул руку, в которую лёг с таким трудом добытый артефакт. Потом он вывел их на край болота и исчез. Наар поймал себя на мысли, что хотел бы увидеть, что произойдёт, когда сердце ляжет в чашу, но нет, так нет.
Алхимик не удержался и широко зевнул. Захотелось спать.

0

38

Эд безропотно остановился, когда Аль поставил ему ультиматум. Честно говоря, он порядком подзабыл о ране алхимика, но говорить, естественно, ничего не стал. Сам перебинтовал рану, на этот раз обстоятельно и без спешки, мимоходом усмехнулся, когда напарник придумал для него новое призвание.
- Я подумаю об этом, когда вернемся, - сказал он, завязывая повязку. Оглядел дело рук своих и остался доволен, но учитывая, что он сам и ранил Аля, мысленно посетовал на собственную торопливость. - Извини, я не узнал тебя там, в темноте.
"Хорошо хоть просто в плечо попал. А попади в живот - хлопот не оберешься. И трупа, скорее всего."
Но напарник к этому относился, судя по всему, весьма философски, и никакие разборы полетов устраивать не стал. Эда это несказанно погрело.

Давешний дедок нарезал круги вокруг чащи и, судя по тому, как хмуро он взглянул на них при встрече, ждал он их уже давно. Наемник пожал плечами с самым независимым видом, мол, как смогли, так и пришли. И отдал в требовательно протянутую руку еще теплый и, кажется, даже пульсирующий артефакт, подавив вздох сожаления - на черном рынке за него дали бы сумму, равную пяти наемничьим заказам. Минимум.
Впрочем, польза от болотняника тоже была - он беспрепятственно провел их через болото (а некоторые особо топкие места были очень неприятны, так что, пробирайся путники в одиночку, стали бы похожи на обитающую в лесу нечисть) и, не разводя долгих прощаний, исчез. Руины остались за спиной, болото - тоже. Путники вышли к небольшому холму, за которым виднелись деревья. Там, если Эд и карта, которую он запомнил, не ошибались, никаких болот не было. Учитывая уже вовсю царящий вечер, это было то, что надо.
Добраться до леса удалось достаточно быстро, учитывая усталый, плетущийся шаг обоих. Однако, ночевать на совсем уж  открытом месте наемник не рискнул. Стоило развести хоть небольшой костерок, чтобы отпугнуть зверей. Но помимо зверей тут могло ошиваться еще толпа человеческого и не очень народа, который совсем огня не боится, и заметить костер, хотя бы поднявшись на этот холм, ничего не стоит.
Да и вообще, не любил Эд открытых мест. С этого, собственно, и надо начинать.
В глубину леса они заходить не стали. Едва только деревья сомкнулись за спинами, скрыв за собой холм, напарники тут же устроились на ночлег.Развести костер ничего не стоило, а с мягким светом стало поспокойнее. Все-таки после произошедшего впору шарахаться от каждой тени.
Ужин решили отложить до завтрака - кусок в горло не лез обоим. Алхимик, кажется, уснул еще до того, как принял горизонтальное положение. Наемник же, несмотря на усталость, долго ворочался, но все-таки задремал, даже во сне прислушиваясь к каждому шороху.

+1

39

Будь на то его воля, Аль устроил бы лагерь прямо там, где их оставил старик, но  с другой стороны, оставаться рядом с этим болотом, в котором эти руины, а там такое… да от одной мысли как-то не по себе становилось. Кто знает, может, это был не единственный потревоженный дух.
Однако стоило начать идти, как желание спать чуть притупилось, хотя голова оставалась тяжёлой. Сейчас бы впору подумать над всем тем, что удалось узнать за этот день, но мысли ворочались крайне неохотно, да и способность к анализу сдала позиции. Организм, как обычно, перешёл в режим экономии сил, в котором не хотелось ни разговаривать, ни делать лишних движений, ограничиваясь необходимым минимумом взаимодействия с внешним миром.
Небо стремительно темнело, и лезть в чащу, в которой вообще ничего не видать, Наар совершенно не хотел. Правда его спутник был совсем иного мнения и с уверенностью углубился в лес, волей-неволей пришлось идти за ним. Хорошо хоть недалеко ушли. Разбили лагерь, развели костерок. Некоторое время колебались, ужинать или нет, в результате отложили еду до утра. Альтанаар даже не помнил толком, как свернулся в клубок под одеялом, согреваясь. Уснул сразу и спал без снов.
Зато проснулся рыжий алхимик затемно, когда небо, виднеющееся в сплетении облетающих ветвей, только начало светлеть, едва заметно мерцая. Редкие звёзды, видимые с того места, где он лежал, исчезали одна за другой. Прошла без следа усталость, только плечо заныло, стоило только немного пошевелиться. Парень осторожно ощупал повязку, прислушиваясь к ощущениям, чертыхаясь про себя. «…я не узнал тебя там, в темноте». А ведь темень та ещё была, да и свет из помещения, ослепляющий, сгущающий мрак вокруг проёма… этот Эдвин неплохо раскидывает ножи, раз даже в таком невыгодном положении попал. «Опасный парень. Надо бы с ним поосторожнее», — подумал Аль, поморщившись, когда плечо отозвалось резкой болью на нажатие посильнее. «Ну, ладно, хватит разлёживаться».
Он сел, сначала взъерошил, а потом кое-как пригладил непослушные рыжие волосы. Зевнул, подобрался, поднялся на ноги. Присмотрелся к травнику: вроде спит. Поёжившись от прохладного воздуха, забравшегося за шиворот, достал из внешнего кармашка леску с крючком, грузилом и поплавком, обмотанную вокруг небольшой деревяшки. Ступая как можно тише, создавая ровно столько шума, сколько мог бы создать обычный человек, ступая по ковру сухих листьев, алхимик выбрался на опушку. Осмотрелся и направился в сторону небольшого озера, которое приметил вчера с холма. Страшно хотелось рыбы.
Ночь постепенно уступала место утренним сумеркам. Любимое время: мир затихает перед рассветом, поджидая новый день. Над землёй клубился туман, обильно украшавший траву росой и пропитывающий сыростью одежду. Озеро оказалось даже ближе, чем он думал. К счастью, дымка над его зеркальной поверхностью оказалась не настолько плотной, чтобы помешать разглядеть поплавок. Так что, выдернув из-под нескольких валунов червей, парень присел на берегу, с намерением выловить завтрак. С этим ему повезло, хоть и не сразу. Но солнце ещё только озарило полоску над горизонтом розовыми лучами, когда Альтанаар вернулся обратно в лагерь. Четыре больших рыбины, почищенные и выпотрошенные прямо там, на берегу, болтались на бечёвке, продетой через головы. Они были подвешены на сучок, пока алхимик возился с разведением костра, а позже, посоленные и засыпанные ароматной травой, нанизаны на веточки и пристроены рядом. Ожидая, пока дрова прогорят, и над жаром углей можно будет приготовить добычу, парень устроился на одеяле. Бросил взгляд на напарника и отметил, что тот уже проснулся.
Доброе утро, — улыбнулся Аль, стряхивая с рук и одежды прилипшие чешуйки, — надеюсь, ты не против печеной рыбы, и мне не придется тащить её на себе до обеда.

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Кошки-мышки