"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Праздники » День святого Валентина: Шайгеул и Винсент


День святого Валентина: Шайгеул и Винсент

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

- Чего? - низкий бархатистый голос кошачьим мурлыканьем скользнул с губ, когда мужчина приподнялся, чтобы лучше видеть своего невольного любовника. Факт неволи его радовал и интересовал особенно. Распростертое под ним тело гибко, сладко струилось, выгибаясь, извиваясь в ощущениях, пьянящего, иссушающего желания. Стройные ноги обняли бедра, инкуб нетерпеливо, пытался усилить ласки. Видит Дьявол, Натаниэль мог его понять, мог, да только вот человек, в чьем теле он находился, был немного иного кроя. Гладкая ладонь левой руки обхватила оба члена, длинны пальцев хватило вполне. Размеренное, где-то даже издевательское движение скользнуло вверх, затем вниз, повторяясь и повторяясь. Правая рука уперлась рядом с головой инкуба на локоть. Пальцы коснулись открывшихся взору рожек, проводя ласково, почти нежно по их поверхности, обхватывая их.
- Ему нечего тебе дать. Он мертв, - спокойным, полным страсти голосом... о чем он еще может ТАК говорить?
Он невольно грудью коснулся груди инкуба, потираясь о гладкость, мягкость кожи, способной принимать любое желаемое проявление... По телу скользили горячие, невозможные судороги. Он глухо застонал, прикрыв глаза, тела прижимаются друг к другу тесно, жадно... Он пьян от этого чувства, пьян от концентрации зелья в венах, пьян от жажды, таившейся все это время в теле, пьян от силы, власти доставшейся всего лишь человеческой оболочке. Он страдает от узких объятий его тюрьмы.
"Ему нечего тебе дать", - Макс прикусывает крученые рожки, тонкие губы усмехаются.

Отредактировано Винсент (2011-03-17 10:42:54)

+3

32

Шай попытался было ответить, но плавное, тягуче-издевательское движение впритирку выбило из лёгких весь воздух, а из головы - все мысли, оставив приятную, пульсирующую в такт с сердцем, жаркую пустоту.
- Тебя...
Тело плавилось под ласками, выгибаясь, дрожа, само стремясь получить как можно больше наслаждения, пытаясь прижаться к телохранителю не только там, где двигалась гладкая ладонь, но и всей разгорячённой поверхностью. Жажда, ненасытная, страстная, сушила искусанные от болезненного удовольствия губы хриплым дыханием, тихими стонами; запястья саднило от впившегося в нежную кожу ремня, придавая развернувшемуся действу неуловимый оттенок горькой, пряной извращённости...
Ата склонился ближе, нависая над инкубом, и Шай почувствовал нежное, ласковое касание там, где он и не ожидал его ощутить.
Ата ласкал самую сокровенную и, - что уж греха таить? - самую чувствительную из всех зон на теле Шая.
Ата ласкал рожки.
Инкуб на секунду застыл, оглушённый лавиной ощущений, чувств, ответного желания...кто бы мог подумать, что сын Сатаниэля знает одну из самых сокровенных тайн инкубов?!...не в силах поверить, Шай замотал головой, словно пытаясь сбросить с себя ласкающую руку, но на самом деле стараясь сделать так, чтобы телохранитель касался его там сильнее, гладил всю поверхность, проводил по рожкам ладонью...голос мужчины звучал словно через воду, Шай не мог разобрать ни слова, хоть и, казалось, смотрел на мужчину, но в самом деле видел только размытые пеленой удовольствия очертания...
Тела наконец оказались достаточно близко, и Шай сам, не понимая, что творит, лишь отдавшись сладкому, дурманящему порыву, прогнулся в спине, ласкаясь грудью о грудь мужчины, потираясь сосками о твёрдые мышцы, подаваясь бёдрами в такт движениям, сильнее обхватывая талию Аты ногами, словно удерживая...все тело, мокрое от испарины, от близкого контакта, казалось, стало зависивым от нарастающего темпа этих движений, от хрипловатых постанываний, всё учащающегося дыхания...губы сами нашли запястье ласкающей рожки руки, стали целовать, облизывать светлую кожу, будто поощряя...Облизать бы каждый палец, смачивая слюной, и...
Укус, еле ощутимое касание губ к рожкам, разорвали мир перед глазами Шая на части.
Инкуб закричал, надрывно, взахлёб, содрогаясь всем телом, не в силах справиться с мощью нахлынувшего на него ощущений, чувствуя, как сердце остановилось, пропуская свой ход... Дрожащие от напряжения ноги сжали бока телохранителя, будто собираясь сломать ему рёбра, карие глаза, вмиг наполнившиеся влагой, смотрели с ужасом, растерянностью, будто ослеплённые невероятно яркой вспышкой в голове...
Шай кончал.
Долго, мучительно, буквально изламываясь в невозможных судорогах, разрывая себе запястья, выворачивая суставы, срываясь с громкого крика на беззвучные рыдания. Все внутри, казалось, переворачивалось от невозможного, захлестнувшего и тело, и разум удовольствия, подаренного таким неосторожным жестом мужчины...прихвати он губами кончик рога, поиграй с ним языком, водя ладонью по всей длине - и под ним бы уже лежал мёртвый демон, перед смертью сошедший с ума от удовольствия...

Отредактировано Шайгеул (2011-03-22 07:45:55)

+3

33

Стройные ноги скользнули выше, обнимая талию, тело изогнулось, казалось, добиться от инкуба неподвижности просто невозможно. Это крайне забавляло человека, крайне возбуждало его интерес и Натаниэль делился со своим телом знаниями о физиологии инкубов. А Максу так хотелось продолжать...
"Не сломай его," - усмехнулся демон, когда тело прикусило поверхность рожек...

Кажется, он слышал как что-то хрустнуло у него в груди. Грудная клетка сжалась при выдохе, когда киллер ощутил как резко сжимаются ноги любовника, заходящегося в экстазе, но боли как таковой он не почувствовал. Мышцы инстинктивно напряглись в нижнем положении, сжимая тело в стальной прут. Он всем весом вжимал бьющееся, ломающееся тело инкуба в крышу лифта на мгновение оглохнув от крика. Тело все сжималось в судорогах оргазма, выплескивая теплую, вязковатую жижу меж их сжавшихся тел. В Телохранителе оказалось даже больше силы чем требовалось, но встреченный отпор изнывающего тела его все равно озадачил.
"Я же предупреждал", - спокойно прокомментировал Натаниэль, наблюдая как Макс замирает в ожидании когда же это тело перестанет извиваться.
- Теперь-то нас точно найдут, - усмехнулся Натаниэль, вслушиваясь в рыдания инкуба. Пальцы правой руки скользили по рожкам, обхватывая их, лаская, гладя. Левая прижимала тело за поясницу к распаленному все еще не удовлетворенному желанию.
- Я не дам ему тебя убить, - хрипло заявил демон, усмехнувшись и жадно приникая к открытой шее, слизывая соленые слезы с точеных скул.

+1

34

Мелкая дрожь бежала по телу, словно эхо полученного только что удовольствия.
Шай, прикрыв глаза, тяжело дышал, пытаясь хоть как-то выровнять сбившееся дыхание. Сердце мерно, гулко стучало в груди, размеренными толчками гоняя кровь по членам. Запястья пульсировали тупой болью, занемевшие пальцы кололо иголками, между животами было мокро, но инкуб в целом чувствовал себя довольно сносно - даже не вывихнул себе ничего. В голове было невообразимо пусто; сознание, казалось, надо было собирать заново, по маленьким крупицам где-то внутри себя, возрождаться из пепла, словно птица-феникс.
Шай тихо всхлипнул в ответ на слова телохранителя. Да уж, после таких криков к лифту должны были сбежаться все постояльцы и персонал, хотя бы из желания узнать, кого там так пытают.
Инкуб попытался испуганно отдёрнуться от руки мужчины, но тело, явно протестующее против хоть каких-либо движений, было ватным и совершенно не желало повиноваться. Хотя бы следующие несколько минут.
Ласковые движения ладонью по рожкам успокаивали, расслабляли, да вот только тело инкуба, быстро оправившееся после оргазма, явно поняло эти касания совершенно иначе. Шай снова прикрыл глаза, чувствуя, как внизу живота, там, где прижимался к нему Ата, снова потеплело, и тихо охнул, почувствовав язык телохранителя на своей шее, скулах...
- Обнадёживает, - Шай улыбнулся уголками губ, тихо, утробно мурлыкнув. Голос он себе сорвал знатно.
Инкуб не был против второго раунда, отнюдь. Тяжесть лежащего сверху тела была приятной, как и ощущение твёрдой плоти мужчины, явно тоже ждущей разрядки.
Шай осторожно повёл бёдрами, потираясь о напряжённый пах, намекая демону на полную дозволенность действий. Теперь, когда первая волна страсти отхлынула, инкуб мог мыслить спокойно, размеренно, и, не отвлекаясь на себя, доставить Ате неописуемое удовольствие.
Губы Шая мягко коснулись светлых волос, ноздри жадно втянули запах...
Инкуб повернул голову чуть влево: кончик языка мазнул по запястью руки мужчины, поднимаясь выше, к ладони, мягко, но настойчиво отвлекая от ласки. Шай, вытянув шею, прихватил губами большой палец, легонько его посасывая, чуть покусывая, выдавая намерение снова заняться пораненными пальцами.

Отредактировано Шайгеул (2011-03-23 07:14:54)

+1

35

Тело и без того было перевозбуждено. Жар, практически болезненное возбуждение... человек должен был бы умереть от перенапряжения. Но... он ведь и так мертв, да и ... не из того десятка Макс. Он глубоко вдохнул, растягивая стянувшиеся легкие, дабы кислород все же попал в мозг. Боль стрельнула по ребрам. Он конечно их не ломал, но ощущение было не из приятных, когда повторно болят старые раны. Тем временем левая рука скользнула меж тел, скользя по влажности белесой дорожки, скользнула меж жарких бедер к колечку мышц поглаживая, проникая. Он был деликатен, но нагл, вроде пытался расслабить и в то же время показывал, что желания любовника его мало волнуют. Макс укусил Шая за плечо, напоминая, что мог бы сделать и больнее, излишнее внимание его отвлекало. Он хотел больше слышать, чем чувствовать, видеть, чем участвовать. В этом демон был солидарен с человеком.
Плавный массаж тем временем перерос во вполне однозначное возбуждение, язык прочерчивал мокрые, странные дорожки по солоноватой коже. Тела скользили...
Он вошел.
Резко, быстро, замерев, чтобы смириться с отсутствием кислорода в легких, вдохнуть, выдохнуть, откинувшись назад, повиснув в странном положении, совершить толчок, новый, быстрее...
Жар стучал в голове, он стремился разорвать сознание на клочки. Он буквально таял в этом мареве боли, крови, страсти, жажды, желания разрядки, расслабления. Темп набирал обороты. Одним рывком он сорвал с рук Шая ремень, чуть не вывернув инкубу кисти, поднимая его выше, заставляя двигаться в нужном темпе.
- Лучше не останавливайся, - тихо то ли прошипел, то ли прошептал... Макс? Натаниэль? Мужчина прижимал тело к себе.

+3

36

Шай застонал, тихо, протяжно, только почувствовав прикосновения скользких от спермы пальцев там, внизу.
Инкуб ждал этого касания с самого начала, но до сих пор немного расслабленное, разморенное предшествующим оргазмом тело немного притупляло всю сладость ласки, делая её смазанной, неполной, заставляя инкуба выгибаться, шире разводя ноги, кусать губы в нетерпеливом ожидании большего.
И Шай знал, что возбуждённый до предела телохранитель не будет сильно церемониться и мучить его долгими прелюдиями, ограничившись лишь необходимой подготовкой, что инкуба в какой-то мере и радовало. Но властный укус, вскоре сменившийся мокрыми, протяжными касаниями языка, заставляющий отвлечься от ответных ласк и лишь подставлять на растерзание шею, немного выбил настроившегося на проявление инициативы инкуба из колеи.
И как раз во время.
Шай выгнулся, запрокидывая голову, шумно глотая воздух, словно в страхе желая отстраниться от резкого, всё же болезненного проникновения. Тело била крупная, липкая дрожь, руки, связанные ремнём, свело сдурогой, но...всего на мгновение.
В следующий миг инкуб уже стонал, хрипло, в голос, всем телом подаваясь навстречу быстрым, жадным толчкам, разгорячёному телу, берущему так страстно, так...Всё тело вновь зажглось невыносимым жаром, на лбу и висках выступил пот...
- Ааахх!.. - свобода рук сменилась новой волной боли от резко хлынувшей в затёкшие пальцы крови, но Шай, ждавший этого, казалось, неизмеримо долго, не обратил на дискомфорт никакого внимания, сразу же вцепившись когтями в широкие плечи телохранителя, разрезая до крови кожу на лопатках. Пусть знает потом, что сдерживать страсть наказуемо.
- И не надейся, - рыкнул в ответ на шёпот инкуб, с силой подавшись вперёд, заставляя мужчину откинуться назад, сесть, всё же позволяя сыну Асмодея проявить инициативу.
Шай двигался быстро, рывками, издевательски сжимаясь внутри при каждом движении, стискивая ногами бёдра телохранителя. Острые зубы инкуба, чуть потерзав мочку, спустились ниже, мстительно кусая Ату за шею, оставляя на светлой коже видимые следы. Вновь налившийся кровью член тёрся о подтянутый живот Макса, ласкаясь, пытаясь урвать и свой кусочек удовольствия.
Шай не рассчитывал на второй оргазм, да и первый был чем-то в роде ошибки. Намного приятнее было подстёгивать к пику Ату, пить его желание, облизывая солоноватую кожу, двигая бёдрами чуть по-другому, словно накручиваясь на его член, выгибаясь, потираясь грудью о грудь, продолжая терзать когтями спину...
- Ну, давай же, - жарким дыханием прямо в ухо, в такт толчкам, сжаться внутри...

+2

37

Телохранитель вздрогнул от ощущения боли, разлившегося по спине. Липкая горячая кровь потекла по спине, пот щипал открывшиеся раны, разносясь по затуманенному ощущениями телу острыми уколами. Он сел назад, оказываясь во власти инкуба, отдаваясь новым, странным ощущениям. Впрочем. Макса со счетов сбрасывать не стоило, помимо получаемых ощущений он не собирался оставлять инкуба в одиночестве ощущений. Он положил руку на поясницу инкуба, заставляя его двигать под определенным углом, вычисляя по вздохам самое чувствительное направление.
- Ну, давай же, - жаркое дыхание инкуба выводило его на немыслимый уровень ощущений. Он уже не понимал где находится. Чувствовал лишь ужасающий жар, невозможное напряжение и желание. Желание все это закончить. Закончить как можно скорее.
Он поддавался новым толчкам сам присоединяясь к темпу, помогая движению. Иступленно, жарко двигаясь в невозможном темпе. Боль на спине и в руке не отрезвляли, лишь добавляя в процесс нечто невозможное, приятное... тягучее.
В конце концов он врезался в пространство пару раз оставив на торможение, чуть приподнимаясь, не давая инкубу и дальше срываться на невозможный темп, заставляя его остановиться.
- Ооох, - только и выдохнул Макс, выйдя на точку оргазма, казалось выплескивая весь дурман, яд из крови, заставляя сознание очищаться опустошением. Он сел на крышу лифта, выравнивая дыхание, успокаиваясь.

0

38

Шай застонал тихо, протяжно, ощущая всем телом, каждой клеточкой кожи, что Ата уже близок к финалу. Инкуб любил такие моменты, любил наблюдать за свои партнёром, впитывая его эмоции, как губка, насыщаясь этой пахнущей стастью энергией, но не сейчас, нет...
Шай вздрогнул, прижимаясь к другу, отпуская себя, чувствуя, как в паху всё жарко, жадно пульсирует, а внутри разлилось горячее, липкое семя. Ата, тяжело дыша, опустился на крышу лифта, и сын Асмодея последовал за ним - мало того, что между ног было мокро, так они ещё и дрожали, совершенно не желая поддерживать всё остальное тело.
- Спасибо, - Шай наклонился и, тихо, довольно мурлыкнув, игриво чмокнул друга в висок.
Дурман, навеянный зельем, потихоньку спадал; в голове прояснялось, чему Шай был несказанно рад: теперь он мог спокойно мыслить головой, а не членом. Инкуб тихо хмыкнул, нашаривая на крышке лифта свою рубашку, и, вытирая себя, всё же начал осмысливать произошедшее.
Всё, что случилось несколько минут назад, несомненно, доставило ему удовольствие, но...как теперь смотреть в глаза Ате?!
Шай настороженно покосился на друга.
Кто бы мог предположить, что это отстраненное, созданное самим Сатаной существо когда-нибудь окажется в объятьях инкуба? Сам Шай (конечно, после множества неудавшихся приставаний) как-то свыкся с мыслью об асексуальности Аты, но что же делать теперь со знанием того, что дело вовсе обстоит не так? Не могла же сущность бывшего владельца этого тела брать на себя полный контроль над ситуацией!
- Надо выбираться отсюда, пока лифт не одумался и не начал двигаться, - Шай тихо вздохнул, мысленно дав себе зарок никому и никогда не рассказывать о случившимся. Всё же так спокойнее будет и ему, и Ате.
Инкуб осторожно поднялся и, стараясь не упасть на всё ещё слабых ногах, принялся натягивать на себя порядком помятые, вероятно, в процессе, штаны.
Не появляться же на коридоре отеля в голом виде, в самом деле.

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Праздники » День святого Валентина: Шайгеул и Винсент