"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Страсть и разум


Страсть и разум

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Действующие лица: Тай Лиа, Винсент, Сатаниэль

Боль утихала с приливами душ. Волна за волной. Душа за душой... Стало сложнее добиваться своих целей, когда любое знание стало доставаться с болью.
Проклятые волосы в очередной раз отросли, седые пряди лезли в глаза, щекотали спину, но Натаниэль не обращал на это внимания, он водил руками по волнам энергии, добытой им в мире людей, чувствуя как она растекается по телу.
"Почти поймал. Я его почти поймал", - голова легла на берег озера, Натаниэль открыл глаза и посмотрел в потолок. Голубые огоньки бегали под сводами дома Сатаниэля. Удобный, укромный участок Пустоши, мир куда можно попасть лишь по приглашению создателя Ада... - "Почти..." - усмешка исказила лицо, демон горько рассмеялся и закрыл глаза, души в озере взволнованно разбежались волнами, прежде чем снова сомкнуться вокруг него, - "Совсем разложился, иди, взбодрись. Поинтересуйся что натворил Сатаниэль в твое отсутствие", - но спешить последовать своему совету Натаниэль не стал, души медленно и лениво умирали, наполняя криками его равнодушное сознание, трапезу на полпути не бросают.
Обрядившись во что-то, что можно было назвать на человеческий манер "халат и штаны" демон все же соизволил выбраться из озера и пойти в залу, возможно, ничего и не происходило, но Сатаниэль обязательно что-то знает.
Как ни странно, перед дверью его остановил шум в зале. Там ругались. Совершенно не свойственная Сатаниэлю обстановка, царящая в зале, навела Натаниэля на мысль, что у них в гостях демон, а судя по манере разговора, какой-то важный демон.
"На Белиала не похоже. Они бы с отцом в другом месте побеседовали. ... Левиафан? Нет..." - не желая больше разбираться, демон толкнул дверь и сделал шаг в помещение....

Отредактировано Винсент (2010-09-04 10:32:18)

+2

2

"Бойтесь мечтать. Мечты, архангелы их раздери, сбываются!!!" - инкуб впервые за время своего существования был зол. Странно, но злость эта была не его. Это была злость одного светловолосого юного демона, которого Имальнуэль никогда не видел и, пожалуй, увидеть бы не хотел, учитывая всю ту боль, которую он постоянно испытывал.
Но началось все не с боли... ох нет, началось все так сладко, тягуче.... "Сатаниэль," - это имя будоражило его давно... с того самого дня, когда он впервые его услышал их уст Темного Принца Ада... Люцифера... а затем из уст многих и многих... шепотом, в страхе, в страсти... "Сатаниэль!"
Добраться до него оказалось гораздо сложнее, чем оказаться в постели ненавистника инкубов, Белиала... тоже, надо сказать, достойное желание... Главной преградой в достижении Сатаниэля оказалась Пустошь. Имальнуэль никогда за все время своей памяти в Пустоши не был, а ведь помнил он все от своего рождения. Страх, боль, осознание своей ничтожность. бездушности, отсутствия себя, собственного Я, это могло убить любого и чуть не погубило Имальнуэля. Он был на исходе своей жизни. когда его нашел Сатаниэль. Именно присутствие демона пробудило в инкубе жизнь, а затем и страсть... плоть, сознание... Он был заточен в зеркале после столь приятной ночи. В зеркале Сатаниэля, в облике кого-то, кого Сатаниэль любил больше Ада и так уже 98 лет! Когда Сатаниэлю становилось одиноко он возвращался и Имальнуэль жил эмоциями Князя, в остальное время он пытался выбраться из зеркала и отправиться в мир людей на поиски новых развлечений, но... но сегодня дверь в таинственную комнату отварилась. На пороге появился юноша, которого он часто видел в зеркале. Длинноволосый, усталый, удивленный. Имальнуэль спрятался за отрпажение интерьера.

+1

3

"Никого", - констатировал факт Ата, войдя в залу. Белый ковер, темно-красное дерево деталей снежно-голубого дивана, круглый резной ледяной столик... полки благородного темно-красного дерева, черные корешки книг, зеркала в полный рост, в которых Ата практически никогда не отражается... и только одна дверь. Та, через которую он вошел. В остальные помещения замка можно было попасть только через пресловутые зеркала. Сатаниэлю и Натаниэлю не нужны двери для того, чтобы путешествовать через Пустошь. Единственная дверь в этой комнате была просто "стенкой" между озером и помещением, остальные комнаты были слишком далеко друг от друга, чтобы их так соединять.
Натаниэль прошел по ковру вокруг круглого дивана, огляделся. Вмерзшие в лед души в потолке слабо засветились, но узнав Ату казалось постарались еще больше вмерзнуть в лед. Их слабого свечения хватало, чтобы комната горела белым. Сатаниэль любит белое...
- Ничего не понимаю, - Натаниэль остановился спиной к одному из зеркал и снова осмотрел комнату. Уйти из нее демон мог лишь через дверь, но в нее вошел сам Ата. Иных путей, чтобы выйти отсюда, у Дьяволов не было. Присутствие отца не чувствовалось. Натаниэль поднял глаза наверх, посмотрев на светящиеся души предателей. Этот потолок был Люциферу полом, забавно, но это позже... Комната словно присела, чтобы Натаниэль смог коснуться рукой до потолка, избранная душа обреченно высунула изо льда голову.
- Где он?

Отредактировано Винсент (2010-09-04 09:43:56)

0

4

Прятаться было не в правилах инкуба, но пребывание в заколдованных чертогах Сатаниэля научило Имальнуэля ценить элемент неожиданности, особенно если предстоит столкнуться не с самим Строителем. Вошедший в комнату ... пока назовем его "юноша" прошел по мягкому ковру, едва заметно приминая ворс, словно он мог бы ничего не весить, но что-то тянет его к полу. Легкие ткани, шаровары, очень худой, какой-то изможденный, но тем не менее красивый. По ангельски красивый. В комнате он смотрелся слегка нелепо, но властная поступь, сейчас внимательный, слегка ... возмущенный взгляд льдистых глаз, упрямая линия бледного рта... Может он и был отпрыском Сатаниэля, но похож был на Утерявшего крылья лишь отдаленно, словно все, что мог сейчас видеть инкуб было даром Строителя, а не прихотью. Души странно боялись юношу, хотя, Имальнуэль готов был поклясться, что стол изо льда и потолок здесь до сих пор не растаяли просто благодаря его присутствию. Дрожжание прошло за зеркалом... отражение комнаты слабо шепнуло "Натаниэль" и умолкло, когда юноша встал спиной к миру Имальнуэля.
"Натаниэль?.." - Этого имени инкуб не слышал никогда и мог поклясться, что никто в Аду еще не слышал этого имени, разве что кроме Князей, - "Падший ангел?" - Имальнуэль несколько мгновений разглядывал стройную спину демона, прежде чем ему в голову пришла мысль. В комнате шел разговор с душой, но инкуб её через преграду слышать не мог, но ведь он мог стать отражением "Натаниэля".

Спина к спине, поворт головы, одежда, блеск волос... "Стань им... стань его тенью..."

0

5

- Они ушли сквозь... - душа посмотрела куда-то за спину Аты. Грешники не могли видеть зеркал. Они много чего не могли видеть, каждая из них страдала в своем собственном мире, но передвижение своих палачей... о, они могли их видеть.
- Чей голос я слышал? - душа удивленно, где-то даже испуганно съежилась. Она ничего не слышала. Конечно же она ничего не могла слышать, пока с ней не заговорят... Ата отпустил души, комната вернулась в свое исходное состояние.
"Зеркала... кругом зеркала..." - Натаниэль развернулся к зеркалу, рядом с которым стоял и отпрянул...
Из зеркала на него смотрел он сам. Казалось бы, это нормально, чтобы зеркало отражало то, что находится перед ним, но только не его, только не Натаниэля.
Такое случалось... редко. В доме Сатаниэля можно было найти много вещей, пропитанных силой, в том числе и зеркал, способных отразить Натаниэля, не без его помощи эти чертоги набивались всяким хламом, но в зале таких зеркал раньше не было. Натаниэль внимательно вглядывался в отражение, искал отличия, зацепки... вглядывался в раму...
Он не был переполнен энергией и не обрел собственного тела, чтобы отразиться хотя бы в сущностном зеркале, но это зеркало могло отражать двойника, противоположность любого Дьявола, Князья чаще всего в них видели себя до Войны с раем, до предательства Бога. Но Натаниэль видел себя...
- Кто ты? - Натаниэль прикоснулся к зеркалу, отражение в точности повторило его жест, стекло было теплым, податливым, казалось можно коснуться своего отражения... - Сатаниэль?...

0

6

Кто бы знал как это трудно повторить точь в точь движения, эмоции, когда ты не можешь смотреть на то, что делает твой исходник... Холодные льдинки голубых глаз внимательно изучали Имальнуэля, а Имальнуэль в свою очередь мог внимательно изучить Натаниэля. Парень действительно был худой, но не такой уж тощий, как показалось инкубу сначала. Жилистая природа его тела просто потерялась в большом халате, который выбирал юноша видимо по своим широким, гордым плечам, сейчас слегка сникшим от усталости. Бледные руки, с мазолями на хрупких, длинных пальцах, узкое лицо, седые, а не белые, волосы... Но мгновение и этот несуразный птенец становится опасным. В глазах этого существа читается знание, огромное, необъятное, ужасающее. Имальнуэль нутром чуял, что в руках этого юноши должен быть огненный меч, что крылья его не уступают в силе крыльям любого из отпрысков сыновей Князей, но он... не спешит ими пользоваться. Ведь он - часть Пустоши. Пустошь посмотрела на инкуба, когда ладонь дамона коснулась преграды. Холод пробежал по позвоночнику, но охватывала инкуба по прежнему злость, теперь уже разбавленная раздражением и любопытством. У Натаниэля явно тяжелый характер...
- Натаниэль, - прошептал эхом Имальнуэль, когда его ладонь едва ли не коснулась ладони отпрыска Строителя. Взяться за демона он не мог, но хотел. Он хотел выйти отсюда, поэтому... поэтому он использует все, полученное от Сатаниэля, чтобы преодолеть грань зеркала...

0

7

Не тепло, практически горячо! Ладонь лежит на глади зеркала, кажется он мог бы схватиться за отражение, если бы захотел этого. А ведь он практически этого хочет... завораживающие голубые глаза собственного отражения способны свести с ума, белая кожа... настолько тонкая, почти прозрачная... он никогда не думал, что может быть настолько красивым... совершенно другой.... пальцы едва начали сжиматься... Так тепло! Натаниэль отнимает руку от зеркала, когда видит, что отражение не совсем повторяет его слова. Запах Сатаниэля, силы Строителя исходит от зеркала, от тепла, что передает гладь, .... передает желание выйти! Сделав шаг назад он встряхивает головой. пытаясь отбросить странное видение в сторону, вернуться в себя..
Отойдя на расстояние Натаниэль неожиданно вспоминает про ловушки в доме. Не для безопасности, скорее ради забавы... В доме много ловушек, практически все предметы могут таковыми стать, если не знать как ими пользоваться...
- Ты застрял в зеркале, - первые слова даются... с сожалением... Имальнуэль делает еще шаг назад, вдыхает, выдыхает... - "А у него наверное мягкие волосы... и этот странный, теплый запах..." - еще шаг назад, - какого... Это зеркало не тюрьма, просто ты не смог им воспользоваться, - а вот теперь уже становится смешно. Он вновь подходит к зеркалу, касается рамы, - "Он пахнет Сатаниэлем", - ты можешь со мной говорить, я тебя слышу. Ты похож на меня.
"Похож... слабо сказано, похож, он мог бы быть мной, если бы только... был мной", - Натаниэль отошел на пару шагов назад.

Отредактировано Винсент (2010-09-06 10:59:08)

+1

8

А он был так близко... почти рядом... Имальнуэль чувствовал это желание, что сумел передать, он мог поклясться, что сейчас Натаниэль сдастся... Но... теплая рука исчезает, дымка во взгляде подергивается сомнением... шаг назад...
- Ты застрял в зеркале, - инкуб отходит еще немного назад, опускает руки.... улыбается, видя, что чары его все еще продолжают действовать.... или... Натаниэлю просто нравится Это? - какого... Это зеркало не тюрьма, просто ты не смог им воспользоваться, - "Не смог, конечно. Я пытался выйти отсюда тысячи раз, но если Он не хочет..." - Имальнуэль слегка удивленно смотрит на приблизившегося к зеркалу... демона? - ты можешь со мной говорить, я тебя слышу. Ты похож на меня.
"Зачем же ты отходишь.... дорогой...." - Имальнуэль печально улыбается, подходит к зеркалу, касаясь длинными пальцами границы меж их мирами....
- Неужель, никто не осмелился пригубить эту силу? - "Ты никогда не видел инкубов?" - Имальнуэль провел рукой по глади, приник к ней второй рукой, разочаровано вздохнул о заточении и развернувшись спиной, скользнул спиной по преграде. садясь на пол, - Совсем не похож, как я могу быть хоть слегка похож на Натаниэля? - теплый, томный голос... он ласков, он не может быть другим, но властен, - Игрушка в руках Строителя... подопытная душа Ада... - он бросил взгляд через плечо, рассматривая светлоголового юношу.

0

9

Что это? Что это только что было? Натаниэль был раздражен. Он не оправдывал себя, он принимал это чувство во всей его полноте, такова его проблема сейчас, но это... это раздражало... тот, что был Вратами знаний встряхнул головой, отбрасывая мысли, посторонние чувства. Мгновения назад, он готов был броситься в зеркальную гладь, желая прикоснуться к волосам своего отражения, а сейчас... сейчас его одолело раздражение на себя...
"Что такое?" - тонкие, белые, хрупкие пальцы, совсем не такие как его, намозоленные от меча, касаются границы, от этого движения по зеркалу пересыхает в горле, от тоски во взгляде вздрагивает что-то внутри, но... это не душа, это плоть, служившая ему столько сотен лет. Тонкая бледная линия губ, изящный изгиб плечей... он слишком хорош, слишком идеален...
Волосы цепляются за зеркало. Там, за гранью, стекло гладкое, твердое...
- Ты знаешь мое имя. Ответь мне вежливостью в доме моего Отца. Кто ты? - голубые льдинки скользят по его телу, Натаниэль отчего-то начинает думать, что этот взгляд способен ввести в краску даже Асмодея.

+1

10

Имальнуэль повернулся к юному существу за зеркалом, чтобы видеть его лучше. Подниматься с пола он не собирался, как и завязывать нечаянно развязавшийся халат. Нужно это ему, как же.
- Я не могу назвать своего имени, хоть и хотел бы, - "Вот это синхронизация... Сатаниэль, что ты сотворил с этим зеркалом? Я переживаю каждое мгновение его эмоций..." - Имальнуэль провел рукой по волосам, отвлекая свое внимание на гладкость волос, приданных ему желаниями Строителя, дрожь пробегает по коже к спине, щекочущее ощущение холода на коже... - "Расслабиться, впитать..." - о, Сатаниэль все прекрасно продумал, Имальнуэль мог бы жить в этом зеркале тысячелетиями, пока живо это создание... - Я найден был Сатаниэлем во тьме, сводящей всех с ума, во тьме, что смотрит иногда из ваших глаз... Попал сюда как гость, но... загостился. - Имальнуэль развел руками.
- Помоги мне выйти отсюда.

0

11

Оголилось идеально белое плечо. Это не кожа, это полированная слоновая кость, не губы, это лепестки странного цветка, глаза - сапфиры.... украшение, игрушка... Натаниэль вздрогнул и шагнул назад, когда неизвестный в зеркале провел ЕГО рукой по ЕГО голове, но.... в отражении. Падший херувим мог телом поклясться, что почувствовал гладкие, мягкие волосы под рукой, ощутил тепло чужой руки на своей голове... мягкое, успокаивающее движение. Волнение куда-то спадает, злость исчезает, остается лишь... расслабление.... по коже пробегает морозец, приятный, колющий...
"Во тьме... в Пустоши. Пришел сюда как гость. Оказался в моем теле. Оказывает на меня странное влияние..." - Натаниэль не понимал с чего существо в зеркале имеет его тело. Пусть даже такое идеальное и с первого взгляда не отличимое от оригинала...
- Зачем бы мне это понадобилось, - говорить спокойно было... сложно. Натаниэль отвернулся от зеркала, огляделся. Не мог ли он оказаться жертвой шутки? Розыгрыша? Или... предательства... - Сатаниэль... что здесь, архангелы на наши головы, происхоодит?! - тихо, почти шепотом, но Натаниэль был уверен, но ангел его услышит. Еще бы...

0

12

Князь был на границе своих владений, когда услышал тихий, но недовольный голос сына. Единственное, что могло отвлечь его от любого дела, абсолютно любого.
Он помнил, что у Натаниэля болит голова, да и вообще, он чувствует себя не лучшим образом, когда рядом лопается материя Ада, а потому в этот раз  Строитель прибыл более простым способом. Создав Дверь.
Открыл створку, и вошёл прямо в  гостиную собственного дома.
- Натаниэль. Что случилось? - голос Князя был спокоен, а выражение лица ни на йоту не изменилось, так, словно он все это время был тут, скучающе рассматривая нечто за плечом сына.

0

13

Имальнуэль заметил странную закономерность, в реакции Натаниэля... похоже, юноша мог чувствовать то, что делал с этим телом инкуб.
"А ты всегда чувствовал то, что происходит с этим телом, мальчик?" - неожиданно весело подумал Имальнуэль, ведь если так, то у Натаниэля выходит очень бурная личная жизнь.... Тело Натаниэля в руках инкуба... каприз Ада стал неотличим от оригинала, хоть сейчас это и не было ему необходимо. Он поднялся с пола, собрал длинные волосы руками назад, оголяя тонкую шею и высокий лоб. оперся локтями о зеркало и посмотрел через плечо юноши на.... Сатаниэля.
- Не думал, что мне когда-нибудь придется становиться кем-то реальным, Сатаниэль. Выпусти меня отсюда, зачем мучить Натаниэля через этот прелестный механизм?
Левая рука скользнула по краю уха, на шею, тонкие, намозоленные мечом пальцы щекотали кожу, пересекли шею, попав во впадинку меж ключиц. Кожа гладкая, мягкая, почти бархатная. Имальнуэль мог поклясться. что такое тело было Натаниэлю подарком.

0

14

Какое-то бездумное веселье посетило на мгновение бывшего ангела. Натаниэль встряхнул головой и посмотрел на отца с прежним вопросом во взгляде. Не то чтобы его что-то сильно волновало, но в глубине его мучило чувство обманутости, к которому он, казалось, должен был бы привыкнуть, ведь когда-то сам на себя это все навлек.
- В зеркале. Кто это и почему он в зеркале? - кожи коснулись чьи-то пальцы, теплая, мягкая волна обволокла кожу, отдаваясь в теле желанием прикоснуться, ... отдаться? Мягкое чувство на руках, тепло.... спокойно.... Натаниэль бросил взгляд через плечо.
- Откуда между нами связь?! - вот теперь он уже действительно был зол. Зол на то, ... что у него нет возможности понять КАК это получается у существа за гранью?

0

15

Прелестный коктейль эмоций. А нет ли в Строителе инкубьей крови ненароком - такое бы пить и пить...
Сатаниэль все понял. Понял - и едва заметно улыбнулся.
Сложно сказать, кому предназначалась эта улыбка - понимающая, сдержанная.. лукавая?..
Взгляд в глаза инкуба - сквозь зеркало, как он всё же прекрасен! Совершенное создание, удивительный талант. Строитель видел его таким, каков он есть - и отдавал должное этой совершенной, притягивающей красоте.
Глаза строителя странно сверкнули - если сейчас он решит, что инкуб пытается шантажировать его в его собственном доме, то в порошок сотрётся здесь все.
Всё, кроме сына. Который, к слову, изрядно раздражён. Сатаниэль подошёл к блондину вплотную, изящные пальцы скользнули по шее, проследив тот же путь, что совершил ладонью инкуб в зеркале, перехватывая тонкие нити Связи, снимая с сына и накрепко завязывая на собственных пальцах.
Обратно по нитям устремился поток Первородной энергии, и, если инкуб сейчас позволит - то внешность его снова неуловимо изменится, на сей раз копируя Ледяного Князя. Забавная игра, которую придумали они с Имальнуэлем еще тогда, когда ему не так хотелось выйти из комнаты. Когда Князю хотелось ощущать это удивительное тепло, которое умело дарить это совершенное создание...
-  Я называю его Имальнуэль, - имя было произнесено легко и мелодично, - Однажды я спас  его и он отплатил мне сторицей, - глаза Строителя снова странно сверкнули. - Он может уйти в любой момент, просто не знает, что для этого нужно. Я не держу его здесь. - Это уже предназначалось инкубу, и взгляд Строителя снова скользнул по точёному лицу. - Прими свой истинный облик, Мечта, и выйди к нам. Нехорошо разговаривать с моим сыном из другой комнаты. - Нотки угрозы растаяли, как утренняя дымка, и теперь в голосе Князя звучало неприкрытое лукавство.

+1

16

Была в существовании Имальнуэля одна страшная мука, с которой он не хотел встречаться никогда, которая едва не погубила его в Пустошах, которую с лихвой замещал Сатаниэль, когда сей инкуб умел впадать в сон, теряя из виду Строителя, но, последнее время, он почти перестал спать, а с утерей этого полезного навыка,  он вновь оказался наедине с собой, с сущей пустотой, пугающей, невозможной. Он не хотел быть один....
Пришла тягучая волна и за неуловимое мгновение из зеркала на Князя посмотрел лукавый Сатана. Тонка улыбка, гибок стан, прекрасен муж, стоящий за гранью зеркала. Искусник обращений ласково коснулся губами тыльной стороны своей ладони, целуя руку Ледяного Князя. Шантаж? Смешно, но не умел инкуб ни шантажировать, ни ревновать, если этого не делал его источник сил. Лишь удивление, ... своему новому знанию.
Спокойный Князь имел возможность, опыт пользоваться этой сладкой, невозможной связью, инкуб умел дарить любовь, тепло, не облекая её в бессмысленные звуки. За это он любил Сатаниэля, за это он не пожалел, что вынужден был погибать в Пустоши когда-то...
- Когда ты здесь, я не хочу отсюда уходить, - "Ведь ты же знаешь, Князь, как страх мой перед собой велик..." - Имальнуэль откинул голову назад, вытягиваясь дугой в мгновение загораясь белым, ослепительным светом. Он ничего не мог поделать с этим сиянием, им Астарта защитила демонов и Имальнуэля от ужаса его истинного тела. Сияние последней звезды пробилось сквозь зеркало, казалось, расплавив грани меж мирами, и свет вкатился в комнату, огненным столпом сиял инкуб.
- Имальнуэлем назвали меня Князья за этот облик, мудрейший Натаниэль, - инкуб поклонился. Бескрылый, сияющий... - Сколь ангелов покинуло Райские сады... сколь тяжела твоя боль.... - казалось, оказавшись здесь без маски, он стал тепло свое излучать не прикосновением, но присутствием....

+1

17

Его раздирали эмоции, чувства... желания и опасения слились в едино, когда приблизился Сатаниэль и протянул к нему руку. Натаниэль готов был воплотиться в свою крылатую ипостась, желая избавиться от дисбаланса. Движение руки повторяющее движение инкуба показалось падшему только что не издевательством, ласка, огромное желание, неизведанная, глубокая эмоция, неизвестная до того падшему Херувиму лишала его равновесия и вдруг... его отпустило. Неожиданно, резко.... стало пусто. В глазах словно стало темней, мир поблек, утратил краски, разум окунулся в ледяную бездну душ, питающих основы Врат, удерживающих боль...
Натаниэль обернулся на зеркало и... замер узрев Сатаниэля. Нет... не его. Не было в Сатаниэле такой открытой привлекательности, тяги, как если бы харизма Асмодея разлилась на коже существа стоящего за зеркалом. Что было в этом взгляде? Каков их цвет? Натаниэль поймал себя на мысли, что не может увидеть их цвета, но не так как это было с отцом, он просто... не мог сосредоточить взгляда на глазах Дьявола.
- Когда ты здесь, я не хочу отсюда уходить, - то голос был Сатаниэля, но сколько мягкой ласки, страсти было в этом обычно холодном, чарующем голосе. Он словно бы узрел обратное отражение Отца. Пленяющее очарование плоти. Вдруг по лицу разлилась краска, Натаниэль... смутился? Но не успел отвести взгляда, двойник Сатаниэля вспыхнул.
"Он сжег его!" - паническая мысль вдруг посетила падшего. Сияние было настолько ярким, что Натаниэль на мгновение ослеп, он видел лишь, что зеркало не выдержало жара и белый свет стал капать внутрь залы... Он зажмурил глаза, пытаясь привыкнуть к свету...
- Имальнуэлем назвали меня Князья за этот облик, мудрейший Натаниэль, - он наконец смог приглядеться к сплетению света, чем лучше видел он фигуру Дьявола в сиянии, тем больше становилась его боль, раскалывающая голову, пронизывающая спинной хреберт, покалывали пальцы, кожа... он смог увидеть Имальнуэля. Натаниэль взялся руками за голову, пытаясь привести себя в покой.
- Сколь ангелов покинуло Райские сады... сколь тяжела твоя боль.... - Натаниэль посмотрел на Имальнуэля, казалось.... или этот Дьявол впитывал всебя всю боль ангела?
- Ты чувствуешь чужую боль? Сияние последней звезды, Предвестник конца Апокалипсиса... Ты... инкуб? - Натаниэль посмотрел на отца, вот чего он от него не ожидал. Вот это его Сатаниэль удивил... Инкуб!!
- Ага... не думал, что у тебя есть любовник, отец. - "Не ожидал, не ожидал...." - он испытал что-то... похожее на ревность.

Отредактировано Винсент (2010-09-16 21:21:50)

+1

18

Губы чуть дрогнули в ответ на ласковое, почти невесомое прикосновение к запястью - помнится, Князь Велиал любил забавляться с энергетическими потоками, и иногда ощущения были похожи по природе, но не по тому, как они воспринимались Ледяным Князем. Сын хмурился - замечал ли он сам, что недоволен, или это подсознательно, безотчётно?.. Сатаниэль не удержался, ласково проводя ладонью по волосам Натаниэля.
- Оговорился, - глаза его лукаво сверкнули. - Я хотел сказать любимый облик. - Сатаниэль отвернулся: в зале уже сменились цвета на голубые и серебряные, в камине плясал огонь, цвета звёзд, диваны манили мягкой обивкой, на столе стояли изысканные лакомства...
- Натаниэль. - Строитель обратился к сыну, чуть склоняя голову к плечу, отчего белоснежные волосы скользнули по предплечьям. Одновременно, он опустился в кресло, жестом предлагая сесть Натаниэлю и инкубу. - Что за воспитание? Почему если инкуб, то обязательно любовник? - Глаза Князя смеялись. - К твоему сведению, с уважаемым Имальнуэлем вести беседы - сплошное удовольствие. -  Он глянул в глаза сыну, и чуть прикрыл глаза ресницами. - Впрочем, не буду отрицать. - Он не стал говорить о том, что личная жизнь на то и личная - не было необходимости.
Князь перевёл взгляд на второго собеседника, и в уголках губ скользнула мимолётная улыбка:
- Ты заскучал, мой случайный гость? Возможно, ты хочешь вернуться в Общие Пределы, только скажи - и я открою Дверь...

+1

19

Хоть Сатаниэль и избавил юноши от связи с инкубом напрямую, Имальнуэль всем своим существом ощутил невыносимую боль, пронзившую все тело сына? Строителя. Сделав шаг к Натаниэлю Имальнуэль протянул к нему руки и положил ладони на виски существа, которое даже приблизительно не мог назвать ни демоном, ни ангелом. Столько в нем противоречий, столько боли, ярости...
Имальнуэль бросил улыбчивый взгляд на Сатаниэля, пожалуй, здесь лишь Строитель мог видеть сейчас глаза инкуба, пока он сиял как солнце. Едва пальцы коснулись висков юноши, свет облетел с нового облика как листва с дерев в садах Самоубийц, горячий пламень сияния погиб, оставив после себя лишь теплый, золотистый цвет длинных, вьющихся крупными локонами волос, блеск алых глаз, очерченных седыми ресницами, теплая, цвета слоновой кости кожа... высок, строен...
Пальцы зарылись в светлые, длинные волосы, ладони полностью касались висков Натаниэля. Имальнуэль закрыл глаза, глубоко вдохнул, подстраиваясь под холодное, но разозленное сознание демона. Он сильно рисковал, принимая на себя эту... боль, но если бы он не рисковал... Боль возникла неожиданно, в затылке. Прошив череп сзади ледяная игла жгла, раскаленный металлом убивала, пробираясь ледяными змеями вдоль позвоночника ледяными путами вниз, в ноги. Резкая боль в животе, на мгновение Имальнуэль даже потерял себя, забыл как дышать. Голова кружилась, все существо изогнулось, сопротивляясь ужасающему ощущению. Инкуб откинул назад голову и глубоко вдохнул еще раз, пришлось открыть глаза, кровавые слезы скатывались по щекам, давление от боли было почти осязаемым, дыхание сбилось, стало частым, тяжелым....
"И ты это всегда терпишь?" - вот что удивляло Имальнуэля, удивляло все то время, что он ощущал отголоски этой боли, будучи в зеркале. Вздох.... суть инкуба глотнула переваренной энергии, еще.... Имальнуэль отдавал Натаниэлю спокойствие, тепло, что жило в инкубе всегда... Он отнял руки от головы создания и посмотрел на Натаниэля.
- Ты не демон, Натаниэль, и даже не ангел. Боюсь представить за что тебя терзает такая боль, - он сказал это тихо, почти устало. Он стер кровавые слезы, слизнул их с пальцев и подошел к столу со сладостями, взяо одну.
- Общие пределы... Благодарю, великий Строитель, но с вашим приходом пропало пугающее меня одиночество, - Имальнуэль улыбнулся.

+2

20

Это чувство не знакомо ему. Сатаниэль садится в кресло, эти идеальные волосы скользят по дорогим ему плечам... а херувима бьет злоба от одной мысли, что кто-то мог прикасаться к Строителю КРОМЕ него. Кроме... Он едва ли успевает посмотреть на Имальнуэля, когда сияющие руки касаются его головы. Он хочет отстраниться, но... его завораживают эти алые глаза, нежные руки... Удар, боль, он бы взвыл от боли, если бы не души, терпящие его муки в его теле....
Он слышит только стук в ушах, это не сердце, он может поклясться, что не знает этого звука... Вздох, выдох.... На шее у инкуба бьется голубая жилка, точь-в-точь как у людей, ... такая нежная, слабая, хрупкая.... Боль, волнами бьется боль.... души воют, их крик заглушает все, они неистовствуют, бушуют, воют.... Имальнуэль изгибается, голова запрокидывается назад... а у него такая красивая шея... Шум.... он чувствует как напрягаются руки, как напрягается тело инкуба... алая капля катится по щеке....
Мир выключается, он пропадает во тьме....
Тепло... когда-то он знал это чувство тепла. Во тьме Пустоши Сатаниэль держал его за руку и вел в пределы убежища. Пусть суть его едва имела плотность. он чувствовал тепло, такое странное, живое.... без боли, без страха, просто тепло...
Он открывает глаза, когда слышит едва уловимый ухом голос инкуба. Боли... нет. Души впервые за долгое время прекратили свои крики, кажется, они удивленно молчат, вглядываясь в инкуба через его глаза....
Он сел практически там же, где стоял, удивленно глядя на Имальнуэля, не веря своим глазам.
Он зачем-то протянул к нему руку, но, опомнившись убрал её обратно и отвернулся к зеркалам. Его там снова не было..
- Вижу. Давно?

+2

21

Вскинув бровь, Строитель наблюдал за действиями инкуба.. Да, тем и отличались ангелы от созданий Преисподней. Наверное, те были даже более милосердны и  подвержены эмоциям: Сатаниэль предоставил сыну самому решать, как избавляться от боли, ведь Ата знал, что стоит ему попросить.. даже не вслух.. просто посмотреть...как отец поможет ему, уменьшит напряжение. И Сатаниэль просто ждал.
Инукб же решил все по-своему. Не спрашивая. И возможно ли.. теперь он в глазах Натаниэля милосерднее его Отца?..
Сатаниэль опустил взгляд. Инкуб рисковал. Не раздумывая, стоит ли оно того. Станет ли Строитель и ему восстанавливать сущность...
Почему они такие?.. Ведь Имальнуэль явно был из рода Древнейших, тех, кто был здесь ДО падения Люцифера, тогда, когда Велиал правил Пустошью... Они так различны.
Возможно ли, не с ними, а с ним. Это он бесчувственный, холодный, безэмоциональный, скупой на проявления хоть каких-то реакций.
"Это плохо?.."
Ему ли, Творцу, задаваться такими вопросами.
- Общие пределы... Благодарю, великий Строитель, но с вашим приходом пропало пугающее меня одиночество.
- Там ты никогда не будешь один. Здесь же... я не могу быть здесь вечно. - у него были дела. Расширять владения, восстанавливать ткань бытия там, где она не выдерживала света ангельских крыльев - несмотря на то, что они давно стали чёрными. Да и Райские то и дело норовили сдвинуть Адские границы - приходилось патрулировать. Он не собирался обрекать гостя на страдания, ни в коей мере. Предлагал выход.
Натаниэль был раздражён. Зол. Строитель это чувствовал, как чувствовал сына всегда. Неужели ревнует?..
Странно, но эта мысль отозвалась теплом.
В том-то и отличие его от Ангелов. Те не признают такие эмоции. Сатаниэля они греют.
Он посмотрел на сына долгим взглядом, и в том взгляде было все, даже то, на что Падшие по умолчанию не способны.
И понимание, и раскаяние.
И строгость и нежность.
И лёгкая насмешка и ...
..любовь.
И даже, кажется, призыв.
- Это важно? - голос Строителя стал похож на мурлыканье огромного, и невероятно опасного кота. - Немногим после того, как мы встретились. - а сын на него не смотрел.

+1

22

Имальнуэль поднес к лицу сладость, внимательно её разглядывая. Ему не было интересно ни из чего она сделана, ни каков её запах... руки дрожали. Тело, ошалевшее от дикой боли не могло поверить тому, что избавлялось от ощущений убивающих в инкубе все... Дышать было больно, вся боль еще циркулировала в его сущности постепенно становясь энергией, он не мог сконцентрировать взгляда на сладости, дрожащий мир плыл в своем неведомом эфире...
"Ох и дурна же сила гнева и боли", - усмехнулся про себя инкуб и в конце концов закинул в рот сладость. Он посмотрел на сидящих в зале ангелов. Он толком их не видел, но прекрасно чувствовал их настроение.
- Позволь мне удалиться в мир Дьяволов, когда ты соберешься покинуть свои чертоги, - Имальнуэль улыбнулся и присел на край подлокотника кресла Сатаниэля. Приятно было видеть таким Строителя, таким, каким он никогда не видел ни Люцифера, ни Велиала, ни Асмодея... искренним.
Он положил руку на спинку кресла, Тепло, спокойно.
- Натаниэль, боюсь, я разрушаю многие понятия об инкубах, я просто воплощаю желания.

0

23

Натаниэль чувствовал себя крайне необычно. Без боли, без необходимости терпеть мир стал иным. Он стал слышать больше, чувствовать лучше... но сейчас ему хотелось чтобы пелена боли вновь застелила его глаза, чтобы он не мог сейчас настолько ярко понимать ЧТО он чувствует. Он чувствовал тепло инкуба внутри, комфортное, мягкое, подбивающее его ярость в легкую грусть, его сомнения в принятие... Вздох. Он не хотел бы сейчас быть таким. Ему требовалось больше, требовалось избавиться от этой энергии...
- Это важно? - Натаниэль посмотрел на Сатаниэля через отражение. В отличие от него инкуб и Строитель там отражались. Имальнуэль как раз подошел к креслу и присел на подлокотник. Длинные золотые волосы, алые глаза... он слишком хорош чтобы быть человеком, слишком иной, чтобы быть демоном... - Немногим после того, как мы встретились.
- Натаниэль, боюсь, я разрушаю многие понятия об инкубах, я просто воплощаю желания.
Натаниэль обернулся на собеседников и внимательным долгим взглядом разглядел их обоих...
- Желания... да, это важно, - первое слово инкубу, второе отцу, - как ни странно - это важно, - Ата поднялся, прошел к Сатаниэлю и Имальнуэлю сидящим в кресле. Золото на снегу - золотые волосы Последней звезды на снегах волос Утратившего крылья... Ата поднял глаза на лицо инкуба, встретился с ним взглядом.
"Ты смел. Настолько смел, что не побоялся ворваться туда, откуда еще не возвращалась ни одна душа. Ты попал в Пустоши с целью, и ты её добился? Ведь так? Сатаниэль здесь, рядом с тобой, а ты в его Чертогах посреди Ничто. Ты не боишься, ведь так? Ты не знал, что такое ужас... Ты исполняешь желания." - Натаниэль коснулся ладонями лица инкуба, изучая прикосновениями идеальную, приятную на ощупь кожу, её идеальный цвет, черты лица... Наклонившись к инкубу он поцеловал его, прикрыв глаза. Инкуб не сможет убить эту боль, но Натаниэлю будет проще, если он знает, что он вернул свою боль тому, кто стал её причиной. От ревности сущность сжималась в плотный шар, болела и боролась сама с собой... Теплые, мягкие губы. Аккуратные, гладкие, ни единого шрама... Ата прервал поцелуй и отстранился от блондина. Сжелать шаг назад. Он посмотрел на Сатаниэля, хоть и обращался к удивленному инкубу.
- Я вернул ту боль, чьей причиной ты стал, Имальнуэль... - мог ли Сатаниэль увидеть это в его глазах? Это неожиданное отчаяние, желание, отказ потерять? Может и нет, - Надеюсь, этого хватит пока я не нашел новое знание.
Он развернулся, надо было решить куда отправиться, а зеркало доделает остальное.

+2

24

Сатаниэль спокойно смотрел на сына. Происходящие в нём изменения притягивали взгляд, и, хоть Строитель и знал, что всё именно так и будет, но все равно не мог оторваться. Он ведь все знал заранее и случайностей здесь не было.
Его сыну требовалось новое знание, и только что он его получил. Знания почти всегда несут боль, и эта боль новая, неожиданная. Он должен научиться защищаться от нее, и...
должен научиться доверять.
Знает же, что нет ничего и никого важнее для Строителя, чем тот, кого он создал сам, кого ... любит?..
Умеет ли?
Способен ли вообще на какие-то чувства?..
Это может знать лишь Натаниэль, от которого скрывать свои желания становится все сложнее.
Похожий на него, он осознавал сам, как похож на отца?.. он поцеловал инкуба и Сатаниэль любовался этим.
На миг проскользнула мысль о том, что он знает вкус этих губ, как ни странно, знает, хоть никогда и не касался их своими.
- Я ухожу на Дальние Рубежи. Там мне придётся сдерживать рвущиеся границы, и зрелище это может лишить рассудка, - он говорил, обращаясь к инкубу. - Решай, что хочешь ты сейчас. - Белоснежные пальцы коснулись изящного бедра, проследив изгиб, но взгляд непередаваемого цвета глаз не отрывался от напряжённой спины сына.
- Натаниэль. Ты не был там еще, но теперь ты готов. Если захочешь - можешь сопроводить меня туда. Твоему рассудку и телу угрозы нет.

Отредактировано Сатаниэль (2010-09-28 13:35:34)

+1

25

Из всех демонических семей эта была самая ... удивительная. Хотя нет, не правильно, эти двое не были до конца демонами, они застряли где-то посередине, замерев на рубеже Света и Тьмы, и Имальнуэль мог поклясться, что именно эта стена и защищает его родину от вмешательства ангелов. Теплые, почти безвкусные, наполненные пылью времени и горечью погибших душ губы, поцелуй как глоток терпкого... вина. Горьковатый, безумный привкус ревности на языке, кружащий запах ненависти и бездумной, уничтожающей страсти на его коже... Такой холодный... такой... невинный. Он не знал и даже догадаться не мог насколько нужен был инкубу этот поцелуй, насколько было ему нужно знать, что он первый, хоть и испивает боль и обиду, ревность и ярость...
Сатаниэль не просто мог - он знал, что чувствует сейчас инкуб, ведь пока что они были связаны путами энергий, чувствовали ощущения друг друга...
"Как он тебя любит, Сатаниэль. Не из-за тебя ли он решился стать таким и сошел в Ад?" - инкуб посмотрел на Строителя мягким, изменяющимся в желтый оттенок взглядом...
- Отправь меня в сады самоубийц, мой повелитель, там я найду место всему, что получил.
Имальнуэль поднялся и пройдя к Натаниэлю коснулся его волос пальцами, прослеживая их живую гладкость.
"Я мог бы рассказать тебе так много, но времени у меня так мало... Найди меня, если захочешь знаний".
- Прощай, прекрасный Натаниэль, да не убоится твоего взгляда знание.

+1

26

Он не услышал, но кожей ощутил мысль ... инкуба? С каждым мгновением Натаниэль все больше и больше сомневался в том, что тот, кого он называет инкубом, действительно им и является. Не такой. Слишком не такой...
- Натаниэль. Ты не был там еще, но теперь ты готов. Если захочешь - можешь сопроводить меня туда. Твоему рассудку и телу угрозы нет.
"Не был готов..." -  Ата заглянул вглубь зеркала. Смешно, не видеть себя - смешно, не иметь отражения - смешно... он не здесь... где он?
- Пойдем, отец.

+1

27

Изящным, и в то же время небрежным жестом Сатаниэль открыл Врата в сады самоубийц. Створки тут же оплели белоснежные розы, тонкий аромат наполнил комнату. Всё, что делал Сатаниэль, было красиво. Он просто не умел иначе - сказывалась та тень Благодати, которой он лишился когда-то...
- Я жду тебя в гости, Имальнуэль, ты знаешь это. Теперь у тебя есть личные врата, думаю, вы с Натаниэлем еще встретитесь и, возможно, ты захочешь развлечь моего сына... беседой. - Он коснулся ладонью запястья инкуба, точёные пальцы скользнули вниз по кисти и кольцо-печатка осталось на тонких пальцах красавца...
Понял ли инкуб, что получил? Оценит ли?...

Сатаниэлю, кажется, было уже всё равно. Он отвернулся, чёрные тени крыльев грозно метнулись по стенам, проход к Дальним рубежам был уже открыт и, кажется, сама Смерть ждала там. Он шагнул в пропасть, не оглядываясь, следует ли за ним Натаниэль...

0

28

На губах "инкуба" дрогнула улыбка. Немного удивленный взгляд посмотрел на Сатаниэля, увидев печатку на руке... Этот жест совсем не возможность инкуба в первых рядах попасть к Князю, нет, Сатаниэль... позволял ему приходить сюда в любое время, он действительно будет ждать возвращения Имальнуэля, хотя бы потому что (как говаривали) для Сатаниэля нет Времени.
Имальнуэль шагнул в проход к садам, сжимая руку, словно опасаясь, что печатка исчезнет, растворится...
Словно цепи боли рвались связи, утекали их общие эмоции. За "райскими вратами" выли и стонали жаждущие боли деревья...

Отредактировано Тай Лиа (2010-12-08 14:06:35)

0

29

Огненное видение растаяло во вратах сада самоубийц, а светлоликий создатель таял в раскрывшейся тьме...
Натаниэль отнял руки от рамы зеркала и шагнул в воющую, стонущую тьму мироздания, на мгновение оглушенный мертвой тишиной.
Пустота окружающая его звенела соединяясь с возникшей пустотой в его сути... Он посмотрел вперед, догоняя отца.

0

30

************************************************

какое-то время спустя

************************************************

Сатаниэль сидел в своих покоях, задумчиво листая очередной апокриф, приволочённый прислугой из мира живых, что-то навроде развлекательной литературы.
Он часто думал о сыне в последнее время. Натаниэль куда-то пропал. Его страсть к познанию просто неутомима, и иногда Сатаниэль даже думал о том, что стоит всё же немного переделать сына.. Так сказать, по образу и подобию своему.
Лениво глянув в ближайшее зеркало, Падший увидел, что сын находится в мире живых, с сыном Генерала адских армий, и мальчики, по всей видимости, развлекаются.  Этсу что-то шептал Ате на ухо, судя по всему, рассказывал нечто, поразившее его сознание. Губы Сатаниэля чуть дрогнули в тени улыбки. Пошутить?..
Да, Падший был не чужд некоторым забавным вещам. Тонкая нить инкубьей энергетики золотым всплеском устремилась к зеркалу и исчезла в раме, изящным украшением обвивая шею сына, создавая плотную связь между образами и нервными окончаниями тела, так, чтобы на каждый возбуждающий образ тело реагировало однозначно, а рассудок несколько поумерил свою деятельность...

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Страсть и разум