"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Частные уроки


Частные уроки

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Откинувшись назад на подушки и устроившись на длинных белых волосах, змеящихся среди подушек белым золотом, Имальнуэль смотрел на растерянного Шайгеула, разглядывающего творение Астарота на коленях инкуба. Паук в свою очередь внимательно разглядывал Шая, прежде чем развернуться на лапках, пройти на длинных лапках по животу, на грудь Имальнуэля, расстегивая по пути попадающиеся под лапы завязки и разрывая ткань рубашки. Паук сосредоточенно стрекотал и возмущенно размахивал лапами, подхватывая белые волосы Имальнуэля и натягивая их, словно проверяя будет ли больно демону.
- Что ты задумал? - охрипшим от странных ощущений голосом спросил инкуб, ощущая какую-то нездоровую тягу к черному, своенравному, наглому созданию на груди. Его пауки такими никогда не были. Они ему преклонялись, обожали его, боготворили, готовы были хранить и созидать как пчелы королеву улья. Этот был собственником и хозяином, словно и правда получил в дар от Астарота часть его властного, ревностного нрава. Создание склонилось над лицом скрипача, пощелкало что-то клыками, затем стало внимательно разглядывать сына Асмодея восемью черными глазами, прежде чем протянуло к нему лапы. Имальнуэль чуть удивленно посмотрел на паука, затем на Шая... едва заметно улыбнулся, разомлевший от касаний, царапин, дыма. Паук долго тянул лапы к инкубу, прежде чем сошел с груди Имальнуэля и пошел к Шаю, схватил того за шаровары и потянул ткань вниз, за собой к инкубу, растянувшемуся дикой змеей среди подушек.
- Он решил не связывать тебя с инструментом. Он хочет показать тебе как играть, связав со мной. Только хочешь ли ты подчинить меня себе, принц... - мягко вопросительно улыбнулся Имальнуэль, сняв пальцем с груди темную каплю крови, слизнув её с кончика пальца языком, - Он превратит скрипку на одно произведение в Мою скрипку, - тихий вкрадчивый голос временами пропускал жаждущий, мягкий отзвук в голосе. О, скрипач знал, чем закончится связывание, он делал это столько раз, что мог и сам все произвести, но получить такое предложение от паука?.. А не стал ли Паук проводником Астарота? Не придумал ли Князь новую, странную игру, которая позволяет путешествовать его сознанию за пределы владений в теле собственных созданий, оставив самого Князя дома? Этакая отдаленная связь... Он словно опьянел. Давно он не испытывал такого странного, упивающегося предчувствия странной забавы.

0

32

Шай еле удержался от соблазна отпрыгнуть куда-нибудь подальше, когда паук, спрыгнув с коленей Сияющего, направился прямиком к нему. Сын Асмодея ни в жизни бы не позволил прикоснуться к себе этому созданию, но то стоическое терпение, которое проявлял Имальнуэль, когда паук довольно бесцеремонно путешествовал по прекрасному, губкому телу. Чёрное мохнатое создание, дёргавшее молодого инкуба за шаровары, было настроено решительно, и Шай, несколько секунд поколебавшись, шагнул вперёд, к раскинувшемуся на подушках Старшему.
- Связать с вами? - Шай немного неуверенно посмотрел на Имальнуэля, в самом же деле изнывая от любопытства. Неужели это было тем, о чём о подумал? Да и вопрос о желании подчинить звучал достаточно двусмысленно...
- То есть, я буду играть, вторя вам и при этом понимая, как вы это делаете? - лёгкое возбуждение, пробуждённое любопытством, взыграло в крови; Шай опустился на подушки рядом с Сияющим, глядя на своего репетитора с неприкрытым восхищением, интересом и некоторой толикой недоверия. Неужели он позволит?..
- И что вы имели в виду под тем, что я должен вас...подчинить? - чуть замявшись, спросил Шай, окидывая взором прекрасное тело, возлежащее перед ним, длинные, стройные ноги, немного распахнутую рубашку, из-под которой виднелась светлая, с розоватыми следами от паучьих лапок, кожа, такие манящие губы, немного подкрашенные собственной кровью Сияющего, светлые волосы, разлетевшиеся на подушках...Шай судорожно сглотнул, понимая, что зашёл в любовании Имальнуэлем немного дальше, чем следовало бы, и немного сожалеюще отвёл взгляд, хмуро уставившись на многоногий подарок Астарота.
Не такое приятное зрелище, но хоть не вызывает ненужных сейчас мыслей.

+2

33

Паук как фокусник развел лапами, взял в них скрипку и в какие-то считанные мгновения снял со скрипки струны.
- Если ты думаешь, что скрипка не твой инструмент, ты же не сильно расстроишься, что она не переживет последнего в её существовании произведения? - с задумчивой улыбкой спросил Имальнуэль, притягивая к себе на грудь сына Асмодея, заставляя лечь на себя сверху.
Паук брал лапами волосы инкуба и натягивал новые струны на скрипку, перещелкиваясь, о чем-то важно рассуждая, пробуя струны лапками, проверяя звук, прежде чем приняться и за смычок.
- Когда он свяжет тебя и меня, ты будешь чувствовать все, что чувствую я, и наоборот. Это самый интересный и самый опасный трюк из всех мне известных, но он очень популярен среди Князей. В результате подобной связи, один из нас неизбежно станет превалировать в паре, тот, кто станет главным, сможет полностью транслировать свои помыслы и получать отдачу от партнера. Ведомый является только ощущением для главы. Так что... тебе придется меня подчинить, Шайгеул, станешь Князем на 5 минут? Я буду играть, а ты будешь чувствовать то, как я это делаю. Поймешь состояние в этот момент.
Паук положил готовый инструмент рядом с инкубами и посмотрел на парочку, вопросительно посмотрев на инкубов.
- Он спрашивает, готов ли ты?

+3

34

Шай, до этого любопытно следящий за действиями подарка Астарота, перевёл недоуменный взгляд на Имальнуэля.
Прекрасный, такой прекрасный мужчина...от одной мысли о том, что сам Сияющий может стать инструментом для создания незабываемой, самой прекрасной мелодии, у сына Асмодея перехватило дыхание.
Неужели он позволит Шаю?..
- Не расстроюсь, - тихо выдохнул юный инкуб, укладываясь на грудь Сияющего, чувствуя, как гулко колотится сердце в груди. - Но, надеюсь, до таких крайностей не дойдёт?
Тело под Шаем, гибкое, тёплое, пьянило его одним лишь контактом; Сыну Асмодея уже не терпелось исследовать его руками, губами, всем своим воспрянувшим от подобной власти естеством, но мало ли, Имальнуэль подразумевал совершенно не это?..
Слова Сияющего сами лились музыкой из прекрасных уст, и Шай не удержался, коснулся их пальцами, изучая мягкую текстуру.
- Пять минут - слишком малый срок, - с неуверенной улыбкой ответил сын Асмодея. - Но я постараюсь.
Руки Шая прошлись по бокам Сияющего, изучающе, ласково поглаживая; сам юный инкуб плавно переместился немного вверх, раздвигая бёдрами стройные ноги, нависнув над прекрасным лицом скрипача, впитывая взглядом его черты.
- Готов, - тихо шепнул практически в губы Имальнуэлю Шай, тут же впившись в них собственническим, властным поцелуем, сразу проникая языком в тёплый, влажный рот, вкладывая в этот поцелуй всю страстность, всю жажду, весь жар и желание подчинять, унаследованное от Отца...

+2

35

"Пять минут, до них сначала нужно добраться", - улыбнулся собственной мысли Имальнуэль. Он не любил давать уроки инкубам и суккубам, как известно, они пьют энергию, а не отдают её. Но в этом плане Шайгеул был иным... В нем достаточно было силы Отца, чтобы сыграть его, пятиминутное произведение, на самом совершенном инструменте Ада. Только сначала нужно доказать инструменту, что ты достоин использовать это тело в подобном назначении.
Стройное, юное тело ласково, настороженно, почти бережно устроилось меж стройных ног, нависая над Имальнуэлем. Скрипач запустил пальцы в огненные волосы, сжимая пряди на затылке, ресницы чуть вздрогнули, прикрыв на мгновение океан бесконечного золота глаз скрипача, прежде чем Шайгеул приник к губам инкуба жадным, собственническим поцелуем, заявляя свое право.
Рука ложится на спину, обнимая, скользит по обнаженной спине, высчитывая позвонки, оглаживая прекрасную спину, привлекая к себе, когда паук плетет свою бесконечную паутину связей, связывая между собой на время два совершенно разных узора сил, вытягивая из сущности Шайгеула лишь те качества, что позволят ему управиться со своенравным скрипачом.
Стройные ноги обхватывают талию принца не без многозначительного намека, пальцы почти предупредительно сжимаются на затылке. Он не буде выжидать, когда почует силу, циркулирующую по связям, не побоится выпить больше, чем ему дадут, он напоминает об этом своему ученику. Самый опустошительный и самый прекрасный концерт.
Мир меняется.
Запахи смешиваются, чувства теряют на мгновение четкость, прежде чем горячей волной понестись по телу. Он чувствует шелк на руках, это длинные волосы расстелились под ним ковром, чувствует жар тесных объятий, жаждущий ответ горячих губ, прикосновение обнаженной груди к груди, прогиб в котором изогнулось тело цвета света. Ему горячо от разливающейся страсти, он старается не брать на себя инициативу сознания, но показывает, что для игры Шаю придется сделать несколько больше, чем просто поцеловать его.
В это время паук как шаман опутал силы незримыми нитями, связывая инкубов в единую сеть.

+2

36

От каждого прикосновения к коже толпы мурашек бегут по спине вниз, вместе с волосами стекая вниз, к паху, и разливаясь там требовательной, жаркой пульсацией.
Мягкие губы сводят с ума, хочется целовать их вечность, чувствуя, как ноги Прекрасного опоясывают талию, намекая на большее, много большее. И Шай не прочь воспользоваться этим предложением, скорее наоборот.
Кажется, что все чувства, мысли, желания, на секунду смешиваются в единый клубок энергии, а после бушующим потоком утремляются во все стороны, заполняя собой до отказа, заставляя с силой провести рукой между телами, цепляясь за невесомые ткани одежд Сияющего, резко сминая их в ладони, а после - рывком срывая с инкуба.
К ангелам все предостережения, всю неуверенность, робкость, к ангелам!..
Мир на мгновение теряет очертания, и на Шая обрушивается лавина чужих чувств, ощущений, сливающийся в единый поток с неконтролируемым уже желанием самого сына Асмодея.
Шай чувствует, как сверху прижимается разгорячённое тело, как горячая ладонь жадно гладит обняженную кожу, но меж тем же ощущает и шелк прохладной кожи под пальцами, гибкое тело под ними.
Сладко, упоительно сладко. Неужели это и есть то Слияние?..
Шаю всё равно. Упоительный водоворот чужих чувств, ощущений, мыслей сводит с ума, подливая масла в бушующий огонь страсти, захватившей и тело, и разум.
Внутри рождается непривычное клокотание, с тихим рыком вырывающееся из губ, но Шай не останавливается, кусая уста Сияющего, собственнически, жадно скользя ладонями по обнажённому телу, сжимая, царапая, стискивая. Бёдра инкуба непроизвольно подаются вверх, рождая восхитительное, жаркое трение между телами и тканью.
Он не собриается останавливаться.

+2

37

Страсть ударяет в голову как горячий крепленый напиток, заставляет тихо выдохнуть, освобождая пространство внутри для дурманящего запаха желания, полноты ощущения властности. Летящее ощущение желания без потерь передается скрипачу, и наполняет пустоту жажды, заставляя тело тянуться, прогибаться под острые касания, требовательные поцелуи. Тихий полный удовольствия стон срывается с губ, он улыбается странно довольно, почти хищно, пальцы пропускают огненный шелк, скользят по гладкой структуре.
Паук требовательно клокочет, поднимая лапы вверх. Энергетика Сияющего инкуба вплетается в энергетику принца, пальцы с нажимом проводят по обнаженной спине, оставляя следом за пальцами сначала белые, затем алые полосы, он с жадностью пьет энергию сына Асмодея, так свободно разряжаемую инкубом в пространство. Еще немного и он готов сам взят контроль над принцем. Что ж, такой вариант тоже вполне возможен.
Сладко и томно внизу живота, желание разливается по телу, наполняя, взывая. Он стонет в кусающие губы. Нет, это еще не слияние, но оно может вот-вот начаться. Он берет в свои ладони руки Шайгеула, кладет себе на грудь, вжимая тонкие ладони в грудь, прогибаясь навстречу и теплая, свежая волна наплывает на сознание принца, одаряя того сначала свежесть дальних ветров, затем прохладой бесконечных пределов, прежде чем утопить в жаждущем ощущении бездны, окруженной завыванием времени.
- Подчини, - шепчут пересохшие от желания губы и тело словно перестает быть материальным, сущность Имальнуэля вытесняет ауру сына Асмодея из его тела, угрожающе обжигая холодом, сладко наполняя страстью, сама аура принца устремляется вперед, к влекущей, зовущей неизвестности.
Паук обходит пару и забирается на голову Шая, вытягивая пряди алых волос, заставляя обратить внимание на энергетические потоки, подсказывая что делать. Имальнуэль с некоторой досадой смотрит на паука, но остановить процесса слияния не может. Возьмет ли Шай себя в руки или утонет в его бесконечной страстности?

+1

38

Свернутый текст

Тема, под которую меня пропёрло на данный отпост.
[audio]http://www34.zippyshare.com/v/32388182/file.html[/audio]|...

Тихий стон - самая желанная музыка сейчас, когда все ощущения, чувства, натянуты, как и нервы, тугими струнами, он заставляет задыхаться желанием, хотеть гибкое, светлое тело ещё больше, страстнее, глубже...но Шай практически не движется, позволяя Сияющему творить всё, что ему заблагорассудится.
Хорошо, до безумия хорошо, но Шай не знает, что делать дальше, хотя он и чувствует, как энергетика Сияющего сливается с его собственной, и это страшит и интригует одновременно.
Воздуха катастрофически не хватает, приходиться пить его с желанных губ, срывать, как цветок, поцелуями.
Решимость, охватившая пылающее страстью тело молодого инкуба, на миг пропадает; кожа, которой касаются ладони, необычайно горячая, хотя минуту назад, Шай мог в этом поклясться, от прикосновений к ней холодели кончики пальцев.
Ярко-карие глаза встречаются с глазами цвета стали и...
...Ледяной ветер ударяет в лицо, свежим потоком стирая мысли. Снежная пустыня раскинулась во все стороны, ей нет ни конца, ни края. Маленькие белые искры кружат вокруг, гонят куда-то вперёд, и не подчиниться им невозможно. Но на тело почему-то наваливается непердаваемая тяжесть, горячая, как адское пламя, она разливается по венам ядом, меж тем заставляя двигаться, двигаться, двигаться...двигаться вперёд к разинувшей пасть пропасти, вдруг возникшей на снежной кожей уродливой, рваной раной.
Шаг. Снежные пчёлы кусают лицо и руки, растерзывают до крови губы, слепят глаза, но не спрятаться от них, не убежать. Как холодно...
Ещё шаг...ветер воет на надрывной ноте, его не прервать даже Иерихонским трубам, настолько он бепощаден, громок.
Шаг. Бездна, оказавшаяся, как рабыня, у самых ног, внезапно раскрывает свои объятья, дикой кошкой набрасывается на окаменевшее вмиг тело, и не спрятаться, не убежать, не дать отпор.
Ветер взрывается криком, на глаза накатывает кровавая пелена, разбивающаяся о веки всплеском северного сияния. Кажется, что можно разбиться об эту глубину, и страшно, невыносимо страшно, что не успеешь раскрыть крылья, загрести ветер ладонями и...
Подчинить.

По телу прошла волна дрожи, ломающая тело, выворачивающие суставы, но горящие огнём глаза смотрят спокойно, даже с нескрываемым жаром и лёгким пренебрежением, совсем как у черноволосого Дьявола, породившего их. Губы искривляются в презрительной ухмылке, а энергетические потоки стремятся друг к другу, серебристо-снежный и огненно-красный, разбиваются друг о друга волнами...нет, сливаясь в единый поток.
Паук тянет за огненные пряди, заставляя запрокинуть голову, и Шай беззвучно смеётся, глядя на то, как кровавые нити оплетают серебритые, накрывают, заворачивают их собой, подчиняя воле, непреклонной, как желание Дьявола.
Руки с силой разводят в стороны светлые колени, а через несколько секунд горячая, жаждущая плоть врывается в прекрасное, раскинувшееся под ним тело, желая заполучить всё, что только может дать это рождённое Ветром создание.
"Играй своё самое лучшее произведение, скрипка."

Отредактировано Шайгеул (2011-08-26 02:02:42)

+2

39

[audio]http://dl.pleera.net/332/33232/David_Garrett_-_Master_Of_Puppets.mp3[/audio] - Master of Puppets

Вспышкой света озаряется пустота, заполняясь, утопая в алом сиянии сумасшедшей, экстенсивной энергии воплощенного желания. Имальнуэль прогибается под страждущим, властным телом юного принца Ада, пальцами вплетаясь в дикие алые волосы, роняя с уст сладкий, глубокий, полный желания и удовлетворения стон. Беспечные, беспорядочные ткани тают в нарастающем магическом поле наследника Асмодея, ничто не удержится долго в этом урагане. Он все более и более похож на Отца, чем на инкуба, которым когда-то был. Он все больше и больше похож на того, кто сможет на мгновение укротить ревнивый, жадный, голодный ветер Пустоши. Пальцы скользят по видным лишь столь тесно сплетенным любовникам энергетическим потокам, очерчивая идеальную структуру крыльев, Имальнуэль не смотрит, но видит, как бьется, пока лишь разбивается, но стремится прорваться сквозь сила страшного ветра.
Из сплетения паутин энергий уже не ясно кто, кого подчиняет, но мир накрывает алая пелена, темными шелками сковывающая пространство, пока властная энергетика юного принца Асмодея заполняет на мгновение внутреннюю пустоту его... учителя? Нет, инструмента.
Упивающийся, жадный, он тяжек словно сон и грех, он дарит наслаждение как самый совершенный любовник. Ни мужчина, ни женщина. Лишь инструмент.
Ветер разрывает пространство тканей, взрывая место холодным ветром, тьма наваливается на мир, проваливаясь сквозь бесконечную тяжесть, но темноты нет. Белая кожа под руками светится равнодушным, спокойным светом, Имальнуэль теснее обнимает юное стройное тело руками, сплетается ногами за его спиной, умоляюще проводя икрами по крутым ягодицам, моля не останавливаться. Сквозь длинные светлые, наполняющиеся какой-то дикой рыжиной волосы едва виднеются прозрачные как хрусталь крученые рога инкуба. Любовник Дьяволов прогибается, умоляюще раскрываясь, откровенно наслаждаясь каждым действием.

Его называли самым совершенным любовником, его звали инкубом Князей Ада, наложником тысячи гаремов, способным заменить тысячу гаремов. Но очень не многие знали, что в большей части самые откровенные желания, самое сокровенное творил инкуб с помощью... иллюзий. Он сам по себе всегда был самой желанной из всех иллюзий. Воплощенное желание.
Тонкие пальцы скользят по груди Шайгеула, красивые руки скрипача обнимают юношу со спины, он лежит головой на его спине, меж лопаток, там где встречаются в своем основании два крыла. Длинные обнаженные ноги обнимают спокойно и властно сидящего на подушках полуобнаженного принца со спины, красивые алые глаза Принца Ада спокойно и властно смотрят чуть поверх струн скрипки, сплетенных из волос Дьявольского скрипача, смычок в руках властно и умело скользит над декой, извлекая невероятные по чистоте своего звучания звуки. Имальнуэль закрывает глаза, отдаваясь сейчас в другом мире так, как возможно никогда больше не отдастся собственному ученику, ведь в следующий раз он выпьет этот кубок до дна.

Отредактировано Тай Лиа (2011-10-09 18:16:13)

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » Частные уроки