"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Спор в темноте


Спор в темноте

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Легкие ткани постели, соблазнительно подчеркивающие его обнаженные формы, большие пространства для экспериментов, фантазий, исполнений желаний.... Следовало отметить, что Велиал не являлся особенным приверженцем использования для исполнения своих желаний инукбов и суккубов, предпочитая им демонов более высокого ранга, к тому же, Имальнуэль не по наслышке знал, что Велиал вполне себе серьезно заинтересован в отношениях с не менее соблазнительным демоном... Анаэлем... О... Анаэль... Такой же неотвратимый как судный день, такой же таинственный как Строитель Ада и такой же желанный как сама Страсть... К чему Велиалу было все это устраивать? Но сегодня Имальнуэль был здесь. В Постели Князя. Во Владениях Тщеславия во плоти... В ожидании... А значит задаваться вопросами он будет после, а После всегда наступает...
Тающие полотна... Прозрачные паланкины...Имальнуэль ждал фантазий, желаний... он жаждал воплощений, исполнения желаний, замерзший в своем предыдущем облике...
"Где ты? Где ты жажда?.. Чего ты хочешь?" - таял ветер в постелях самого Князя Гордыни, таял, пока не оказался под солнцем.

+2

2

Анаэль недоумевал. И что понадобилось Велиалу, что он так срочно позвал его к себе?
Независимый по своей природе, падший ангел обычно сам приходил к любовнику когда вздумается. Гостеприимством Велиала он никогда не злоупотреблял, предпочитая "подогревать" отношения периодическими разлуками. Чтоб соскучится успевал.
Бывало Князь сам присылал весточку, ласково нарычав на забывшего стыд и совесть любовника, и выражал жгучее желание его видеть пред свои гневные очи. Но вот так, официальным письмом ни разу.
Всю дорогу до Пределов Великого Анаэль недоумевал, что же послужило причиной для так страстно жаждущего его общества любовника. Но в голову как назло лезли только глупости.
Не зря Велиал был правой рукой и близким другом самого Люцифера. Владыка Ада не раз поручал ему разобраться с перешедшим всякие пределы дозволенного младшим братом.
Войдя в покои Князя, Анаэль на секунду замер в дверях, выравнивания дыхание. Нрав у любовника был крутой, и Падший никогда не знал, на что нарвется. Диапазон был просто огромен. От неистовой страсти прямо на пороге спальни до холодного гневного взгляда и пафосного приветствия с перечислением всех регалий бывшего ангела, причем, как прошлых, так и нынешних.
- Вель, - забив на сомнения, Анаэль решил сходу использовать свой главный козырь. А именно, скинул у порога длинный плащ и сапоги, оставшись в тонкой шелковой рубашке и узких кожаных штанах, выгодно подчеркивающих стройные бедра и длинные ноги Падшего, и прямо в одежде забрался в кровать, жарко прижимаясь к лежащему в ней мужчине.
И тут же отпрянул.
То ли Великий Князь наконец поседел и спал с тела от выходок безалаберного любовника, то ли еще что  приключилось, но даже в темноте спальни Анаэль не мог не заметить, что волосы у мужчины, к которому он так неистово прижимался, были белыми, как снег, а фигурой  на ощупь он больше походил на самого Анаэля, чем на мужественного, атлетически сложенного Велиала.
От неожиданности Анаэль так завопил, что, наверняка, перебудил половину Пределов.
- Ты кто такой? - нахмурив брови, прошипел Анаэль, наконец заткнувшись и садясь на кровати. - Что ты здесь делаешь? И где Вель?

+2

3

Итак, началось.
- Вель, - прозвучал дивный голос откуда-то извне кровати, пообещав Имальнуэлю сегодня как минимум жаркую ночь. Почаще бы ему такие обещания делали, таким голосом. Правда вот с именем ошибочка вышла, но от этого обещание становилось только пикантнее, острее... от прикосновения даже по спине пробежали мурашки, чего с инкубом не было давно. Уже аж часов шесть. Местного времени.
Тонкая гармоника души исполнителя желаний начала было собирать необходимую информацию, а тело обрело запахи и чувственность кожи, приятные залезшему в постель демону, когда Иерихонские трубы низвергли на грешную (ой грешную.....) голову Имальнуэля весь свой невозможный концерт конца света. Казалось, мир канул в Бездну. Имальнуэль почему-то сразу подумал, что это Сатаниэль предал Адские пределы и низверг их вновь в небытие Пустоши, решив начать все с начала (бред? А ну мало ли ему этот мир не нравится? А то он вечно какой-то мрачный ходит... точно недоброе задумал).
И волосы бы на голове Имальнуэля встали дыбом, если бы только Велиал не одобрил этот облик, сотканный из пожеланий... да мало ли чьих! Главное - волосы встать дыбом не смогли, но вот инкуб свалиться с необъятной постели умудрился, запутавшись попутно в простынь, что была для него одеялом.
"А что! Оригинальное начало", - мелькнула шальная мысль в начавшем свое преображение существе.
На мгновение оглохший, обалдевший от таких фокусов, да еще и заинтригованный, инкуб кое-как поднялся с пола на колени, заглядывая на постель, чтобы хотя бы предположить с чем же ему так несказанно повезло и почему крик настолько громкий, ведь в истинном облике он еще не являлся...
Со слухом на первые мгновения у Имальнуэля сделалось плохо. Но, судя по возмущенному взгляду ... падшего ангела, сомнений быть не могло, да и его энергетическому полю с Имальнуэлем явно не о Далеких пределах разговаривали.
- Имальнуэль, - инкуб догадался подняться на ноги. Сверкающие белизной длинные волосы легли на голые плечи и спину, едва ли говоря о возможном порядке, простынь держалась на честном слове и еще не ясно чем, едва оставаясь на узких бедрах, озадаченного демона. Что было второй фразой, демон понял не совсем, потому что расслышал только "...где Вель?", так что смысл вопроса слегка затерялся.
- Его Величество Князь Велиал вышел, дела его недостижимы для понимания его слуги, - Имальнуэль пожал плечами. Почему-то вспомнились первые столетия его существования. Вот он тогда народу перепугал...

+2

4

Вот уж чего Анаэль не ожидал, так это того, что новый любовник Великого Князя(а именно так он и расценил присутствие постороннего мужчины в постели Велиала) испугается и свалится с кровати вместе с простыней.
"Да уж, в лучших традициях дурных комедий! Жена приходит домой, а муж в постели с любовником!"
О том, что он вообще-то Велиалу не жена, а самого "мужа" в постели нет и в помине Анаэль как-то не задумался.
Раздраженно передернув плечами и нервно моргнув, а после того, как он разглядел , как выглядит новая забава его любовника, Падшему вообще показалось, что глаз будет дергаться вечно, он очень ласково поинтересовался.
- И что? Думаешь, мне твое имя о чем-то говорит? Я тебя спрашиваю, что ты делаешь в постели Велиала?
И тут только до Анаэля дошел смысл второй сказанной блондином фразы.
- Вышел, говоришь? - услышав взбешенное шипение бывшего ангела, все местные гадюки удавились бы от зависти. - Значит, вышел...так-так, понятно.
Демон наконец перестал пожирать глазами "соперника" и неожиданно ехидно улыбнувшись, медленно и абсолютно спокойно принялся стягивать с себя одежду, ничуть не смущаясь присутствием в спальне постороннего.
А что? Если Велиал решил таким образом известить его об их разрыве, то ему придется изрядно попотеть. Просто так сдавать свои позиции Анаэль не привык, решив из вредности и внезапно вспыхнувшей ревности хотя бы испортить любовнику ночь.
Не вышвырнет же он его прямо из постели! Не посмеет, так обращаться со своим братом Люцифер никогда не позволит. По крайней мере безнаказанно.
Анаэль сбросил вещи на пол, растянулся на огромной кровати и с наслаждением потянулся, попутно поправляя растрепанные волосы. Похлопал по второй половинке кровати, великодушно приглашая Имальнуэля присоединиться к нему и томно прошептал.
- Боюсь, по возвращении нашего обворожительного Князя ждет приятный сюрприз. А пока он не вернулся, расскажи-ка мне, как долго ты уже его любовник? Интересно узнать, сколько мне еще наверстывать придется.

+3

5

"Опа...." - обозленное шипение и ярость были восприняты единственным зрителем на ура, учитывая еще и эмоциональный концерт, развернувшийся пред ним.
Вообще-то, инкубу приходилось и не из таких передряг вылазить (хотя обычно он предпочитал как раз поглубже в них зарыться), но сегодня, а именно - сейчас, ему предоставилась великолепная возможность захлебнуться чужими чувствами.
С Имальнуэлем всегда было что-то не так, по мнению окружающих его энергетических наркоманов. Вместо того чтобы раскручивать жертву на секс или просто близкий контакт, ему было вполне достаточно присутствия носителя эмоций, чтобы продолжать свое богомерзкое существование. Вот и сейчас не узнанный, не понятый инкуб почувствовал как его начинают заполнять ревность, ярость, обида и возмущение, да еще и в резко радикальных порциях.
"Как бы меня на куски-то не порвало от такой страстной натуры... Падший ангел, который ни разу со мной не сталкивался... лежит в постели Велиала. В ярости. ... Темнейший Князь! Это Анаэль! Я так и знал, что Велиал меня не для массажа из ледяных чертог вытащил...", - тем временем Анаэль сбросил с себя остатки того, что могло бы помешать полному контакту, расположился на постели и благосклонно похлопал по кровати рядом.
Елейный голосок мог бы убить пожалуй и крепких психикой на месте, но как ни странно, Имальнуэль все еще был здесь, был жив и вполне себе доволен своим скромным паразитическим существованием.
- Как пожелаете, Князь, - инкуб прилег обратно на постель, что намеревался сделать еще когда ретировался на пол при ударе Иерехонских труб. Вот уж он никогда бы не подумал, что падшие ангелы могут так кричать. Энергия от Анаэля шла убойная. Не будь Имальнуэль самим собой, уже растаял бы от накопившейся ярости, ненависти и желчи, собравшейся в его теле, но... не будь он собой, он бы и не знал, что происходит.
- Нечто около трехсот лет, но я являюсь не только его "любовником", - из мраморно белой цвет кожи инкуба приобрел более теплый, человеческий оттенок, цвет волос стал более живым. Инкуб поднял на Князя глаза. Стоило только толкнуть этот смертнонстный коктейль и Имальнуэль очень долго будет восстанавливаться, если вообще что-то останется, но есть и другая сторона, - Давно не видел такой сильной личности.

+1

6

- Нечто около трехсот лет, но я являюсь не только его "любовником".
Тонкие брови Анаэля нахмурились, а в уголке рта залегла недовольная складочка. Признаться, он не ожидал подобного ответа.
Нет, он, конечно, понимал, что его любовник отнюдь не святой, да и гарем из наложников и наложниц у него был такой - закачаешься. Но чтобы методично, в течение трехсот лет...
Анаэль побледнел, отводя взгляд от точеного прекрасного лица обнаженного мужчины, лежащего на постели рядом с ним.
Обида, боль, ярость...
Падший не знал, что сильнее сейчас сжигает его душу.
Он перекатился на бок, подпирая голову рукой и окинул любопытным взглядом прекрасное тело блондина.
- Имальнуэль, - с губ бывшего Ангела сорвался горький шепот и в тот же миг по плоскому животу инкуба скользнула узкая ладонь, едва ощутимо поглаживая и замирая внизу живота. - Покажи мне, что так ценит в тебе Велиал. Что в тебе есть такого, чего нет у меня?
Отказа он не боялся. Перед ним инкуб, а Анаэль еще не разу не слышал, чтобы инкуб отказывался от удачно подвернувшейся возможности отведать деликатес, подобный энергии ангела, пусть и бывшего. Тем более, что этим Анаэль пресекал их спор.
Ревновать было бесполезно.
А вот выходка Анаэля могла порядком разозлить Князя. На что он, собственно говоря, и расчитывал.

+1

7

Присутствие в своей спальне чужих Велиал почувствовал сразу, однако не придал этому должного значения, пока спальня не переполнилась слишком знакомой и плохо сдерживаемой энергией. Пришлось в срочном порядке завершать дела и направляться в свой Предел, по пути пытаясь сдержать начавший уже брать верх Гнев.
Что за сюрпризы готовил ему его неуправляемый возлюбленный?..

Оказавшись дома, он даже не потратил время на смену одежды, распахивая дверь в спальню и замирая на пороге. Светильники вспыхнули ярким светом, освещая идиллическую картину - его ненаглядный любовник фривольно раскинулся на его постели с его вторым любовником, не претендующим ни на что, однако тоже знакомым уже не первый десяток лет. Бровь Князя вверх, а на лице застыло непередаваемое выражение.
Вся его сущность излучала такое изумление, которое сложно было не почувствовать кожей. Анаэль решил устроить ему сюрприз?.. Не похоже на то.
Позы двух красавцев явственно свидетельствовали - третьего они не ждали.
- Любимый, - Велиал вперился взглядом в лицо падшего Ангела, - Я тебя внимательно слушаю.

+2

8

На ощупь инкуб оказался несравненно привычным, близким Анаэлю, что не удивляло, ведь природа инкубов и была для этого подготовлена, но наводило на мысли о другом Дьяволе, обида, боль, ярость.... он знал, что сжигает Анаэля больше, он жаждал все это сейчас, вместе, но не смел. Был у инкуба уговор с Велиалом. В его спальне он не занимается любовью с другим демоном без его на то разрешения... Хорошее условие. Но прикасаться к инкубу никто не запрещал, а прикосновение к нему несло разрядку, легкость мыслей. И тут как раз наступил момент необходимости подобного эффекта.
Дверь отворяется и в воздухе рождается гроза, напоенная громами, раскатом, сушой, вошел Князь Велиал....
А в спальне у него картина маслом, "Не ждали", в смысле - ждали. По меньшей мере Имальнуэль ждал, когда же Велиал придет чтобы понять, что же за сюрприз решил учинить Князь своему единственному настоящему любовнику, на свой счет с олицетворением Тщеславия он не обольщался. Вообще не имел такой идиотской привычки.
Энергия Анаэля будоражила, этот горький, почти обреченный шепот звенел в сознании вместе всем тем коктейлем, что передался Имальнуэлю через прикосновение, сейчас Анаэль должен стать спокойнее, в конце концов инкуб славился своей способностью поглощать такие отрицательные для пищеварения и нервной системы эмоции...
Но искреннее удивление Велиала происходящему слегка... обескуражило обнаженного, едва ли прикрытого блондина...
"Погодите ка, а кто кого приглашал?" - лицом к лицу Имальнуэля никогда никто не приглашал. Не то чтобы неприлично и не дорос, но просто была такая у Князей традиция, приглашать инкуба через посредников, хороший способ проверить верность подчиненных демонов, с нервами у них как правило были проблемы, разве что Люций предпочитал врываться в жизнь инкуба, но это уже другое.
Имальнуэль спокойно продолжал возлежать на постели. А что ему делать? Не подпрыгивать же по каждому поводу, сейчас Князь обращается к Огненному Князю и пусть все рухнет в Пустоши Сатаниэля, но вселенная должна подождать.

+1

9

Поспешно отодвинулся от инкуба, с удивлением разглядывая появившегося в дверях спальни любовника.
- Внимательно слушаешь? - прошипел Анаэль, соскальзывая с кровати и медленно приближаясь к Велиалу. ОТ возмущения и злости он даже забыл, что не одет. - Нет, любовь моя, это я тебя внимательно слушаю! И лучше тебе объяснить, что делает в твоей постели прекрасный Имальнуэль! Да еще в таком откровенном виде? И что примечательно, мне кажется, он себя очень уютно чувствует в ней не менее трехсот лет!
Анаэль задохнулся от обиды.
Нет, каков наглец! Сам любовника привел, еще и его пригласил. Интересно, зачем?
- Им, - Анаэль нежно выдохнул в сторону инкуба, спокойной продолжающего нежиться в постели. - Тебя ведь Князь пригласил?
Падший изогнул бровь и на секунду замер от посетившей его догадки.
- Вель, ты хотел, чтобы мы...втроем? О, Вель...
Глаза Анаэля потемнели. Он изумленно уставился на обоих, пытаясь понять, что же задумал его великолепный и непредсказуемый любовник.

+2

10

Велиал почувствовал, что запутывается все сильнее. Значит, это был замысел не Анаэля. И не Имальнуэля - не тот уровень, инкуб знает, чем чреваты шутки с Генералом Адских армий.
Кто же тогда?..
Впрочем, перспектива неплохо провести время втроём тоже  казалась заманчивой, и Велиал в другое время поддался бы искушениям, и забыл обо всем, но не сейчас. Сейчас кто-то осмелился шутить с Его любовниками в Его спальне. Он сам не заметил, как сорвал с плеч плащ, рефлекторно накидывая его на точёные плечи Анаэля - подсознательная ревность и собственнический инстинкт?..
Потом перевёл взгляд на нежащегося в постели инкуба.
- Говори.
Уточнять не надо было: они оба с Анаэлем не в курсе, что происходит. Только инкуб еще не пояснил, как попал в спальню к Велиалу.

+1

11

Про откровенный вид Имальнуэль как-то и забыл, впрочем, вряд ли это здесь кого-то смущало. Поразительная способность друг друга понимать и быстро успокаиваться всегда удивляла инкуба в демонах, но, от того с ними было только интереснее.
Прекрасный Анаэль взглянул на раба желаний, возлежащего на постели и задал вопрос, который за ним повторит Велиал. Кто же его пригласил.
- Танатос нашел меня в ледяных чертогах и привел, согласно вашему приказу, Князь, - Имальнуэль прекрасно помнил этого странного, совершенно бездумно покорного Велиалу демона, инкуб видел его не в первый раз. Но... этот раз был каким-то... иным? - Он сделал все согласно ритуала.
Имальнуэль сел на постели, глядя на Князей. Смысл ему лгать? Да и Танатосу тоже... только...
- Он в этот раз был какой-то совершенно бездумный.

+1

12

Анаэль переводил взгляд с одного на другого, кутаясь в плащ Князя.
Чего скрывать? Холодное "Говори!" Велиала могло напугать кого угодно. И, возможно, если бы не их странная близость, испытанная не одним веком, он бы тоже чувствовал себя неуютно.
Хотя, об инкубе и не скажешь, что он хоть немного напрягся. Анаэлю было неприятно думать о том, что их с Велиалом отношения тоже разительно отличались от отношений случайных любовников.
Ревность - грех, Михаил столько раз повторял это ему много столетий назад, но Анаэль так и не научился держать себя в руках, а демону это было уже не обязательно. Другое дело, что сама мысль о том, что Велиал может или должен быть кому-то верным была абсурдна. Верность демона? Смешно!
Однако же его возлюбленный никогда не позволял себе лишнего. Не пользовался чувствами Эдемского Змея, предоставляя ему самому чуть ли не полную свободу. Иногда это дико бесило Анаэля, Падший бы предпочел более яркое и чувственное выражение  их чувств, но следовало признать, что Вель был прав.
Вот и сейчас, Имальнуэль был тут своим, жаль только, эти двое забыли сообщить ему об этом.
- Я не понимаю, Князь. Из слов Имальнуэля следует, что ты все-таки приказал Танатосу привести его в твои покои. Или же это сделал кто-то другой? Но кто? И зачем? - Анаэль всегда обращался к любовнику официально, когда сердился. - Только зачем было звать меня? Неужели вы думали, Князь, что великолепный Имальнуэль не удовлетворит вашу жажду?
Анаэль закусил губу. Он прекрасно понимал, что Вель был удивлен их появлением в его спальне не меньше, чем они тем фактом, что он не приглашал их, но обида оказалась сильнее здравого смысла.

+1

13

Велиал нахмурился. Ему не нравился оборот, который принимал разговор, да и происходящее его тоже не очень-то грело. Кто-то вздумал шутить шутки с Великим Князем, и от этого кровь кипела в жилах, а весь дворец наполнялся угрожающим мерным рокотом, словно предвестие катастрофического землетрясения.
Впрочем, даже ярость не мешала Велю мыслить здраво и ясно, и он со всей ясностью осознавал: скажи он сейчас Анаэлю "Я тебя не звал", как разобиженный Падший сбежит раньше, чем обдумает услышанное. А потом, покорный неуместной гордыне, не будет появляться еще неизвестно сколько... нет, такой вариант не подходил однозначно.
Князь щёлкнул пальцами, и уселся в появившееся кресло, больше похожее на трон, ловко притягивая любовника на свои колени и обнимая за талию. Анаэль уже тоже наверняка догадался, что тут все не так однозначно, но дулся скорее по привычке. Велиал нежно провёл пальцами по спине Падшего, сейчас скрытой тканью плаща.
Мысль о том, что кто-то мог воспользоваться его личными печатями или слугами и получить доступ к его любовникам в очередной раз привела в ярость.
- Явление вас обоих - сюрприз для меня, - тягуче потянул Велиал, чуть прикрывая глаза. - Приятный, разумеется. Хотя тот, кто сделал это, скоро предстанет пред моим взором. - После этих слов по спальне потянуло могильной сыростью и пламя в светильниках дрогнуло и чуть притихло.

+1

14

События принимали все более интересный оборот. Пожалуй, Имальнуэль уже был даже доволен тем, что чья-то прихоть привела его в чертоги Велиала, пусть даже сейчас в помещении царит недопонимание. Анаэль оказался на коленях Генерала Адских Армий и, казалось, ситуация начала разряжаться. Прямо в комнату. Спальня наполнилась силой падшего архангела, будь здесь кто-то послабее нервами, начались бы ужас и истерика, но Имальнуэля это не пугало, любое проявление силы в его обществе было для него счастьем, наверное, поэтому у него складывались такие странные отношения с князьями.
Инкуб сел на постели, обернулся в тонкое одеяло как в тунику и стал наблюдать за местом, где сконцентрировалась энергия Князя. Было даже интересно, что произойдет.
Счастье инкубу, что он не умел ни ревновать ни завидовать... было чему.

+1

15

Удобно устроившись на коленях любовника, Анаэль, наконец, сменил гнев на милость.
Долго сердиться на Велиала он не мог. Великий Князь всегда умел извиняться таким образом, что после этих извинений  неудобно становилось уже самому Анаэлю, и он великолепным сексом и искусными ласками всю ночь напролет доказывал Велиалу свою пылкую страсть.
- Странно, - Падший удивленно поглядел на красавца инкуба, поражаясь и проникаясь уважением его безмятежному спокойствию. Впрочем, он много слышал о  нем. Вряд ли обольстительному Имальнуэлю грозила опасность со стороны Велиала. На такую красоту ни у кого рука не поднимется. Зато поднимется кое-что другое, Падший был в этом уверен, что не улучшало ему настроение, но приводило к определенным выводам.
- Вель, они были уверены, что ты не устоишь перед Имом, и это понятно. Я получил твое послание, находясь не так далеко отсюда, но если бы мне пришлось добираться к тебе из своих Пределов, я бы успел как раз "вовремя". Или у меня паранойя, или нас кто-то очень хочет поссорить.
Падший уткнулся носом в шею Князя и взволнованно засопел.
- Пусть только проявят себя - убью!
"А с Имом надо будет поговорить. Наедине"

+2

16

Угрожающий треск, слышавшийся в самом начале, вернулся, хотя внешне Велиал выглядел всё так же спокойно и умиротворённо.
Кто бы ни собирался ссорить его с Анаэлем и Имальнуэлем, он жестоко просчитался, и скоро поплатится за это собственными внутренностями.
А, кроме того, раз уж они здесь сегодня собрались, следовало с пользой провести время. Нет, Велиал не тешил себя надеждой на великолепный секс втроём, хотя, конечно, помечтать было неплохо. Прекрасный инкуб не откажет ему, зато Анаэль, и так разобиженный и ревнующий, наверняка поднимет визг и не будет являться в Пределы Велиала еще с добрую сотню лет, предпочитая обществу Князя своего ненаглядного человеческого экзорциста. Этого князь допустить не мог.
А потому он только повёл бровью, и появившиеся слуги моментально накрыли у постели великолепный стол изысканными сластями и фруктами, к которым было подано лучшее вино Пределов. А слава о винных погребах Велиала гремела далеко - Тщеславие во плоти не мог позволить себе лишний раз не быть у всех на устах.
- Не будем разочаровывать нашего тайного... доброжелателя, так стремящегося собрать нас вместе, - произнёс Велиал, поднимаясь, и легко удерживая Анаэля одной рукой. Он пересёк комнату, и устроился на постели, рядом с Имальнуэлем и, соответственно, накрытым столом. Одежда Князя уже сменилась на "домашний вариант" - свободные, шикарные одеяния, кажется, сотканные из пламени и лунного света.
Он устроил Анаэля на своих коленях; плащ, наброшенный на плечи Падшего Ангела превратился в прекрасное одеяние, на манер человеческого кимоно, лёгкое, как ветерок и мерцающее, как звёздное небо.
Велиал лично разлил вино по бокалам, протягивая один - инкубу, а второй - Анаэлю.

+2

17

Напоенный чужой яростью инкуб разве что не был пьян уже от одного присутствия демонов. Волосы его в конце концов нашли тот естественный цвет для стали, снегом обложив теплого цвета плечи волнами снега. Контраст загара и белого четко выделил сам облик инкуба. Сияющий инкуб мягко перетек ближе к падшим ангелам, устроившись по левую руку от Князя Велиала, не близко, но и не в стороне от пары, принял из рук Князя бокал с вином.... ох и редко ему приходилось пить в домах Князей, не до того как-то.
- Мудрость великих непостижима, - Имальнуэль улыбнулся, казалось бы, все может обернуться в великолепный энергетический экстаз.... Только вот надо объяснить Анаэлю Зачем инкуб Велиалу...

+1

18

Анаэль принял бокал из рук Князя и, устроившись поудобней на коленях любовника, задумчиво уставился на Имальнуэля.
Он знал, что инкуб не появился бы в покоях Велиала, не будь на то княжей воли, да и то, как осторожно его могущественный возлюбленный улаживал конфликт, говорило о многом.
Падший был благодарен Велиалу за терпение, которое он проявил, и галантность, с которой выкрутился из щекотливой ситуации, не задев при этом гордости ни одного из присутствующих. Редкое проявление такта для демона, имя которому Гордыня.
Их отношения он уже давно перестал классифицировать. Велиал был в его жизни всегда и останется навсегда, и он сделает все возможное, чтобы так и было. Только вот знать об этом никому не нужно.
Что же касается Имальнуэля, Анаэль всегда подозревал, что инкуб при всей своей прекрасной внешности и утонченных манерах обладает недюжинным умом. Хитрым и расчетливым, иначе ему бы не удалось так долго ходить в фаворитах в высших кругах.
Итак, перед ним двое мужчин. Красивых, умных, экстравагантных и невероятно сексуальных. Если бы он все еще был в Раю, он бы, наверное, до конца своих дней терзался невозможностью выбора между ними. Но он не в Раю, тогда за чем дело стало?
Анаэль приподнял бокал и, ежась от покалывающего будто сотней крохотных иголочек возбуждения, тихо прошептал.
- За прекрасную ночь и за тех, кто способен оживить ее тени и расцветить их мириадами радуг.
Сделав небольшой глоток, он наклонился вперед и, обняв Имальнуэля за плечи, притянул к себе. Сейчас лица обоих демонов были прямо перед лицом Велиала.
- Лунный свет этой бархатной ночи ослепительно прекрасен, Имальнуэль, но все же он проигрывает тебе. Позволь мне... я тоже хочу насладиться завистью луны, которая каждую ночь вынуждена смотреть на того, кто во сто крат краше ее.
Легкий поцелуй в уголок губ, медленный, головокружительно пьянящий. Зачем спешить? Пусть Велиал насладиться зрелищем сполна.
Его страстный восхитительный любовник заслужил этот подарок.

+2

19

Приподняв бровь, Велиал чуть откинулся на постели, чтобы лучше видеть разворачивающуюся перед ним картину... не каждый день открывается такое зрелище: Анаэль и Имальнуэль сейчас были воплощением контраста, словно чёрное и белое, Свет и Тьма.. или, скорее, негатив и позитив. Волна возбуждения мягко коснулась живота и принялась растекаться по телу, Князь одобрительно улыбнулся, поняв, что задумал его любовник и в очередной раз поразившись изменчивости Анаэля.
Но за это он и приблизил к себе этого Падшего, именно поэтому они уже столько времени были вместе и это пребывание ни разу не омрачилось ничем, похожим на усталость или скуку. Не с ним.
Восхитительный голос Анаэля приобрёл те самые нотки, который так любил Князь, и, хотя сейчас речи были обращены не к нему, и всё равно Велиал слушал его с удовольствием.
Тот, кто задумывал рассорить Великих, изрядно просчитался.
Правду сказал Инкуб - Мудрость Великих непостижима, а потому объёмы ее оценить невозможно... Поэтому ее недооценивают.
И это хорошо.
Ладонь Князя мягко скользнула по спине Инкуба, не то заставляя, не то приглашая опереться на его колени, всё же, тянуться так было достаточно неудобно.

+3

20

Инкуб мягко улыбнулся, прикрыв глаза. Легкое касание Анаэля кружило голову, манило, привлекало. Руки мягко опустились на бедро Велиала, чуть нажимая, но настолько невесомо, словно Имальнуэль просто соткан из воздуха, спина прогнулась под властной рукой, устраивая ее на прогибе привычно, знакомо.
Самым интересным в процессе существования сияющего инкуба было познание новых энергетик, ни один демон, человек, создание не были для него одинаковыми, но особенно интересовали его Высшие. Богатые красками, запахами, оттенками вкуса, фантазий Падшие ангелы были совершенны, непостижимы, с ними Имальнуэль никогда не мог пресытиться впечатлениями и отвечал он Князьям полнейшей взаимностью. Лишь недавно меж Князьями установилось какое-то общее представление об инкубе, которое и позволило ему извлечь именно этот образ для знакомства с Анаэлем, хотя истинный облик его был далек от возможного для осознания.
- Лишь бледное эхо, сияющего передо мной солнца, бледный холст, готовый расцвести под руками мастеров... - "Она лишь такая ночь, наполненная тобой и Велиалом способна подарить смысл моему существованию", - Красота ничтожна без тех, кто смог бы ей насладиться, - правая рука скользнула с бедра Велиала, скользя по дивному шелку одежд падшего ангела, едва весомо касаясь идеального бедра под тканью, спины, забравшись под темные пряди шелковых волн волос. Анаэль прекрасен, в отличие от многих падших ангелов, он не был похож на Князя Тьмы, он был именно Падшим Ангелом, не растерявшим той дивной, чистой красоты, все еще проникнутой Божественным светом, тем контрастнее было видеть его вместе с Князем Адских Армий, воплощенным Тщеславием, тем прекраснее был этот союз истинного Дьявола и Падшего Ангела. Взрывной, непостижимый коктейль...
Имальнуэль чуть скользнул по простыням ближе к Велиалу, бедром коснувшись его бедра, губы едва касаясь скользнули по губам Анаэля, он вопрошающе скользнул губами по щеке, изучая бархатную кожу ангела, затем мягко поцеловал прекрасные губы, им торопиться некуда, но инкубья сущность делала свое дело, разливая магическое, непостижимое тепло меж ними троими, словно подстегнутое дорогим вином

+1

21

Если до поцелуя Имальнуэля, головокружительно нежного и одновременно исполненного физически ощутимого желания, Анаэль еще сомневался в том, что его идея хороша, то после того, как губы инкуба коснулись его губ, всякие сомнения отпали. Целовался Великий Скрипач просто изумительно. В душе Падшего на секунду даже проснулась ревность. Не было сомнений в том, что Князь и этот утонченный прекрасный инкуб были любовниками. Не в шахматы же они при встрече играли. Сам Анаэль не был уверен в том, что смог бы устоять перед волнующе чувственной красотой Имальнуэля.
Но, если быть честным, то не все ли равно? Велиал ему не принадлежал, он вообще никому не мог принадлежать. Он был свободен в своем выборе, так же, как и сам Падший. Тем крепче был их союз. Изменять, не изменяя, это ли не высший предел доверия?
Он чувствовал участившееся дыхание Князя, знал, что тот наблюдает за ними, знал, что его притягивает. Контраст света и тени, смешение красок, готовность двух таких непохожих существ, как бывший ангел и инкуб, подчиняться ему во всем, выполнить любое его желание. Сам Анаэль только этого и хотел. Воздушные прикосновения Имальнуэля возбуждали, вызывая легкие волны дрожи. Будто свежий морской бриз ласкает обнаженную кожу.
Падший потянул инкуба на себя, переворачивая на спину и укладывая на колени Велиала.
Улыбнулся Князю мягкой теплой улыбкой, чуть опустив ресницы, не желая выдавать, насколько он возбужден. Не сейчас. Эта игра была слишком увлекательна, чтобы вот так сразу раскрывать карты.
Затем взял его руку, поднес к губам и мягко поцеловал в ладонь, после чего опустил ее на грудь Имальнуэля, а сам, став на колени, склонился над инкубом, вновь приникая к таким соблазнительным губам. Это поцелуй разительно отличался от предыдущего, был глубже, настойчивей. Темная ночь волос Падшего ангела смешалась с серебристым лунным светом волос демона, а ладонь Анаэля легла на бедро Князя.

Отредактировано Анаэль (2011-01-22 23:23:18)

+1

22

Тяжёлая ладонь медленно скользнула по груди инкуба к ключицам, задумчиво, словно изучающе прошлась по впадинке меж грудных мышц и снова вниз, к изящному плоскому животу.
Так задумчиво поглаживая Имальнуэля, Князь чуть прищурил глаза, пряча взгляд за ресницами, пытаясь представить себе, как сейчас Анаэль выглядит с другого ракурса и неотвратимо распаляясь всё больше. Власть над этими двумя возбуждала до крайности, а мысль о том, что они выполнят сейчас любую его прихоть доставляла почти осязаемое удовольствие... И главное - не нужно было никуда спешить.
Впрочем, Великий Князь Велиал вообще редко когда куда-то спешил. А сейчас особенно не стоило торопить момент. Улыбнувшись одобрительной, несколько хищной улыбкой, Князь оплёл энергетическим потоком тонкую талию Падшего, осязаемо скользя по бокам, животу, то даря едва ощутимые прикосновения собственной энергии, то почти с нажимом, шершавыми рывками, так, словно грубые ладони стискивают хрупкие бока, стараясь быть нежными...
Вторая энергетическая плеть коснулась бёдер инкуба, прослеживая витки мышц до колен и вверх, однако Князь намеренно не касался более чувствительных мест - успеется... Ладонь Анаэля на бедре почти обжигала, а приятная тяжесть на коленях навевала самые приятные мысли.
Где-то в глубине Пределов родился негромкий рокот, оказавшийся всего-лишь одобрительным рыком Дьявола Тщеславия...

+1

23

Шелк облекший плечи и стан Анаэля скользил по прекрасной коже во время их перемещения, вовлеченный в страстный порыв поцелуя инкуб изогнулся дугой, касаясь обнаженной грудью груди падшего ангела, животом ласкового шелка... Горячая энергетика Велиала окутывала бедра, разливаясь по телу горячим коктейлем, правая рука инкуба скользнула вверх касаясь живота Генерала, скользя чуть выше к груди, он позволял своей сутью, природой ощутить Велиалу ту приятную истому, страсть Анаэля, которые возбуждали не только тактильно, но и визуально. Левая рука скользила по стану Анаэля, опускаясь на стройную талию, приятный прогиб. Шальная инкубья природа ласкала, привлекала.
Игры со связями... впервые на нем это испробовал именно Велиал, затем уже после него этим заинтересовался Люцифер, а наибольший интерес испытывал Сатаниэль. Ощущать чужое тело как собственное, чувствовать полностью, без остатка или же... в дополнение к остальному. Имальнуэль умел делать так, чтобы ощущения не перекрывали самих чувств принимающего, чтобы каждое ощущений рождалось самостоятельно, отдельно, лишь дополнением, мог затопить, но он и сам в этот момент чувствовал все, что чувствует его партнер. Он распалялся так же, как и Велиал, вникал в прекрасные ласки Анаэля, позволяя и Князю ощутить его любимого Дьявола...
Левая рука поднялась к плечу, скользнула по нему, оголяя белоснежную кожу Падшего Ангела, скользя вниз, на прекрасную грудь, окружая Анаэля ласковым трепещущим теплым ветром, длинные волосы струились вниз сливаясь двумя реками. Черного и снежно-белого...

+1

24

Потрясающая способность Имальнуэля передавать чувства, испытываемые другими, оказалась превосходной приправой к тому, что свершалось в спальне Князя. Падший чувствовал все, что происходит с Велиалом и самим Имальнуэлем, пропускал эти ощущения через себя, удивляясь тому, чего не знал раньше о своем властном любовнике. Он уже не раз был с инкубом, это чувствовалось, но Анаэлю было все равно. Князь хотел его, как никогда до этого, хотел их обоих. И Падшему было этого достаточно, чтобы еще больше чувственности вкладывать в ласки, которыми он покрывал изящное гибкое тело Лунного Света, как он мысленно окрестил утонченного инкуба. Имальнуэль был настоящим артистом и превосходно знал свое дело.
Анаэль всем естеством ощущал желание Велиала не упустить ни одного движения, ни одного вздоха.
На секунду он остановился, помогая своему  великолепному партнеру подняться с колен князя и, обняв его сзади за талию, подтолкнул к Князю.
- Поцелуй его, я хочу видеть, - Анаэль не договорил, но по его улыбке было понятно, что так волнует сейчас Падшего. Ему еще никогда не доводилось наблюдать за Велиалом со стороны, видеть как тот ласкает другого так, как обычно ласкал его. - Имальнуэль настолько хорош собой, насколько только можно представить, не правда ли, Князь? У вас превосходный вкус.

+1

25

Его любовник затеял опасную игру, но то, что третьим с ними был именно Имальнуэль изрядно упрощало дело. Целуя его, Князь мог быть уверен, что Анаэль почувствует это, и заодно почувствует разницу, ведь "точно также" с Князем никогда не бывало...
Приняв в объятия инкуба, князь опустил его на шёлковые простыни, и несколько энергетических потоков метнулось к Анаэлю, повторяя все прикосновения Велиала к прекрасному музыканту. Вот пальцы Князя прошлись по нежной коже груди Имальнуэля - и Падшего Ангела тоже словно бы коснулись, энергетика Князя искрилась на сияющей коже. Каждое касание, каждое движение, и, наконец, поцелуй. Глубокий, властный... наверное, первый. Князь никогда не задумывался, а были ли вообще у них с Имальнуэлем поцелуи?.. Он не помнил. Помнил прикосновения, помнил ночи, полные страсти, несдержанности, на грани с жестокостью, но поцелуи... Это была основа их отношений с Анаэлем. Каждый поцелуй Падшего Ангела он помнил так, словно это происходило миг назад.
Что ж, всё бывает впервые. Князь целовал Имальнуэля так, как должно целовать впервые.

+1

26

Сладкий плен объятий Анаэля сменился горячим пленом объятий Генерала Адских Армий.
Ласковое, почти разочарованное ощущение расставания с братом Люцифера заполнялось неожиданным и странным предложением Анаэля подарить инкубу поцелуй Князя. Опасная, но крайне увлекательная игра. Была ли у них когда-нибудь возможность узреть себя со стороны? Мог ли он, Имальнуэль, подарить Анаэлю зрелище, которое могло бы превзойти все его ожидания? Все зависело от Князя.
Возможно, Велиал и не помнил точно, целовались ли они когда-нибудь с инкубом, зато Имальнуэль прекрасно помнил, что с Тщеславием ему еще целоваться не приходилось. Да-да, столько лет казалось бы тесных отношений с Князем и ни одного поцелуя в губы. Он уважал выбор и привычки Князя. Если Велиал не считает необходимым целовать любовника - это право Князя, к тому же, с его отношением к инкубам...

Властные руки положили его на постель, жаркое тело Генерала нависло над ним. Скользкий шелк простыней охладил горячую от касаний Падшего Ангела кожу. Спина покоилась на шлейфе серебра волос, изогнувшихся странной змеей, серые глаза инкуба встретились с глазами Князя. Жаркие касания влекли, требовали ответить, потянуться, и он тянулся, на мгновение следуя за жаждой чуть вверх, а затем приникая вновь спиной к скользким простыням... в ожидании одного... Касания казались жадными, но изучающими, словно Велиал что-то вспоминал. Но его поцелуй...
Власть, жадность, полная, безоговорочная победа... Он не оставлял своему партнеру права на выбор, завлекая и обрекая избранную душу на страстные, сладостные терзания. Инкуб отвечал с не меньшей жадностью, но с той податливостью, что свойственна лишь крупным змеям, готовым виться вокруг жертвы часами. Он удлинял, углублял их первый поцелуй, стараясь как можно больше запомнить Князя, стройные ноги обвили мощную талию, руки скользнули по горячим, прекрасным бокам, не оставляя ни ему, ни партнерам возможности жить без эха эмоций, он чувствовал каждое движение Велиала, он дарил возможность узреть каждую эмоцию во всей полноте Анаэлю.
Энергетика Падших затопила помещение. Воздух буквально искрился от их сил и Имальнуэлю ничего не оставалось, как использовать эту силу в свое благо и удовольствие своих партнеров. Распаляющийся жар томил в груди, разливался желанием по венам, висел дымкой в воздухе. Казалось, у него есть свой запах, неповторимый, едва уловимый.
Запах ожидания сладостного безумства, ужаса и жажды пред силой и властью, желаниями отдаться полностью и напиться из неиссякаемых источников великой силы... Дара...
Стройное, хрупкое тело дугой изгибалось в опасном, страстном поцелуе Князя, подпитываемое любопытством и жаждой зрелищ Анаэля и ... изучающей лености Тщеславия.

+1

27

Глядя на то, как целуются эти двое, Анаэль понял, что совершил ошибку. Его желание убедиться в том, что для Князя он особенный, сыграло с ним злую шутку. Падший был откровенно раздосадован, но не только тем, что его любовник с такой готовностью выполнил его желание, а тем, что не может оторвать взгляда от слившихся в поцелуе тел. Это зрелище одновременно выводило из себя и возбуждало, и Падший никак не мог понять, какое же из этих чувств сильнее. Но показать то, что происходит у него на сердце, было бы еще большим идиотизмом, чем толкнуть прекрасного Имальнуэля в объятия Велиала. Теперь стало совершенно очевидно, что до этого между ними не было подобной близости.
Анаэль непроизвольно отстранился. Не в силах оторвать взгляд от любовников, он ощущал все эмоции Князя, инкуб передавал их удивительной точностью, не понимая того, что чувствует тот, кому они были адресованы до этого.
Падший рассеянно провел ладонью по обнаженному бедру Имальнуэля, невольно отмечая, какая нежная у инкуба кожа.
«Они прекрасны. Они оба. Идеальное сочетание первозданной Тьмы и легкого скользящего по водной глади Лунного Света … это даже больно»
А страсти накалялись все сильней. Имальнуэль с такой готовностью отвечал на поцелуи Князя, что Анаэль невольно представил себя на его месте и тихо застонал, почувствовав укол ревности. Они так долго не были вместе. Он только сейчас понял, как же он скучал все это время. Он жаждал испытать то же, что испытывает сейчас инкуб, насладиться прикосновениями и властными ласками Велиала, ощутить всю силу его желания.
Падший закрыл глаза и откинул голову назад. Он часто прерывисто дышал, в то время как ладони с жадным нетерпением скользили по горячей коже.

+1

28

Они с Анаэлем уже очень долго были вместе. Велиал не был бы Тщеславием, если бы не насладился долей секунды тёмного, низкого желания, столь виртуозно передаваемого инкубом от его прекрасного любовника к нему самому. Вместе с возбуждением пришла нотка горечи и ревности.
Велиал отстранился, жадно скользнув взглядом по инкубу, затем по Падшему, и в один миг энергетические плети оплели всё тело Анаэля, укладывая его рядом с Имальнуэлем. Теперь оба прекрасных создания лежали перед глазами Тщеславия, и он наслаждался своим триумфом над ними. Тем временем, энергетические потоки стали словно бы гибкими, кажется, даже влажными - они скользили по коже распятых рядом красавцев с липким вожделением, находя все самые чувствительные точки и лаская их.
Чёрные, как ночь, волосы смешались с серебряными, белая кожа контрастировала со смуглой, и хотелось одновременно брать обоих...
Велиал мог. Принять какое-нибудь из своих обличий, или просто расколоться на две сущности, однако Гордыня не любил подобное... Второй Велиал - это слишком. Но ласкать обоих одновременно - было вполне в духе Князя. Широкие ладони заняли своё место, обхватывая, лаская, каждая в своём ритме, в своём темпе..
Велиал не сводил взгляда с Анаэля, читая малейшие желания по движению тёмных ресниц.

+1

29

В этом весь Велиал. Тщеславие, безоговорочная победа. Он будет вас пытать, мучить, истязать самыми изощренными муками до тех самых пор, пока не поймет, что одержал полную, безоговорочную, единственную возможную победу. Он чувствовал желание Дьявола взять, таящих в его ласках любовников, показать всю полноту своей власти над ними. Удовлетворение желания Тщеславия было не менее сложным, чем поразить воображение Асмодея новым извращением, Победа над кем может доставить Дьяволу истинное наслаждение? Только над самим собой, но сегодня...
Все не так сегодня... Все по-новому. А все потому что рядом Анаэль. Единственный Падший Ангел, способный изменить Князя Велиала... Может быть даже решить в их душах возможный спор.
От жарких, влажных касаний энергии суть под тонкой оболочкой материальности почти кипела, едва поспевая таять, превращаясь в чистое, незамутненное ничем течение желаний. Мастерски подобранный ритм снимал с губ томительные вдохи и стоны, пальцы скользили следом за касаниями энергетической сущности, словно поверяя не растаяла ли оболочка вовсе, а на деле - ловя энергии, упиваясь желаниями сущностей.
Переплетение серебра и ночи, жар возлежащего рядом тела... Имальнуэль скользнул, едва касаясь пальцами через плечо, грудь Анаэля, повторяя незримый рисунок прикосновений сути Князя, струясь по разгоряченному касаниями телу чуть прохладным, мягким ветерком, обжигающе обостряя ощущения.
В помещении словно стало темнее, энергия здесь начала приобретать все более плотный характер и затопила помещение тяжелым шелком сущностей. Он струился по коже как вода, ласкал и окутывал плотным покрывалом ласки, единства. Наконец Имальнуэль смог настроить меж Дьяволами настолько плотное ощущение желаний, единства друг с другом, что при желании они могли бы раствориться в этом ощущении, принять возникшую полноту после долгого расставания. В этом был смысл существования инкуба, подарить душе возможность быть единой, с самой собой или же с другой душой  - это уже как пойдет. Самому Имальнуэлю вряд ли когда-нибудь потребовалось бы искать собственного единства, он был полным, единым и неразделимым, способным стать проводником для кого угодно.
Тяжелое серебро переплетается с черным шелком, окутывает загорелые плечи мягким отсветом, стройные ноги скользят по бокам князя, стопа переходит на грудь, изучающе оглаживая идеальное тело, прогоняя следом за касанием горячее воспоминание о темном желании, не давая утонуть в единстве.
"И единственное как ты сможешь быть с ним единым - реализовать собственное желание. Что остановит тебя?" - словно реализация этого вопроса тонкие пальцы скользят по груди Анаэля, даря зовущее желание, взывая к стону.

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Спор в темноте