"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Парковая зона » Как-то дождливым днем... (Кира, Влад)


Как-то дождливым днем... (Кира, Влад)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Кира, после того, как прибыла в отель и распаковала свои вещи, вышла прогуляться по территории отеля. В то время, когдаона гуляля по парку, пошел сильный дождь. Девушка тут же бросилась искать укрытие и заскочила в дальнюю беседку, но при этом промокла до нитки. В беседке обнаруживается еще одна жертва ненастья, а именно постоялец из номера триста двадцать шесть Владислав Малиновский.
Порядок отыгрыша: Кира, Влад + могут присоединиться все желающие)

0

2

Когда вещи были распакованы и отправлены на свои места, душ благополучно принят, а волнение в предвкушении экзотики и новых приключений успешно преодолено, Кира Колридж решилась отказать себе в послеобеденном отдыхе и отправиться на импровизированную разведку местности. Девушка, конечно, сомневалась, что необъяснимое под ручку со сверхординарным ожидают её за ближайшим углом, но надежда разукрасить свою жизнь новыми впечатлениями всё-таки улыбалась молодой туристке.
Аура нового места с головой захлёстывала Киру, заставляла приостанавливаться на каждом шагу, замирать, прислушиваться и вглядываться в ядрёную парковую зелень, покуда не начинало щипать в глазах. Она с силой ударяла в нос леденцовыми ароматами вербены и тропических цветов, кружила голову ощущениями свободы, роскоши, волнения и… потаённой опасности, которая, как и всякая необъяснимая угроза, пока что не спешила открыто показываться на глаза, однако неизменно витала во влажном воздухе тропического острова.
«Кажется, это я удачно приехала…» - Колридж в очередной раз остановилась посреди безупречно зелёного газона, медленно и довольно небрежно зачесала ладонью на затылок распущенные волосы, пропуская сквозь пальцы белоснежные шёлковые пряди. Самые короткие из них скорее покидали этот томительный плен и спешили снова упасть на лицо англичанки. «Удивительная аура… Главное – не упустить её, не потерять, не забыть, не разувериться! В конце концов, веру в сверхъестественное может погубить даже самая незначительная доля здравого смысла…» Впрочем, на избыток здравого смысла Кира Колридж никогда не жаловалась.
И в этот момент размышления девушки были прерваны самым неожиданным и не слишком приятным образом…

О тропический ливень, рыдания туземных богов, песнь опрокинутого ушата, поэзия мокрой одежды, беспощадный губитель прогулок на свежем воздухе…!
Кира очертя голову бросилась в глубину парка в поисках укрытия, быть может, какой-нибудь особенно раскидистой пальмы. Зябко обнимая себя за плечи, девушка лихорадочно металась от одной клумбы к другой, пока вдруг из-за серой пелены дождя где-то впереди не показалась спасительная беседка.
Белая шифоновая блуза, завязанная под грудью небрежным узлом, промокла насквозь, ровно, как и волосы, в художественном беспорядке облепившие спину, щёки и плечи, под тонкой тканью соблазнительно округлилась полная грудь, но Кире сейчас было совершенно не до эротических плясок на лужку. Беспощадный ливень больно хлестал по плечам, струился холодными ручейками с головы за шиворот и задорно подстёгивал к спасительному навесу.
Сдавленно взвизгнув, Колридж буквально ворвалась в беседку, но тут же замерла, с порога заметив, что она здесь, кажется, не одна. Первый вопрос родился будто бы сам собою:
- П-простите, Вы тут обтекаете, да?

+2

3

Ночь прошла в беспокойных метаниях. Владу снились кошмары, один другого противней, еще и недавняя травма давала о себе знать тупой болью. Ногу сильно тянуло, удобно устроится все никак не получалось, и молодой человек, выпив обезбаливающего пополам со снотворным, забылся тяжелым беспокойным сном только под утро.
Проснувшись что-то ближе к полудню, Влад понял, что он совершенно не отдохнул, нога все так же противно ныла, а настроение было на нуле. Не желая своим мрачным видом травмировать нежную психику персонала отеля и других отдыхающих, автогонщик взял первую попавшуюся книгу и с пол часа побродив по территории отеля в поисках уединенного места, нашел отличную скрытую от любопытных глаз беседку в глубине парка. Где и устроился, удобно расположившись на подушках, образовывающих на полу импровизированные диваны .
Влад настолько углубился в чтение, что очнулся только когда услышал шум ливня и завывание ветра за стенами беседки. На острове начинался шторм. Не самая веселая погодка на этой широте, но Влада она радовала.
Наступивший циклон принес с обой свежесть и унес тупую ноющую боль в ноге, вместе с надеждой, что теперь он не будет чувствовать подобные изменения в атмосфере.
Влад улыбнулся, откладывая книгу в сторону и только собрался высунуть нос наружу, чтобы посмотреть на буйство первозданных сил, так сказать , вблизи, как чуть не был сбит с ног влетевшим в беседку существом.
Существо оказалось молодой девушкой, промокшей насквозь и дрожащей от холода. Влад вздрогнул, глядя на то, как с волос и одежды незнакомки струйками стекает вода, образуя на полу беседки лужицы, и передумал высовываться из беседки.
- П-простите, Вы тут обтекаете, да?
- Да, - не подумав, ответил Малиновский, пытаясь рассмотреть девушку в полутьме беседки. - То есть нет. Я был тут, когда начался ливень. А вам, я смотрю, повезло меньше. Сильно промокли?
Влад мысленно обругал себя идиотом и в тысячный раз пожалел о том, что занятый с утра до ночи на работе, так мало внимания уделял общению с женским полом.
- Простите, - Малиновский почувствовал, как вспыхнули его щеки, когда он наконец рассмотрел, что тонкая блузка, надетая на девушке, промокла до нитки, стала совершенно прозрачной и прилипла к телу, являя обалдевшему взгляду автогонщика шикарную грудь.
Влад, не долго думая, не расстегивая, стянул через голову свою рубашку из темно синего шелка и протянул ее девушке.
- Вот, возьмите, иначе замерзнете и простудитесь. То есть, вы уже, наверное, замерзли, то есть...  ну, вы поняли...
"Идиот!"

+3

4

Щедро орошая деревянный пол и зябко перетаптываясь с ноги на ногу в холодной лужице, Кира подслеповато щурилась в сумрак беседки. Глаза ещё не привыкли к полутьме, а на длинных ресницах висели крупные капли дождя – Колридж моргнула в попытке стряхнуть их. Прохладные капельки сорвались и покатились по мокрым щекам остывшими слезинками. Но жертве ненастья и близко не было грустно. Напротив, ей наконец-то удалось подробнее рассмотреть случайного собеседника и воспрянуть духом, буквально восторжествовать: судьба послала ей молодого брюнета. О мгновения неподдельного счастья! О божественно прекрасные мужчины, чей цвет волос напоминает крыло ворона, поверхность ночного озера, блеск воронёной стали, безлунные ночи, глубину зрачков хищника, безмятежность космоса… Промокшая девушка резко осадила себя. Она была убеждена, что для того, что совершать амурные подвиги, нужно быть, как минимум, сухой.
На свой нелепый  вопрос англичанка незамедлительно получила положительный ответ, вызвавший её праведное возмущение: как это мужчина так быстро обтёк, что теперь выглядит суше Ковбоя Хаггис, а она всё ещё похожа на мокрую мышь? И это даже, несмотря на то, что под ногами у девушки расплылась довольно обширная лужица, уже заслуживающая названия Кирово озеро.
- То есть нет. Я был тут, когда начался ливень. А вам, я смотрю, повезло меньше. Сильно промокли?
- До-довольно-таки, - отозвалась Кира, тщательно выжимая волосы, угоманиваясь и тихо шмыгнув носом в подтверждение своих слов. – Кажется, кто-то наверху сильно рассердился на меня и решительно схватился за лейку душа. Хотя душ я сегодня уже принимала.
Да уж, в сравнении с тропическим ненастьем родные, легендарные, но уже порядком позабытые ливни Туманного Альбиона казались лёгкой непогодой.
Внимательный молодой человек стянул рубашку (что, естественно, пуще прежнего обрадовало Киру) и протянул её промокшей девушке. Кажется, её вид смутил мужчину.
- Спасибо, - благодарно кивнула англичанка, отряхнула руку и взяла у незнакомца рубашку. – Вы очень славный молодой ч-человек...!
Обычно экстрасенс избегала чужих вещей, так как их аура, чужая для Колридж, зачастую заставляла её чувствовать сильный дискомфорт, будто бы девушка примеряла на себя чужую кожу, чужую жизнь со всеми её эмоциями, впечатлениями, прошлым и иногда слабо различимым будущим. Но рубашка молодого брюнета, кажется, была одной из тех редких чужих вещей, которые казались Кире приятными. Вот только от неё исходила слабая, едва ощутимая аура тупой ноющей боли, в то время как хозяин её, кажется, чувствовал себя вполне прилично, если не считать смущения, вызванного появлением промокшей до нитки незнакомки. «Это чужая одежда? – девушка внимательно взглянула на мужчину и позволила себе задержаться на нём пристальным взглядом. – Нет, вероятнее всего, он испытывал какую-то боль ранее. Странно, что может у него болеть? Он ведь ещё молодой».
- Спасибо, - снова поблагодарила Кира, - простите, я сейчас… - стоило бы продолжить фразу: «…Я сейчас покажу Вам маленький стриптиз, Вы не против?» - но на это не было времени. Жертва тропического ливня уже чувствовала слабый озноб, и это ей совершенно не нравилось.
Ни мало не стесняясь (стеснение вообще не было её сильной стороной) присутствия и без того огорошенного мужчины, Кира быстро отвернулась, стянула через голову мокрую блузку, являя взгляду незнакомца молочно-белую спину и кокетливую татуировку на лопатке, облачилась в мужскую рубашку; так же быстро сняла джинсовые шортики и довольно изящным пинком отправила на пол к потерявшей форму блузке и скинутым здесь же босоножкам на пробковой платформе. Шёлковая мужская рубашка выглядела на Кире мешковатым и до неприличия коротким платьицем, «подол» которого почти не оставлял места для фантазии, а уж поднимать руки Кире вообще не рекомендовалось. Она обернулась к незнакомцу и светло улыбнулась:
- Кажется, я спасена.

Отредактировано Кира Колридж (2010-06-20 04:00:49)

+2

5

- Спасибо, - поблагодарила девушка, - простите, я сейчас…
И не успел Влад ни возразить, ни отвернуться, как незнакомка сбросила с себя блузку, оставшись в одних крохотных шортиках. Хорошо, хоть отвернулась, иначе бы Малиновский точно со стыда сгорел за свою вытянутую от удивления физиономию.
"Ничего себе!" - едва успел подумать молодой человек, как шортики последовали вслед за блузкой, мокрой горкой возлежавшей в углу беседки.
- Эээ... меня зовут Влад, то есть Владислав, да, Владислав Малиновский, - нерешительно представился в общем-то совсем не робкий по натуре автогонщик.
Как-то показалось, что раз уж они так близко знакомы, что видели друг друга практически голыми, неплохо было бы и представиться.
Влад опустился на подушки, устраивая рядом с собой уютное сиденье для девушки; по близости нашлось два тонких пледа, одним из которых Малиновский уже мысленно обернул стройные бедра незнакомки, которые его рубашка почти не прикрывала, особенно когда он сел и теперь пялился на длинные ноги блондинки снизу.
В памяти всплыли строки из рассказа О Генри, который Влад читал, когда лежал в больнице и помирал от скуки. Сборник рассказов ему принесла сестра. Книга оказалась легкой, весьма занимательной и интересной. А главное - читалась без труда. Тогда еще ему было трудно находиться в активном состоянии больше двух часов к ряду, постоянно хотелось спать, да и боль в ноге не улучшала настроения, поэтому принесенное сестренкой чтиво было как раз кстати.
" ... Я никогда не мог понять, почему это некоторые мужчины, способные в два счета укротить мустанга и побриться в темноте, становятся вдруг паралитиками и черт знает как потеют и заикаются, завидев кусок миткаля, обернутый вокруг того, вокруг чего ему полагается быть обернутым..."
Тогда Влад долго смеялся, полностью соглашаясь с автором этих забавных строк, а сейчас вдруг понял, что чувствует себя именно так. Освежив в памяти список тех женщин, с которыми он общался легко и непринужденно, он с ужасом обнаружил, что он весьма невелик и состоит всего из трех представительниц женского пола: мама сестра, да подруга сестры, которая недавно вышла замуж за его механика. И никто из троих никоим образом не походил на ту красавицу блондинку, которая сейчас улыбалась Владу  так, будто не стояла мокрая в его рубашке на голое тело в какой-то удаленной беседке на Богом забытом тропическом острове, а сидела в вечернем платье за рулем шикарного кабриолета.
- Кажется, я спасена.
- Идите сюда, мисс. Вам нужно согреться, - Влад провел ладонью по подушке рядом с ним, едва сдержавшись, чтобы не покраснеть при мысли о том, что  был бы не против знать, что там, по рубашкой, и какое белье носит девушка. Малиновскому стало неловко. Он вдруг улыбнулся и неожиданно для самого себя ляпнул. - Я бы и брюки предложил, но, боюсь, тогда я окажусь в несколько неловкой ситуации. Как вас зовут?
Последний вопрос вырвался сам собой.

Отредактировано Владислав Малиновский (2010-06-18 20:18:53)

+3

6

Кира ещё раз с особой тщательность выжала свои вещи и развесила их сушиться.
- Влад? Владислав Малиновский… - медленно повторила девушка, будто бы пытаясь распробовать необычное имя на вкус. – Вы русский? - почему-то знакомство вызывало у неё именно такие ассоциации. В конце концов, не всем же быть англичанами! И совершенно глупо было бы полагать, что на далёком тропическом острове ей не встретится никого, кроме соотечественников, вездесущих янки, туземцев и призраков.
Не заставляя долго себя ждать, Колридж, подобрав под себя стройные ноги, опустилась на подушки рядом с молодым человеком. Тонкий шёлк, невольно обращая на себя внимание, потемнел и промок в тех местах, где его касалась полная грудь девушки.
Растрёпанная, взъерошенная, в чужой рубашке, Кира всё же не чувствовала какого бы то ни было расстройства по этому поводу. Ливень яростно барабанил по крыше беседки, стремительными холодными потоками срывался вниз с её краёв, но тем уютнее казалось внутри, где беспощадные хлёсткие капли не могли добраться до застигнутых врасплох гостей острова. К тому же у девушки была сухая одежда и более чем приятная компания.
- Я бы и брюки предложил, но, боюсь, тогда я окажусь в несколько неловкой ситуации. Как вас зовут?
Собеседница тихо рассмеялась. По беседке распространялась аура отчаянного смущения, молодая англичанка живо ощущала её, видела она и лёгкий, едва заметный румянец на щеках Влада.
- Ничего, мне вполне неплохо и без низа, - она с улыбкой покачала головой. – Бросьте, Влад… Можно мне называть Вас Владом? …Вы и так буквально спасли мне жизнь. Если бы не Вы, я простудилась бы, заболела и умерла. А мой хладный труп обнаружили бы в этой Богом забытой беседке через месяцок и, без сомнения, свалили бы всё на призраков… И кстати, Кира. Меня зовут Кира, - девушка протянула мужчине тонкую ладошку, ещё влажную от дождя и лёгкого волнения. – Могу я спросить, что Вы здесь делали, если не прятались от дождя? Далековато от отеля.
Внимательный взгляд девушки скользнул по подушкам и задержался на отложенной Малиновским книге. «Гений! Читал человек, разве не понятно?» - мысленно укорила себя Колридж, невольно проникшись уважением к новому знакомому.

+1

7

- Русский? Нет, я поляк. Но в России я был пару раз, и мне понравилось, очень интересная страна.
Влад улыбнулся девушке, пытаясь наконец оторвать взгляд от ее груди.
"Да что я своей собственной рубашки не видел, что ли? Чего пялюсь?"
Разумеется, молодой человек понимал, что не совсем откровенен с собой. В зеркале рубашка выглядела совсем по-другому. Наверное, все дело было в том, что у Влада не было такой роскошной груди.
- Ну что вы, не преувеличивайте, - тихо рассмеялся Малиновский, протягивая девушке плед. - Ничего такого я не сделал, просто предложил вам сухую одежду. А в беседке я читал, захотелось побыть в тишине, но поверьте, я очень рад, что вы выбрали именно мою беседку, чтобы спрятаться от дождя. Вот укройтесь, будет теплее. А вы откуда приехали, Кира?
Автогонщик с едва сдерживаемым любопытством будто невзначай рассматривал красивое лицо Киры, попутно отметив, что волосы девушки уже почти высохли.
- У вас красивые волосы, Кира, - вдруг выпалил Влад, смутившись и отводя взгляд. - То есть, я тут подумал, что когда ливень закончится и мы сможем покинуть наше убежище, мы могли бы вместе поужинать. В отеле есть неплохой ресторан или бар на пляже, что вы предпочитаете?
Малиновскому вдруг стало как-то неловко, что он сидит так близко от девушки, по пояс раздетый, а его левая рука покоится на подушках аккурат за спиной Киры.
"Надеюсь, она не подумает, что я маньяк-извращенец"

+1

8

«Поляк, это значит, из Польши?» - рассеянно сообразила девушка, мысленно углубляясь в свои скромные познания в сфере этнологии, однако ничего конкретнее Варшавы, цитры, Мазурки Домбровского, Речи Посполитой и Мазурского поозёрья ей не вспомнилось. Но даже этими скудными ассоциациями собеседница решила не делиться с молодым человеком, справедливо опасаясь, что это вызовет у него такую же кривую усмешку, которую у настоящих русских вызывает упоминание зимы, лаптей, медведей и водки. Меж тем мать частенько наставляла Киру, что с её странностями стоит почаще прикусывать язык. И пускай уж лучше люди говорят «Прелесть, какая глупенькая!», чем «Кошмар, какая дура!» Впрочем, дурой девушка себя никогда не считала, но уж больно не хотелось выглядеть таковой в глазах собеседника.
Сама же Колридж в Польше, ровно как и в России, была всего один раз и зимой. И поездки эти путешественница вспоминала с содроганием, в очередной раз убедившись на их примере, что в такие места следует ездить к кому-то или хотя бы с кем-то. Чего только стоила поездка на электричке!
Кира невольно вздрогнула, взяла тонкий плед и вместо того, чтобы обернуть им полуобнажённые бёдра, прикрыла озябшие лодыжки и обезоруживающе улыбнулась Владу.
- Я британка. Сюда прибыла прямо из Бирмингема, у моей семьи там небольшое поместье… То есть, достаточно большое, чтобы мне поместиться там с матерью и братом, но я слишком люблю путешествовать, чтобы надолго задерживаться дома. А Вы тоже приехали сюда в поисках острых ощущений? – девушка устремила на Влада внимательный взгляд из-под пушистых ресниц, готовый уловить любую перемену в лице молодого человека. Собеседнице было любопытно, боится тот призраков или нет, верит ли во всю эту чертовщину или же напротив, прибыл на остров, чтобы утвердиться в своём скептицизме. Влад вообще был исключительно интересен Кире.
- Волосы? – несколько удивлённо переспросила девушка и небрежно встряхнула рукой подсохшую пушистую шевелюру. – Благодарю. Вы только не подумайте, я не седая и не крашенная, как бордюры в войсковой части, это мой природный цвет. Не знаю, почему он такой, но мне нравится. Блондинка – это состояние души.
- …В отеле есть неплохой ресторан или бар на пляже, что вы предпочитаете?
Предложение поужинать вызвало у Киры исключительно положительные эмоции. Девушка чуть склонила голову к плечу, отчего несколько шелковистых прядей соскользнули ей на лицо, и понимающе улыбнулась. Она и сама была совершенно не против продолжения знакомства.
- Пожалуй, бар. После дождя будет свежо, и проворонить такой вечер в закрытом помещении было бы преступлением, - она на мгновение задумалась и прибавила уже без улыбки. – Хотя зависит от того, как Вы будете чувствовать себя, Влад.
Кира  и сама не успела сообразить, зачем ляпнула это. Теперь придётся объясняться...

+1

9

Новая знакомая вела себя абсолютно непринужденно, рассказывая о себе и о целях прибытия в отель, а Влад вдруг поймал себя на мысли, что в отличие от всех остальных, он приехал в отель отнюдь не в поисках приключений и острых ощущений.
Его целью было полное выздоровление, он и ехать так далеко согласился только потому, что решил сделать все для того, чтобы снова вернуться на трек, чего врачи гарантировать не могли.
Тяжелые физические повреждения наряду с психологической травмой рисовали  молодому автогонщику неутешительные перспективы.
Но если физическая боль была тем, с чем Влад мог справиться, то психической травмы он не ощущал совсем. Он не раз и не два попадал в аварии, так что они стали для молодого человека делом привычным. Но врачи говорили другое, настаивали на отдыхе, и Влад вынужден был согласиться покинуть семью, любимую работу и уехать на край света. Будто в Польше нельзя подходящий санаторий найти.
Когда девушка спросила его зачем он приехал на остров, Малиновский вдруг понял, что не знает, что ей ответить.
Ему совсем не улыбалось сообщать красивой шикарной блондинке, что еще не так давно он не мог передвигаться без помощи инвалидного кресла. Кого же привлекают больные? Никого. Все любят здоровых, сильных и состоятельных, особенно такие девушки, как Кира. Но если со вторым и третьим проблем не было, то первое оставляло желать лучшего, по крайней мере временно.
"Нет, я ей не скажу об аварии, пусть меня хоть режут. Зачем ей мои проблемы? Своих мало? Тогда, что же сказать, ну что? Что меня интересуют все те сказки, которых я тут наслушался вдоволь за три дня пребывания? Чушь какая-то! Демоны, инкубы, вампиры, нет, ни за что, тогда она подумает, что я псих. Надо просто промолчать, перевести разговор на другую тему и постараться не хромать, как подбитая курица. Ничего, Влад, ты же мужчина, ты справишься. А боль? А что боль? Первый раз что ли?"
- Пожалуй, бар. После дождя будет свежо, и проворонить такой вечер в закрытом помещении было бы преступлением, - Кира склонила голову к плечу, светлые пряди скользнули на лицо, а Владу вдруг захотелось протянуть руку и убрать, коснувшись кончиками пальцев нежной кожи. – Хотя зависит от того, как Вы будете чувствовать себя, Влад.
- Буду себя чувствовать? Что вы имеете в виду, Кира? Я прекрасно себя чувствую, не стоит беспокоиться. А на остров я приехал потому, что люблю уединенные места, где можно насладиться ревом океана и экзотической дикой природой. Значит, в восемь в баре? - Влад улыбнулся девушке и, поднявшись на ноги, подошел к выходу из беседки. При этом Малиновский прилагал просто титанические усилия, чтобы Кира не заметила, что он хромает.
- Дождь закончился, Кира, - он и не заметил, как стих ветер и перестал хлестать ливень. У Влада вдруг возникло странное ощущение, что он словно вынырнул в реальный мир из какого-то волшебного сна, в котором было возможно все. Сразу пришла в голову мысль, что он изрядно надоел своей очаровательной собеседнице и только зря занимает ее время. Что может заинтересовать богатую юную леди в простом автогонщике? - Буду ждать вас в баре, Кира, а рубашка, пусть она останется у вас, ваша блузка еще не высохла. До встречи за ужином.
Влад мягко улыбнулся, помахал на прощание рукой и скрылся в густой зелени парка, не дожидаясь ответа девушки.
"Ты сбежал, Малиновский, и не отрицай. Ты просто не хотел, чтобы тебя расспрашивали о твоем самочувствии и думал, что ты ей не интересен. Нет, положительно, ты просто редкий идиот!"

+1

10

Когда мужчина поднялся на ноги, Кира ощутила сильное напряжение, исходящее от него, хотя на вид всё было в абсолютном порядке, а ещё, кажется, вновь проснулась боль, тупая, ноющая, приглушённая. Девушка прикрыла глаза и приложила некоторое усилие, чтобы дифференцировать для себя эти два не слишком приятных ощущения и всё-таки попытаться понять, что происходит с её очаровательным собеседником.
Результат оказался настолько очевиден, что Колридж могла бы не обращаться к своему дару, чтобы уразуметь это. Молодой человек ни в какую не желал демонстрировать свои слабости, что было вполне нормально для мужчины. И теперь Кира как никогда была согласна с матерью: свой длинный язык следовало бы держать за зубами и вообще не обращаться к этой теме. Это выглядело как вторжение в чужое личное пространство и лишнее напоминание о том, чему положено было бы быть забыто хотя бы на время их знакомства. А она, похоже, всё испортила.
Когда англичанка открыла глаза, мужчины уже не было рядом, что повергло девушку в редкостное по своей отвратительности состояние глубочайшего огорчения.
- Влад…? – беспомощно позвала в пустоту сбитая с толку блондинка.
Кира частенько возвращалась к мыслям о то, что без экстрасенсорного дара и эмпатии её жизнь была бы гораздо проще и неоспоримо лучше, но сейчас она возненавидела свои таланты особенно горячо.
Не сводя взгляда с ярко-зелёного кустарника, в котором, предположительно, скрылся собеседник, она вслепую нащупала забытую Малиновским книгу и с самым несчастным видом прижала её к груди.
Если Владислав не был одним из призраков острова или же порождением её больной фантазии, то Кира только что, как пить дать, спугнула молодого человека. «Верно, он подумал, что я слегка «того»… чокнутая, что, впрочем, вполне объяснимо», - с досадой подумала Колридж и шмыгнула носом.
Насколько всё-таки порой бывают близки радость и грусть, как тесно связаны и насколько тонка грань, отделяющая их друг от друга. Вот только что Кира несмотря на промокшую одежду и маячащую на горизонте простуду была совершенно счастлива, познакомившись с Владом, а вот теперь она готова попросту разрыдаться от полноты чувств. Девушка тихо всхлипнула, поджала губы, поднялась, с трогательной аккуратностью отложив чужую книгу, и принялась старательно выжимать уже подсохшие вещи. И пускай они в том совершенно не нуждались, это несколько отвлекало незадачливого психолога.
Порой в грусти своей люди становятся непомерно гордыми и нарочно создают впечатление о том, что им никто не нужен, однако в мире Киры Колридж всё было совершенно по-другому. С уходом молодого человека её настигло то самое нелюбимое состояние одиночества, когда девушка чувствовала себя остро нуждающейся не просто в чужой ладони на своём плече, но в защите ото всех несправедливостей мира как лишнем доказательстве того, что она не так уж и одинока. И плевать, что её только что оставил вовсе не муж, а едва знакомый человек, о котором она не знает ничего, кроме имени, и того, что Влад явно не любит странноватых и навязчивых блондинок.
Девушка подобрала книгу, сгребла свои вещи, подняла с пола за кожаные ремешки ещё влажные босоножки и очень аккуратно, будто бы погружаясь в ледяную воду, босыми ногами ступила с порога беседки в росистую от дождя траву.
Одиночество отталкивает людей и неспособно вызвать в них ни интереса, ни симпатии, а сочувствие ей и даром не нужно. Поэтому не было смысла оставаться жалеть и укорять себя за глупость в этой затерянной в тропическом парке беседке, нужно было переодеться, привести в порядок рубашку Влада и шагать в бар в надежде, что столь стремительно исчезнувший собеседник там всё-таки появится.

=> Reception-desk

Отредактировано Кира Колридж (2010-06-21 16:49:25)

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Парковая зона » Как-то дождливым днем... (Кира, Влад)