"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Случайная встреча


Случайная встреча

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Далеко, на самой северной оконечности острова Борнхольм, у руин Саломоновой капеллы на практически безлюдном, в общем-то, участке теплился огонёк. Человек, которого не заинтересовал разрушенный замок Хаммерсхус, который предпочёл пронзительный, холодный морской ветер теплу таверны, находящейся всего в паре лиг к югу, сейчас отчаянно кутался в тёплый плащ, понимая, что погорячился и совершенно зря не послушал знающих толк в этой погоде моряков. Следовало брать с собой сапоги из тюленьей кожи и плащ на медвежьем меху, но выбора уже не было. Отправляться обратно ночью было чистым самоубийством, пришлось ночевать здесь,  однако Константина, а это был именно он, подобная перспектива не смущала. Он сидел у огня, дожаривая пойманную рыбу, и прикидывал, насколько крепкие подветренные стены капеллы, и если он устроится на ночь в полуразрушенном зале, нет ли перспектив проснуться под завалом, или не проснуться вообще.
Экзорцист осознавал, что если уснёт, то может не проснуться еще по одной причине - холод. Март в этом году выдался на редкость суровым и пронзительные ветра с Севера приносили снег и изморозь.
Однако следовало рискнуть.
Расправившись с рыбой, экзорцист поднялся, и решительным шагом направился в сторону возвышающихся в смутном свете отгорающего заката стен.
Когда-то торжественные залы встретили его отдалённым шумом прибоя и завыванием ветра в провалах окон. Найдя наиболее безветренное место, Константин развёл костёр и устроился между ним и стеной, плотно завернувшись в плащ.  К дискомфорту ему было не привыкать, он мог, при надобности, спать и стоя, а потому заснул юноша довольно быстро.

...Температура опускалась всё ниже. Прибой стих, на траву упала изморозь, коснулась она и плотно сомкнутых ресниц спящего экзорциста.

+1

2

Бернард Уилдрон шел домой к жене. Он возвращался из поселения располагавшегося на северо-востоке острова, надеясь, что успеет добраться до замка Хаммерсхус до темноты, но прогадал и теперь был вынужден признать, что с поклажей из мяса, фляги вина и лекарств он далеко и быстро не дойдет.
Ледяной ветер старался проникнуть сквозь теплую одежду путника, но мужчина не первый год оказывался в пути в такую погоду, поэтому подготовился он со знанием дела. Теплая, длинная шуба с высоким воротом, шапка, теплые сапоги, варежки. Только вот на тягловую силу он никак не заработает, но ничего, наступающим летом он обязательно заведет себе животинку, хоть оборотнем по дорогам добираться гораздо быстрее, чем ковылять на кляче, на которую ему хватит денег. Белое облачко пара вырвалось из-за шарфа, Бернард остановился вглядываясь в темноту. Где-то здесь должны были быть развалины капеллы, летом он практически не бывал здесь, но по осени частенько хаживал на этот берег, клёв здесь был отличный. Частенько ему и местным мужикам приходилось дожидаться в стенах развалившегося монумента рассвета, а сейчас ему нужно было укрыться от промозглого ветра и немного отдохнуть. Немного помявшись на месте он перекинул суму на другое плечо и побрел дальше, пока носа не достиг слабый запах костра и рыбы.
"Неужели кто-то в такой мороз пошел рыбачить? Не старик ли Сиверс опять из дома сбежал?" - жена у этого старого рыбака была суровая баба, так что такое поведение для 60-ти летнего старчка было... обычным. Только вот домой опять Бернарду его тащить. Мужчина прибавил ходу.
Ветер стих, стало холоднее. Запах человеческого присутствия совсем истерся и Улдрон подошел к капелле слегка удивленный. Обычно его нюх не подводил. Он привык доверять чувствам, но сейчас все словно исчезло. Тем не менее силуэт стен в темноте угадывался и голодная, одинокая луна зыркала на путника строго и почти зло, отчего мужчина слегка поежился и пошел быстрее к стенам капеллы, развести костер, посидеть немного поесть, выпить вина, чтобы не замерзнуть, спать сейчас нельзя...
Капелла встретила его пустотой. Немного походив по развалинам, он заметил в углу ... человека. У мужчины по имени Бернард может и могли возникнуть сомнения по поводу того жив он или нет, но вот у инкуба Имальнуэля сомнений не было. Он был жив и спал. На морозе-то!
Положил поклажу возле одной из стен, Бернард пошел к сидящему возле стены, присел рядом.
- Вы спите? Господин, проснитесь, - он легонько потряс сидящего за плечо, вглядываясь в мужчину. На ресницах уже появился иней, кожа бледная, - "Ты что, и правда на морозе уснул что ли? До рассвета не дождался, и что тебе в таверне не сиделось?" - Бернард отодвинул с лица шарф и громче повторил, - Проснитесь, господин, вам нельзя спать.

+2

3

Обычно Константин быстрее реагировал на попытки вторжения в его личное пространство. Обычно он не допускал даже того, чтоб к нему протянули руку. Вот и сейчас ему казалось, что он среагировал, уклонился от руки, перехватил запястье, но на самом деле пальцы экзорциста лишь чуть шевельнулись, обозначая движение.
Тряска за плечо была едва ощутима. Константин чуть нахмурился, витиевато выругавшись на греческом, разлепил ресницы. Чёткость пришла далеко не сразу, глаза просто отказывались видеть. Когда, наконец,  зрение восстановилось, Константин смог рассмотреть склонившегося к нему мужчину.
Промелькнула мысль, довольно смешная - "идиотская смерть". Он не ожидал, что так резко похолодает. Конечно, он устроен несколько иначе, нежели простые люди, оттаял бы с приходом лета, как пить дать, но сколько времени было бы потеряно!..
Усмехнувшись сам себе посиневшими губами, Константин ответил на датском:
- Вы правы, сглупил. - Он попытался было сесть удобнее, но окоченевшее тело не слушалось, и пришлось некоторое время потратить на то, чтобы напряжением мышц разогнать кровь. Это время Константин рассматривал того, кого в качестве спасителя послала ему судьба. Рассмотреть удавалось немного - в отличие от него, незнакомец был одет, как полагается и упакован тёплым шарфом. Всё же, надо было слушать местных, но нет же, экзорцисту припёрло вот прямо сейчас наведаться на руины, припоминая, что в какой-то из прошлых жизней он упаковал в стену, во время строительства этой капеллы, свиток с интересными разработками и кое-какими данными по экзорцизмам в условиях плохой видимости и нелётной погоды.
А ведь казалось - какую-то тысячу лет назад он исходил тут всё вдоль и поперёк и поклясться был готов, что климат здесь был намного теплее!.. А тут на тебе - чуть не околел. Да и найти ту самую стену среди десятка обрушившихся было делом нелёгким. С утра он собирался продолжить поиски, как существо на редкость упрямое и своевольное. И теперь, благодаря незнакомцу, у него появился шанс дожить до этого самого утра.
- Какими судьбами? - поинтересовался он у спасителя, наконец, совладав со своим телом.

+2

4

Мужчина пошевелился и насколько мог оценить инкуб даже выругался по гречески, что изрядно повеселило спасателя.
"Ну, если ты еще и ругаешься так заковыристо, то уж точно жить будешь", - хотя знание греческого языка, да еще и такого... старого наводило на странные мысли, - "И откуда он только его знает... может, лингвист?"
Да мало ли откуда. Шевелился найденец пока неважно, зато смотрел желтыми глазами кажется прямо в самую душу, отчего Бернард даже слегка поежился, а был бы верующим еще и перекрестился. Имальнуэлю глаза эти ни о чем не  говорили, но вот энергетика у страждущего впасть в зимнюю спячку была преинтересная. Нечто подобное ему уже встречалось.
Пока мужчина оттаивал, Уилдрон закономерно предположил, что и ему замерзать тут не стоит, а значит надо развести костерок, некоторое время он этим и занимался, перетащив свое добро ближе к мужчине. Огонек тихонько теплился, когда собеседник почти ожил.
- Какими судьбами? - голос у мужчины был приятный, хороший голос, таким проповеди здорово читать, заслушаешься, а то вон на службах у местного священника только и делают местные, что засыпают, Бернарду еще повезло. По хорошему, ему вообще повезло. Этот остров он знал уже не первую жизнь, а все благодаря одной упорной ведьме, которая лихо умудрялась возвращаться доживать свою жизнь здесь, а до того умудрилась выйти замуж за инкуба, вот вам и соблюдение законов Божьих и после смерти вместе и до нее. В этот раз она грозилась, что умрет навсегда. Почему-то Имальнуэль верил.
Инкуб уж хотел ляпнуть, что пришел в мир за женой, а то в прошлый раз её утопили, подозревая в колдовстве, но вовремя заткнул себя и вспомнил на кой черт он пошел посреди ночи через развалины.
- Домой возвращаюсь, ходил в соседнее селение за мясом и лекарствами, у них с этим дела лучше обстоят, - Бернард положил сверху костра пару полешек из тех, что хранились под развалинами неподалеку, все же здесь рыбаки частенько бывают, - Вы как себя чувствуете? - инкуб посмотрел на неожиданного собеседника, энергетически прощупывая его состояние, поразительно, но с ним ничего не произошло. Еще недавно он замерзал, а теперь словно его заново растопили, совершенно без участия посторонних сил... -  Ноги, руки чувствуете? Сейчас самая коварная погода стоит. Будете вино? - по хорошему сейчас конечно шел пост, но поскольку Бернарду в церковь путь был заказан... - Да, я Бернард Уилдрон, столяр, рыбак, музыкант, всего помаленьку.

+2

5

- Константин, - кивнул экзорцист, уже окончательно приходя в себя и рассматривая "спасителя". Саломонова капелла находилось на самом побережье и, чтобы пройти мимо нее от одного селения к другому, надо было либо двигаться по побережью, либо сделать очень большой крюк. Впрочем, Бернард сказал, что он рыбак, так что побережье было весьма уместно. Конечно, сходу торопиться доверять новому знакомому Константин не стал бы, уж больно низок был процент вероятности встретиться в этом месте ночью случайно. Однако демон не смог бы вольготно хватать экзорциста за плечо, а все прочие сущности.. скорее, убили бы Константина спящим, следуя заповеди не будить лихо, пока оно тихо.
Возможно, всё не так плохо, и это действительно человек. Хотя в случайности Константин не верил.
- Что-то вы подзадержались с возвращением, мессер, - криво усмехнувшись, сказал экзорцист, глянув на беснующиеся в небе облака вперемешку с лунным светом.  - Не лучшая погода для прогулок. - Он устроился получше, протягивая ладони к костру, вновь затеплённому Бернардом. Ладони экзорциста были плотно перевиты серебряными цепочками, служившими откровенно никакими перчатками, однако прекрасно защищавшими от случайного рукопожатия с демоном, да и грелся металл быстро, а остывал долго. На каждом запястье цепочка заканчивалась крестиком, сейчас невидимым за обшлагами рукавов. Взгляд экзорциста прошёлся по суме нового знакомого, словно прикидывая, стоит ли половинить добытое с таким трудом. В отличие от людей, экзорциста вино не грело совершенно, чугунный желудок воспринимал данную жидкость просто как прокисшее пойло, а потому при мысли о том, чтоб выпить ледяного (наверняка) вина экзорцист не ощутил ожидаемого энтузиазма.
- Благодарю, обойдусь. - Найти бы что-нибудь, да разогреть воды, чай сейчас не помешал бы. Тем более, что неподалёку уже проклюнулась зелень, которую можно было бы заварить.

+2

6

Собеседник был прав, погодка и правда была не лучшей для прогулок, да и со временем выхода инкуб задержался выбрав не лучшее направление для своего возвращения домой, но привычки искоренить было сложно, особенно если за время существования они превратились в негласные договоры. Он не суется на ту дорогу, прочие не суются на побережье. Все счастливы. А поскольку инкуб имел малую вероятность к смерти от переохлаждения, а так же вполне себе быстро перемещался большую часть года, уговор его не тяготил.
- Понадеялся обернуться быстрее, должен был бы уже дома быть, но провозился с лекарем и знакомыми, - Уилдрон вздохнул, по хорошему ему надо было остаться в селе на ночь. тем более что ему предлагали, но погода была еще вроде ясная, да и кто знал, что через час воздух станет непроницаемой снежной кашей, киселем тормозящей путников?
Варежки едва ли грелись, или же просто были настолько плотные, что толком насквозь не прогревались, так что Бернард снял их, подставив бледные пальцы теплому огоньку. Глаза невольно зацепились за руки Константина. Тонкие цепочки замысловато перевили кисти мужчины, Имальнуэль невольно поежился, подумав, что в таких перчатках вероятность остаться без рук больше, чем гулять по такому морозу и вовсе без оных. Сверхъестественным чутьем на серебро он не обладал, как и нюхом на святую воду и прочую дребедень, которую так легко замечают представители "нечести", зато он вполне был осведомлен о привычках и культуре людей, а такие перчаточки видел за свою жизнь впервые.
- Руки не замерзают? - мужчина кивнул на цепочки на руках собеседника, немного еще погрел свои руки, взял бурдюк, открыл пробку, в воздух взвилось облачко пара, Бернард сделал глоток, вино еще было теплым, что не могло не радовать.
Немного посидев и посмотрев на огонь он поднялся, прошел к примерно той же стене, где лежали бревна, покопался и достал небольшой закопченный котелок и треногу, с ними он отправился обратно к огоньку, в него подбросил еще  одно бревнышко.
- Странствуете, господин? - треногу водрузили вокруг костерка. Бернард задумчиво посмотрел на котелок в руках, словно размышляя, что бы ему с ним лучше сделать. А точнее - в нем.
Огонек хорошо грел, так что шарф с лица уже давно был отодвинут и бледное лицо надеялось не замерзнуть, обращенное по большей части к костру.

+2

7

Кивнув, в ответ на пояснение мужчины, Константин мысленно заставил свое тело согреваться быстрее, принялся поочерёдно напрягать все мышцы, и довольно быстро пришёл в норму. Руки согревались быстро, кончики пальцев почти касались пламени, замысловато искрящегося и отражающегося в янтарных глазах экзорциста.
- Нет, я привык,  - коротко бросил он на вопрос о руках.  Он не каждый день надевал эти цепочки, если быть откровенным. Проследив взглядом  облачко пара, вырвавшееся из бурдюка, экзорцист мысленно поставил галочку напротив пункта "помнить о привычках местных". Всё-таки, сколько лет он здесь отирается, и все время забывает о поистине полезном навыке таскать с собой всё горячее. Это вам не избалованные солнцем восточные страны, где жители носят с собой исключительно холодные напитки...
Однако Бернард словно мысли читал,  волшебником выуживая откуда-то котелок и треногу. Константин одобрительно хмыкнул, поднимаясь, разминая затёкшие ноги и теперь уже доставая из своей сумки мех с водой. Положил у костра, и направился к выходу. Конечно, при такой погоде рассмотреть что-либо не представлялось возможным, но луна то и дело проглядывала сквозь пелену облаков и Константин помнил, где находится заинтересовавшее его растение. Еще, покопавшись в камнях, он надёргал чабреца, и, вернувшись, кивнул на котелок:
- Не возражаете?
Сейчас можно было рассмотреть нежданного знакомого подробнее, чем Константин и занялся, попутно столь же немногословно отвечая на заданный вопрос:
- Да, что-то вроде. У вас здесь есть христиане?

+2

8

Вино хоть и не пьянило, но здорово согревало и бодрило. Бернард немного удивленно посмотрел на поднявшегося собеседника, но, поняв его желание улыбнулся и кивнул.
- Конечно, рад поделиться, - человеческое общество делало с ним страшные вещи. Уилдрон напоминал местного простака, доброго сельчанина, который в ладах со всеми соседями, а то и дальше, имел связи и друзей в других населенных пунктах, был душой компании и прочее, но был ли он таким для всех? Пожалуй, на этот вопрос Имальнуэль и сам не мог ответить. Эта маска жила уже довольно давно, и только наедине с ней или с собой он мог стать тем, чем когда-то являлся, ислючая, безусловно, вот такие моменты, когда рядом с ним есть люди. Похоже Константин собирался попить чаю. Хорошая идея в его положении. Но вот зачем посреди ночи этому мужчине понадобилось спать среди развалин, пережидать тут ночь?.. Тоже не рассчитал силы? Или...
Или.
Мужчина ушел, похоже, за травами, рыбак покопался в сумке, достал пару небольших стаканчиков, обычно он такими отмерял специи и, конечно же, использовал по их алкогольному назначению, но и чай пить из нее будет удобно, кожа снаружи грелась не слишком сильно. Когда вернулся Константин, Уилдрон поджаривал пару кусочков хлеба, которые достал из пайка.
"Нужно же и закусывать чем-то", - думал он, вглядываясь в ночную мглу. Небо было ясное, чистое, хотя недавно шел сильный снег, Луна холодно, по звериному смотрела вниз. Ведьмовская луна, ох не лучшее время он все же выбрал для похода за покупками...
- Христиане? - слегка удивленно переспросил Бернард, посмотрев на Константина, - Да, конечно, в нашем селении я бы сказал христиан большинство. Интересуетесь религией?
Знание древнегреческого честно говоря напрягало инкуба. Первый его инквизитор, как их позже стали называть, очень хорошо вещал на этом языке, томно завывая при изгнании дьявола из прекрасного, но увы неразборчивого по части связей юноши. Вспоминая его Имальнуэль надеялся, что мужчина попал таки в Рай, все-таки он так здорово сопротивлялся соблазну, который инкуб даже не пробовал проявлять... уважать чужие чувства тоже нужно. Иногда. А на сегодняшний день этот язык и церковники-то знали не очень, не говоря уж о лингвистах.

+2

9

Чуть было снова не брякнув "Да, что-то вроде", Константин присел у костра, сминая в пальцах листья трав. Порылся в сумке, извлекая мешочек с мелко накрошенным имбирём и закинул в котелок, туда же опустил листья трав и вода почти сразу окрасилась в янтарный цвет, а в воздухе повис тонкий аромат.
- Можно сказать, это моя работа, - отчего бы не быть откровенным с существом, спасшим тебе жизнь?.. В том, что это человек, Константин резонно сомневался, однако в том, что оно не агрессивно настроено сомнений почти не было.
- Здесь я, можно сказать, с паломнической миссией, - а вот объяснять, отчего путешественника привлекла именно эта полуразрушенная капелла, вместо тех древностей, к которым уже была протоптана трасса туристами, было сложно. Уилдрон чувствовал себя тут, как дома, у него и котелок тут, и тренога, видимо, не в первый раз тут народ ночует. Может, и капсулу из стены давно выковыряли?..
Экзорцист ощутил жгучее желание вскочить и немедленно ринуться к стене - проверить свою догадку. Но вместо этого только устроился удобнее.
Спутник вёл себя спокойно, и не убил Константина, пока была такая возможность, значит, пока волноваться нечего. Возможно, сейчас рядом с экзорцистом сидел Высший демон в тщательно скрытой форме, однако экзорцист мог позволить себе дать помогшему ему существу отсрочку.
- Хотелось бы пообщаться с местным священником, узнать о ваших традициях, - это тоже была практически правда.

+2

10

- Работа? - Уилдрон слегка удивился, но буквально через мгновение почти понимающе улыбнулся, словно его посетила некая догадка, - "Опа... помяни к ночи, называется... Откуда ж ты так хорошо греческий знаешь? Неужели они его все еще учат..."
- Здесь я, можно сказать, с паломнической миссией, - мужчина кивнул, отмечая эту новость для себя, - "Паломник. Путешествуешь значит".
- Здесь была когда-то часовня, - Бернард кивнул на стены, - "Была, да давно, слава Времени, а то стороной обходить пришлось бы. уж больно хорошо люди верят..." - но стены обрушились давно, а ближайшая церковь только в моем селении. Тем приходом ведает отец Бюлов. Вы на Север или Юг идете? - Бернард с интересом посмотрел на содержимое котелка и довольно хмыкнул, - Имбирь, редкая в этих местах приправа.
Бернард посмотрел в небо, оперевшись рукой за спиной. Звезды блестели близко и тем не менее очень далеко... Сколько лет назад он в последний раз вот так близко сидел с служителем или последователем церкви и спокойно разговаривал? Он уже и забыл... Столько времени прошло... А нынешняя вера не имеет той силы, что была при инквизиторах... О, тогда рукоположенные в сан могли и правда испепелить словом и изгнать во Ад.

+2

11

Кивнув в ответ на полученную информацию, Константин помешал содержимое котелка извлёчённой неизвестно откуда (а на самом деле - из той же заплечной сумки) серебряной ложкой. Казалось, он смотрит в огонь, но на самом деле экзорцист внимательно рассматривал собеседника. И делал для себя какие-то выводы. Из той же сумки появилось две кружки, одна явно выглядела не чайной, но ритуальной, в такую хорошо наливать вино для причастия или там кровь девственниц. Если бы не изящная, узорчатая рукоять - был бы полноценный кубок.
Зачерпнув горячего напитка кружкой попроще, Константин сделал небольшой глоток и довольно улыбнулся, подвигая серебряное чудо посудного искусства к Уилдрону.
- Угощайтесь. - взгляд янтарных глаз был пристальный и какой-то тяжёлый. Дьявольский - говорили многие. Экзорцист прекрасно знал свои недостатки и вовсю использовал их себе на руку.
- Я хотел бы двинуться дальше на Север. Если мои планы не изменятся. А имбирь... хорошее средство против простуды, кстати, а потому стараюсь всегда носить с собой имбирный корень, - голос экзорциста изменился, стал чуть мягче и вкрадчивей, так, словно бы он научился кое-каким приёмам у своего старого врага. А, может, так оно и было.

+1

12

Горячие искорки временами весело взлетали вверх, поддаваясь пока одним им известным законам движения нагретых газов, напоминая светящихся раскаленных мушек. Их неровный полет обрывался там, где холодный зимний воздух окончательно рассеивал жаркое дыхание огня, огоньки гасли, умирая хлопьями сажи, и неровно опускались на землю. Горячие отблески приятно играли на лице, согревая порядком подмерзшего мужчину. Бернард снял поджарившиеся хлебцы, положил их на салфетку.
- Угощайтесь пока горячие, мне редко в этих местах везет пережидать ночь у костра с путешественниками, - он нанизал еще пару хлебцев на веточку и стал следить за готовкой хлеба.
Он не был в Аду уже 70 лет. По человеческим меркам он конечно прожил уже довольно длинную жизнь. Да и не одну. Но вот с объективной точки зрения самого инкуба Бернард Уилдрон был всего лишь мигом в течении его существования, хотя, должно признать - довольно приятным мигом. История его жизни никогда не попала бы ни в одни исторические сводки, не была бы упомянута в романе, но была достойна того, чтобы остаться до скончания существования в памяти инкуба Имальнуэля.
По меркам местного населения Бернард был красив. Четкие, приятные черты лица; теплые карие глаза, временами отливающие оттенками бардового; цвета желтого золота волнистые волосы, чей золотистый конец хвоста выбивался из-за воротника, норовя спутаться и устроить мужчине сладкую жизнь по возвращении в "цивилизацию". Он не был выше среднестатистического жителя этих мест, оставался все так же стройно сбит как человек, который постоянно работает, но время, казалось, потеряло над ним власть, забыв вырывать страницы из его календаря жизни в районе 30 лет. Так на 40-вом году жизни Бернард Уилдрон был уже 23 года счастливым семьянином, что во многом шло в разрез с общим восприятием человечества инкубов. Имальнуэлю однажды приснилось, что он человек, на утро он им стал.
Периодически поворачивая хлеб, чтобы тот не подгорел Бернард слушал Константина и с удивлением рассматривал предложенную ему кружку.
Произведение неизвестного человеку мастера вылепило из куска металла (судя по блеску это могло быть и серебро, но рыбаку отчего-то не верилось, что поломник будет таскать с собой по всем оврагам, буеракам и местам куда его еще может затащить его судьба столько серебра) нечто очень красивое. Бернард никогда не был в церкви. С одной стороны он отдавал дань тому, что не является верующим, с другой - соблюдал негласное правило выживания инкуба в мире людей. Столкновение с истинной верой не тот опыт, который хочется повторять постоянно. Рука невольно потянулась к красивой чашке (или все-таки у этого сосуда не должно быть ручки?), касаясь приятных изгибов аккуратной, замысловатой ручки.
- Красота какая, - пробормотал мужчина, разглядывая сосуд в отблесках огня. Подняв чашку за ручку ближе к лицу, он пальцами левой руки подхватив её за крутые бока, чтобы лучше рассмотреть. Металл быстро грелся. Горячая ли жидкость так вела себя, быстро передавая тепло кружке, или это была реакция самого тела мужчины нагревающего прекрасный металл, но вскоре чашечка стала обжигать. Так что мужчине пришлось приноровиться к ручке, которая нагревалась медленнее, - Никогда такого не видел, право слово из нее страшно пить, такая красота, - мужчина удивленно посмотрел на паломника, сидящего напротив и потягивающего чай. От инкуба не укрылась изменившаяся манера речи Константина, напомнив ситуации, когда и от кого он слышал этот тон. Честно говоря, воспоминания в основном были моментов после которых его пытались убить. Но святым писанием перед ним вроде не размахивают, воду и его самого не крестят, произнося молитвы, а имбирь он узнает в любом виде, годы жизни в разных странах и отличная память не позволяли инкубу такой роскоши как неведение. Ну, разве что чашечку он видел впервые.
Пар заманчиво колыхался над кружкой, Бернард поднес её к лицу, вдохнул запах напитка и чуть удивленно приподнял брови, после чего отпил чай.
Горячий напиток быстро разнес тепло по организму, приятный вкус имбиря и этого нового для него сочетания из чего-то что добавляют в благовония быстро согревал. Интересно, почему?
Бернард перевернул хлеб, взял один из кусочков, что уже готовы. Откусил, запил чаем.
- Странное сочетание, никак не пойму что тут есть еще. Имбирь в этой местности довольно дорог, я его видел пожалуй только в аптеках, редко бывает на рынке, - беззаботно откликнулся рыбак, а инкуб внутри усмехнулся, вспоминая как его однажды обкуривали смесью с участием имбиря. Честное слово, такой мерзкий запах был у того сочетания, что изгоняет он не только суккубов и инкубов, но еще и тараканов и моль отлично травит (жена у Имальнуэля как-то проверила), да и энергетика начинает буквально гореть, собственно из-за этого демоны вожделения и гибли... Но пить-то имбирь никто не запрещал, да и есть тоже. Отличная приправа.

+1

13

- У вас чуткий вкус, - Константин усмехнулся, вмиг потеряв текучую проницательность из взгляда, и продирающие до костей нотки из голоса. Казалось, мужчина снял маску, которая ему совершенно не шла, снова став простым парнем, совсем недавно чуть не замёрзшим в развалинах старой капеллы.
- Мирт.  Хороший антисептик и нам сейчас не повредит, - экзорцист прищурился, цепочки на ладонях тихо звякнули, соприкасаясь с полированной ручкой кружки, видно, ее часто использовали. Сам он сделал несколько глотков, довольно фыркнул, окончательно приходя в чувство и потянулся за ещё тёплым хлебом.
- Спасибо, - на вкус поджаренные хлебцы оказались замечательными, без каких-либо примесей и мысленно экзорцист записал на счёт спасителя еще один плюс: он уже успел проголодаться, и своеобразный поздний ужин был как раз кстати. Глядя, с каким восхищением Бернард рассматривает вручённый ему кубок, Константин решил дать короткие пояснения:
- Это, можно сказать, святыня. Ценность имеет, разве что, археологическую, а в моём случае - огромную практическую... - экзорцист цинично усмехнулся:
- Например, их нее можно пить чай. - пожалуй, современные служители церкви предали бы Константина анафеме, узнав что и как он использует. Потом они отобрали бы чашу, поставили на постамент и открыли бы к ней дорогу простому люду, объявив ее чудотворной. Люд бы прикладывался к чаше губами, обмениваясь разнообразной заразой и ждал чуда... А чуда бы не происходило.
Потому что чаша эта изначально была создана по спец.заказу и исключительно для практических целей: в ней замешивалась добрая половина всех зелей, изготавливаемых экзорцистом. Определённый узор, выбитый по окружности чаши заменял некоторые Печати, внутри были выбиты Формулы, автоматически добавляющие нужные компоненты в варево. Активировались они Формулами, прочтёнными вслух, и в общем-то, просто так вреда причинить не могли. Разве что освящённое серебро, да сама по себе Печать обладала особыми, противодемоническими свойствами...

Экзорцист устроился удобнее, потерев подбородок, на котором уже успела образоваться двухдневная щетина. Ночи тут были долгие, спать в обществе незнакомого парня как-то не тянуло, несмотря на то, что он, пока что, вёл себя исключительно доброжелательно.

+1

14

- Святыня? - удивленно переспросил мужчина, посмотрев на своего собеседника со смешанным чувством недоверия, скепсиса, удивления и почти праведного ужаса. Только вот что именно могло привести в ужас человека осталось не ясным. То ли важность находящегося в руках предмета, то ли близость инкуба к орудию его собственного изгнания. По меньшей мере всякими святынями его любили поперек хребта колотить, даже ведьмы, будь они не ладны.
- Кажется я так и не понял род вашей деятельности. Константин, - он как-то виновато и растеряно улыбнулся, - археологическая ценность и святыня для меня понятия далекие друг от друга. Вы религиовед? - подсознательно Уилдрон все еще надеялся, что не умудрился наткнуться на экзорциста посреди глухой ночи. Да и не видел он настоящих экзорцистов уже пару веков, ну, разве что они тут появлялись в те 20 лет. когда инкуб был в Аду или остались еще где-нибудь поблизости от Ватикана, но не в такой ведь глуши?
- И... если не секрет, а что за история с чашей связана? Она же для чего-то и раньше, наверное, использовалась. Хотя чай из нее и правда крайне удобно пить, - что инкуб не замедлил продемонстрировать, отпивая горячий чай из как оказалось "святой кружки". Он с большим интересом и осторожностью стал рассматривать рисунок, узоры кружки с ужасом узнавая некоторые из них. Именно с ужасом, потому как память заботливо подсказывала инкубу где, когда и при каких обстоятельствах он был знаком с тем или иным знаком. Но общий смысл, вся картина символов ему была не ясна и это пугало гораздо больше. Страшное, забытое людьми знание, хранимое разве что в архивах Ватикана, в разделах, где информация по изгнанию Сатаны, демонов и уничтожению ведьм казалась самой мирной из всего спектра услуг. Знал ли сидящий перед ним Константин что он носит с собой как чашку? Если не знал, то у него просто Дьявольское везение, а если знал?
Он неторопливо перевернул хлебцы, жарящиеся на огне, затем снял их и положил к уже готовому хлебу. Все это было для него несколько странно. Ночь, капелла, паломник, святые артефакты, знания, забытые, страшные, от которых волосы на спине у инкуба встали дыбом и зашевелились, прогоняя мурашки и неприятные, страшные воспоминания истинной веры.... Он уже давно не давал повода себя искать, не делал ничего такого, что могло бы выдать его истинную природу. К оборотням его тоже не отнесешь, ведь серебро для него такой же металл как для любого человека... Что же это за чувство внутри? Паранойя? Почему ему кажется что ему в спину уставилась армия инквизиторов, рассуждающих о том какую на сей раз методику изгнания опробовать на упорном скрипаче Дьявола?

+2

15

- Археолог-религиовед, - кажется, экзорцист не собирался упрощать Уилдрону работу. Странная улыбка пробежала по губам Константина, он смотрел в огонь, размышляя, сколько сотен лет он сам себе ходячая археологическая ценность и реликвия. Он, видевший распятие Христа, и он тот, чьи глаза, не вынеся этого зрелища, выцвели в неприятный дьявольский цвет. Он, изгонявший Высших демонов ценой собственной жизни. Он, видевший взлёт и падение империй.. что для него какая-то чаша, пусть даже сотворённая при участии светлых сил-покровителей?
Подумав, что его занесло, а общество этого странного мужчины внезапно расслабляет, Константин подобрался, захрустев тёплым хлебцем. Подумал, стоит ли выкладывать всю подноготную,  врать было искренне лень.
- Истории с чашей никакой не связано. - В конечном итоге достаточно искренне ответил экзроцист. После горячего чая и тёплых хлебцев на мужчину накатила сонливость, и он устроился удобнее, кутаясь в плащ и поднимая воротник.
- Ей около полутора тысяч лет, она была создана в Ватикане, позже освящённая в Капелла Майоре, - Он задумался, вспоминая базилику имени самого себя и затаённо усмехнулся. - Украшал ее я, много позже, разумеется, - не говорить же, что сам святил чашу пятьсот лет назад?!..
Вообще, Константина изрядно забавляла эта беседа. Наверное, ему хватило бы нескольких минут проверить, кто перед ним - человек, или демон в человечьем обличье. Впрочем, нет, демон не смог бы даже коснуться этой чаши, спокойно взять ее могли только человеческие руки. Впрочем, оставался еще вариант иной сущности, забравшейся в человеческое тело, а, значит, круг подозреваемых сузился до двух-трёх средств: бросить в костёр определённый набор  трав, закурить один из излюбленных составов, можно и просто заломить руку Уилдрона за спину и почитать пару экзорцизмов поуниверсальнее. Подобное было отнюдь не в новинку Константину - лучше прослыть извергом и психом, но остаться живым, нежели купиться на тёплые речи и через минуту захлебнуться собственной кровью...
Однако сейчас.. он умышленно держал себя в неведении, не собираясь предпринимать никаких шагов по выяснению личности спутника.
Это можно было считать своеобразной благодарностью - жизнь за жизнь. А можно было считать игрой.
У этого человека есть все шансы уйти к себе домой, к семье, и думать забыть о странном парне, встреченном им на пути.
Взгляд Константина остановился на пляшущих языках пламени.
"Сколько сотен лет... только ты не меняешься. Ты и Небо."
- А используется она... - Константин поднял голову, странно сверкнув глазами на собеседника, - Для приготовления отваров. В серебре, знаете ли, очень хорошо получается. - На миг показалось, что время обходит экзорциста стороной: странные седые волосы, глаза, отражающие языки пламени, словно далёкие костры инквизиций, голос со вкрадчивыми нотками мерно вливается прямо в вены. Последнюю фразу Константин произнёс на латыни.

+1

16

Бернард запивал хлебцы чаем, следя за огнем и слушая голос своего невольного собеседника. Чувство неясного беспокойства то появлялось, то исчезало вновь, хотя после фразы об освещении, а после и украшении чаши чувство опасности стало назойливо дергать и беспокоить демона внутри человеческого тела. Вообще-то, это тело было настолько же человеческое, насколько сущность Имальнуэля относилась к демонам и падшим ангелам. Столетия существования научили инкуба использовать человеческую энергию в чистом виде, не примешивая собственной, отчего многие эффекты от святого серебра и воды скрашивались не вызывая яркой реакции, скорее выступая в виде аллергии или повышенной нагреваемости металла в человеческих руках. Вот и сейчас чаша, горячая от чая не обжигала кожу лишь потому что держал чашку Уилдрон за ручку и периодически ставил её на колено, чтобы не размахивать тарой с чаем над огнем, да и перед лицом. Надо ему это?
- Вы сами вырезали орнамент и символы на чаше? - переспросил Бернард с легким недопониманием. "Чаше полторы тысячи лет, она с археологической точки зрения - бесценный экспонат, сохранившийся в возможно единственном виде. Работа мастеров Ватикана. Да еще и освещенная в Капелла Майоре. Чаша со Святой Земли" - нервы начали немного шалить. В церквях инкуб толком ничего не понимал да и не пытался. Для него церкви навсегда остались памятниками архитектуры, творениями рук человеческих, но явно не домом Бога. С Богом ведь он никогда не встречался, да и сомневался он, что Бог может жить в чем-то подобном. Лично он библию и её наставления трактовал по-своему, особенно если его этой самой библией не изгоняли, не порицали и не вопили благословенными писаниями в надежде, что обычные слова не обличенные в искреннюю веру способны изгнать его. Нет-нет. На его учеников это действовало прекрасно, а вот на него... - Красиво, хотя, отчего-то навевает на меня жуть, - чаша спокойно стояла на колене, немного оставшегося в чашке чая блестели в сиянии огня. Он невольно поднял глаза на Константина, рассматривая приятные, красивые черты лица человека сильного, уверенного. Если бы Константин сейчас взял да сказал Имальнуэлю, что Бог есть и живет он в церкви, инкуб не сомневаясь ни мгновения поверил бы. Только, в добавок спросил бы в какой именно церкви живет Бог, дабы не тревожить его покой своими визитами.Люди обычно говорят, что "страшно представить, что может сделать человек с такой внешностью и злым умыслом". Инкуб мог смело сказать, что не так уж и страшно, но ему определенно было бы интересно в таком случае посмотреть на встречу этого человека с ... Анаэлем, например. Ангел во плоти и Дьявол в сути. Но чем дальше шел разговор тем отчетливее понимала та часть сущности, что была истинной, уровень опасности для любой нечисти в лице этого человека. И он, привлеченный как мотылек на свет не хотел прерывать этого странного, уникального знакомства, в тайне опасаясь что в этом мире, наполняющемся неверующими, он больше никогда не встретит настоящего Человека.
Бернард вздрогнул под взглядом желтых глаз, впрочем, в сторону взгляда не отвел, напротив напрягшись и как-то собравшись, словно внутренняя пружина в человеке отщелкивала обороты для взвода. Он понял всю фразу, не заметив как Константин перешел на латынь, суматошное, странное ощущение говорило, что во фразе что-то не так. Ему потребовалось несколько мгновений, \чтобы понять, что они должны говорить на другом языке. По меньшей мере рыбак.
- ... даже представить себе боюсь для чего она предназначается, если её назначение настолько длинное и должно произноситься на мертвом языке. Это имя чаши? - "О да. Имя, назначение и вероятное пищевое отравление, если посуду не мыть после изгнания очередной поганой нечисти."

+1

17

- Что-то вроде того, - Константин довольно улыбнулся, с удовольствием приканчивая второй хлебец. Игра ему нравилась. Секундную заминку мужчины можно было понять и как недоумение человека, столкнувшегося с незнакомым языком, и как размышления, стоит ли показывать, что всё сказанное было понятным.
По крайней мере, рыбак чётко определил латынь. Единственный мёртвый и ныне используемый язык. Надо же, какое образование.
Экзорцист кивнул, подтверждая вслух:
- Да, сам. Эта вещь мне, можно сказать, по наследству перешла, так что распоряжаюсь ею по собственному усмотрению. Мне нравится эта резьба. Навевает мысли о чём-то.. возвышенном, - непонятно было, издевается молодой человек, или говорит серьёзно. Выражение лица у него при этом было такое, какое люди вежливые трактовали, как странное, а невежливые  - просто мерзкое.
Экзорцист размышлял. Думал, прикидывал за и против, подмечал мелочи. Конечно, любое действие можно было толковать двояко - ну не касается мужчина вычурной резьбы, даже старается отвернуть от себя подальше, держит за ручку, то и дело ставя чашу на колено.. Так половина жителей земли делает то же самое, желая не обжечься!..
Однако Константина не интересовали обычные люди.
Как уже было сказало, он привык готовиться к худшему, и в каждой встрече подозревать двойной подтекст. Конечно, за столько-то смертей можно стать и параноиком.
Уж лучше параноиком. Зато живым.
- Ещё чаю? - вкрадчиво спросил экзорцист, указывая на котелок. И ненавязчиво продолжил допрос:
- Вы всю жизнь прожили на этом острове?..  Учились здесь же?..

+1

18

Сейчас человек был готов поклясться, что взгляд Константина абсолютно точно не пытается прожечь в его теле неровную дыру, но легче от этого не становилось, потому что подозрительно изменившееся выражение лица собеседника подмывало демона внутри его спасительной оболочки потянуться навстречу эмоциям, меняющимся на лице Константина, узнать их причину, ход, смысл...
"Нельзя", - напомнил себе Имальнуэль с удовольствием коллекционера оттягивающего удовольствие рассмотреть ценный экспонат поближе. Узнать его историю...
Вопросы задавались все коварнее и коварнее, впрочем, Имальнуэлю часто на них приходилось отвечать, так что проблем они не должны были составить. учитывая то, что подтверждение его словам можно было найти где угодно.
- Благодарю, не откажусь, - Бернард залом допил чай и зачерпнул еще чаю чашкой. Имбирь приятно согревал и не только потому что имел такое свойство в человеческом организме, но еще и потому что он в принципе нагревал сущность инкуба. Подобное соседство, как ни странно, инкуба не пугало. Напротив. Ему становилось болезненно интересно находиться здесь, сейчас, рядом с неизвестностью.
- Да, собственно остров я знаю весь, приходилось бывать в разных его частях, разное время. Вас что-то на нем интересует? - самое забавное - он не врал. Он действительно здесь вырос. Причем с малолетства, проходить все стадии жизни человека было до забавности смешно, а главное - чрезвычайно приятно. Родители отдают непозволительно много энергии своим детям. Он отпфил горячего чая, вновь поставил чашку на штанину, сам принялся грызть кусок поджаренного хлеба. Внутри конечно теплилась надежда на то, что Константин принял замешательство человека за обычное непонимание незнакомой речи... но что-то подсказывало, что этим он себя все же отчасти выдал.

+1

19

- Ничего, -  ни тени тактичности, как поступил бы любой вежливый человек в разговоре с коренным жителем острова о его родном доме. - Это место мне не интересно. Я здесь только ради этой капеллы. - Экзорцист пожал плечами, приканчивая хлебец и с удовольствием запивая чаем. Его силы восстановились, все процессы пришли в норму и даже звякание цепочек, обвивающих руки, о кружку действовало успокаивающе.
- К слову, вон тот символ, с обратной стороны чашки, отпугивает демонов, - внезапно продолжил Константин, явно наслаждаясь сложившимся положением.  - Как археологу мне очень интересно подобное. Я даже взял на себя смелость расчертить здесь пол особым видом рисунка, говорят, он позволяет тёмным сущностям войти, но без разрешения чертившего - не позволяет выйти. Зато теперь к нам не присоединится ни одна тёмная сущность... и не выйдет. - Янтарные глаза очень нехорошо сверкнули в свете костра, однако со стороны могло показаться, что горячий напиток просто развязал язык отогревшемуся юноше, и он вполне безобидно балагурит.
"Не думал же ты, что я лягу спать, предварительно не обустроив место ночёвки максимумом ловушек?..Извини, я слишком часто умирал."
Взгляд Константина скользнул по едва заметной линии на полу - вычерченная соком полыни с его кровью она быстро высохла, намертво впитавшись в камни. Видящим было бы сейчас очень не по себе. Вокруг сидевших, на расстоянии трёх метров вилась чёткая паутина линий - по полу, оттуда перетекая на стену, потом на вторую и снова на пол. Демоническим зрением было бы видно алое свечение, источаемое Печатью.
Универсальная Печать, построенная на действии банальной Пентаграммы - залог ее бескомпромиссного воздействия на все Тёмные сущности без исключения. Разработка самого Константина, простая и надёжная.
Он слишком часто умирал. Это надоедает.
Экзорцист сделал ещё глоток чая и мечтательно уставился на звёзды, на миг возникшие в прорехе облаков, видимых сквозь дыру в стене, бывшую когда-то окном.
- Небо. Всегда прекрасно. Что тебе нужно? - Снова латынь.

+1

20

Мужчина внимательно рассмотрел то, что описал сидящий перед ним собеседник, дожевывая хлебец. общечеловеческая сущность инкуба печально вздохнула. Он только сейчас понял насколько он устал жариться на кострах, тонуть в воде, пить святую воду и биться в конвульсиях при прочих пытках... Ему вечно везло. Причем, чем меньше он походил на демона - тем больше везло, а вот когда он вел откровенно оборотнический образ жизни, то катался как сыр в масле.
"Надо в Азии снова пожить. У них нет таких проблем с Христианами", - подумал Имальнуэль, отпивая еще чаю с удовольствием заядлого мазохиста. Что бы там ни испытывало тело, какие бы эмоции сейчас ни рождались, он прекрасно знал, что все равно будет возвращаться в Европу. Раз за разом, пока снова не наткнется на какого-нибудь экзорциста, который остудит его пылкую любовь к этому странному безрадостному миру.
Он невольно проследил взглядом за направлением взгляда Константина, отмечая, что раньше этого следа не видел. Да и вообще. большинство символов действовали на Имальнуэля лишь тогда, когда он смотрел на них. Так что, даже если раньше эта система не работала - теперь она работает по полной программе. Ведь инкуб уже знает об этом рисунке, а значит символы обрели силу его знания.
Он сел по-турецки, принимая более привычное для себя положение, инкуб отпустил образ жизни рыбака, из взгляда пропала растерянность и напряженность, остался лишь усталый понимающий взгляд.
- Первое время сюда возвращаешься именно из-за неба, - кивнул инкуб, устремляя взор на подслеповатые звезды, щурящиеся через облака вниз. Он доел хлеб, выпил еще чаю, теперь уже не скрывая того, что касается кружки лишь там, где рисунка нет. Ну что ж, это было забавно. Достаточно забавно, чтобы признать перед этим экзорцистом... нет. Этим Человеком, что его догадка верна, и Бернард не совсем человек. Он посмотрел на Константина, продолжая говорить на латыни, раз уж мужчине так удобнее, - Я возвращался домой, Константин. Верите вы мне, а скорее всего - нет, но я шел домой, когда обнаружил здесь замерзающего во сне путника. А капеллу давно разобрали и перебрали. Много что растащили, раз уж она вам интересна. Я присутствовал при том событии.

+1

21

Коротко кивнув, экзорцист зачерпнул еще чай и подкинул дров в угасающий костёр, чтобы тот вспыхнул с новой силой, освещая несколько изменившийся образ рыбака.
Красивый мужчина.
Теперь его красота приобрела новые, ранее скрываемые черты, и всё стало на свои места.
- Я оставил здесь капсулу. Та стена ещё цела, - неизвестно, почему он решил рассказать об этом. Откровенность, конечно, была свойственна экзорцисту, но разве что тогда, когда в этом была необходимость, или когда от озвучивания простой истины можно было получить массу удовольствия.
Не стоило также говорить, что он вполне верил Бернарду, ибо тот не пытался убить спящего мужчину. Не стоило акцентировать внимания также на том, что Константин - не фанатик, и не монстр, хотя часто он сам не мог отличить себя от залитого кровью чудовища. Просто не стоило. Сидящее перед ним существо не имело возраста. Возможно, они были ровесниками. Капелла была разрушена впервые очень давно. Затем восстановлена, потом опять разрушена. Остальное доделало время.
Экзорцист бросил взгляд на нужную стену. Плотно спрессованные каменные блоки, отполированные временем. Почтение к святыне было замкнуто глубоко в сердце, ради своей цели он готов был разобрать ее по камню, потому что капсула была важнее.
Константин вновь перевёл взгляд на сидящего рядом и внезапно для самого себя спросил.
- Как твоё имя?

+1

22

Костер тепло и весело хрустел дровами временами выщелкивая в небо или в сторону небольшие черные угольки. Огонь - всегда огонь. Ему безразлично, как вы намерены его использовать, лишь бы были дрова. Огонь импонировал инкубу. Большинство его учеников были похожи именно на огонь. Он отвел взгляд от неба, посмотрев поверх пламени на Константина. Первое правило мира магии и слов гласило, что собственное имя нужно хранить в тайне. Именно этим все свое существование инкуб и занимался. Поэтому не боялся называть своего имени. Хотя... он был немного удивлен. Это был первый человек, заинтересовавшийся его именем, хотя бы ради праздного интереса.
- Они называют меня Имальнуэль, но вряд ли мое имя где-то фигурирует, - чай был чудный. Он давно не пил такого простого и казалось бы обычного чая. Наверное, вкус напитка дополнялся остротой ситуации, хотя... Константин на удивление не стал радостно прыгать вокруг обрисованной печати, как скакал однажды вокруг инкуба обрадованный своей удачей колдун, и не читал ему морали, как делали многие. В такой компании и время скоротать приятно. Пускай это время даже до вашей смерти.
Слова и взгляды Константина наводили инкуба на воспоминания об этом месте. Более ранние. Когда он еще не мог войти в капеллу, а место это оскверняли все, кому не лень. Кажется или он действительно мог знать, о чем говорит экзорцист?
Это было давно. Очень давно. Не в первое разрушение капеллы, но во время её восстановления.
- Цилиндр примерно такого размера? - он развел руки, показывая длину около венского локтя, - был замурован в стене. Довольно твердый. Цвет то ли серый, то ли грязно-коричневый. В руки мне оно тогда не попало. Вера была тогда достаточно сильной.

+1

23

- Ноэль, значит. Рождество, - переиначил Константин по-своему длинное имя.. теперь он уже был почти уверен, что инкуба. Это многое объясняло. И человеческое тело, и возможность пить чай, и приятие чаши... не поясняло только того, что делает инкуб на этом, забытом Тьмой острове. Наверное, инкубы были самым необычным племенем, в понятии Константина. Паразиты, питающиеся душами, и дарящие невыразимое удовольствие. Вроде бы, всё честно. За возможность провести ночь с инкубом многие готовы были платить жизнью. Любопытно, чем отличается ночь с Ноэлем от ночи с обычным человеком?.. Константин уставился на посетившее его создание с исследовательским интересом. Неужели лишь тем, что из него по итогу выпьют душу?..
Он истреблял инкубов. Тех, кто не знал меры. Правда, пару раз ему попадались довольно сознательные тёмные, имеющие достаточно ума не объедаться. Их он тоже уничтожил - за неудачную попытку ввергнуть его во грех содомии, и за удачное ввержение  во грех сквернословия. Что касается суккубов, то тут ситуация была иная - они отлично прятались и не всегда понятно было, "она пьёт из меня кровь" - это образное выражение, или прямая констатация факта. Глупым суккубам не место на земле, умным хватало мозгов ему не попадаться. Всё по-честному.
Вздрогнув, экзорцист вышел из задумчивости, переведя взгляд на руки Ноэля.
- Возможно. Где он теперь?.. - может, это и правда тот цилиндр, а может и нет. Кто знает, какие тайны еще хранят эти стены.

Привкус разочарования и нотка усталости.
Иногда хотелось просто пообщаться с простым человеком. А вышло - тёмный оказался человечнее многих. И Тёмным. Возможно, как раз человек и не стал бы будить странного путника, а, пользуясь случаем, обокрал бы его и оставил замерзать.
Всё было банально и до обидного низко. Люди.. они такие люди. Как и Тёмные.
Странная усталость навалилась на плечи вместе с отдалившейся перспективой получить свои записи.

+1

24

Мужчина, который когда-то назывался Бернард немного удивленно приподнял брови с интересом узнав как его будет называть Константин.
- Символично, - Имальнуэль улыбнулся, хотя вряд ли Константину сейчас было интересно его выражение лица. Взгляд мужчины сейчас напомнил инкубу взгляд европейского ученого, которому инкуб пришел в облике девятихвостой лисицы кицуне, а он с дуру взял да засунул инкуба в обычную клетку. Но смотрел он на объект своих опытов, своего интереса именно таким взглядом. Впрочем, экзорцист тут же пришел в себя, когда разговор зашел о тубусе.
- В церкви, к югу отсюда, вы скорее всего мимо нее прошли, - инкуб отпил чаю, с интересом рассматривая своего тюремщика. Надо сказать, ему повезло. Красивый, умный, да еще и не первый век судя по подготовке и тонким историческим намекам сталкивающийся с темными, - Насколько знаю, находку так и положили среди вещей из капеллы. Константин, мне знакомо ваше имя, но я не могу понять откуда. Возможно, вы сталкивались с кем-то из тех демонов, что выжили? Не думаю, что мог встретиться с вами раньше. Я бы уже не топтал бренную землю.
Он отпил еще чаю, отметив некоторую усталость и разочарование человека. Его можно было понять. Надеялся встретить человеческое общество, а попался инкуб.

+1

25

Константин тонко улыбнулся. Сказанное можно было расценивать, как комплимент.
"Я не последнее лицо в Аду, о да." Улыбка чуть померкла - это не то, чем стоило бы гордиться или чему нужно было радоваться. Константин не делал ни того, не другого, просто принимал, как данность: стоит ему совершить ошибку, как его существование превратится в самый страшный кошмар. Там, внизу, осталось много знакомых, которых не хватило сил изгнать в пепел, и которые запечатаны в Нижнем мире силами одного смертного экзорциста. Наверное, их имел ввиду под "выжившими" Ноэль. А он, однако, тоже не из последних, раз так свободно общается с Сильными.
Константин не был фанатиком.
И наживать себе врагов на ровном месте без дела тоже не любил. Перед ним сидел один из  Тёмных, однако он не выглядел зажравшейся тварью, убивающей всех без разбора. Скорее - мудрым, древним и могущественным созданием, которого интересует совершенно другое, нежели чья-то смерть. Константин бы не удивился, если бы узнал, что инкуб действительно живёт жизнью простого рыбака и счастлив этим.
Древний Тёмный, наверняка к середине разговора уже догадавшийся, с кем имеет дело, но даже не попытавшийся напасть.
Который спас его, а сейчас спокойно рассказал о том, где хранится священная реликвия, способная уничтожить не один десяток его братьев. Не похоже, чтобы инкуб делал это от страха, или в надежде, что это поможет ему выжить.
Он ведь даже не дрогнул, когда понял, что его раскрыли.
Заинтересовал.
Заинтересовал настолько, что Константин, повинуясь минутному порыву, потянулся, проводя ладонью, украшенной цепочками, по линии Печати у своего плеча на стене. Брызнули искры, зашипела нерастраченная сила.
- Спасибо за информацию, - ровно сказал он, опуская взгляд к кружке чая. Где-то внутри едва удалось подавить разочарованный вздох: экзорцист не сомневался, что через миг останется один, а, возможно, инкуб еще и посмеется над идиотом, лично нарушившим мощную Печать.

+1

26

От "спасибо" инкуб чуть заметно вздрогнул и едва заметно усмехнулся. Его всегда немного коробило от этого проявления благодарности, потому как спасти Бог конкретно Имальнуэля не мог, но люди привычку эту изживать не собирались, так что пришлось привыкнуть. Впрочем, от слов Константина показалось, что его и впрямь сейчас спасет Бог. Особенно после жеста, разрушившего прекрасную огромную печать, заточившую Имальнуэля в импровизированную клетку.
- Пожалуйста, - пожал плечами инкуб, продолжая пить чай. Он никуда не торопился. Чай еще был, а по времени нужно было переждать еще немного, прежде чем его тело снова сможет так же активно шествовать домой, как делала это недавно. Кажется, экзорцист ждал, что инкуб тут же покинет насиженное место.
- Я направляюсь туда же, могу проводить вас до церкви, - сам себе Имальнуэль никогда бы не признался, что Константин его заинтересовал. Его вообще мало кто когда заинтересовывал, но долгое отсутствие на его пути Людей, привело, видимо, к особенной мании, способности ценить такие странные встречи. А может, ему просто нравился чай или наличие экзорциста, как привет из прошлого. А еще... его интриговало то, что мужчина так и не ответил ему, есть ли в Аду демоны, которые остались живы после встречи с ним. Наверняка были. Иначе почему это имя у него на слуху?
- Тебе каждый раз приходится заново её рисовать? - он кивнул на исчезнувшую пентаграмму, - Красиво, хотя повергает в ужас, - признался инкуб, допивая чай.

+1

27

- Я был бы благодарен, - коротко ответил Константин в ответ на предложение провести его до нужного места и чуть склонил голову. Многие священники скорее бы удавились, нежели склонились перед Тёмным. Константин в глазах многих давно схлопотал анафему. А, кроме того, он уже был благодарен. За то, что инкуб так просто сбросил маску и не пришлось ни читать Формул, ни чертить новые Печати... а стало возможным просто поговорить, не притворяясь кем-то, кем они не являлись. Подобное всегда давалось экзорцисту с трудом.
За то, что инкуб остался, демонстрируя, тем самым, потрясающую гордость и хладнокровие. Выдержку. Он и вправду был Старейшим, и, возможно, даже общался с некоторыми знакомыми экзорцисту лицами в Аду... Он завоевал почти-уважение.  А, в перспективе экзорциста, это было практически наивысшей ступенью, поскольку каждый священник знал - уважать Тёмных не за что.
Но этот был особенным.
- Я могу достроить контур в любой момент, - в голосе лениво скользнул оттенок угрозы. Это можно было трактовать, как намёк: "Ты уверен, что не хочешь уйти отсюда?.."
- Он не исчез, а всего лишь нарушен, -  яд исчез, сменившись усталостью. - И не хватает двух Формул, чтобы эта Печать превратилась в большой инквизиторский костёр.
Он говорил правду. Ему не было нужды лгать или запугивать. Если Ноэль решил остаться, то он имеет право знать, на что идёт. Если хоть какой-то жест в сторону экзорциста покажется последнему агрессивным...
Лучше бы им никогда не встречаться.

+1

28

- Думаю, можно будет выдвинуться ближе к рассвету. Станет немного теплее и ветер в низинах стихнет да и вероятность наткнуться на местные разновидности неприятностей в это время сходит на нет, - мужчина поставил чашку на колено уже настолько привычно, словно этим только всю жизнь и занимался. Сквозь отблески огня на коже Константин выглядел как-то даже сверхъестественно, на мгновение Имальнуэлю показалось, что он мог бы его видеть в другое время, в другом месте. В Риме, например. Или в рядах Инквизиторов, хотя эта роль почему-то в его восприятии никак не могла прилипнуть к этому облику.
Человек был положительно интересный. Интересный не просто потому что имел какой-то особенный шарм или что-то в его внешности привлекало взгляд настолько, что оторваться было невозможно. Нет. Он в целом интересовал инкуба. Своим умом, судя по поведению - многовековым опытом. А этот взгляд...
"Почти змий искуситель, - отметил про себя Имальнуэль, вспоминая каким тоном может говорить этот человек, как ловко, изящно ведет разговор, - Пожалуй, такими и должны быть Его Люди. Жаль, что им приходится видеть как безумие на Земле побеждает разум".
Согласие Константина на совместный поход до церкви инкуба уже не удивило. Он понял, что собеседник его не из того числа бездумных фанатиков, косящих ряды Темных направо и налево, но принадлежит к числу думающих, редких людей. Такие были на заре этого мира. С ними можно было везти дела.
"Сколько, интересно, ты уже перерождаешься?" - с интересом подумал Имальнуэль, прикидывая откуда у Константина этот невозможный, проникающий сквозь суть взгляд и снежного цвета волосы. Он был уверен, что ему приходится раз за разом перерождаться. Лучший учитель - смерть, инкуб и сам это знал, но вот сколько жизней?
Легкий поклон экзорциста обескуражил инкуба. Ему редко приходилось видеть вообще проявление подобного ... уважения? принятия? проявления вежливости, а от экзорцистов, знающих кто он на самом деле такой этого вообще не надеялся дождаться, отчего даже слегка растерялся, но по счастью Константин не дал ему долго пребывать в счастливых сомнениях, напомнив о действенности некоторых сил на сущность некоторых темных.
- Хорошо, - Ноэль кивнул, взял палку, поправил угли в костре, передвинул немного дрова, сконцентрировав их в центре, чтобы угли не разбежались по земле, отложил палку в сторону, посмотрев на уставшего экзорциста, - В этих местах скорость решает многое. Думаю, этот инквизиторский костер, покажет, что все предыдущие были просто цветочками, - он даже улыбнулся, припоминая сколько раз его сжигали на костре за союз с Дьяволом. И вот ведь незадача, он всегда признавался! Ну зачем людям лгать? Они всегда находят способ сами себя обмануть. Демонам даже не нужно стараться придумать пытку или пытаться запудрить мозги, люди сделают все сами, только волю дай, не у всякого демона хватит извращенности фантазии на то, что придумывают сами люди для себя и своих сородичей. А костры... довольно дилетантские. Единственный экзорцист, который действительно мог отправить в Пустоши инкуба раз и возможно навсегда, в последний момент разрушил контур, отпуская своего пленника. Но там была история темная. Угораздило экзорциста вырасти вместе с инкубом в одной семье.
- Я редко встречаю на своем пути настоящих людей, так что, подобного шанса посидеть в твоем обществе не упущу. Если хочешь спать - спи, еще есть пара часов, до выхода, силы в пути пригодятся. Я послежу за огнем, - он допил чай, с интересом заглянул в котелок и задумался о том, когда же физиология возьмет над организмом верх, по его расчетам - не скоро.

+1

29

Кажется, ему попался либо Очень коварный, либо Очень мудрый Тёмный. Впрочем, одно другого не исключало.
Потому, конечно, Константин мог бы спокойно улечься спать в обществе инкуба, и, интуиция подсказывала, что за подобное ему ничего не будет, но.. Слишком много смертей. Доверчивость, особенно к Тёмным, умерла вместе с ним раз на десятый. И больше не перерождалась.
Экзорцист достал из внутреннего кармана кожаной куртки мел со Святой горы, очертил место ночёвки. Быстро и точно расчертил Печать. Уверенно вывел сложную вязь символов. Коснулся кончиками пальцев белого следа и прошептал Формулу, связывающую муть материи: мел накрепко соединился с камнем, и теперь стереть его можно было только Формулой разъединения.
Сумку под голову - на спутника Константин не смотрел.
Достаточно было того, что тот пообещал присмотреть за костром. Укладываться спать в подобных условиях и так было слишком уж большим доверием, оказанным первому встречному.
Единственное, что оправдывало Константина: он выпил отвара ни имбире, и ближайшие три часа точно не замёрзнет, даже если Тёмный потушит костёр и исхитрится стянуть со спящего экзорциста плащ.
Слабое, но всё же оправдание.
Предупреждать о том, чтобы инкуб не совался в контур экзорцист не стал. Тот был явно не идиот.
Прикрыв глаза, Константин отпустил все мысли, кроме двух и провалился в сон.

+1

30

Странно было укладывать спать того, кого еще недавно разбудил, но инкуб чувствовал, что ему нужно сейчас находиться здесь, в старой разрушенной капелле, под куполом далеких, заляпанных пятнами облаков, звезд, а иного способа продлить свое пребывание вне селения он пока не видел, да и смертным все равно нужно спать. За манипуляциями Константина Имальнуэль проследил с долей профессионального удовольствия, которое испытывают два представителя противоборствующих организаций на нейтральной территории при виде проявляемого здорового профессионализма и подозрительности оппонентом. За отсутствие полного доверия инкуб был экзорцисту благодарен, это напоминало демону о том, кто он такой и откуда взялся, о чем ему не напоминали уже очень давно. Земная жизнь расхолаживает, превращает в слабое существо упивающееся собственными чувствами и переживаниями, а демону нельзя забывать о том кто он, если он хочет и дальше продолжать свое мирное существование среди овец. Сильные всегда держат себя в узде для сохранения мира.
Демоны, темные, они не злые, просто они темные, точно так же как Ангелы, или светлые, вовсе не добрые. Тем не менее стереотипы были привиты сильно, и человечеству понять эту истину еще только предстоит. А вот Константин уже все давно понял, судя по всему. Мешок уютно устроился под головой Константина, мужчина лег спать и через довольно краткий промежуток времени заснул. "Хорошо, что ты очертил себя кругом, хотя бы выспишься", - подумал Имальнуэль, подкидывая в костер еще немного дров. Луна выглянула из-за облака и посмотрела на инкуба своим большим полным печали глазом, он чувствовал что в воздухе пахнет собаками. Стойкий, уловимый лишь фоново запах резал нос, но Бернард не шевелился, предпочитая делать вид, что не знает кто околачивается вокруг капеллы. Он набрал последнюю кружку чая и стал спокойно его пить, вслушиваясь в ночь и дыхание спящего человека.

Они редко когда подходили настолько близко, только лишь когда было действительно холодно и больше нечего было есть или же... или же. Он не хотел об этом думать. Теплый огонек весело трещал дровами, согревая единственного человека в этой странной встрече своим теплом и с любопытством изучал второго, сидящего практически в сугробе мужчину в шубе. Уилдрон вслушивался в отзвуки. Он ополоснул кружки, вскипятив еще воды, касаться символов он все равно не мог, но в кипятке ему ополоснуть посуду никто не мешал. Он уже несколько раз выходил к границе Капеллы и смотрел в темноту, высматривая затаившихся в лесу волков. Небольшая семья, проживающая здесь неподалеку сидела где-то в темноте, но инкуб угадывал лишь некоторые очертания. Они знали его и подходить не собирались, тревожить путников было не в их привычках, так что Уилдрон спокойно сидел и ждал надвигающегося утра, хотя тяжелое ощущение предчувствия его не отпускало.

Перед тем как инкуб решил разбудить Константина, который и так уже практически проснулся, волки все же прошли мимо них, направляясь на север. Волчица замерла на мгновение в проеме, рассматривая фигуры возле огня и молча ушла. Казалось бы, гроза миновала.
- Константин, вставай, к утренней мессе будем у церкви.
"Дрова кончились, надо будет заготовить", - отстраненно подумал рыбак, пригубив едва теплое вино. На остатках костра он запек картошку, и сейчас сидел ел её с солью, разглядывая алеющий горизонт. Не много, но приятно.
- Угощайся, некоторые человеческие привычки трудно изжить, - пояснил он свою запасливость.

Отредактировано Тай Лиа (2011-04-10 15:05:46)

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Случайная встреча