"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Праздники » День святого Валентина: Шайгеул и Винсент


День святого Валентина: Шайгеул и Винсент

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Гроза добралась и сюда: случайно встретившиеся в лифте Шай и Винсент даже подумать не могли, что из-за сбоя в электричестве они надолго застрянут в столь тесном и замкнутом пространстве. Все бы хорошо, если бы Тай накануне не разбил в этом же лифте свои парфюмы с феромонами. Стоило выключиться системе кондиционирования, как жара начала возрастать абсолютно во всех сферах.. XD

+3

2

Лифт тихо тренькнул, оповещая скучающего инкуба о своём прибытии.
Шай улыбнулся. Лифт в таком здании, как отель, был очень полезной и практичной вещью, не только для бедных гарсонов, таскающих на себе вещи постояльцев, но и для ленивых демонов, которым было в лом шевелить ногами, чтобы добраться до крыши.
Да что говорить: несмотря на то, что у "Эклипса" было всего три этажа, высоты отель был не маленькой, и большинство постояльцев пользовались не лестницей, а предпочитали кататься на лифте.
В общем, их можно было понять. Не каждый в здравом уме будет карабкаться по довольно крутой лестнице в целых сто пятьдесят ступеней.
Створки практически бесшумно разъехались перед инкубом, и Шай с облегчением вошёл в довольно обширную, с зеркальными стенами и бархатными украшениями кабину.
Час был поздний, и все постояльцы уже давно почивали в своих номерах, поэтому инкуб никак не ожидал, что лифт, почему-то наполненный лёгким ароматом восточных духов, остановится намного быстрее, чем предполагал демон.
Шай с лёгким недовольством и любопытством покосился на светловолосого мужчину при полном параде, вошедшего в кабину на втором этаже. Несмотря на бушующую за стенами отеля грозу, в отеле было довольно жарко и редко кто бы отважился, наподобие этому мужчине, облачиться в пиджак и брюки. Но достоинство, с которым держался светловолосый, даже на инкуба нагнало ощущение того, что сейчас больше уместен деловой костюм и кожаные туфли, нежели светлая льняная рубашка, просторные штаны-бананы и удобные шлепанцы.
"Вот он, телохранитель высшего класса", - незаметно разглядывая отражение мужчины, почему-то подумалось инкубу. Ещё был вариант бизнесмена, но толстосумы, отдыхающие на острове, редко наряжались во что-нибудь, теплее пляжных шортов.
Шай улыбнулся уголками губ и всё же оторвался от созерцания мужчины. Лифт медленно полз вверх, к третьему этажу, и инкуб уже с нетерпением ожидал звука прибытия на конечный пункт, туда, где в одном из шикарных номеров его ожидал один невероятно соблазнительный постоялец...
Правда, мечтаниям Шая не суждено было сбыться.
Где-то далеко, у побережья, одну из чаек, мирно летящую к своему гнезду, сдуло неожиданно сильным порывом ветра прямо к отелю. Глупая птица нет, чтобы поддаться стихии и мирно переночевать где-нибудь в джунглях, наоборот, стала сопротивляться, стремясь к родному гнезду...и угодила прямо на провода. Правда, ничего страшного в этом бы и не случилось, если бы не одна меткая молния, поджарившая пернатую упрямицу, считай, на гриле. У стоящей неподалёку трансформаторной будки от шока резко скакнуло напряжение, оплавилась пара катушек и....
...Свет в кабине резко потух, когда лифт, слегка дёрнувшись, застыл между вторым и третьим этажом вместе с Шаем и светловолосым.

Отредактировано Шайгеул (2011-02-14 18:07:20)

+2

3

Герберт Уэйн, имеющий одной из своих способностей уникальное везение на приключения в район его пятой точки конечно же в скором времени нуждался в присутствии здравого смысла в костюме, отчего Винсент решил пойти попить чай, а потом к концу сеанса бани пойти за хозяином. Для более быстрого перемещения он решил воспользоваться лифтом. Двери разошлись, двери сошлись. В воздухе висел сладковатый и почему-то до дрожи на кончиках пальцев знакомый запах духов. Винсент даже повнимательнее посмотрел на пассажира, но лица так и не вспомнил. Решив заняться этим вопросом попозже он ожидал прибытия, но... Чаю попить не вышло...
Лифт дернулся, замер, моргнув светом и единственное, что спасло пассажиров от полного интима то, что свет так и не погас, что сильно радовало демона. Как по мановению руки в голову пришло воспоминание об одном инкубе... Имальнуэле, однажды этот сияющий Дьявол приходил к нему именно с ЭТИМ ароматом! Винсента бросило в дрожь, по спине пробежали мурашки. Вот чего-чего, а оказаться вблизи Имальнуэля ему сейчас совершенно не импонировало, особенно в теле человека! Голова чуть кружилась, кровь стала тяжелой и вязкой, мутной рекой продвигаясь на все блокпосты разнося убийц по улью его тела... Становилось жарко, да еще проклятое волнение....
Винсент нажал на кнопку вызова экстренной службы. Тишина. Похоже, звонок пройдет не скоро.
Он вздохнул и огляделся.

+3

4

Как ни странно, свет, мигнув, зажёгся вновь, заполняя кабинку мягким, даже немного интимным светом аварийных огней. А вот лифт как застыл на месте, так двигаться и не собирался.
Шай закусил губу, неуверенно покосившись на пытающегося дозвониться до ремонтников мужчину.
Видимо, перебои в электричестве затронули не только работу лифта, но и средства внутриотельной связи. Но, скорее всего, персонал просто разбрёлся по комнатам, логично рассудив, что в такой поздний час никто не будет кататься на лифте. И, конечно же, в нём не застрянет.
Шай почувствовал, что по крови начал медленно растекаться липкий, жаркий страх, словно яд просачивающийся в поры вместе с заметно потяжелевшим запахом духов.
А вдруг им до утра не удастся выбраться отсюда?..
- Не работает, да? - больше для того, чтобы не начать паниковать, чем для приличия, неуверенно спросил инкуб, подступая к мужчине. Почему-то ужасно захотелось почувствовать рядом хоть кого-нибудь, хотя бы этого невозмутимого светловолосого, только бы не оставаться в достаточно небольшом замкнутом пространстве одному.
Шай методично начал нажимать на кнопки этажей, ещё раз попытался дозвониться до персонала, но ответом инкубу была тишина.
Гнетущая, давящая на виски тишина.
Тогда Шай попробовал позвать кого-нибудь на помощь.
- Эй, меня кто-нибудь слышит? - громко постучав в створки лифта, крикнул инкуб, но так и не дождался ответа. - Хоть кто-нибудь? Мы в лифте застряли!!! - голос заметно дрожал, но Шай упорно старался не выдавать своё волнение, хотя делать это с каждой секундой становилось всё сложнее.
- Что ж это за день такой?! - не выдержав, в сердцах воскликнул инкуб, и со всей силы ударил ногой по створкам лифта, вымещая на ней всю свою злость и бессилие.
Мироздание ответило ему тишиной, и Шайгеул, повернувшись к дверцам лифта спиной, медленно сполз на пол, тяжело дыша.
Воздух в лифте заметно сгустился, став практически осязаемым, тяжёлым...система кондиционирования явно тоже отказала. Запах духов дразнил ноздри, у пола став ещё насыщенней, видно, кто-то разлил на мягкий ковёр, укрывающий пол, целый флакончик...Жарко...а запах такой, как у благовоний во Втором круге, будоражащими и меж тем расслабляющими волнами разливающийся теплом во всём теле, заливающий румянцем щёки...только откуда здесь могли взяться такие духи?...
- Видно, мы тут надолго застряли, - безрадостно заключил инкуб, всё же справившись с накатившей до этого паникой и, облизав пересохшие губы, медленно поднял взгляд на своего собрата по несчастью. Красивый, невозмутимый...Шаю даже показалось, что он где-то видел кого-то похожего на этого мужчину, но инкуб не придал этой мысли особого значения и со вздохом поднялся на ноги.
- Раз так получилось...меня Джеком зовут, - протянув светловолосому немного дрожащую руку, тихо выдохнул Шай.

Отредактировано Шайгеул (2011-02-15 06:08:10)

+3

5

По большей части людям, задающим в застрявшем лифте вопрос "Не работает?" ответ не нужен. Это выражение само по себе является констатацией факта. "Да, не работает". Воздух тяжелел, похоже отключилась вентиляция, становился каким-то плотным, жадным... Он начал сжимать его легкие, обволакивать беззащитное, смертное тело страстными объятиями и только врожденное отрешение от действительности позволяло Винсенту не накинуться на беснующегося и взывающего к помощи сокамерника, позволяя однако даже в таком узком пространстве сохранять свою личную зону в неприкосновенности. А сделать это было сложно, но Натаниэль внутри тела понимал, что дальше будет только хуже, если это именно ТЕ духи о которых он знал...
"Я начинаю понимать смысл пытки кота в мешке... За всей лишь разницей, что нас не погружают в воду..." - промелькнула мысль, когда парень все-таки успокоился, сел на пол и некоторое время находился внизу. Хотелось сказать ему, чтобы он не сидел на полу.... А то сойдет еще быстрее с ума, чем Винсент, хотя в этом демон в некотором роде сомневался...
- Макс, - пожал протянутую руку, ему приходилось везде и всегда представляться как-то иначе, чтобы не дай Сатаниэль его не узнали когда-нибудь... Но мысль о безопасности быстро куда-то устранилась. Ладонь у юноши была мягкая, нежная... Винсента бросило в дрожь от одного размышления везде ли он такой нежный? Натаниэль всеми силами пытался подавить волны возбуждения, отчего даже в такой жаркой атмосфере Винсент был прохладен и не чувствовал дискомфорта хотя бы внешне.
- Мы можем попробовать открыть двери. Если нам повезет - сможем выбраться.

+4

6

Ладонь у мужчины оказалась неожиданно прохладной, такой приятной на ощупь во всё нарастающей жаре, что Шай еле удержался от того, чтобы не погладить пальцами светлое запястье, не продлить рукопожатие, которое и так по вине некоторого ступора инкуба продлилось немного дольше, чем следовало бы.
- Приятно познакомиться, - тихим, севшим голосом ответил инкуб, расширенными от полумрака зрачками глядя на Макса.
Было в мужчине что-то такое, от чего инкубу хотелось пристально вглядываться в его черты, исследовать прохладную кожу дрожащими кончиками пальцев, но вот что?...Из-за потяжелевшего аромата духов, нервного напряжения и жары, с каждым выдохом всё нарастающей в оказавшейся внезапно тесной кабинке, Шай не мог сосредоточиться, чтобы увидеть энергетические нити нового знакомого.
Да и запах духов, от которого потихоньку начинала кружиться голова, не позволял чуткому на нюх Шаю исследовать аромат прохладной кожи.
Только если провести носом от ключицы до уха, а ещё лучше - по внутренней стороне бедра к паху....
Инкуб судорожно сглотнул, неуверенно отступая на шаг назад, и снова прислонился к зеркальной стене лифта.
Было в этой обстановке, в этом пряном запахе нечто, что пробуждало в Шае именно инкубскую половину. Но набрасываться на только-только знакомого мужчину, да ещё и в такой стрессовой ситуации было бы верхом невоспитанности. Однако запреты, которые мысленно поставил себе Шай в момент, когда лифт остановился, медленно плавились в этом чёртовом запахе, в этом жаре, что охватывал тело, окаршивая краской щёки, сбивая дыхание и заставляя сердце биться чаще.
Шай провёл рукой по волосам, по шее, незаметно расстегнув несколько пуговиц на ставшей ужасно раздражающей рубашке.
И как только Макс выдерживает пытку в костюме?!
- Это опасно, - криво усмехнулся инкуб, неуверенно посмотрев на дверцы лифта. - мы застряли прямо между этажами. Хорошо если хоть щёлочка будет выводить на третий этаж. Хотя...из-за такой жары я готов даже в полу дырки грызть, чтобы глотнуть хоть немного свежего воздуха. Так что можно попробовать, - Шай повёл плечами, неуверенно подступая к створкам лифта.
Как же жарко!...

Отредактировано Шайгеул (2011-02-15 21:36:21)

+2

7

Что-то во взгляде, которым одарил его Джек резко ему напомнило Имальнуэля... нет, не его конкретно, всех инкубов разом и это огорошило Винсента с ног до головы холодным душем из мурашек и еле сдерживаемой дрожи. Ему опасно в этом теле встречаться с инкубами. Ему лучше бы вообще с ними не встречаться, но... человеческий мир так тесен...
Руки опустились на створки дверей лифта, бледные пальцы, измученные оружием и не слишком приятной работой с силой дернули двери, появилась совсем небольшая щелочка, в нее даже пальцы было не засунуть. Винсент вдохнул, выдохнул и с выдохом еще раз резко налег на двери. Капризная конструкция скрипнула, поддалась и пальцы воплощенного демона все же протиснулись меж створок.
- Потяните, если вас не затруднит, - сказал Винс, чуть отступая в сторону, чтобы Джек смог взяться за одну из створок.
Взгляд, когда он упал на мужчину, зацепился за оголившуюся шею... и совсем небольшой участок загорелой груди...
"Проклятые духи", - злился Винсент, а тело его тем временем ухнуло сердцем и оно рванулось вперед, киллер крепче стал раздвигать двери... - "Главное близко не подходить, избегать прикосновений иначе пиши пропало.."

+2

8

Шай рассеянно наблюдал за действиями Макса, отчего-то кусая себя за губы. Как ни странно, наблюдение за мужчиной, за тем, как он просовывает пальцы в едва образовавшуюся щёлочку, как раздвигает створки, вызывало у инкуба...мысли определённой направленности, от которых по спине прошлась толпа мурашек, а к скулы вновь обдало жаром.
Да и не только скулы...
Шай постарался дышать спокойнее, глубже, но вместе с воздухом в лёгкие втягивался запах духов, будоражащий и так разошедшиеся воображение и тело. Главное - держаться сейчас...
- Не затруднит, - встрепенувшись, неуверенно улыбнулся мужчине инкуб и, подойдя к двери, зацепился пальцами за одну из створок, стараясь не смотреть на Макса. От греха подальше.
Дверь явно сопротивлялась напору мужчины - Шай чувствовал, как створка стремится сблизиться со своей сестрой, но упорно держал дверцу на месте, отступая в бок и увлекая её за собой, полностью отдавшись процессу.
От напряжения на лбу инкуба выступили маленькие капельки пота, рубашка мгновенно прилипла к вспотевшей спине...но через несколько секунд Шай всё же облегчённо выдохнул...и тут же чуть не разразился отборной руганью на весь лифт.
Раскрытые створки оголили лишь бетонную стену шахты, но никак не щёлочку на заветный этаж.
- Вот... - Шай еле держал эмоции, дыша тяжело, рвано и сотрясаясь всем телом от злости.
От стараний обоих узников в лифте стало просто ужасно жарко, как в печке. Шай провёл рукой по вспотевшему лбу, пытаясь успокоиться, хоть немного.
Всё же не может быть так безнадёжно! Обязательно должно быть ещё какое-то решение!...Ну хоть какое-нибудь!!!
- Есть ещё идеи? - хрипло выдохнул инкуб, снова сползая на пол и хоть как-то пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце.
В плавящийся от жары мозг Шая не лезла ни одна более-менее приличная мысль. Во всех смыслах.

Отредактировано Шайгеул (2011-02-16 04:42:46)

+2

9

Будь сейчас Винсент в вентилируемом помещении... ну ладно, можно и не в вентилируемом, но без этих проклятых духов... он бы посмотрел на стену так же, как смотрит одна стена на другую и продолжил бы свои попытки выбраться или включить вентиляцию. Но сейчас он одарил стену презрительным, долгим взглядом, говорящим о том, что если есть на этом острове сила, устроившая эту подлость - пусть она лучше покупает билет до Канадской границы, желательно - прямо сейчас.
Он глубоко вдохнул, выдохнул, прислонившись к одной из щелей лифта. Небольшой сквозняк все же был и запах здесь был слабее, хотя сейчас это ему не слишком помогало. Проклятое зелье уже принялось за свое дело, разогревая призванного изнутри. Стараясь не смотреть на Джека он через пару секунд все же окинул кабинку еще одним взглядом, прошел в середину и стал шарить руками по потолку кабины, хорошо хоть габариты кабин стандартные...
- Возможно здесь есть потолочный люк, если, конечно, эта кабина сделана по международным стандартам... - а ведь были и такие кабины, в которых за потолочным светило не прятался люк... в одном таком лифте он когда-то застрял в России... Руки нашарили какую-то защелку, - От дверей тянет свежий воздух, если тяжело дышать - там сейчас лучшее место, - Винсент стал с ней возиться, хотя пальцы поминутно начинали дрожать и проклятая железяка никак не давалась.

+3

10

Шай покорно пересел поближе к открытым дверцам, прислонившись щекой к довольно-таки прохладной стене. И тут же чуть не застонал от удовольствия - контраст между разгорячённой кожей и прохладным камнем был таким сладким, что по позвоночнику вниз побежали мурашки, а дыхание лишь участилось, не важно даже, был ли там какой-нибудь сквозняк или нет...в голове Шая само по себе пришло воспоминание о коже мужчины, такой же прохладной, как и эта стена, такой же притягательной...светлой...
...К которой прикасаться, наверняка, не в пример приятнее, чем к бетону...
Пальцы сами потянулись к оставшимся на рубашке пуговицам, играя с ними ставшими не в пример чувствительными кончиками пальцев. Каждое касание отдавалось в теле как трепетная предварительная ласка, каждое освобождение петельки - как маленький, но сладостный оргазм...
"Чёртово зелье..." - мысленно простонал инкуб, стягивая с плеч рубашку.
И тут же застыл, еле сдерживая рвущийся наружу истерический смех.
Вот именно! Зелье!
Распространённое во Втором Круге, его подмешивают в духи и масла, чтобы партнёр испытывал острое сексуальное желание...которое не пройдёт просто так. А, значит, церемониться с Максом не было смысла, как и держать себя в руках...всё равно они не смогут прийти в норму, даже если выберутся из лифта.
Шай медленно поднялся и на немного трясущихся ногах неслышно подошёл к мужчине.
Инкуб знал, что ему теперь делать, чтобы этот жар, плавящий тело и душу, прошёл. Ладони демона легли на талию мужчины, медленно поднимаясь вверх, забираясь под наверняка мешающийся при попытке открыть люк пиджак. Шай зарылся носом в светлые волосы, чувствуя, как ноздри щекочут мягкие светлые прядки, как приятно чувствовать под ладонями упругое, сильное тело, как каждое касание отдаётся сладкой пульсацией в паху...
- А вам не жарко? - прикрыв глаза, тихо выдохнул в светлый затылок Шай.

+1

11

Винсент третий или четвертый раз за последние 1,5 минуты терял защелку потолочного люка, хотя периодически его посещала мысль, что это вовсе не та защелка и он вместо потолочного люка откроет плафон висящей над ними лампами и его конечно же осыплет мелкими мушками. пылью и прочей ерундой которая каким-то неведомым образом всегда скапливается в таких местах. Процесс этот его насколько было возможно отвлекал от присутствующего в лифте Джека, запаха инкубьих духов и конечно же разлившегося по телу возбуждения. Когда его боковое зрение в очередной раз обнаружило себя внимательным разглядыванием раздевающегося Джека, Винсент мысленно чертыхнулся, потому что в очередной раз забыл о защелке и отвернулся от человека.
Какого же было его удивление!, а по большей части все таки возмущение, когда на его талии неожиданно образовались чьи-то руки, забравшиеся под пиджак, ползущие вверх и вызывающие в теле сладкие судороги, заставляющие прогнуться под эти касания, ощутить жар и томление в паху, а в затылок по окончании концерта стало дышать горячее, сбивающее с мыслей дыхание....
- А вам не жарко? - прозвучал тихий и уже почти знакомый голос Джека. Винсент немного медлил. Голова была тяжелой от царящего в воздухе дурмана, тело практически отказало демону в удовольствии повиноваться. Судорога боли в очередной раз застала его неожиданно и неприятно, кольнув от кончиков пальцев к самому темени, Винсент на мгновение просветлел. Руки его медленно опустились вниз и назад, касаясь волос, головы Джека. Движение почти ласковое...
- Как раз над этим думал, - прохрипел телохранитель, когда руки коснулись приятной кожи... Натаниэль дал себе мысленный подзатыльник - остальное выполнили рефлексы. Он пережал ему сонную артерию. Жест был знаком уже столько лет, что стал для него просто интуитивным, он мог бы его сделать даже с закрытыми глазами. В конце концов тело расслабится и начнет падать, он его конечно же поймает и выиграет себе десяток минут на открывание люка...

+4

12

Касания мужчины, приятные, даже нежные, отозвались по телу волной тепла и нестерпимой, сладостной дрожи. Кто бы мог подумать, что телохранитель - а такой ласковый? Особенно учитывая то, что от дурмана духов мужчина явно еле держит себя...
Руки инкуба медленно ползли вверх, в то время как ладони мужчины явно намеревались спуститься ниже. Шай не препятствовал им, пытаясь абстрагироваться от тяжелого аромата зелья и исследовать если не энергетику Макса, то хотя бы его запах.
Демон улыбнулся уголками губ, зарываясь всем лицом в светлые пряди, жадно вбирая в себя воздух, напоённый теплом мужчины.
Порох и ветер, лёд и кровь, бесконечность и смерть...Было что-то знакомое в этом аромате, до ужаса знакомое. От этого почему-то хотелось бежать и одновременно раствориться, забывая обо всём, даже об проклятом возбуждении и о жаре...
Шай не удержался и прижался губами к светлой шее. Язык инкуба осторожно коснулся прохладной кожи, оставляя после себя короткую влажную дорожку, пробуя запах мужчины на вкус. Что ещё ты можешь рассказать о себе, светловолосая жертва обстоятельств?..
Шай так забылся, что даже не почувствовал, как Макс пережал ему сонную артерию. И только когда перед глазами стало темнеть явно не от страсти, инкуб инстинктивно дернулся назад, вдохнув глубоко, резко, вбирая в себя горячий, спёртый воздух кабинки в попытке то ли закричать, то ли просто сделать вдох...
Перед испугано расширенными глазам инкуба вспыхнуло стальное пламя льдов, пахнущее серой, алое пламя, застилающая весь горизонт, и бесконечная, Абсолютная Тьма, окружающая.....
Руки Шая слепо мазнули по бокам мужчины, когда он, уже бесчувственный, безвольным телом осел на пол.

+3

13

Ведь нет ничего проще... столько лет работы..... Винсент едва ли смог подавить тихий стон, когда язык мужчины коснулся его шеи, кожи... Резко отшатнувшийся от него Джек должен был бы упасть, если бы только тело телохранителя, неожиданно осознавшее, что на свете существует столько прекрасных, приятных ощущений, которых оно было все это время лишено, не двинулось следом за Джеком. В результате парень оказался зажат между стеной лифта и не в меру перевозбужденным всяческого рода инкубьими "ядами" телохранителем одного крайне наглого мафиози.
Несмотря на всю долженствующую моменту расслабленность организма от призванного не укрылся тот факт, что в районе его таза находится нечто вполне твердое и упирается ему в ягодицы, что его тело совершенно не согласно с произошедшими изменениями, а он стоит зажав спиной парня к стене, и стонет, полодив голову на плечо своей жертвы, изгибаясь в неведомом, но вполне ощутимом желании. Сквозь кровавое марево нахлынувшего возбуждения сидящий внутри ледяной демон искал выход, поднеся правую руку к лицу, Винсент с силой укусил себя за третью фалангу указательного пальца, прокусив кожу. Резкая боль дала ему некую возможность хотя бы отшатнуться.
Поймав обмякшее тело на руки, Натаниэль отчего-то долго не мог отвести взгляда от находящегося у него на руках мужчины. Мягкие (или смягченные действием духов?) черты лица, приятный, нежный изгиб губ, загорелое тело красивого золотистого оттенка.... Он мягко потянулся вниз, бережно усаживая спящего на пол... губы пересохли, в горле от запаха духов першило. Сердце ухало и спешило, надрываясь, моля. Невольно он начал склоняться к нежным губам спящего, хотел приподнять его лицо за подбородок, но прокушенная рука хорошенько напомнила Винсу о своем присутствии и крайнем возмущении. Вздрогнув Винс резко выпрямился, отвернулся. Медленно он снял пиджак, не глядя умудрился укрыть пиджаком полураздетого юношу и вернулся к защелке.
Раненой рукой пытаться открыть защелку было так же трудно как при дрожи, но теперь у него была реальная возможность не отвлекаться.

Спустя пять минут она поддалась. Отщелкнулась и высыпала на Винсента пыль и мелкий песок из шахты тянуло холодом, где-то гремел гром. Света в шахте не было. Винсент посмотрел на правую руку, три пальца которой уже были порядочно покусаны, попробовал взяться рукой за край образовавшейся дыры, но тщетно осознал, что правая рука ему не поможет. Хотя выглядит он теперь феерично. В пятная крови, с перемотанной красным от крови платком рукой. Демон внутри вздохнул, помянул дурным словом Герберта и зацепившись левой рукой за край стал пытаться выбраться, используя силу локтей и пальцев левой руки. Винсент почти вылез, когда должен был очнуться Джек. Демон надеялся, что успеет выползти. Он даже подумать боялся, что может сделать с этим человеком. ..

+2

14

...Сознание возвращалось постепенно, мягким красноватым сиянием просвечиваясь сквозь закрытые веки.
Жестковатый ворс укрывающего пол ковра буквально иголками впивался в щёку, видно, в бессознательном состоянии всё же сползшего на пол инкуба.
Шай глубоко вдохнул и тут же пожалел об этом - он лежал носом именно на треклятом пятачке, куда и были разлиты духи...
В ноздрях тут же защекотало; Шай тихо фыркнул, чувствуя, как по телу прошла новая волна тепла, горячей пульсацией отдавшись в паху. Шай тихо застонал, то ли от удовольствия, то ли от боли, который причинял уже напряженный до предела член, и открыл глаза, чтобы увидеть, как исчезают в открытом на потолке люке носки кожаных туфель телохранителя.
Так вот зачем мужчина его вырубил...
- Макс? - Шай приподнялся на локте, с интересом глядя на дыру в потолке лифта, но тут же, застонав, сполз назад, вниз - тело было ватным и совершенно не слушалось. Да и вставать, честно сказать, не хотелось - голова кружилась неимоверно, в висках стучала кровь, а тело горело, требуя разрядки. И всё равно даже, что люк был открытым - Шай всё равно достаточно надышался треклятыми духами, чтобы даже теперь, когда в кабинку врывался прохладный воздух из шахты, чувствовать непреодолимый жар во всём теле.
Инкуб неловко шевельнулся, переворачиваясь на спину. По обнажённой коже мазнуло шёлком подкладки; Шай, еле сдержав стон, протянул руку и с удивлением нащупал укрывающий его сверху пиджак. Макс накрыл его им? Но зачем?..
- Как там обстоят дела? - уже громче спросил инкуб, для того, чтобы расслабиться, теребя пальцами рукав пиджака телохранителя, пока не почувствовал на нём что-то мокрое.
"Кровь," - понюхав собственные пальцы, с ужасом понял Шай.
- Макс, ты ранен? - обеспокоенный спросил инкуб, всё же силясь подняться.
Ноги держали слабо, превратившись в желе, в паху всё сводило от жуткого возбуждения при каждом шаге, Шай скорее полз по стеночке, чем шёл, но, упрямо закусив губу, всё же добрался до ближайшей от люка стены. Правда, тут же снова сполз на пол, тяжело дыша.
- Спустись пожалуйста, мне надо убедиться, что ты цел, - еле переводя дыхание, всё-таки вытолкнул из себя инкуб, внутренне даже не отрицая, что хочет увидеть Макса и по нескольким другим причинам.
Главное, чтобы мужчина всё-таки спустился, а там будет видно, что делать дальше.

+1

15

- Проклятые инкубьи зелья, - зло выдохнул в воздух Винсент, на мгновение забыв, что его могут слышать и скорее всего хорошо слышат. Он видел двери третьего этажа. Вот они. Прямо перед ним. Две металлические створки, выглядывающие в шахту своей не самой лицеприятной частью. Темные, запыленные, грязные от песка и паутины, попадающих сюда пылинок... Тело горело как в лихорадке. Сладкой, невозможной, прекрасной лихорадке, вызывающей у человеческого тела однозначные реакции. Эрекция и без того уже не давала жить, а желание было настолько непреодолимо, что сил у тела хватило лишь забраться наверх.
Руки мазнули по сведенным створкам и Винсент обессиленно сел на пыльную и грязную крышу лифта.
- Я вижу выход на третий этаж, - тихо, хрипло ответил "Макс" Джеку сидящему в кабине. Парень проснулся. Что ж, оставалось надеяться, что голова у него сейчас болит хотя бы чуточку меньше, чем у него самого, - Если я спущусь вниз, то забраться обратно не смогу. Кажется я сломал указательный палец, - "Точнее раздробил при укусе, но кого это волнует?"
Пальцы левой руки принялись расстегивать пуговицы рубашки. Материал для перевязки ему еще пригодится. Холодный расчетливый разум сделал вывод, что организм достиг предела и пока Винсент не справится с эрекцией, работать руками с механизмами типа "дверь" ему бесполезно, - Я в порядке, потерял немного крови.
Он облизнул пересохшие губы, слизнув пару капель крови, оставшихся на губах от прошлой терапии, Натаниэль внутри сделал заметку Уэйну на счет этого тела, чтобы он вырубил эмоциональные функции, похоже часть из них все же работала.
В шахте было темно. ни аварийного света, ни шума вентиляторов... но на крыше лифта он мог пережить это. Избыток этого зелья в крови способен был убить человека, а Винсент еще намеревался пожить.
- Надо выбираться из лифта, иначе сдохнем от токсикации.

Отредактировано Винсент (2011-02-21 14:33:15)

+3

16

Шай сидел, прикрыв глаза и, прислонившись щекой к стене кабинки, тяжело дышал.
- Ты прав, - глухо ответил инкуб, даже не задумавшись о том, что обычный мужчина вряд ли бы знал, как пахнет зелье из Второго Круга и точно бы не знал его свойств.
В висках глухо стучало, сердце, казалось, вообще хочет вырваться из груди и самолично выбраться из треклятого лифта, но инкуб старался успокоиться, не думать об удушающем аромате духов, о том, что желание сковало тело, которое отказывалось двигаться до того момента, пока оно не будет удовлетворено...
Шай старался думать о ждущей его наверху долгожданная свобода, тем более, что Макс поранился и ему, скорее всего, нужна помощь...Правда, мысли плавно перетекали немного в другое русло, от которых ноющая боль в паху становилась совершенно невыносимой, но желание оказаться рядом с мужчиной всё крепло...
Шай, тихо застонав, неловко поднялся на трясущихся ногах, забрал с пола свою рубашку и пиджак Макса. Накинул свою одёжку на плечи, не застёгивая, пиджак взял в зубы.
Из проёма люка в лицо дохнуло свежим, прохладным воздухом; виднелись тросы и крыша шахты - хорошо всё же, что они с Максом застряли не на третьем этаже...
Шай немного неловко зацепился дрожащими пальцами за края люка, подтянулся...и чуть не свалился назад в лифт, скользнув рукой по крови мужчины.
Маленький шок немного отрезвил сознание инкуба, и через несколько секунд он уже вытирал коленями цементную крошку и пыль, расширенными от ужаса глазами глядя на перемотанную набухшим от крови платком руку мужчины.
Ничего себе "немного"!..
- Где ты так поранился? - отдышавшись и отложив пиджак куда-то в сторону, инкуб быстро подполз к мужчине, без какого либо разрешения сцапав его правую руку.
Тонкие пальчики Шая осторожно развязали совершенно промокшую ткань, стараясь не касаться ран, успокаивающе погладили мужчину по ладони. Что же, раны выглядели не так плохо, как можно было представить - Шай мог легко залечить их слюной - да только полученные мужчиной повреждения никак не походили на те, что можно было получить, когда тебе на руку падает тяжеленная крышка люка. Раны скорее напоминали...укусы.
Шай вздрогнул, в немом вопросе пошевелив пересохшими губами, и поднял полный недоумения взгляд на мужчину. Но тут же отвел его, опустив глаза ниже - Макс сидел в распахнутой рубашке, и от вида светлой, обнажённой кожи у Шая просто перехватило дыхание, как там, в лифте, когда он только почувствовал запах того треклятого зелья. Правда, легче от этого инкубу не стало - взгляд расширенных от возбуждения, практически затопивших карюю радужку зрачков буквально вперился в красноречивую выпуклость в штанах телохранителя.
- Я...я могу помочь, - избавившись от временного оцепенения, тихим, севшим до неясного хрипа голосом произнёс инкуб, на полном автомате поднеся к губам пораненные пальцы.
...Тёплый, влажный язык инкуба нежно коснулся кровоточащих ранок, слизывая с них напряжение и боль.

+3

17

Пока Джек заползал на крышу лифта, Винсент уже почти вывернул левую руку из рукава рубашки, тревожить правую руку он пока не намеревался, хотя её движения и отзывались тупой болью - она не помогала, а напротив. Легкие связывающие касания боли в руке начали доставлять некое странное, извращенное удовольствие некогда умерщвленному телу. Тонкие символы татуировок, испещряющих тело телохранителя темнели от попыток демона самоустраниться на некоторое время из ткани реальности людей, и без того темные глаза стали вовсе черными... Натаниэль вхдохнул, прекрасно осознавая, что ничего страшного в его положении нет, а исправить тонкости настроек он сможет лишь после того как разберется с происходящим.
На мужчину пахнуло духом инкубьего зелья. Он поднял темные глаза на Джека, удостоверившись, что тот если и упал, пока спал, то не ударился. Странная активность мужчины его слегка удивляла, но какими только ни были люди... активными.
"Он врач, миротворец, просто милосердный или все же голубой?" - задался неожиданно вопросом Винсент, видя какую-то одержимость во взгляде парня. То, как он развязал руку, оценил увиденное - скорее всего милосердный, Винсент не был из тех, кто похож на предпочитающих мужчин.
- Где ты так поранился? - ласковое касание руки горячей, приятной волной отзывалось во всем теле. Винс невольно вспомнил, что собирался сделать, когда выполз сюда и... застеснялся? - "Вот уж не ожидал..." - и хотя желание сводило с ума, телохранитель слегка стушевался.
- Бешеная собака покусала, - хрипло доложил Винс, едва заметно усмехаясь. И чего его на разговоры потянуло? Молчал бы себе... хоть к бледной роже это лучше идет... За умного бы сошел. Вон, Джек даже оцепенел несколько, замер, пытаясь взглядом упереться куда-нибудь в другое место, но не в глаза, - Вот, теперь ты умудрился сморозить первую в своей жизни глупость. - Винсент закрыл глаза, борясь с желанием выдернуть руку из теплых, ласковых касаний мужчины, страстно хотелось избавиться от напряжения.
- Я...я могу помочь, - Винсент приоткрыл глаза, посмотрев на сокамерника.
- Ооо... - простонал дьявол в теле человека, подумав, что лучше бы он не открывал глаза, теперь, когда он их снова зажмурил проклятая картина висела у него перед взглядом, а в ушах отчего-то всплыл коварно соблазнительный голос Этсу, из далекого путешествия в Вегас. Боль колола, терзала, мучила и мутила сознание, но гладкие, без рисунка пальцы все равно едва заметно распрямлялись, когда их касался влажный, теплый язык... и почему ему захотелось изучить этот рот пальцем....? а лучше языком. Сладко, глубоко, требовательно....
Боль кончалась. Раздробленный палец... перестал так зверски болеть. Винс удивленно вновь открыл глаза.
- Что за... - выдохнул он хрипло, глядя на развратную картину.

+3

18

- Не смешно, - неожиданно серьёзно отозвался Шай, всё же не удержавшись от лёгкой улыбки. - В шахтах лифта бешеные собаки не водятся.
Инкуб сам не знал, почему зацепился за эту явно не всерьёз брошенную мужчиной фразу. Всё было понятно и так, без лишних слов, которые только не нарочно подтвердили догадки, до этого пугавшие своим абсурдом.
Зачем было делать с собой такое?...Неужели для того, чтобы справиться с возбуждением? Это было по крайней мере глупо. Хотя бы учитывая то, что эффект зелья не пройдёт сам по себе. Да и если следовать данной методике, Шаю надо было просто отгрызть себе руку, не иначе.
Тёплый язык инкуба касался израненных пальцев медленно, словно обласкивая кончиком каждую ранку, но в самом деле Шай просто...боялся. Боялся показаться навязчивым, причинить боль даже таким ласковым прикосновением. Боялся поднять глаза на мужчину, которого подобные действия вполне могли разозлить и ввергнуть в недоумение. Но потом, когда Макс застонал, тихо, протяжно, чуть разгибая пальцы то ли от вида, то ли от ощущений, инкуб понял, что держится последние секунды.
Вместе с языком пальцев стали касаться и губы. Пусть практически не ощутимо, но Шай покрывал поцелуями большую и на уивление гладкую ладонь телохранителя, незаметно спускаясь ниже, к запястью, и снова возвращаясь к пальцам, чуть посасывая самые кончики. Шай дурел от ощущения тёплой кожи, каждое касание губами к которой разливалось по страждущему телу пьянящей истомой, лишающей последних капель рассудка.
Что уж говорить о том, что человеческая кровь для любого демона была слаще самого дорого вина?..
Удивлённый возглас Макса на секунду отвлёк инкуба от своего занятия. Долгий, пронзительный взгляд глаза в глаза, тихий смешок и чуть приподнятые уголки губ - и Шай снова приник к ладони мужчины, правда, касаясь языком уже не к ран, а нежной, чувствительной кожи между пальцами, лаская, дразня её влажными прикосновениями.
- Ты точно хочешь это узнать? - жарко выдохнул в открытую ладонь инкуб, не сводя горящих глаз с лица мужчины.
"Что же ты ответишь?.."

+2

19

Темные, то ли одуревшие от зелья, то ли черные в темноте глаза встретили его на лице мужчины. Едва заметная улыбка коснулась губ, Винсент вздрогнул, когда мягкий, теплый язык скользнул меж пальцев, вызывая невиданную до того чувствительность к таким странным ласкам. Пальцы еще не зажили, но боль уходила, самое опасное было устранено, демон внимательно вглядывался в сидящего с ним на одной крыше человека?
Влажные прикосновения рождали в теле дрожь и без того желанную, необходимую...
- Да, - хрипло ответил дьявол сидящий внутри, - "Наплевать", - отвечало жаждущее разрядки тело. Винсент вывернулся левой рукой из рукава рубашки, наконец себя освободив. Рука невольно скользнула по связывающим узорам татуировок на груди, пересекающих бледную, точеную силовыми нагрузками грудь, отвердевшие от прохлады и возбуждения соски... Дьяволу хотелось вырваться из тюрьмы его тела, к тому же, нечто подобное испытывал и его колдун. Он чувствовал это нутром, словно он единственный и был с ним связан через пространство, время, суть...
- Только не говори, что ангел. Бешеной собаке этого не понять, - усмехнулся телохранитель, приподнимаясь и садясь лицом к лицу с Джеком, - "Возьми поводок, дерни. Может бешеная собака даже немного поиграет с тобой, прежде чем сделать таким же..." -  От парня пахло чем-то сладким, но это не был дурман инкубьего зелья, это было что-то отсюда, из мира людей. Может, он проходил где-то, что к нему пристал этот чуть сладковатый запах. Тепло горячего тела влекло его не хуже чем свет мотылька, он не чувствовал энергетики, сейчас - нет. Он глух, слеп... "Проклятые узы..."

+2

20

Шай наблюдал за мужчиной, жадно вглядываясь в его черты, без стеснение изучая взглядом испещрённое шрамами и еле различимыми в темноте узорами тело.
Макс был красивым. До одури красивым какой-то неуловимой незавершённостью, и Шай еле держал себя, чтобы не наброситься на мужчину сейчас же, глухо рыча, срывая с него одежду и царапая ногтями широкие, горделиво расправленные даже в такой ситуации плечи, не в силах противиться желанию узнать, что же скрывается под светлой  кожей...
Шай на секунду прикрыл глаза, делая глубокий, успокаивающий вдох. Хоть он и был наполовину инкубом, но мог держать себя в руках довольно большой промежуток времени.
Правда, какой был в этом смысл сейчас, когда сердце гулко бьётся в груди, а в паху всё болезненно, сладко пульсирует?...
- Каждое знание имеет собственную цену, - Шай тихо усмехнулся и повёл плечами, отточенным движением сбрасывая с себя рубашку, еле удержавшись от сладострастного, протяжного стона, когда лёгкая ткань ненароком мазнула по ставшим твёрдыми соскам. - Готов ли ты её заплатить?..
Без рубашки вдруг почему-то резко стало холодно; загорелая кожа вмиг покрылась едва ощутимыми пупырышками, а сам Шай неловко подался вперёд, к Максу, который как-то внезапно оказался совсем близко, так близко, что инкуб еле удержался от того, чтобы не отпрянуть назад.
Но лёгкий аромат кожи, такой желанной близости завораживал, манил, удерживая застывшего лицом к лицу с мужчиной Шая на месте. И наоборот, заставляя приблизиться    ещё немного...
Шай осторожно, словно боясь спугнуть, протянул руки к Максу, самыми кончиками пальцев коснувшись неожиданно прохладной кожи за ушами и легонько скользнув вверх, не в силах держать себя...
- Нет, не ангел, - улыбаясь как-то растерянно, неловко, тихо фыркнул в ответ инкуб, жадно вглядываясь в черты мужчины, касаясь кончиками пальцев контура его лица, лба, очерчивая подушечками пальцев изгиб бровей, крылья носа, вырисовывая изгиб губ... постепенно придавая своим касаниям какую-то слепую небрежность, жадность, ненасытность...Шай сам не заметил, как прижался щекой к щеке мужчины, тяжело, хрипло дыша, гладя его ладонями по лицу, шее, чуть с нажимом проводя ногтями по светлой коже, спускаясь к украшенным шрамами обнажённым плечам в попытке прижаться поближе...
- Хуже, - только шёпот в приоткрытые губы, а тела так близко, что холода уже не ощущается и остаётся только постепенно разгорающийся жар, сжигающий изнутри, заставляющий положить руки на светлый затылок, осторожно сжать пальцами волосы, заставляя его запрокинуть голову... - Бродячий кот, - еле слышный выдох перед тем, как впиться в неожиданно горячие тонкие губы требовательным поцелуем, словно повторяя недавно заданный вопрос.
Готов ли ты заплатить эту цену?..

+1

21

- Хуже ангела может быть только Архангел, - выдохнул в жадные губы смертный, обнимая Джека, за его спиной стягивая с себя оставшуюся часть рубашки и создавая меж ними расстояние, хотя Джек и висел уже над ним. Тесная жара их тел сводила ледяного демона с ума. Следующим в списке его ненависти после Ангелов была именно эта жара. Тесная жара жаждущих, стоящих на грани тел, - но они так не целуются. Я знаю цену всем знаниям и нет. я не готов её уплатить, - тонкие губы изогнулись в ироничной, почти ядовитой улыбке. Черные глаза внимательно вглядывались в темноту глаз напротив. Ноги непроизвольно обняли тонкую загорелую талию, сжимая в тесноте его бедер. Очень удобная позиция.... просто чрезвычайно... еще бы не проклятый стояк....
- Ты говоришь так, - тихо, хриплым шепотом, превозмогая желание продолжил Макс, которого порядком злило то, что ему приходится отвлекаться на такую сущую ерунду, - Словно собираешься заключить со мной контракт. Дьявол.
Несовершенное, незавершенное тело свела очередная болезненная судорога. Винсент застонал. Впервые настолько резка, сильная боль доставляла ему удовольствие, нечеловеческое удовольствие...

+2

22

Шай игриво фыркнул в ответ, чуть потягивая пальцами за мягкие, явно непослушные волосы Макса, щекотя кожу на голове мужчины кончиками ногтей, поглаживая нежную кожу за ушами.
- Тогда получается, что абсолютное зло - это Хервувимы? Нелогично считать Злом ставленников Божьих, - Шай смотрел прямо в глаза мужчины, лукаво улыбаясь, словно оценивая, насколько серьёзен Макс. Жар, сжигающий тело, на секунду отступил на второй план, растворившись в тёмных зрачках напротив, но через секунду нахлынул с новой силой, словно цунами, сносящее всё на своём пути...
- А ты знаешь, как целуются Ангелы?- горячо выдохнул Шай, прикрыв глаза, чтобы хоть немного прийти в себя от нахлынувших на изнемогающее тело ощущений, дрожи, вызванной лишь близостью этого мужчины. Но тут же возмущённо открыл глаза, с изумлением глядя на телохранителя.
- Неужели? - Шай чуть прищурился, изучая взглядом иронично изогнутые губы, касаясь их кончиками пальцев, невесомо, ласково, но словно пытаясь стереть её с лица мужчины. - Что ж, ничего не поделаешь...- инкуб наигранно сожалеюще покачал головой и сделал попытку чуть отстраниться от Макса, когда в этот же самый миг ноги мужчины стиснули его талию...а потом Макс застонал...
....Шай зарычал, громко, угрожающе и, вместо того, чтобы отстраниться, резко подался вперёд, буквально вжимаясь в мужчину, впечатывая его в бетонную стену шахты.
- Тогда я возьму плату силой, - тихо, немного угрожающе прошептал Шай в ухо мужчине, чуть поёрзывая, потираясь пахом о пах, так сладко, так упоительно больно... - А контракт заключает каждый, кто что-то предлагает или чем-то обменивается... - руки инкуба начали шарить по сильному, красивому телу, изучая его жадно, ненасытно, очерчивая шрамы, упругие мышцы, задевая затвердевшие соски по непреклонному пути вниз...губы касались светлой кожи лица, шеи, широких плеч, мягко, но меж тем так страстно... - Так что можешь считать меня дьяволом, - хмыкнул инкуб, проводя языком от ключицы вверх, к аккуратной мочке, дразня влажную дорожку горячим, прерывистым дыханием...
Рука Шай легла на ремень мужчины, расстёгивая его быстро, умело, и тут же проникла под бельё, нашаривая под одеждой то, чего так жаждало тело инкуба...
Губы нашли губы, кусаясь, касаясь языком языка, чтобы Макс даже не думал сопротивляться, даже не помышлял, чтобы даже мысли такой в светловолосой голове не возникло...
Тонкие пальцы нетерпеливо, но нежно сжали напряженный орган мужчины, ладонь мягко скользнула вниз...

Отредактировано Шайгеул (2011-02-28 06:14:46)

+1

23

Находящийся на грани невыразимой боли, демон не заметил как его резкое, безумное падение в тиски агонии привели к действию механизм возбужденного до крайности мужчины, порывая человека к нему. Жаркое, жадное тело вжало его в холодную, бетонную стену тоннеля, обдав пылью, грязью, песком, скопившимся в шахте и иссохшимися телами мелких мушек однодневок. Демон находился там, где его мог достать разве что другой демон, что ему томление мирское?
Но тело его так не думало. Многолетние тренировки, выживание, и опыт ранений привели к тому, что бедра, сомкнувшиеся на талии мужчины поднялись выше резко и сильно сжимая нижние ребра и талию в тугом, сильном захвате, стискивающем легкие в узком пространстве уменьшившегося объема. Еще немного и он мог бы сломать ему нижние ребра (что обычно и делал, если в драке ему удавалось так обхватить соперника), но он отчего-то не спешил. Тело наслаждалось в полной мере тем, что ему не позволялось все эти годы, изгибаясь, вытягиваясь в направлении ласк, жадно отвечая на грани с попыткой задушить. Раздраконенная рука опустилась в густые волосы, больно и резко их сжимая, оттягивая голову любовника назад, открывая загорелую шею. Силы в этом теле хватило бы на десятерых с избытком, но и в любовнике наблюдалась избыточная энергичность, которая заводила.
Рука, сжавшая возбужденный член взялась за самое больное в их нынешних отношениях, мужчина застонал, прежде чем вцепиться в адамово яблоко Джека зубами, губами, оставляя яркий засос, гася страстный, горячий стон в волне боли, идущей из руки, от кожи, что терлась о шершавую острую своими пупырышками стену шахты. Он приподнялся на левой руке, почти заставляя Джека сесть. Его определенно не устраивало положение лежа.
- Я буду считать тебя жертвой, самой желанной жертвой, - "Вратам знаний", - демон вернулся в себя, точнее к себе с волной сил, пришедших от зова Уэйна. Судя по мату и описательным конструкциям, звучащим в голове колоколом, Герберту посчастливилось застрять в бане. Ну ничего, пусть попарится. Татуировки на теле стали совсем темными, почти черными, он чувствовал как цепи слов врезаются в поверхность кожи сдерживая и стягивая, волоча за собой. Он чуял запах. Чертовски знакомый запах, - Мы раньше встречались, - сейчас, с закрытыми глазами приникший к чужой шее, кусая и облизывая теплую кожу он неожиданно вспомнил этот запах.

Отредактировано Винсент (2011-03-02 15:06:42)

+4

24

Шай хрипло, словно задыхаясь, вздохнул, когда ноги мужчины сжали его рёбра.
Макс явно был отлично подготовлен, и его тело, вероятно, реагировало на опасность чуть ли не автоматически и вполне ожидаемым образом. Какой-то кусочек замутнённого сознания инкуба про себя взмолился Тёмным Богам, что они сделали демонов даже в человеческом обличье намного сильнее и выносливее людей, а то не миновать бы было одному увлекшемуся инкубу переломанных рёбёр и кислородного голодания...
Впрочем, голова у Шая уже кружилась от ощущений, переполнивших всё его существо, когда телохранитель резко дернул его за волосы, а потом принялся жадно терзать чувствительную шею...
Шай на секундун подумал, что сошёл с ума. Напряжённая плоть в руке, казалось, обжигала ладонь; инкуб пытался стонать, но звук, словно перехваченный по дороге, застревал где-то в горле, формируясь на выходе лишь в сиплые, еле слышимые мольбы и стоны....от властных, жадных ласк телохранителя по коже бежала уже не дрожь, нет, по всему телу разливались жаркие, щедро сдобренные болью и удовольствием судороги, терпеть которые было невыносимо...в глазах всё плыло, даже тело мужчины, казалось, покрылось какими-то непонятными чёрными узорами...
- Как пожелаешь, как только пожелаешь...- губы пересохли от тяжёлого дыхания, но отстраниться от Макса, перестать гладить ладонью его член, поднимаясь от него к низу живота, перестать ощущать эти практически садистские ласки было выше сил Шая.
Инкуб даже подчинился желанию мужчины, покорно отступив назад, садясь и давая Максу творить всё, что только тому заблагорассудится...пусть только не останавливается...
В ушах шумело; тяжёлый быстрый пульс, казалось, набатом стучал в висках, отдаваясь тянущей болью в паху, но инкуб всё же услышал слова мужчины, на секунду заставившие его удивлённо застыть.
- Вряд ли, - коротко бросил Шай, когда новая, горячая волна пробежалась по телу, снова заставляя желать лишь одного... - Но кто знает...
Слова сменились новым вымученным стоном. Шай, сам не понимая, что творит, обеими руками обнял Макса за плечи и уткнулся носом в светлые волосы, жадно вдыхая их запах, стараясь теперь, когда в воздухе не витало это чёртово зелье, всё же подтвердить или опровергнуть догадку мужчины, которая почему-то прозвучала таким откровением...
Тело в мгновение стало ватным; Шай, словно теряя сознание, откинулся назад, на крышку лифта, укладываясь спиной на брошенный ранее пиджак, увлекая Макса за собой...запах, такой знакомый запах, но такой невозможный здесь. Что ты мог забыть в этом мире, наш невозмутимый...
- Ата, - слово-выдох в самую макушку, а руки беспорядочно водят по широкой спине, то ли цепляясь за них, то ли стараясь перечеркнуть налившиеся цветом узоры, а тело льнёт ближе... и пусть хоть живьём сейчас ест, не важно...

Отредактировано Шайгеул (2011-03-04 05:19:24)

+1

25

- Вряд ли, - телохранитель усмехнулся, с каждой секундой зова он становился более реальным, чем был до того, с каждым мгновением его сущность наполнялась знанием, которое давило на оболочку материальности изнутри, делая воспоминания не просто четкими, такими, словно это не воспоминание, но истина. Чуть отросшие острые клыки едва заметно пропороли кожу на плече жертвы, когда в приступе жажды и необузданной животной ярости Винсент впился в желанное тело зубами. Безумие свойственно любому мертвому телу, порожденное ужасающей завистью к живым, оно готово сделать все что угодно, лишь бы стать еще живее. С каждой секундой бурлящего в крови коктейля телохранитель восполнял то, чего ждал очень долго.
Несмотря на причиняемую боль, его плечи окружили тесные объятия дрожащего в страсти тела. Демон жадно присосался к открывшейся ране, левой рукой прижимая горячее тело к себе, а правой прочерчивая кровавые дорожки с искусанными подушечками пальцев вниз, к брюкам как оказалось старого знакомца.
- Куда же ты подевал рожки? - тихим смешком спросил блондин, царапая кожу спины пальцами левой руки, правая добравшись до брюк поползла вперед. Он снова приглушенно застонал, с волной горячей страсти ощущая наслаждение ласками, пока губы приникли к прокушенной ранке на плече. Солоноватая кровь не утоляла его жажды, усиливая её лишь больше, поселившаяся в голове ясность сознания, подернутая кровавой дымкой, исказила лицо в странной ухмылке, когда высушенные желанием губы произнесли его имя. Он вымученно и почти возмущенно застонал, когда рука покинула свое прибежище в его брюках. Следует отметить, он как-то уже привык к этой детали в процессе, зато его рука оказалась на возмутительной выпуклости, стоило Винсенту приподнять свою задницу с оной. Пальцы сжали возбужденную плоть через ткань.
- А ты все во мне сомневаешься? - приподнявшись над жаждущим ласки телом, демон заглянул в глаза старому знакомцу. Пальцы Шая цеплялись за цепи, хоть и не могли их ни передвинуть, ни взять, - Твоих рук дело? - черные глаза смотрели на инкуба с легким укором, который мог перерасти в открытую угрозу, тем не менее сама угроза пока выражалась в расстегнувшей брюки руке, как-то легко и непринужденно стащившей одним пальцем вниз с ягодиц и брюки и белье, оставив аппетитные ягодицы Шая на подкладке пиджака, да чрезвычайно близко висящей задницей "Макса", совершенно бессовестно обтянутой сползшей по середины ягодиц тканью расстегнутых брюк, ну и узкими плавками. Левая рука уперлась рядом с правым плечом "Джека", правая отвалившись от средоточия жажды поднялась на обнаженную грудь ледяного демона, повторяя кровью дорожки связывающих татуировок.
- Давно тебя дома не было, не забыл еще Князя? - гладкая ткань отличных брюк, натянутая на положенном ей выкройкой месте, коснулась обнаженного члена инкуба, проходя от основания к головке и медленно обратно. Винсент был крайне зол, и он намеревался по полной программе пытать своего друга, при необходимости даже здесь, в шахте. Совершив свой странный, но чрезвычайно приятный телу маневр, он снова приподнялся, не касаясь инкуба ни чем, кроме, наверное, все еще сжимающих бока Шая бедер, - Забыл об Аде, Шайгеул?
А ведь он зараза даже не попрощался. Сгинул в одно мгновение, исчез. Пусть для Натаниэля это не должно быть важно. Это просто еще один повод.

Отредактировано Винсент (2011-03-04 16:33:16)

+2

26

Осознание пришло только через несколько секунд, вместе с приятной, желанной болью в прокушенном плече.
Ата...это имя сорвалось с губ непроизвольно, оно было скорее ассоциацией, сравнением с кем-то, очень близким инкубу, но предположить, угадать, что в этой шахте с ним сейчас находится именно творение Сатаниэля и при этом в крайне возбуждённом состоянии...Такое осознание стало для на мгновение застывшего под демоном Шая настоящим шоком. 
Как он мог здесь оказаться? Зачем?..Как получилось?...
Меж тем тело, слабое, глупое тело вздрогнуло каждой клеточкой, заставляя инкуба хрипло стонать, метаться под мужчиной, даже не по собственному желанию Шая, а лишь по прихоти возбуждённого естества. Телу хотелось большего, много большего, а разум меж тем метался в этой клетке, пытаясь хоть как-то понять, разъяснить...
- Рожки?.. - голос слушался еле-еле, неуверенными, тихими звуками срываясь с пересохших губ.
Шай облизнул их мокрым кончиком языка, выгибаясь дугой под прикосновениями к спине, будто стараясь уйти от ласки Натаниэля, от мокрого прикосновения пальцев, оставляющих на коже кровавые дорожки... - Я их спрятал...
Шай не смог договорить, зайдясь протяжным, полным жажды стоном, когда рука демона сжала его напряжённую плоть через ткань штанов.
По позвоночнику снизу вверх мурашками хлынул дразнящий разгорячённую кожу холодок, в то время как по животу вниз хлынула волна жара, заставляющая прикрыть от удовольствия глаза, но отвести взгляд от чёрных глаз напротив было совершенно невозможно, как и заставить повиноваться совершенно сбитое дыхание и голос...больно и сладко...
...ещё...
- Твоих рук дело? - Шай нашёл в себе силы лишь отрицательно мотнуть головой.
Да и зачем что-то говорить сейчас, когда демон стаскивает с тебя оставшиеся одёжки, а тело выгибается, льнёт, руки бессвязно гладят красивое, сильное тело, касаются натренированных бёдер, живота, боков, перебираясь на спину, а глаза не могут отвести подёрнутого страстью взгляда от обведённых собственной кровью чёрных узоров выступивших татуировок, удерживающих демона в этом теле...цепи...
"Нет", - очередной отрицательный кивок головой, и снова протяжный, даже немного жалобный стон, прикушенные губы...Ата явно захотел помучить инкуба, дразня его такими прикосновениями, но Шай наслаждался каждой секундой этой сладкой пытки, боясь только того, что он сейчас не выдержит, кончит, заходясь в сладких конвульсиях...но пытка вдруг прекратилась, так толком и не начавшись.
Да, в этом был весь Ата, но прерванное удовольствие, болью, намного большей, чем от прокушенного плеча, отрезвило разум, пусть на несколько мгновений, но их хватило Шаю, чтобы шепнуть ответ на очередной вопрос.
- Нет...- зачем отрицать то, что невозможно забыть? Зачем отказываться от части себя, как бы этого ни хотелось сделать на самом деле?..
Щёки горели ярко-алым, Шай чувствовал это, дыша глубоко, рвано, до приятной лёгкости в голове в попытке успокоить своё тело, но на самом деле распаляя его ещё больше.
Руки сами путешествовали по телу Аты, чуть царапаясь, проводя ногтями по чёрным татуировкам, словно оглаживая их контур, поднимаясь вверх, к груди скованного демона, к ключевой части цепи...глаза вдруг сфокусировались на маленькой детали заклятия, под левым соском, где красовался всего один обособленный символ.
- Кто он? - очерчивая кончиками пальцев печать Хозяина, еле слышно спросил инкуб.

+2

27

Натаниэль уж на долю секунды задумался, а не привело ли возникшее у Шайгеула знание к его полному шоку на фоне всего, чем пропиталось его тело в лифте, да и вовсе при существовании в мире людей. Все же, демоны здесь уязвимы, легче поддаются разного рода влияниям. А в Аду Натаниэль его уже давно не чувствовал (Со временем он как и Отец стал прекрасно чувствовать местонахождение любого, заинтересовавшего его демона, тем нелепее выглядел их с Этсу побег в мир людей. Пусть реализовано все было виртуозно). Но Шай его не разочаровал, задав встречный вопрос. Это ситуацию несколько меняло.
- На острове есть еще инкубы? - этот вопрос стал выводом из обозначенного. Он не искал здесь пока других демонов, но вопрос не был праздным любопытством. Для колдуна не хватало только на инкубов нарваться.
Блуждающие по торсу и бедрам руки не мешали самому Натаниэлю, но крайне будоражили то, что жило здесь до него и периодически искало выход. Ата спустил его с поводка.
Животные инстинкты человеческого тела мало распространялись на этот экземпляр, но... и он не избежал печальной участи жажды тела. Пусть и крайне своеобразной. Он настойчиво завел руки Шайгеула за голову, цепко схватив их обе за запястья правой рукой, левая рука прочертив белую, тут же исчезающую полосу ногтем спустилась от уха по шее вдоль сонной артерии к грудине, через ее напрямик через пресс по линии вскрытия, затем ниже к паху, пока широкая гладкая ладонь не накрыла возбужденный орган, чуть сжимая и почти ласково, играючи проводя поступательные движения.
Испещренная цепями букв грудь коснулась груди инкуба, глаза киллера оказались на одном уровне с глазами Шайгеула.
- Сосуд - профессиональный убийца, а "хозяин" - имеющий Власть. Зачем тебе знать больше? - казалось для этого лица нормально ничего не выражающее выражение, но сейчас на нем появилась слегка жутковатая ухмылка, которая никак не вязалась с ледяным демоном и тем более с Вратами Знаний.
Кончик языка прочертил влажную дорожку от ключиц инкуба к подбородку, острые ногти левой руки чуть впились к нежную кожу мошонки.
- Знаешь, у Него своеобразное мнение о сексе, - прокомментировал Натаниэль, когда тонкие, бледные губы приблизились у уху инкуба, - Так что. пока он не взялся за дело всерьез, скажи. Почему ты сбежал даже не попрощавшись?

+2

28

- Судя по всему, есть, - Шай, улыбаясь, чуть повёл плечами, не в силах оторвать руки от Натаниэля.
Или Макса?.. Не разберёшься теперь, когда демон занял чужое место, заполнил собой то, что некогда принадлежало живой человеческой душе. Захватил это тело, сделав его своим, ощущая, действуя им, даже, может, чувствуя...правда, это так не вязалось с обликом того, далёкого Аты из юношеских похождений.
Шай так увлёкся, очерчивая кончиками пальцев каждое из звеньев Цепи по груди и бокам демона, что даже не успел среагировать, когда телохранитель резко и немного грубо завёл его руки за голову и с силой прижал запястья к крышке лифта. Инкуб было протестующе дёрнулся, даже прошипел сквозь зубы решительное "Отпусти!", но тут же, вмиг расслабившись, чуть не застонал, почувствовав прикосновения демона к своему телу - предавшись воспоминаниям, инкуб и забыл, в каком положении находится.
И зря.
Тело вздрогнуло, словно всеми клеточками потянувшись к пальцу мужчины, прочерчивающему ногтем дорожку от уха до паха, запросило, снова наливаясь жаром, выгибаясь вслед за скупым, но таким интимным прикосновением, ещё некоторое время приятно ощущающимся на коже...Дыхание сбилось, когда Ата коснулся немного стыдливо втянутого живота, и тут же забилось назад, в лёгкие в момент, когда широкая ладонь мужчины накрыла пах. Зрачки инкуба расширились, затопляя карюю радужку, впиваясь полным желания и какого-то непонятного недоумения взглядом в лицо напротив...
Шаю показалось, что он умер в этот момент.
Тело отозвалось мгновенно, выгибаясь, прижимаясь грудью к груди наклонившегося Натаниэля, чуть подрагивая, пытаясь само потереться о руку мужчины, получить, наконец, такое желанное удовольствие...
- Не знаю,- севший, ставший хрипловатым голос Шая больше походил на нетерпеливые стоны-рыки, прерываемые тяжёлым дыханием, нежели на связную речь, - просто хочу...знать, кто сумел...получить себе силу Врат Знаний...в полное распоряжение... - Шай уже не смотрел в серые глаза Аты, чуть повернув голову набок, пряча горящее лицо собственным предплечьем и с тихими стонами наслаждаясь мокрым прикосновением языка к горящей, пышущей жаром коже, так и жадущей подобных ласк...
Шай вдруг тихо, но жалобно вскрикнул, резко запрокидывая голову, пытаясь рефлекторно отстраниться от аккуратного, но довольно болезненного прикосновения, вместе с болью разлившееся в паху жаркой, требовательной пульсацией, от которой сладкой судорогой свело пальцы на ногах...Шай закусил губу, дыша часто, рвано, чувствуя, как на лбу от напряжения выступила испарина...
- Он садист, - скорее прошипел, чем сказал инкуб, лихорадочно слизывая с прокушенной губы капельку крови.
Шай, хоть до сих пор не был в силах увидеть энергетические нити телохранителя, чувствовал, что Ата даёт волю тому, кто занимал это тело до него. Кому-то другому, чужому, не тому, с кем был когда-то знаком Шаю, но тому, кто возьмёт его без разрешения и ласки...и эта мысль заводила и так распалённую сущность инкуба, требующую подчинится зову плоти, желаниям, терзающим тело...сейчас же. Но Шай противился из последних сил, пытаясь удержаться на хлипком плоту собственного сознания посреди бушующего океана своей сущности, жаждущей поглотить и утащить в пучину желаний всё естество...сейчас же...
- Я не успел, - тихо, хрипло выдохнул в ответ Шай, жмурясь, хмуря тонкие бровки, понимая, что вот-вот проиграет самому себе...
- ...Прости, - все же успел вытолкнуть из себя инкуб, прежде чем волна желания накрыла с головой его разум.

Отредактировано Шайгеул (2011-03-08 07:22:15)

+2

29

Развивающееся пред ним действо завораживало. Тянущееся, жаждущее прикосновений, ласки, разрядки тело изнемогало, взывало к прикосновениям, которые его скупой на действия киллер давал своей жертве. Натаниэль знал, что собирается сделать, но отчасти лишь допускал возможность подобного развития событий. Несчастное тело, изможденное еще при жизни разного рода тренировками, уже тогда сломало истинную природу происходящих в теле ощущений, реакций, после смерти не много изменилось. Мертвым прощают многое. Но Шайгеул был неправ, Макс, а именно так называли его большинство при жизни, никогда садистом не был. Он был совершенно асексуален, ему ничто не доставляло в жизни удовольствия, он был странной, убийственной игрушкой со сломанной системой восприятия. Единственной его целью всегда, везде было убийство. Красивое, четкое, чем сложнее цель - тем лучше. Его завораживала работа. А секс... всего лишь физика.
- Не захотел, - хмыкнул Натаниэль, когда острые ногти правой руки прошлись по стволу возбужденного органа к чувствительной головке, после чего достала до ремня, вытащила его из петель, закрепилась одной стороной на тросе, другой связала тонкие кисти, весь процесс чувственное, раззадоренное тело не оставалось без странного, изучающе издевательского контакта с телом киллера, - Забыл, что для демонов нет понятия Время?
Острый кончик языка слизнул с губ выступившую кровь из укуса, бледные губы на мгновение окрасились бледно-розовым, когда коснулись развратно приоткрытых губ, киллер сел на колени меж резко разведенных коленом бедер инкуба. Рука скользнула по тугому кольцу мышц изучающе, словно раздумывая, затем на нежную мошонку, после рука накрыла член с вполне однозначным движением выводя перевозбужденный организм из состояния задержки в процесс. Вторая легла на собственный член, вытащив его таки из плена тесного белья, присоединив сей процесс в некой форме странной синхронизации. Как ни странно, но взять человек лежащего перед ним не хотел, зато вот изменения в лице, в движениях были ему крайне интересны.

+3

30

Шай вздрогнул от яркого, немного болезненного прикосновения ногтями, но тут же зажмурился и закусил губу, чтобы не закричать от яркого, пронзающего всё тело удовольствия - по всей видимости, зелье, всосавшись в кровь, вывело и так чувствительного к ласкам Шая на новую ступень чувственности, лишая инкуба последних капель рассудка и гордости.
Обычно Шай после таких моментов тихо ненавидел самого себя, кляня свою природу на чём свет стоит, стыдясь того, чего так жаждало его тело и чему всё же сопротивлялся дух, наполовину принадлежавший к Высшему сословию.
Но сейчас это было прекрасно. Извращённо, пугающе прекрасно, до тихой, еле слышной мольбы не медлить, когда кожаные петли ремня связали запястья, тут же вместе со стальным тросом впившись в нежную кожу.
Шай выгнулся, дёрнув кистями вперёд, но вырваться не смог, только оцарапав себе тыльные стороны ладоней. В карих глазах на секунду промелькнула паника - Шай всё же не любил полностью зависеть от желаний партнёра, - но лёгкое, еле ощутимое прикосновение к губам тут же заставило инкуба удивлённо застыть, а потом со всей страстностью податься вперёд, к прекрасному обнажённому мужчине, так сладко мучавшему инкуба.
- Тогда я ещё не опоздал, - голос сел практически полностью, лишь тихим хрипом касаясь губ такого желанного сейчас телохранителя.
Колено Аты бесцеремонно раздвинуло ноги, но Шай не сопротивлялся, лишь шире разводя колени и обхватывая ими бёдра мужчины, подаваясь к нему в попытке прижаться ближе. 
Тело колотило, сердце, казалось, вот-вот остановится от нагрузки, как после некоторых особенных травок, входящих в состав многих инкубских зелий....пальцы, играюще касающиеся тела внизу, казалось, были раскалёнными, как красное железо, но каждое их касание давало инкубу такое желанное удовольствие, надежду на то, что наконец...сейчас...
Шай выгнулся дугой, полный торжества, желания, страсти...но пальцы переместились выше, вырвав из изнемогающего инкуба полный разочарования и скрытой обиды вздох, тут же сменившийся коротким всхлипом и дрожью по всему телу.
Шай с какой-то беспомощностью, выгибаясь, подаваясь каждому движению руки телохранителя, расширенными зрачками наблюдал за тем, как Макс (или Ата?..) ласкает себя, водит широкой ладонью по налитому кровью, возбуждённого до предела органу, ставшего сейчас для инкуба самым желанным из всего, что существовало в этом мире. В голове, на которой всё же появились изогнутые рожки, словно пульс, без перерыва билось лишь одно слово:"Хочу! Хочу!.."
- Хочу...- еле слышно, облизывая каждые пять секунд пересыхающие от тяжелого дыхания губы, прошептал инкуб, всё же извернувшись так, что его член оказался довольно близко с членом телохранителя.
Лишь намек на то, что можно ласкать и одной рукой, другой занявшись чем-нибудь поприятнее...

Отредактировано Шайгеул (2011-03-16 05:21:38)

+2


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Праздники » День святого Валентина: Шайгеул и Винсент