"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Смерть ему к лицу [игра завершена]


Смерть ему к лицу [игра завершена]

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Гад!
Анаэль не успел подставить руку, и прямо на лицо ему шлепнулось мокрое полотенце. Падший зашипел от бешенства,  срывая его свободной рукой и зло выдавил.
- Превеликое тебе спасибо, добрый самаритянин Константин!
Поведение экзорциста бесило до невозможности. Но если бы только это! Анаэля чем дальше, тем больше ставили в тупик слова Константина и то, насколько они расходились с его действиями.
Да, грубит, издевается, да, постоянно шпыняет при случае, но ведь заботится. Постельное белье, полотенца, тряпки, которые Константин использовал в качестве бинтов, все было стерильно чистым, еда вкусной, а отвары здорово помогали регенерации.
А теперь вот объясните поведение белобрысого? Издержки характера? Врожденная вредность? Это есть конечно, но с другой стороны - он не раз был свидетелем потрясающего хладнокровия и твердости, которую демонстрировал экзорцист, даже не подозревая, что за ним наблюдают.
Анаэль глубоко вздохнул. Пора во всем разобраться раз и навсегда.
- Если бы ты хотел, чтобы я сдох в мучениях и отправился назад в Ад ты бы оставил меня в руках этих полоумных фанатиков, если бы ты хотел показать мне, насколько я ничтожен и самонадеян, мне кажется, тебе просто было бы достаточно сказать мне об этом там, в катакомбах, когда я висел на дыбе. Джон, я не понимаю тебя. Я ни за что не поверю, что ты решил получит от меня что-либо в обмен на то, что спас мне жизнь, как и не поверю в то, что ты будешь это делать просто так, по  доброте душевной. Признайся сам себе, что противостояние Света и Тьмы, Добра и Зла уже давно не занимает тебя. Ты не из тех, кого можно использовать, не считаясь с его мнением. И Михаил считается, верно? Или кто там тебя подрядил на эту неблагодарную работу? Мои бывшие братья порой такие затейники. Не знаешь, чего от них и ждать.
Анаэль замолчал, на Константина он больше не смотрел, прекрасно понимая врага, которому и так было противно прикасаться к нему.
- Почему ты считаешь, что мы не правы? Ты разве выслушал обе стороны, чтобы судить? Кто сказал тебе, что Тьма - это обязательно Зло? А как же равновесие сил, Джон Константин? Что бы случилось с миром и с вами, людьми, не будь у Света внушительного противовеса? Мы так и не поговорили с тобой, экзорцист. Ты так боишься этого, что готов молиться вслух лишь бы я сейчас замолчал и не смущал твое хваленое самообладание своими лукавыми речами и не испытывал твою веру на прочность? Не отрицай, Джон, у тебя это на лице написано. И что, как оно, быть слепым орудием Господа? И даже не его самого, Михаила...
Падший усмехнулся, погружаясь мыслями в прошлое, устало улыбнулся и закрыл глаза.
- И... спасибо тебе, экзорцист. В тебе в тысячу раз больше сострадания и человечности, чем во всех ваших святых отцах и их хозяевах ангелах.

+2

32

Ну вот, балаган пошёл по второму кругу.
Константин мысленным усилием заставлял себя не слушать, что говорит его враг, но какие-то нотки в голосе, в тоне Анаэля, ранее не слышанные никогда, заставили его замедлить движения, обдумывая сказанное.
Он не мог сказать, что Падший так уж не прав.  Однако он явно смотрел на мир сквозь призму своего ангельского всепрощения, и этого было не изменить. Анаэль видел обобщённее, и, как и всякий, раз поддавшийся гордыне и эгоизму, расценивал мир и людей со своей колокольни. А на его колокольне были те, кому безразличны судьбы каждого отдельного человека, кто мыслит глобальнее, кого не волнуют людская возня.
Великие Князья мечтают вернуться.
Туда, куда им заказана дорога, но они еще помнят вкус Райских плодов, умиротворение и покой.  А ведь есть еще те, кто был ДО того, как Князья, бывшие Ангелы, были отправлены в Ад.
И эти, древнейшие, очень небезразличны к людям, потому что люди - их еда. Страхи, злоба, ревность, зависть - все эти эмоции питают Создания Преисподней, и те положат жизни на то, чтобы создавать необходимые условия для людей.
Объединившись с Князьями, они могут добить ужасного.
Вырваться из Ада, наводнить Землю, погружая ее в кошмары и отчаяние, и набираясь сил. Помочь Князьям вернуться, силой забирая то, чего они были лишены. И тогда мир погибнет.
Константин ничего не имел против ангелов, сброшенных в Ад, в этом он мог себе признаться легко.
Константин был против чрезмерностей, которым иногда предавались Князья, несдержанные в Гневе и Алчности.
Константин был против причинения вреда людям.
Потому что как ни крути, он сам был человеком, и Высшие Силы не нуждались в его защите. А вот люди - да.
А потому из года в год, из века в век он находил тех, кто хитростью выскользнул из запечатанного Ада и паразитирует на Земле - и отправлял обратно. Или уничтожал.
Ему дали право судить - и он судил.
О, нет, он не считал себя святым, ни в коем разе. Однако и грешным тоже, потому что знал, стоит ему действительно совершить Грех.. ни перед людьми, ни перед Михаилом, ни даже перед Ним.. а перед собой, поступив против своей совести...
..как он сразу же умрёт и отправится в Ад.
И муки его там будут ужасны.
Именно потому он так часто делал то, что другие, включая Анаэля понять не могли.
Возможно, именно поэтому он и спас извечного врага.
И, возможно, озвучив причину, Анаэль не был так уж неправ.

...Занятый такими размышлениями, экзорцист сам не заметил, как тщательно вытер всё тело Анаэля. Да и демон странно притих.
- Не благодари меня, - наконец негромко отозвался экзорцист, наверное впервые обращаясь к Анаэлю без привычной поллитры яда в голосе, - Ты сделал бы то же самое. - И посмотрел в серебряные глаза, внезапно осознав, да, сделал бы. И наказание тем, кто осмелился бы поднять руку на личного врага Падшего было бы ужасным.
...Подобные размышления могли завести в опасные дебри, а потому экзорцист снова мерзко улыбнулся:
  - Что до первой части твоей пламенной речи - к слову, как бодро ты треплешь языком для помирающего! - то я даже не знаю, в каком месте смеяться. Выслушать обе стороны? Как мило! Передай дружкам, что у меня аудиенции по пятницам, и, возможно, я их приму...
Да что ты несёшь, Анаэль? Думаешь, я поверю, что у кого-то из Высших есть дело до человеческого экзорциста по имени Джон Константин?.. И все в Аду горят желанием изложить мне свою версию событий?.. Не смеши меня. Им вообще до людей дела нет, и до меня в том числе, это только тебе моя твёрдость в вере  не даёт покоя!.. Знай, что мне глубоко безразличны душевные страдания Падших, если, конечно, у таких есть душа. Они сами выбрали свою судьбу, надо было молчать в крылышки и не выёживаться! А теперь они только и мечтают, как бы вернуться обратно на мягкое облачко, и люди в их планах - даже не разменная монета. В лучшем случае средство для шантажа и достижения цели. И это бесит!..
- Несмотря на тон, чуть дрожащий от злости, экзорцист уверенными, выверенными движениями наносил бальзам на раны Анаэля, и осторожно, тщательно бинтовал их, не позволяя своим действиям соответствовать настроению. Где-то на фоне он удовлетворённо отмечал, что Падшего уже не скручивает в кашель при каждом слове, и что щёки его даже заалели лёгким румянцем - от злости?.. И что кости срастаются просто отлично, еще два дня - и змей полностью оправится.
Сам же себе экзорцист только удивлялся, никогда он еще не разговаривал с Анаэлем вот так, и, если отминусовать то, что оппоненты готовы вцепиться друг другу в глотку, то у них сейчас случился в высшей степени мирный и интересный диспут. Что попросту не укладывалось в голове.
И чего его потянуло на беседы? Задело за живое? Или он, на самом деле, тоже хочет изложить Анаэлю свою версию событий?.. Бред. Полный бред. Скорее ставить гада на ноги и гнать в три шеи, потому что его пребывание рядом разрушительно для мира Константина. Ведь он собирался игнорировать речи, произнесённые этим удивительным, нежным голосом.
Прочь.
Вот так стоит раз расслабиться, а душу уже рвут на части собственные демоны.
- И не обольщайся насчёт меня, - на последней фразе Константин вернулся к привычной манере общения, осторожно просовывая руки под лопатки и бёдра демона. - Я просто не умею делать плохо то, за что берусь, - самодовольно завершил он, поднимая Анаэля на руки, осторожно, стараясь, чтобы демон не сгибался сильно. - Обними за шею. Это в твоих интересах. Выкинешь что-нибудь - так и вышвырну на улицу.
Да, правильно.
Лучше пусть шипит, извивается и ненавидит. Это привычнее, это правильнее... чем такой вот Анаэль. Мудрый,  проницательный и всепонимающий.
Анаэль-демон устраивал экзорциста больше. Потому что так проще.

Отредактировано Konstantin (2010-09-19 10:42:28)

+3

33

Закусив губу, Анаэль слушал прочувствованную речь Константина. Он не перебивал, не противоречил, не останавливал, только еще больше хмурил тонкие темные брови.
Не согласиться с экзорцистом было трудно. Анаэль прекрасно знал, что Джон прав. И он, Анаэль, бывший ангел, тоже прав. И Люцифер прав и Михаил... Но как же тогда? Как они смогут понять друг друга, уверенный каждый в своей правоте? А вот никак. И тут Константин тоже прав.
Фу! Вот привязалось!
Думать обо всем этом не хотелось, задавать вопросы и вызывать Константина на дальнейший диалог тоже. Хватит, поговорили.
Уж лучше слушать его ядовитые издевки, чувствовать, как сочится ненавистью его сердце, знать, что экзорциста выворачивает на изнанку, когда он видит своего извечного врага. Так правильно.
Иногда Анаэлю казалось, что они с Константином могли бы стать ... кем? друзьями, союзниками? Он не знал. Знал только, что могли бы. Не здесь, где-нибудь в другом мире.
А Константин все не переставал удивлять. Анаэль непроизвольно обнял экзорциста за шею, когда тот поднял его на руки. Брови Падшего поползли вверх, выражая крайнюю степень изумления, чего с Эдемским Змеем не случалось уже много веков.
- Эээ... куда ты меня тащишь? Неужто жениться собрался? - не удержался от шпильки Анаэль, тем не менее, прижимаясь к экзорцисту покрепче, а то мало ли, уронит нечаянно, с него станется. - Брось, Джон, мы еще не настолько близко знакомы. Стоп! Не меня брось, я имел ввиду...
Глупо, а стыдно-то как!
Щеки Анаэля залились краской, а сам демон тихо рассмеялся. Пошутил, называется,
- Джон, с тобой совершенно невозможно говорить о серьезных вещах, ты меня постоянно сбиваешь. Думаешь, мне легко, отстаивать политику Тьмы, когда ты меня хватаешь на руки и тащишь в неизвестном направлении? И еще щекочешь, - неожиданно начал ябедничать Анаэль, не в силах согнать с губ предательскую глупую улыбку.
Странно все это. Первый разговор и такой дурацкий. И куда все его хваленое красноречие делось? А Константин тоже хорош, не может и пяти минут продержаться, чтобы не съязвить. Да оба хороши!
- К слову, я-то теперь уже не умру, Джон, упустил ты свой шанс.

+4

34

Константин фыркнул, устраивая змея на лавке.
- Удавить я тебя всегда успею,  - он отстранился, сдувая чёлку с глаз и глядя на Анаэля насмешливо, сверху вниз,  - Годом раньше, годом позже - уже почти не важно, хотя, разумеется, чем раньше, тем лучше.  - Он независимо направился к постели, меняя простыни и наволочки на свежие. - Тем более, что это был не мой шанс, и вот этого я тебе точно никогда не прощу. - Константин уже отошёл от всех эмоций, вызванных разговором и почти обрёл спокойствие, изрядно приправленное привычным сарказмом.
- Попасть в лапы придуркам-фанатикам и одному  практикующему садисту из твоей же кодлы - это же каким надо быть неудачником?.. Скажи мне, Анаэль,  ты даже в Аду умудрился всем насолить, что против тебя отправили твоего же?.. - С постелью было покончено, грязные простыни аккуратно свёрнуты и отправлены на скамью в угол. - Или это тайные враги? Завидуют райскому голоску?.. - Скрестив руки на груди, экзорцист встал над полулежащим на лавке демоном, словно грозный судия на допросе.
Его вопросы несли не столько издевательскую, сколько общеобразовательную функцию - кто-то настраивал народ, кто-то подогревал возмущение в массах, и это был не тот мелкий демон, которого он спалил. Это был кто-то, способный смущать души сотен, кто-то могущественный. Зная имя врага, можно призвать его. Во всех смыслах и к ответу тоже.
Константин понимал, что если он хочет получить нормальный ответ, то надо бы убрать сочащееся ядом ехидство из голоса, но ничего не мог поделать: он злился. Каждый раз, когда возвращался мыслями к душному подвалу, пропитанному запахом крови, он бесился невероятно, так предсказуемо злясь на то, что не появился раньше, что не предотвратил.. И демон этот.. Не зря именно он, не зря. То была продуманная ловушка, Константин слишком много лет знал своего врага, чтобы быть уверенным в одном - просто так его не изловить. А тут попался, как ребёнок. ЧТО такого привело его в этот подвал?... В раздражении, экзорцист быстро подхватил демона на руки и опомнился, только когда услышал сдавленное шипение.
И почти перепугано глянул в лицо врага.. всего на миг.

+3

35

Анаэль только скривился в ответ на возмущенно-насмешливую тираду Константина. Больно нужно ему прощение экзорциста, если тот только спит и видит, как бы от него избавиться. Иллюзий по поводу Джона Константина демон не питал.
Эта циничная желтоглазая сволочь говорит правду: удавит и не покривится.
Еще и отметит в ближайшем кабаке.

- Попасть в лапы придуркам-фанатикам и одному  практикующему садисту из твоей же кодлы - это же каким надо быть неудачником?.. Скажи мне, Анаэль,  ты даже в Аду умудрился всем насолить, что против тебя отправили твоего же?
- Не твое дело, - огрызнулся Анаэль, окончательно разозлившись.
Не получится у них нормального разговора, разве что одному рот заткнут, а второго оса за язык укусит.

На самом деле Анаэлю было очень не по себе от мысли, что на него объявлена охота. Причем, своими же. Знать бы еще, кто осмелился поднять руку на брата Люцифера, кто не побоялся гнева могущественнейших Князей Тьмы?
Анаэль закусил губу и отвернулся. Играл кто-то до боли знакомый, кто-то из приближенный Велиала, иначе бы просто не смогли воспользоваться его печатью. О том, что сам Велиал может быть так или иначе вовлечен в это дело и думать не хотелось. Тогда Анаэлю точно не выжить.
Велиал...
Ну как ты мог допустить, чтобы произошло то, что произошло?

Анаэль опомнился только, когда почувствовал на губах привкус железа и понял, что прокусил нижнюю губу. Осторожно зализав языком ранку, он поднял на Константина взгляд и уже открыл рот, чтобы начать говорить, как тот вдруг резко подхватил его на руки, стиснув только зажившие ребра. Анаэль вскрикнул от боли, понимая, что задумавшись, явно что-то пропустил. Очередную ядовитую подначку?
Ребра опалило огнем. Эдемский Змей стиснул зубы и едва удержался от стона.
- Осторожней, чудовище! Ты мне так опять ребра сломаешь! Или это твой коварный план? - побледнев до состояния белоснежной простыни, демон возмущенно шипел на неловкого экзорциста.
- Мне нужна твоя помощь, Джон Константин, - почти выдохнул Анаэль, озвучив наконец то важное, что не решался сказать вот уже третий день.
Все, сказал. Дороги назад нет. Теперь все зависит не от него.

+2

36

- Это я и без тебя вижу, - скрипуче отозвался Константин, осторожно укладывая демона на постель.
Надо же, он это сказал. И язык не отсох - в мире явно грядут большие перемены.
Не то, чтобы экзорцист не понимал, что значат для демона.. более того, для его врага эти слова. Просто был уверен в одном, с такой же лёгкостью Анаэль при необходимости свернёт ему шею. Что для них клятвы, данные людям? Что обещания?.. А потому и обольщаться не стоило.
Поправив на демоне покрывало, Константин отошёл к окнам, чуть приоткрыв ставни - в помещение ворвался невероятно свежий аромат дождя, смешанный с запахом мокрой земли и палых листьев.  Послышался частый перестук капель по крыше, теперь треск поленьев в печи звучал приглушённее, смешиваясь с шелестом леса, начинавшегося в ста метрах от домика.

- Давай, рассказывай. В подробностях и красках. - Экзорцист ногой подвинул ближе стул, устроился с комфортом и снова взялся за отложенную было работу: выстругивание креста. Следовало понять, с кем они столкнулись, и подготовиться к встрече. Анаэлю хорошо - он уже сейчас может покинуть занятую оболочку, и та истает прахом через сутки. Кстати, интересно, что заставляет демона цепляться за нее, и терпеть соседство врага, вместо того, чтобы рвануть на вторую историческую родину зализывать раны?..
Наверное, его тоже привлекает перспектива получше узнать своего противника, пользуясь возможностью, данной 
временным помешательством последнего. Иначе как назвать то, что сейчас происходит?..
Да змей уже вполне и сам оклемается, можно смело бросать его тут и уходить - не пропадёт. Однако странное ... именно что помешательство, толкало экзорциста довести до конца начатое.
Бог знает что...

Отредактировано Konstantin (2010-09-27 15:14:38)

+1

37

Тонкие темные брови демона сошлись на переносице. Анаэль судорожно соображал, может ли он позволить себе в нынешнем положении такую роскошь, как довериться заклятому врагу. В голову как назло ничего не приходило, и демон, мрачно хмыкнул, сообразив, что Константин - фактически единственный, на чью помощь он может рассчитывать.
"Просто превосходно! Дожился, Анаэль. Прошу помощи у экзорциста"
Эдемский Змей неуверенно покосился на Констанина.
"Ишь, уселся поудобней, весь воплощенное внимание, ждет. Даже языком, сволочь поганая, не треплет. Любопытный..."
Неприязнь вернулась с новой силой. Доставлять врагу такую радость, как рассказывать о своих злоключениях и затруднительном положении Анаэль не хотел до дрожи. Но, видимо, не придется.
- Эта ловушка... ты прав, я понимал, что там не все чисто, но... я не мог не пойти, Джон. Повод был слишком серьезный, кроме того меня вызвали именно таким образом, что я  не мог отказаться. Никак не мог. Вот и влип. Я не ожидал, что они используют твои печати. Хотя сначала подумал, что эта ловушка - твоих рук дело, - демон усмехнулся, бледнея при одном воспоминании о тех ужасах, которые ему пришлось пережить. - Но потом понял, нет, даже ты на такое не способен. У меня появились враги, там, в Аду. И что самое неприятное, я не знаю, кто это, но он или они знают обо мне все.
Падший замолчал, переводя дыхание.
Все слишком запутанно.

+2

38

Экзорцист выслушал внимательно, правда, не удержался от мерзкого хмыканья в конце.
"Что же там такое было... надо бы узнать подробнее, и тоже вызывать Анаэля так, чтобы он "не мог не прийти"... Забавно."
- Прям даже не знаю, мне расстраиваться твоим неверием в мои способности, или гордиться...
Получается, они знают настолько все, что даже прикидывают, какие Печати могут удержать Анаэля и где их брать... Это уже был плевок в лицо экзорциста. Своровать его работу и использовать на том, для кого он так тщательно ее делал!..
Нет уж, он доберётся до этого "врага", кто бы там ни оказался и изгонит его в пепел!..
Константин поднял взгляд на демона, и перехватил его взгляд - настороженный, неприязненный, исполненный недоверия.
Усмехнулся в ответ. Так мерзко, как мог.
Кажется, все становится на свои места.
Однако их взаимные трепетные чувства еще не повод для того, чтобы прекратить разговор. С силой потерев лоб, экзорцист решил ответить взаимностью на откровенность.
- Кто-то подогревает возмущение в народе. Кто-то рассказал людям, где мы и... кто ты. И что я сделал они тоже знают. Не уверен, откуда, уверен только в том, что никто не видел, как мы покидали катакомбы. Пока что народ сдерживает моё имя.. - Он усмехнулся довольно желчно, - Но скоро и оно не будет помехой, и сюда ринется толпа озверевших крестьян, вооружённых вилами и топорами. И тогда улепётывать будем вдвоём: на что способны фанатики ты уже испытал на своей шкуре, и я не имею ни малейшего желания повторять твои подвиги. - Зеленоватую бледность демона Константин истолковал, как личное достижение, и даже подобрел.
- У нас еще дня два, и постарайся к тому моменту оклематься. Нужно будет уходить. И быстро.
Он поднялся, откладывая "рукоделие" на стол, почти завершённое, и подошёл к лавке. Небрежно расстелил на ней меховой плащ; по всему выходило, что экзорцист готовит себе спальное место, и что далеко не первую ночь он спит там.
- А пока приходишь в себя, подумай, кому ты там так насолил.
"Главное - вспомни имя, а там мы его без внимания не оставим..."
Свитер снят, осторожно развешен на спинке стула. Льняная рубаха выглядит совсем новой и пахнет дождём.  Экзорцист хрустнул шеей, проходя по домику и задувая масляные лампы. Остался только свет от камина, неровно освещавший комнату. Трещали, выгорая, дрова, да прохладный ветерок то и дело забрасывал в окно брызги холодного, злого, осеннего дождя.

+1

39

Анаэль еще долго лежал молча, бездумно вперившись в потолок. Лежал до тех пор, пока дыхание экзорциста не выровнялось, и он понял, что Константин уснул.
Падший медленно сел в кровати, прислушиваясь. Нет, точно спит. Да и намаялся за день, устал.
Он осторожно выбрался из кровати, стараясь не шуметь и не скрипеть половицами, неспешно прошелся по комнате, разминая затекшие от долгого лежания мышцы.
Как же это утомительно!
Он мог уйти, если бы захотел. Еще два дня назад мог покинуть эту оболочку и исчезнуть. Но предпочел остаться. Зачем? Чтобы узнать, понять? Анаэль и сам не понимал, только чувствовал, что поступает правильно, что сейчас или никогда он сможет узнать о своем извечном враге то, что никогда бы не смог узнать, если бы обстоятельства не сложились подобным образом.
А экзорцист, однако, умеет удивлять.
Легко ему говорить «Подумай, у кого могут быть с тобой счеты». А вот ни у кого! Или же у всех! Но как это объяснить Константину? Он привык измерять отношения совсем другими мерками. Кроме того, тогда бы пришлось рассказать о Велиале, а этого Анаэль хотел меньше всего.
Эдемский Змей подошел к спящему. Присел на корточки и, склонив голову. Застыл, внимательно разглядывая разгладившиеся во сне черты ненавистного экзорциста.
Ненавистного? Так уж и ненавистного? Анаэль уже не знал. Он до сих пор помнил эти осторожные уверенные прикосновения теплых рук Константина. Все оказалось не так и страшно. Все оказалось просто ужасно.
Анаэлю понравилось.
Падший закусил губу, отгоняя наваждение. Они ненавидят друг друга непросто так. У них есть для этого причины. Они по разные стороны баррикад, и это положение уже не изменить.
Почему же тогда Константин спас его? Только потому, что те уроды использовали его печати? Эдемский Змей не верил ни единому его слову, никогда, и сейчас не поверит.
Падший осторожно протянул руку и убрал со лба белую прядь. Непослушные волосы у желтоглазого скорпиона, постоянно лезут в глаза, мешают. А на ощупь мягкие, даже странно как-то.
Анаэль отдернул руку и отпрянул от спящего врага. Еще не хватало, чтобы экзорцист проснулся и застукал его. Вот уж будет повод для шуточек. Лет на триста хватит.
А теперь быстро в кровать, сон у Константина чуткий. Как говорится «Не буди лихо, пока оно тихо… спит зубами к стенке».
- У меня никогда не было врагов, Джон, - прошептал Анаэль, запоздало отвечая на заданный экзорцистом вопрос. Скорее самому себе, чем Константину. – У меня никогда не было врагов кроме тебя, Джон. Я так и не научился быть правильным демоном.

+1

40

Тихо выдохнув, экзорцист снова провалился в сон.
Ясно одно - перерезать ему горло Анаэль не собирается, по крайней мере пока. Хотелось торжествующе усмехнуться, но экзорцист побоялся спугнуть минуты удивительного затишья.

"От Анаэля толку в поиске врагов нет. Такого, как он, наверняка только слепоглухонемой ленивец не желает сровнять с землёй, а лучше - опустить под нее метра на два."
С этой мыслью Константин открыл глаза.
Что-что, а ощущение накатывающей опасности он проспать не мог. Мягко поднявшись с лавки, он прошёл по комнате к окну, стараясь не попадать в полосу света - ночью дождь кончился, и теперь вовсю светила уже закатывающаяся луна.
От окна медленно отшатнулась неясная тень, отступила на пару шагов и растворилась в темноте. Чутких слух экзорциста различил удаляющиеся шаги и тяжелое дыхание.
"Началось."
В несколько шагов экзорцист оказался у постели демона - тот приподнялся на локте, немного сонно, но внимательно глядя на врага.
- Всё произошло скорее, чем я предполагал. Ночью у нас увели лошадь, полагаю, основная масса народных умельцев дождётся, когда начнёт светать - в эту пору сон очень крепок. Необходимо убираться отсюда. - Говоря это, экзорцист собирал сумку.

Отредактировано Konstantin (2010-10-05 16:21:48)

+1

41

Принять решение было сложно. Куда как сложней, чем просто лежать, почти притворяясь больным, есть приготовленную экзорцистом жуткую жижу, которую тот считал бульоном и делать вид, что вот-вот помрешь.
Хотя нет, в одном он точно покривил душой: бульон, мать его, у экзорциста получился вкусный.
Анаэль наблюдал за собирающим вещи Константином, с трудом соображал, что же ему делать дальше. Ответ напрашивался один: покинуть ослабленную оболочку и бежать, пока те придурки, которые выкрали у Константина печати, не поймали его. Второй раз ему может так и не повезти.
Падший нахмурился, записывая на счет смертных еще один должок. Ничтожные твари посмели испортить ему отпуск. А как еще назвать его усердное валяние в постели и ничего не деланье? И то, что он почти понял этого странного слугу Господа?
"Не Господа, а Михаила", - мысленно исправил себя Анаэль, а где-то в области сердца грудь обожгло дикой обидой и болью.
Мало того, что он родных братьев покарал, так еще не может защитить тех, кто так преданно ему служит.
Бросать Константина одного он не хотел. Не после того, как тот спас ему жизнь и ухаживал за ним. В воле экзорциста думать, будто демоны - бессердечные, неблагодарные, низкие и жестокие существа, ему было плевать, что думает о нем экзорцист, важнее то, что у него есть гордость, а быть кому-то должным он никогда не любил.
- Их много. Ты не выберешься сам, я знаю, не спорь, - Анаэль откинул покрывало, спуская ноги с кровати.
Босые ступни коснулись промерзших половиц, и демон поморщился от неприятного ощущения.
"Ничего, это ненадолго..."
- Я в долгу перед тобой, и мне это не нравится...
Покинуть оболочку своими силами он не мог, их все еще было недостаточно. А значит...
Повернуть перстень на безымянном пальце камнем внутрь, активируя личную печать Велиала, подарок, преподнесенный ему самим Князем, было делом пары секунд. И спустя мгновение от оболочки, сидящей на кровати осталась лишь горстка пепла, а перед экзорцистом стоял Падший ангел Анаэль, с удовольствие, близким к оргазму, разминая огромные энергетические крылья, будто сотканные из ночного мрака и холода. Печать Велиала ярко пылала на пальце, казалось, кольцо вросло в руку и стало частью тела Анаэля.
- Не смотри, - нахмурился Падший, сгорая от желания прибить экзорциста тут же.
И дернул же черт его спасать!
Анаэль меньше всего хотел, чтобы Константин видел его истинный облик, только признаться себе, почему, так и не решился.
Люди ненавидят и испытывают брезгливость и омерзение, когда видят то, что отличается от них и недоступно их пониманию.
Константин мог ненавидеть его, мог желать его смерти, но брезговать им - нет, этого бы Анаэль просто не вынес.
- Энергия печати поможет нам перенестись туда, куда скажешь, здесь оставаться больше нет смысла. Там снаружи не люди, Джон. И они пришли за мной. Это не твоя битва, ты и так уже однажды спас меня, так что не спорь и.... даже не пытайся, короче говоря! - стальные глаза с вертикальными зрачками смотрели прямо в глаза экзорциста, а тонкие губы кривила недобрая усмешка, являя Константину самые кончики аккуратных клыков.
Анаэль протянул руку ладонью вверх, стараясь не задеть врага длинными острыми ногтями.
- Решайся, Джон. Впрочем, у тебя нет выбора.
Ничего не изменилось, совсем ничего, кроме длинных волос, ставших еще длиннее и гуще благодаря вплетенным в них тончайшим стальным волокнам, побледневшей мраморной кожи, смертоносных лезвий длинных, покрытых черным лаком ногтей и ужасных нечеловеческих глаз.
По сравнению с этим изменения в одежде почти не бросались в глаза, да и с ангельским войском Константин, похоже, уже встречался, с одним лишь отличием, что одежда Анаэля теперь была черного цвета.

+3

42

Мягкий стук выпавшей из рук сумки частично вернул Константина к реальности. Пришлось сконцентрироваться на мелких эпизодах, чтобы хоть немного привести себя в чувство.
Итак, кольцо. Оно сдерживает энергию Падшего, иначе никакая оболочка не выдерживает его невероятных сил. А если кольцо провернуть камнем внутрь...
Где-то даже жаль стало: неужели Джон зря так выхаживал это тело?.. Пришлось мысленно внести на счёт демонов еще один должок - вынудить врага пустить насмарку все усилия экзорциста!.. Не дать ему довести до конца благородную миссию по оживлению Анаэля!.. Чёрт возьми, да у него только что сорвалось действо века!..
Всколыхнувшийся гнев еще более усилил связь с реальностью, от которой Константин стремительно ускользал, стоило Анаэлю раскрыть рот.

Никогда раньше Падший не показывал ему свой истинный облик.
Собственно, Константин никогда и не задумывался над истинным ликом Анаэля. Все ангелы, что когда-либо представали ему, пользовались оболочками, или же предпочитали являться в снах, из содержимого которых экзорцист запоминал только разговоры, то есть, конкретную информацию.
Он знал, как выглядят ангелы, однако никогда не видел этого.
И сейчас он понял, почему Высшие не показываются людям в истинном облике.
Потому что человеческое сознание не готово ко встрече с таким, оно просто не выдержит и нескольких секунд пребывания Высшего рядом.
И он, даром, что давно уже утратил право называться человеком, он бы тоже не выдержал.
Но Анаэль был Падшим.
А потому к всепоглощающей эйфории, испытываемой при взгляде на совершенное во всех отношениях создание, примешивался почти животный страх от той невероятной Тьмы и порочности, что пронизывала это сияющее совершенство. 
А к Тьме у Константина был иммунитет.
Потому ему, хоть и не сразу, но всё же удалось взять себя в руки, рассматривая Истинное обличье врага.
В глубине души поднималась неуместная гордость - вот он какой, его личный враг!..
Да сейчас - "не смотри"! Разбежался. А ведь было, на что посмотреть!..
Анаэль был невероятно высок; возможно, что среди собратьев он и считался самым низким, но сейчас он стал выше экзорциста на добрый фут, и, как ни прискорбно, хотелось еще и колени преклонить: Константин подозревал, что это побочный эффект, оставшийся от ангельской сущности.
В волосах Падшего змеились тонкие нити; отчего-то экзорцист был уверен, что они как минимум стальные, и  очень бы не хотелось ему попасть в их путы: откуда-то он знал, что они вполне способны при необходимости заменить демону руки.
Мраморно-белая кожа кое-где отливала серебром, Джон не мог бы поручиться, но всё это очень сильно напоминало не то чешуйки, не то змеиную кожу...
Крылья... крылья просто потрясали своим размахом и невероятной мощью, исходящей от них, Анаэль почти сразу сложил их, иначе они бы разрушили стены этого домика, враз ставшего таким хрупким. Будучи не совсем материальными, крылья свободно проходили сквозь стены, однако последние не выдержали бы долго такого мощного потока энергии.
Протянутую к экзорцисту ладонь венчали когти, даже по виду - бритвенно-острые.
Константин даже не сразу понял, что предлагает ему враг, а потом глянул в лицо Анаэля...
Этот змеиный взгляд он уже видел, но лицо!..
Вроде бы то же самое, те же черты, но невероятная, неописуемая - от того, что нет таких слов - красота заставила на миг забыть обо всём, включая то, что Анаэль - его давний враг, способный и не на такие уловки.
И голос...
Только, когда тихо звякнули и пошли сетью мелких трещин стёкла в домике, Константин понял, что слушает Анаэля, почти склонив голову к плечу, и готов слушать его так еще вечность.
Да, в человеческом облике у Падшего был очаровывающий голос, однако он не обладал и десятой долей того магнетизма, которым был наделён в истинном облике.
Завораживающий, манящий, обещающий всё счастье Небес и все муки Ада одновременно. Пробуждающий и эйфорию, и животный ужас. Заставляющий одновременно и жар и холод бежать под кожей. Константину захотелось предложить демону вот так вот выйти за дверь - и враги просто осядут к его ногам, кто не от счастья, тот от страха.
Этому голосу невозможно было не подчиниться.
Пришлось до крови закусить щёку изнутри, чтобы заставить себя сбросить липкие, сладкие оковы, медленно обволакивающие сознание и тело.
Солоноватый привкус во рту и боль немного отрезвили. Достаточно для того, чтобы принятое решение можно было  назвать самостоятельным, а не слепым движением навстречу этому удивительному голосу и завораживающему взгляду.
"Опомнись, Константин. Это всего лишь Падший ангел. Рот закрой."

Заминка длилась какую-то секунду, внешне, если не считать выскользнувшей из рук сумки да расширившихся зрачков, Константин так и остался почти невозмутим, а уж почувствовав во рту привкус собственной крови - так еще и чуть покривился, досадливо, на себя. Развёл тут патетики: ангел! Голос!..Красота неземная. А ведь как был Анаэль гадом, так и остался.
Наклонившись, экзорцист забросил сумку через плечо, и, не колеблясь, шагнул вперёд, крепко перехватывая протянутую к нему руку, но не за ладонь, а за запястье, так и оставшееся хрупким. Отчего-то безумно хотелось оставить на этой мраморной коже синяки, однако ощущение было, что Константин стиснул ладонью мраморную статую.
Что ж, перед ним открывались новые горизонты, и еще есть, куда развиваться, с таким-то врагом!..
Длинные когти всё же полоснули по запястью экзорциста и короткие царапины мгновенно наполнились кровью. Новая боль только еще больше отрезвила Константина, и он почти что окончательно пришёл в себя; всё же, он редко делал что-то без умысла.
- Давай в "Королевский двор", что в Париже,  - экзорцист безошибочно назвал лучшее заведение во Франции, где можно было не только прилично поесть, но и выспаться, да и преследования англичан  там им не грозили.
Не то, чтобы он так сразу доверился врагу, однако сейчас, когда у Анаэля были тысяча и одна возможность перерезать ему горло, ждать пакости именно в этот момент было просто не резонно.
"А как умело притворялся несчастным... что держало тебя здесь, Падший?.." - Константин прямо смотрел в глаза Анаэля, с удовольствием осознавая, что они все это время изучали друг друга, и с неудовольствием - что это захватывающее, во всех смыслах занятие, похоже, придётся отложить.

Отредактировано Konstantin (2010-10-15 14:36:07)

+3

43

- Давай в "Королевский двор", что в Париже.
Пальцы экзорциста сомкнулись на мраморном запястье демона, и холодную кожу обожгло будто огнем. Анаэль недобро сощурился, наблюдая за реакцией Константина на его истинный облик.

... - Ты играешь с ним, Анаэль, - Велиал раздраженно отмахнулся от Падшего, вот уже битый час пытающегося пожаловаться ему на очередную выходку своего врага. Какую, Князь прослушал, по привычке отрешась от реальности и лениво размышляя  о смысле бытия, да о чем угодно, только не о Джоне Константине и его непростых отношениях с Анаэлем.
Хотя, от голоса Анаэля отрешиться было довольно сложно.
Падший обиженно скривился.
- С чего ты взял? У него скверный характер, с ним очень сложно, знаешь ли. Кроме того, с Константином практически невозможно нормально разговаривать. Я всего лишь пытаюсь...
- Хватит! - Велиал с досадой ударил кулаком по подлокотнику кресла, вспугнув мирно ужинавшую обивкой моль. - Ты даже не пытался дать ему достойный отпор. Все ходишь вокруг да около, смущаешь, дразнишь. И не пытайся убедить меня, что ты не знаешь, как с ним справиться, - Велиал замолчал, заметив, какими глазами смотрит на него Анаэль. И, уже значительно смягчив тон, добавил. - Ты лжешь сам себе, Анаэль, и мне это не нравится. Ему - сколько угодно, но не себе. Анаэль, пойми..., - демон на секунду задумался. - Он видел твой истинный облик?
- Нет, я..
- Почему?
- Не знаю,
- Падший, заметно смутившись, отвел взгляд.
- Почему?
- Не знаю! Оставь меня!
- Почему?!
- Я... я ...

Анаэль очень хорошо помнил свой ответ Велиалу, поэтому и злился. Теперь все те чувства, которые он испытывал при мысли о реакции Константина на его демонический облик, казались такими глупыми и неважными. Велиал был прав, он не о том думал, не являя экзорцисту свою настоящую силу, не хотел пугать, скорее флиртовал, чем сражался.
И ошибся.
Люди ненавидят все, что повергает их в ужас. Боятся, но яростно бросаются вперед с одной целью - уничтожить, стереть с лица земли.
А Константин, пусть и наделенный могущественной силой и бессмертием, всего лишь человек.
Похоже, Константину пришлось приложить огромное усилие, чтобы взять себя в руки и не выдать того удивления, которое он испытал. Он даже почти справился с этой задачей, набравшись мужества и  протянув руку демону.
"Хочешь показать,что способен довериться мне, что не боишься, Джон? Смешно, мне не это нужно..."
Длинные когтистые пальцы, покрытые едва заметной серебристой чешуей, сомкнулись на запястье экзорциста, в свою очередь сковывая его движения.
Огромные темные крылья сомкнулись над врагами, скрывая их от любопытных глаз будто двух любовников полупрозрачным пологом. Темное марево дрогнуло и растаяло, оставив лишь крохотное облачко пронзенного мириадами крохотных молний мрака, которое тут же сжалось в плотную пульсирующую сферу, на мгновение замерло, а секунду спустя полуразвалившуюся хижину, как и все живое и не живое в радиусе километра буквально разорвало на куски яростной звуковой волной.
Уходя, Падший оставил врагам прощальный подарок - свой прекрасный ангельский голос.

Они появились на заднем дворе заведения, избранного экзорцистом местом временного пристанища. Анаэль медленно убрал крылья, не торопясь менять облик. Демон выпустил Константина из своих стальных пут и теперь только пристально смотрел на него почти не мигая, понять что же отражается в этом взгляде было невозможно, настолько быстро сменялись эмоции, настолько безнадежно сам Эдемский Змей запутался в них.
- Это был ценный урок, Джон Константин. Урок тебе и мне. Это не твоя война, не вмешивайся боле, не тебе тягаться с силами Ада, не убоявшимися открыть сезон охоты на самого Анаэля.
Демон тяжело нахмурился, только сейчас заметив порез на запястье экзорциста.

... - Он - человек. Никогда не смей забывать об этом, Анаэль.
- Я помню, Вель
. ...

Отредактировано Анаэль (2010-10-16 19:54:41)

+3

44

Константин выпустил запястье демона почти нехотя. Сегодня ему открылось новое во враге, то, что тот столько времени скрывал от него, и экзорциста обуревали самые разные эмоции. Раздражение на врага, до того не показывающего ему свой истинный облик, раздражение на себя, за то что был так слеп и самоуверен, злость на тех, кто охотится за Анаэлем, и на обстоятельства, не позволяющие ему вмешаться в эту охоту... Хотя... а что ему мешает? Собственно, ничего.
А еще ко всем чувствам примешивалась странная гордость и восхищение.
И досада.
Константин чувствовал себя, словно ребёнок, которому показали новую игрушку, но не торопятся давать в руки, обещая вернуть в пользование "когда подрастёт".

...Весь этот гремучий коктейль чувств экзорцист смешал и обратил в своё излюбленное ядовитое зелье - гнев.
Зло глянув на Анаэля, он скривил губы в презрительной улыбке:
- Не тебе указывать мне, что делать, Падший. Мне плевать, какая цель у этих тварей -  ты, или кто-то еще. Они твари, и если я встречу их на пути, то убью.

Его взбесили слова Падшего.
Думает, если распахнул пятиметровые крылья, то он круче?.. Попытался дать понять экзорцисту, что столь мелкой букашке в разборках демонов не место?..
Янтарные глаза злопамятно прищурились.
"Запомни свои слова Анаэль. Я еще заставлю тебя пожалеть о том, что ты недооценивал меня."
Считает, что спас. Сделал одолжение?..
"Сам Анаэль", надо же. Может, ему еще поблагодарить Падшего за то, что тот - его враг?!..
Гнев поднимался внутри, захватывая душу экзорциста, заставляя глаза светлеть, а зрачки сужаться.
- Благодарю за доставку. Теперь мы квиты, демон, - губы дрогнули, но так и не произнесли это вслух: "Убирайся сам, пока я тебе не помог."
Как бы ни был силён гнев, терять от него голову экзорцист не собирался.
Он просто отвернулся, не считая нужным больше ничего говорить и, тем более, прощаться.
Впереди у него была ещё куча дел.
И для начала - он вернётся в пригород Лондона и кое-что изучит.

...За спиной раздался шорох крыльев и ткани.

+2


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Смерть ему к лицу [игра завершена]