"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Праздники » День святого Валентина: Этсу и Эмиль д`Эстре [завершён]


День святого Валентина: Этсу и Эмиль д`Эстре [завершён]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

После встречи с журналистом, Главвред спокойно принимал ванну, по обыкновению почитывая толстенный том заклинаний и прикидывая, как бы вызвать для полного комфорта суккуба поразвратнее. В процессе чтения нужного заклинания демон умудряется вернуться мыслями к утреннему разговору, в результате чего вместо суккуба прямо в пылкие объятия приземляется вышеупомянутый журналист, как раз тоже только покинувший душевую и щеголяющий в одном полотенце. Выматерившись с перепугу на древнешумерском, Этсу намертво заклинивает собственную защитную систему магической блокировки и напоённая эротическими ароматами ванная надолго превращается в бункер, из которого не выйти и в который не войти…

+4

2

Эмиль задумчиво смотрел в запотевшее зеркало в ванной, прикидывая планы на вечер. Разнообразия среди этих планов особенно не было, но журналист не особо расстраивался по этому поводу. Решив, что на сегодня испытаний для его рационального мировоззрения хватит, он твердо вознамерился предаться сегодня самым обычным земным радостям, в частности утолить свою жажду к чтению под аккомпанемент тропической грозы - что может быть лучше?
Почему-то казалось, стоит ему выйти за дверь своего номера, он обязательно наткнется на какого-нибудь очередного представителя нечистой силы, в которых он из вредности по-прежнему не верил. Хотя, казалось, после приятного знакомства и сугубо делового разговора с демоном острова во что только не поверишь, но в том, что касалось его взглядов на жизнь, Эмиль был упрямее известного парнокопытного.
Пар в небольшом помещении стал вдруг гуще, превратившись в самый настоящий туман.
"Я что, горячую воду не выключил?.."
Это была последняя мысль, прежде чем его со всего размаху окунуло в горячую воду. И первым, что он увидел, были оливкового цвета глаза, смотрящие на него с каким-то нечитаемым выражением.
- Мсье Этсу, неужели вы хотите мне сказать что-то такое, что не могло подождать до конца водных процедур? - довольно нейтральная по содержанию фраза была окрашена в такой сарказм, что сам бы Эмиль на месте демона сунул его в эту же воду и не вытаскивал, пока не досчитает до миллиона.

+5

3

После того, как магическая защита громким хлопком радостно возвестила о переходе в активный режим, Этсу с ужасом понял, что только что установил ее, а заклинание дезактивации еще не придумал.
"Говорил же папа, все надо делать последовательно и своевременно! Ну почему я его не слушался?"
По сравнению с тем фактом, что выбраться теперь из ванной комнаты не представлялось возможным, наличие в его объятиях привлекательного журналиста, с которым они только утром имели довольно продолжительную беседу, уже казалось не таким шокирующим.
- Вообще-то, я суукуба вызывал, - буркнул Этсу, осторожно отодвигая Эмиля за плечи, и посмотрел в темно-карие глаза, излучавшие недоумение и насмешку. - Не знал, что ты в Аду мальчиком по вызову подрабатываешь. И вообще, какого...! О, Эмиль!
До демона только дошло, что он сидит в ванной с обнаженным мужчиной, уютно устроившимся на его коленях, а воздух наполнен ароматом ароматических масел, призванных пробудить в наследнике Велиала и его гипотетической партнерше необузданное сексуальное желание.
- Кхм, - в оливковых глазах демона появилась издевка, - тебе удобно?
Вопрос прозвучал несколько двусмысленно, особенно, если учесть тот факт, что пресловутые масла уже начали оказывать на Этсу вполне определенное действие.

+5

4

Происходящее приобрело некоторую осмысленную реальность примерно на фразе "О, Эмиль!", произнесенной с непередаваемой смесью сарказма, удивления и еще чего-то, что заставило голос демона стать еще ниже. Журналист со вздохом понял, что спасения нет даже в собственном номере, видимо, только в каком-нибудь бункере.
Из того, что сказал Этсу, Эмиль понял, что демон сам понятия не имеет, что случилось (или прикидывается, что не знает), и то, что его заподозрили в легком поведении. Так и не решив, как на это реагировать, журналист только фыркнул.
- Неужели я настолько запал тебе в душу, что ты успел соскучиться по мне с утра? - от нестандартности ситуации француз даже сходу перешел на ты, все-таки сидя обнаженным в одной ванне с таким же обнаженным мужчиной "выкать" как-то неуместно..
На этом месте мысли как-то застопорились. А тут еще любезный вопрос демона об удобстве заставил журналиста медленно опустить глаза, обозревая сложившуюся экспозицию. Как реагировать на подобное, Эмиль даже не представлял, но на всякий случай порадовался, что природа напрочь лишила его способности краснеть. В конце концов, он же француз, разве его может что-то смутить?
- Как мило с твоей стороны побеспокоиться о моем удобстве, - решив, что немедленное выпрыгивание из ванны слишком уж будет похоже на позорное бегство, Эмиль решил повременить с этим и облокотился на бортик, насколько возможно отодвинувшись от демона. Наполненный влажностью воздух давил на виски какими-то тяжелыми, терпкими запахами. Эмиль все никак не мог уловить, что это за запах, но поняв, усмехнулся.
- Неужто без масел уже никак? - многозначительно посмотрев вниз, где можно было убедиться в правильности его вывода, протянул он, мимоходом подумав, куда же делся его инстинкт самосохранения.

+5

5

- Ты что, сомневаешься в моей мужской силе? - Этсу фыркнул, многозначительным взглядом окидывая обнаженного журналиста. - Вообще-то это для создания атмосферы, но, если ты настаиваешь на доказательствах, могу предложить встретиться на свежем воздухе. На пляже, например. И посмотрим, кому из нас ароматические масла понадобятся.
Демон подгреб к себе побольше пены и покосился на свечи, которыми был уставлен бортик ванной, раздумывая, сказать Эмилю, что они тоже содержат некий интересный компонент, или все-таки не стоит? Решил не говорить. Любопытно, как поведет себя журналист, когда вся эта жуткая смесь начнет действовать.
- Значит так, смертный. У нас с тобой общая цель: выбраться из этой проклятущей ванной комнаты. И чем быстрее, тем лучше, не то, боюсь, через пять минут ты заговоришь совсем по-другому, а я, знаешь, уже как-то на суккуба настроился, - Этсу тихо рассмеялся, протягивая своему нежданному гостю корзинку с фруктами. Благо, едой он запастись успел. - Вся проблема в том, что я тебя не вызывал, ты как-то сам тут образовался. Наверное, я просто вспомнил о нашем разговоре...в середине заклинания, - смущенно добавил демон, внимательно изучая взглядом лежащий в вазочке банан.

+5

6

- Разве я должен был подумать что-то другое, учитывая насыщенность воздуха возбуждающими средствами? - фыркнул Эмиль, раздумывая, на сколько насмешек еще хватит терпения демона. Впрочем, степень угрозы и готовность к доказательству он оценил, но проверять на себе как-то не горел желанием. - Этот вывод был довольно очевидным и вполне логичным.
На этом, в общем, инстинкт самосохранения, наконец, сработал, и журналист решил оставить эту тему, не заостряя внимания на предложении встретиться на свежем воздухе. Дабы отвлечься от вопроса мужской состоятельности, он обратил внимание на окружающую обстановку. Ванная комната была роскошная, насколько можно было разглядеть в свете подрагивающего пламени свечей, но не очень большая по размеру, а значит, до двери бежать идти недалеко.
- Что-то я не понял, ты не знаешь, как выбраться из собственной ванной комнаты? - тоном "не делай из меня идиота" проговорил журналист, неверяще вскинув бровь. - Сразу понятно, клаустрофобией ты не страдаешь. Вот и не страдай в одиночестве, а меня, будь добр, выпусти.
Становилось жарко. Вернее, было и так жарко, учитывая температуру воды, но теперь тепло разливалось внутри, и Эмиль вообще удивился, как у него там кровь еще не вскипела. На голову давили тяжелые ароматы масел, а взгляд все время соскальзывал на сидящего в непосредственной близости демона, и чем дольше он на него смотрел, тем горячее становилось внутри. Француз с тихим стоном прикрыл глаза, но проклятый демон никуда не девался. По виску скатился пот, губы высохли. Демонские шутки в таком ракурсе ему не нравились еще больше.
Обнаружив, что от закрытых глаз все равно никакой пользы, Эмиль решительно их распахнул, прожигая закопавшегося в пену Этсу обвиняющим прищуренным взглядом. Потом, усмехнувшись, протянул руку к корзинке с фруктами, взяв столь заинтересовавший демона банан.
Долго вообще это все будет длиться?
- Что-то не припомню, чтобы мы разговаривали о чем-то таком, о чем можно вспомнить перед любовными утехами, - протянул француз, медленно снимая с фрукта кожуру.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-02-15 18:50:52)

+5

7

Демон непроизвольно сглотнул. Проклятый журналист явно издевался.
- Ешь давай быстрей, - нетерпеливо клацнул зубами Этсу, прожигая Эмиля возмущенным взглядом.
Следовало бы пояснить парню обстановку. Только вот с чего начать, демон не знал. Не с того же, что он не послушался советов папы и попросту запутался в своих собственных заклинаниях? Этот вон и так зубы вовсю скалит, ему сейчас только скажи, что Эсту напортачил, до конца своих недолгих дней ржать будет. Еще и посмешищем перед всем островом выставит, и не покривится.
Но отмалчиваться дальше вряд ли получится.
- Видишь ли, мой очаровательный язвительный друг, все дело в том, что я не знаю, как нам выбраться из этого помещения, - мысленно тоскливо взыв, Этсу приступил к объяснениям. - Как раз в тот самый миг, когда ты осчастливил сию ванную приземлением прямо на мои колени, я немного... ммм... занервничал, и сработала магическая защита, которая перекрывает входы и выходы во всех помещениях, находящихся в моих владениях. А так как я не ожидал, что вместо сексуального суккуба мне прилетит по вполне определенному месту очаровательным молодым человеком, отключить или разработать формулу ее дезактивации я не успел. Так что вот, наслаждайся теперь.
Демон развел руками и заодно зацепил из вазочки другой банан. Не все же ему одному страдать.
Медленно избавив фрукт от кожуры, Этсу с чувством сунул его в рот.

+5

8

Эмиль внимательно выслушал пояснения, но от этого понятнее не стало. Общую концепцию он, конечно, уловил, - чего ж тут непонятного? - но его приземленный и рациональный мозг был настолько далек от слов "заклинание", "магическая защита" и тому подобных, что вписать их в реальный мир, а главное, в мировоззрение, оказалось не так-то просто, поэтому как так случилось в плане техническом для Эмиля все равно осталось непонятным.
- Мдааа... - тоном, в котором сплелись сарказм, недоверие и сомнения в умственном здоровье, причем их обоих, протянул журналист, покачав головой. - Успокоительное тебе попить, что ли, чтоб так не нервничал.
Банан в руках Этсу вдруг показался куда интереснее, чем тот, который держал он сам, поэтому десяток секунд Эмиль бессмысленно "втыкал" на своего соседа по ванне. Потом, наконец, отмер, (Воспитание - великая вещь! Его с детства учили, что разглядывать людей неприлично), отвел взгляд и, отломив кусочек своего фрукта, отправил его в рот. Задумчиво прожевав и в процессе не придумав, на удивление, никакой гадости, которую можно было озвучить, француз перешел к практической стороне вопроса.
- А какой-нибудь срок действия этой магической защиты есть? Или она действует бессрочно?
Воздух становился все тяжелее, и, кажется, кровь все же стала приливать к щекам и не только.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-02-15 19:52:16)

+3

9

- Нет, тут нужно обратное заклинание, а его у меня как раз-таки и нет. То есть, я его не успел продумать,- как-то не очень весело признался демон, задумчиво поглаживая бедро. Не говорить же, что он и это заклинание не очень-то запомнил! Удивленный взгляд журналиста привлек его внимание, и демон тут же сообразил, что под водой немного перепутал конечности и уже с минуту гладит по ноге журналиста. - О, Эмиль!
Этсу уже начинало казаться, что в ближайшие пару часов, а, может, и дней, это будет его единственной осмысленной фразой. И почему он только сейчас заметил, какое у его собеседника красивое подтянутое тело?
"Наверное, спортом постоянно занимается, еще, небось, и экстремальным всяким"
Мысли радостно утекли в заданном направлении, и сына Велиала вдруг резко начал волновать вопрос, а можно ли причислить к экстремальным видам спорта сумасшедший секс в ванной? Потом он подумал, что возможно, смертный не испытает особого восторга, если Этсу предложит ему заняться чем-то подобным, поэтому в голову пришла спасительная идея заняться чем-нибудь другим, чтобы отвлечься от созерцания растрепанного раскрасневшегося (наверняка от жары) журналиста и хотя бы пять минут не пытаться поймать насмешливый взгляд карих глаз.
- Ты в шахматы играешь? - с любопытством поинтересовался Этсу, пытаясь собрать обе свои ноги в кучу или хотя бы согнуть в коленях и подтянуть к себе.

+4

10

- Что тебе мешает сейчас его продумать? - отозвался журналист, до которого все равно не доходила вся безнадежность ситуации - то ли дело было в упрямстве, то ли в неожиданно обнаружившимся оптимизме, то ли в очень кстати проснувшимся рационализме - если как-то вошли, значит, можно как-то и выйти.
Надо признать, что углубившись в размышления о том, что же он сделал мирозданию такого плохого, Эмиль не сразу почувствовал, что его нога стала объектом внимания и щупанья, а вот когда почувствовал, а вернее, осознал, кровь с новой силой прилила к различным частям тела. Его оппонент, к слову заметил это еще позже, громогласно озвучив сакраментальное "О, Эмиль!" все в том же непередаваемом тоне. Вообще, журналист конечно рассчитывал сегодня на знакомство с демоном острова, но настолько близкое - даже представить не мог.
Решив никак не комментировать момент хватания за ноги, француз максимально компактно и в то же время с достоинством расположился у противоположного от демона бортика ванны, задавшись вопросом, куда подевалось его полотенце, которое, - он точно помнил! - было на нем в момент перемещения, как Этсу отвлек его предложением интеллектуально и с пользой провести время.
- В шахматы? - переспросил Эмиль, даже забыв, что терпеть не может, когда переспрашивают окружающие и, соответственно, сам по этой же причине избавился от этой привычки. И тут же рассмеялся, просто не в силах представить в их мизансцене еще и шахматы. - Немного. Но лучше в карты. Но, впрочем, можно хоть в городки, если это хоть как-то поможет нам отсюда выбраться.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-02-15 21:25:06)

+3

11

- Эмиль, я не знаю, что такое  "городки", - на полном серьезе выдал Этсу, насупившись и с некоторой обидой глядя на журналиста, до которого, видимо, так и не дошла вся бедственность их положения. Все ему так просто: придумай новое! А как он, ежа этому смертному в постель, придумает, если он исходное забыл? Это взламывать придется. А для этого энергия нужна. А где ее взять, если в ванной единственный источник энергии - голый и, кажется, слегка перевозбужденный журналист?
Этсу возмущенно фыркнул и в двух словах постарался объяснить журналисту, что происходит. Получалось это с трудом, но Этсу не скупился на красочные выражения и выразительную мимику.
Под конец, когда демон выдохся и исчерпал свою буйную фантазию, он просто махнул рукой и материализовал на поверхности воды некое подобие квадратного куска зеленого сукна, на котором тут же появилась новенькая колода карт.
- Я был в Вегасе, - скромно потупил глаза сын Велиала, с сожалением замечая, что журналист успел отплыть подальше и весь подобрался. Желание поиграть в несколько более тактильные игры с новой силой овладело демоном, он непроизвольно сглотнул, провел кончиком языка по пересохшим губам и изменившимся голосом добавил. - Кто сдает?

+4

12

- Значит, ты и сдавай, - немного нервно сказал Эмиль, который пожалел, что вообще посмотрел демону в лицо. Недостаточно острое зрение и не самое яркое освещение были с лихвой компенсированы активизировавшимся от возбуждения воображением - как наяву он видел оставшийся на губах влажный след, хотя отвернулся, стоило Этсу таким нечестным способом испытать его выдержку, и обратил более чем пристальное внимание на их импровизированный игровой стол.
Объяснения демона относительно их безнадежного положения были настолько красочны и выразительны, что Эмиль понял, что еще немного, и ему придется просто утопиться в этой самой ванне от безысходности. В какую сторону ни глянь - все плохо! Нет, журналист не был уж таким законченным оптимистом, просто оканчивать свой жизненный путь таким образом он был не намерен.
Сам Этсу, кажется, так накрутил себя, объясняя, как они влипли, что вид после своего насыщенного монолога вид имел самый удрученный. Суровое сердце журналиста дрогнуло, и он решил задать вопрос, который задавать, в общем-то, не собирался:
- А на что играем?
В свете сложившихся обстоятельств лично Эмилю в голову приходили не самые приличные ставки.

+7

13

Демон нервно поерзал в ванной, соображая, не имеет ли вопрос журналиста двойного подтекста. На и без масел и ароматических свечей заведенного Этсу, этот весь романтический антураж действовал еще хлеще, чем на Эмиля, поэтому в каждом слове и жесте молодого человека ему чудилось нечто не очень приличное. А тут еще на щеках журналиста появился какой-то подозрительный румянец. Демон честно пытался убедить себя, что это все от горячей воды, ну распарился парень, с кем не бывает, но сознание упрямо отказывалось в это верить, а воображение как назло подсовывало наследнику Велиала такие варианты объяснений появления проклятущего румянца, что несчастного демона бросало то в жар, то в холод. Хоть на собеседника не смотри.
Потемневший взгляд оливковых глаз прошелся по лицу журналиста, на секунду остановился на шее и окончательно завис на рассматривании ключиц д'Эстре.
- На поцелуй, - криво усмехнулся демон и поспешно добавил. - И прикосновение. Кто проиграл выбирает что-то одно, а выигравший делает то, что выбрал проигравший, но на свое усмотрение. Так играют у меня дома. Или боишься?
Насмешливая улыбка плохо сочеталась с жадным взглядом, но Этсу было уже все равно. Что тут можно скрыть, когда они сидят в одной ванной в полуметре друг от друга? Эмиль, хоть и обычный смертный, но не идиот же! И так понятно, что у демона от перевозбуждения сейчас волосы дыбом встанут.
Этсу наконец вытащил руки из воды и взялся за карты. Были они как-то с Атой в Вегасе, где познакомились с одним аферистом. Так он так ловко обращался с картами, что демоны с трудом могли уследить за его руками. В обмен на пару демонических фокусов от Аты и бурную ночь от Этсу, парень научил их такому, с чем не стыдно и в казино Асмодея прийти, не то, что голого парня удивить.
- Играем в двадцать одно..., - Этсу почему-то не решился произнести второе название игры, более распространенное в быту.

+4

14

Верный способ заставить Эмиля что-то сделать, это добавить в конце требуемого "Или ты боишься?". Так было всегда, с далекого розового детства, и, наверное, одна из немногих черт, которая в нем сохранилась с того времени. Он много чего боялся и не считал зазорным это скрывать в большинстве случаев, но уж проиграть в карты, да еще при таких ставках - увольте. И пускай оппонент - демон, так даже интереснее.
В такие моменты журналист отчетливо понимал, что в 25 лет еще можно поддаваться глупому мальчишечьему азарту.
- Сдавай, - немного нетерпеливо сказал француз, в предвкушении щелкнув под водой пальцами. Карты он любил, и они отвечали ему взаимностью, чаще всего не оставляя его в проигрыше, хотя до феноменального везения ему, конечно, было далеко. В бытность свою студентом, он во что (и на что) только не играл, так что грядущая игра его не слишком пугала, да и ставка, признаться, даже порадовала. Разгоряченное возбуждением воображение нарисовало такие ставки, от которых захотелось сразу проиграть.
Демон перетасовал карты,  сдавая ловко и быстро, как наверняка сдают крупье в далеком Вегасе, в котором Эмиль никогда не был. Журналист, прищурившись, зорко следил за движениями рук, стараясь заметить подвох, если он есть. Но то ли демон решил играть честно, то ли действовал по принципу "ловкость рук и никакого мошенничества", но ничего такого он не заметил. Во всяком случае, здесь у них нет рукавов, чтобы прятать там карты.
- Беру еще одну, - известил оппонента француз, глядя на свои две карты - десятка и дама, а затем перевел взгляд на Этсу, пытаясь прочитать по его лицу его карты.
Демон сдал ему еще одну карту. Эмиль взял ее и улыбнулся.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-02-19 15:47:38)

+5

15

Судя по тому, как загорелись глаза и порозовели щеки журналиста, он явно принадлежал к людям, которых можно подбить на что угодно, взяв "на слабо". Проблем обычно в жизни у таких индивидуумов прибавлялось, поскольку они сами создавали их с поразительной быстротой легкостью. Этсу понимающе усмехнулся. Кому, как не ему было не знать об этом? Он и сам был в точности таким, как этот смертный. Да и его самовольное изгнание, можно сказать, тоже стало следствием такого же необдуманного поступка.
Продолжая размышлять о том, что они с журналистом вообще довольно похожи, Этсу тем временем автоматически взял карты и начал перетасовывать колоду. Это действие не требовало особой концентрации, поэтому демон мог спокойной предаваться игре "Найди десять отличий", сравнивая себя и сидящего перед ним Эмиля. Попутно сдав карты, наследник Велиала приглашающе улыбнулся. Журналист взял карты, и тут же потребовал добавки таким голосом, что Этсу даже вжался в бортик своего мини-бассейна, непроизвольно сведя колени вместе.
- Беру еще одну.
- Прошу!
Улыбка вышла немного хищная. Этсу как раз закончил сравнивать черты характера и перешел к внешности, зависнув на минуту на ключицах и шикарных мышцах груди журналиста.
Если сейчас Эмиль закончит игру, ему придется вскрыть свои карты, и они узнают, кто проиграл. Этсу бросило в жар.
"И чего это  я так волнуюсь? Ну подумаешь, парень. Не сильно-то он от суккуба и отличается, я бы сказал, даже симпатичней намного..."

+4

16

Эмиль интригующе улыбался, неотрывно глядя на демона. По правде сказать, прочитать по лицу Этсу его карты, было практически невозможно. Не то, чтобы демон так хорошо скрывал свои чувства, скорее наоборот, его взгляд и выражение лица выдавали разом такое количество эмоций, что разобрать каждое в отдельности не представлялось возможным. Для Эмиля уж точно.
Хотя нет, догадаться о том, почему демон так задумчиво завис, вперившись вполне однозначным взглядом в оппонента, было нетрудно, и журналист только тихо выдохнул, будто это могло его хоть как-то охладить. Казалось, еще немного - и на груди появится ожог, слишком уж обжигающими были прикосновения оливкового взгляда. Эмиль поежился и буквально с треском отлепил глаза от Этсу, клятвенно пообещав себе не смотреть ему в глаза. И на губы. И вообще на него смотреть.
- Я готов вскрыть карты. - Надо же, он и не знал, что его голос может быть таким хриплым. И грассирование стало заметнее, как всегда было, когда он волновался.
И посчитав молчание демона согласием, как было в большинстве цивилизованных стран, Эмиль выложил карты на сукно. Рядом с давешними дамой и десяткой радовала глаз червовая семерка.
Двадцать.

+2

17

Этсу с улыбкой смотрел на карты журналиста.
"Ты смотри, умудрился выиграть! И что будешь делать теперь, смертный?"
С притворным сожалением вздохнув, он бросил на сукно свои карты: десятка треф и девятка бубен. Девятнадцать. Демон откинулся на бортик ванной и, пристально глядя в глаза журналисту, усмехнулся.
- Ты победил, герой!
Единственный выход по мнению самого Этсу был довольно приятен для них обоих, еще и тем, что по прикидкам Этсу события должны были начать стремительно развиваться сразу же после того, как кто-то из них проиграет. Кто именно - не важно. Но судя по тому, что он успел узнать о д'Эстре, Эмиль скорее в лепешку расшибется, но сделает все с точностью до наоборот, совсем не так, как от него ожидают. В этой ситуации лучше затаиться и не делать лишних движений. И Этсу, закусив от досады нижнюю губу, ждал, пока его гость примет решение.
От едва сдерживаемого возбуждения и неудовлетворенного желания в голову начали лезть разные вредные мысли, вроде "кто сверху - не имеет значения" или " а не поболтать ли нам за легким минетом?". Но Этсу тут же отмел их, как недостойные своего статуса. Да и вообще, папенька бы точно заругался, узнай он о проявленной им слабости. Этсу мысленно злобно фыркнул.
"Вот бы его сюда с Асмодеем запихнуть! Я бы на них посмотрел."

+4

18

Надо же, почти поровну.
Собравшийся было обратить на этот факт внимание оппонента, Эмиль поднял глаза на Этсу, и только невероятное усилие воли не позволило ему позорно поежиться под этим взглядом. Сразу аукнулось внизу живота и опрометчивое решение на что-то играть, и не менее опрометчивый выигрыш. Азарт от игры, приглушивший было возбуждение, смыло низким голосом демона, двусмысленной усмешкой и его не менее красноречивым взглядом. Голова закружилась с новой силой.
- Так на что мы там играли?.. - задумчиво, словно бы ни к кому не обращаясь, спросил Эмиль, с силой прилепившись к спасительному бортику ванны. Проклятые масла, свечи и, главным, образом, находящийся в зоне непосредственного контакта демон секунду за секундой вытягивали у Эмиля из рук хоть какое-то подобие контроля за ситуацией, лишая способности думать о чем-то еще, кроме оливковых глаз напротив.
Так на что они там играли?.. Даже эту их интригующую ставку, оставляющую простор для фантазии, вспомнить удалось не сразу. Зато когда она вспомнилась, Эмиль сощурил ставшие почти черными глаза, взгляд которых, наверное, был вполне осязаем для Этсу.
- Так что ты выбираешь? Поцелуй или прикосновение?
Он же француз. Разве его может что-то смутить?

+3

19

Этсу, наконец, выдохнул, с удивлением обнаруживая, что все то время, пока Эмиль говорил, он задерживал дыхание. У журналиста был весьма красноречивый взгляд, надо заметить. Демона острова даже в жар бросило, что было тем более удивительно, что в горячей воде становилось и так довольно жарко. Этсу сделал едва заметный жест рукой, и вода стала просто теплой. Он бы сделал ее и ледяной, чтобы хоть немного остыть, но подозревал, что это не сильно улучшит их положение, скорее, только затруднит.
- Поцелуй.
Губы отказывались слушаться, голос получился низким и хриплым. Этсу уже давно забил на то, что журналист и так прекрасно видел. Скрыть возбуждение не представлялось возможным, кроме того сам смертный выглядел не лучше: глаза потемнели, на лбу испарина. Хорош, слов нет!
Оставалось надеяться только на то, что Эмиль не выберет целомудренный поцелуй в лоб. Этсу бы просто не пережил такого издевательства. Он не раз попадал в подобные ситуации, но впервые по-настоящему занервничал, заглянув в карие глаза. От ЭТОГО смертного можно было ожидать чего угодно, в этом наследник Велиала уже имел сомнительное счастье убедиться.
К слову из д'Эстре вышел бы неплохой демон.

+5

20

Эмиль рвано выдохнул, уголки губ дрогнули в напряженной улыбке. Он и сам не знал, чего хочет больше - поцелуя или прикосновения, но, наверное, уже было все равно. Слишком тяжелым был воздух, сгустившийся между ними, слишком жарким было пламя от свечей, пляшущее в потемневших глазах. Гулкие удары сердца эхом отдавались в кончиках пальцев.
Поначалу мелькнула мысль обломать демона, галантно поцеловав руку или чмокнуть в нос. Однако у Эмиля не было уверенности, что у него самого хватит выдержки на такое, да и в том, что Этсу не утопит его в этой же ванне от жесточайшего разочарования, были здоровые сомнения. А потому журналист решил все-таки реализовать свой законный выигрыш не таким жестоким для них обоих способом.
Правда, при взгляде на Этсу создавалось впечатление, что стоит приблизиться к нему хоть на сантиметр - и демон вцепиться в журналиста и не отпустит до тех пор, пока... Долго, в общем, не отпустит. Впрочем, Эмиль не стал особенно над этим раздумывать (да и не получалось особенно думать, честно говоря) и плавно перетек в сторону демона, упершись руками в бортик ванны по обе стороны от оппонента. Заглянул в ставшие темно-болотными глаза, медленно склонился и, когда демон, кажется, был готов уже вытянуть губы трубочкой, вместо обещанного поцелуя слегка коснулся губами линии подбородка.
Ощущение горячей кожи вырвали из груди еще один тихий вздох, и Эмиль медленно опустил ресницы, намереваясь дальше использовать свое право победителя теперь уже вслепую. Этсу удивленно охнул и очень удачно отклонил голову назад, предоставляя отличную возможность для маневров. Например, можно было провести по шее вниз даже не прикосновением, а лишь его обещанием, касаясь только теплом. А достигнув ямочки между ключицами, слизнуть задержавшуюся на коже капельку, прижавшись на миг. А можно еще пройтись горячим дыханием вверх, повторяя рисунок пульсирующих вен под тонкой кожей, целуя за ухом.
Он хорошо помнил, что его выигрыш - только поцелуй, не прикосновение, а потому только сильнее сжал пальцы на холодном бортике.

+5

21

Этсу заворожено следил за тем, как Эмиль приближается, как склоняется к его лицу, было удивительно приятно смотреть на его губы, наблюдать малейшие изменения мимики. Дыхание журналиста обжигало кожу, губы почти касались подбородка и шеи Этсу, но Эмиль не уступал. Удерживался на самой грани дыхания и прикосновения. Нет, вот же противный характер!
Пальцы дЭстре  побелели от напряжения, он с такой силой впился в бортик ванной, стараясь избежать прикосновения, что Этсу даже показалось, что тот сейчас раскрошится под его пальцами. Зато у демона появилась возможность рассмотреть весьма интригующий рельеф мышц и рук и груди.
- Играем дальше? – Этсу едва удержался, чтобы не рвануть упрямца на себя и не показать, как надо правильно целовать демона. Чем больше раздражало наследника Велиала упрямство этого смертного, тем больше жаждал он заполучить его в постель, то есть в данном конкретном случае в ванну, на вполне законных основаниях.
«Если выиграю я, дорогой мой, ты пожалеешь, что родился на свет таким упрямым!»
- Ну что, не страшно? Видишь, я не кусаю хороших мальчиков, - хмыкнул Этсу, сверля журналиста весьма красноречивым взглядом. – Ты же будешь хорошим мальчиком, Эмиль?
Этсу подмигнул соседу по своему водному заключению и мысленно торжественно поклялся, что и на секунду не попытается вспомнить контрзаклинание, пока не получит этого смертного в свое полное распоряжение.
Ах, да! Все-таки надо бы с ним как-нибудь в шахматы сыграть.

+5

22

Эмиль фыркнул и укусил не в меру болтливого демона за мочку уха.
- Амплуа положительного героя так банально, - издевательски протянул он почти не сбитым шепотом. - и оно мне никогда не нравилось.
Дразнить демона насмешками, дыханием, прикосновениями потемневшего взгляда было до одури сладко, чувствовать, как учащается пульс под горячей кожей, как красивое тело в бесстыдной близости каждый раз подается навстречу, стремясь продлить касание. И Эмиль знал, какая мысль в гордом одиночестве крутится в черноволосой голове: безраздельно, полностью взять свое, проигрыш ли, выигрыш - неважно; отбросить все это ненужное сопротивление и раствориться в дыму ароматических свечей.
Но журналист не уступал, он вообще редко когда уступал. Ему было интересно проверить, насколько хватит Этсу, у которого с губ то и дело срывались судорожные вздохи. Самому Эмилю было тоже не сладко - каждая клеточка тела горела, перед глазами прыгали звездочки, замыкая чувства в непрерывный круг из желания, возбуждения и собственного упрямства.
Фантазия отказалась отвечать на вопрос "На что способен раздразненный перевозбужденный демон?", но Эмиль понадеялся, что последствия его маневров не сулят ему летального исхода. Все так же неспешно спустился губами до особо соблазнительного изгиба шеи, обстоятельно пуская в ход зубы и язык, и мысленно усмехнулся. Какая честь обычному смертному, оставить след на этом соблазнительном, желанном теле.
В конце концов, он же победитель.

+3

23

Томно прикрыв глаза, Этсу в лучших традициях дамских романов упоенно вздыхал, каждый раз, когда губы журналиста касались его кожи. Он даже умудрился пощекотать щеку Эмиля длинными ресницами, когда тот раздумывал, куда бы поцеловать демона. Опомнился Этсу только тогда, когда понял, что еще немного и в роли им же упомянутого суккуба окажется он сам.
- Эмиль, - хмыкнул демон, борясь с желанием плюнуть на все и отдаться дурманящим поцелуям смертного, оказавшегося вовсе не таким стеснительным, как казалось вначале. - Ты, кажется, выиграл одну битву, а не всю войну.
Положив руки на плечи журналиста, он почти было вознамерился оттолкнуть увлекшегося победителя, как вдруг тот применил такой нечестный прием, от которого у Этсу свело, а точнее развело колени, а руки сами притянули коварного молодого человека к груди. Поцелуй в шею, которая у демона была весьма чувствительной к ласкам, снес ему крышу со всеми тормозами. Выгнувшись под журналистом так, что вода в ванной перелилась через край, Этсу поцеловал дЭстре со всей страстью, на которую был способен. Губы журналиста оказались мягкими и теплыми, от него приятно пахло дорогим табаком и мятными леденцами.
- К дьяволу карты, - простонал в поцелуй демон, обвивая шею Эмиля руками.
"Говорил же мне папа не играть со смертными в азартные игры. Все равно обдурят"

+9

24

"Ого!"
Честно говоря, Эмиль как-то не ожидал от демона такой прыти, так что на какой-то момент ему даже показалось, что Этсу его сейчас от страсти если не утопит, так задушит точно. Таким образом заканчивать свой земной путь журналист не собирался, потому, сориентировавшись, сомкнул руки на влажной спине демона, прижимаясь ближе, справедливо решив, что таким образом топить его будет уже сложнее.
- Некоторые войны длиной всего в одну битву, - не слишком разборчиво прошептал он, когда недостаток воздуха в легких заставил его оторваться от этих губ. Возбуждение достигло уже такой степени, когда простой поцелуй был желаннее самых откровенных ласк. Ну, может, и не совсем уж желаннее, но уж много лучше, чем бездействие.
Требовательный, голодный поцелуй продолжился, распаляя и без того разгоряченные тела. Человеческая душа, наверное, и вправду слаба, готовая продать все самое святое, чтобы ощутить демонские ласки, скользящее в прикосновениях нетерпение и упиваться мыслью о том, что это нечеловечески прекрасное создание хочет именно тебя..
Впрочем, Эмиль так красиво не думал. Он вообще был далек от каких либо мыслей, особенно от таких сентиментальных и пафосных. Единственным рваным ошметком разумного сознания были изощренные ругательства на них обоих за то, что они так долго страдали какой-то ерундой.
Эмиль качнулся вперед, снова прижимая Этсу к холодному бортику ванны. Рука скользнула по влажной спине вверх, собирая в горсть тяжелые пряди волос.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-03-09 00:21:45)

+4

25

Сбившееся дыхание и бешеный стук сердца мешали сосредоточиться. В голове вертелась мысль о том, что он упустил нечто важное, запутался в чувствах и ощущениях. Хотя, что для него сейчас самое важное Этсу не понимал. Зато уже вовсю строил планы по привлечению сжимающего его в объятиях журналиста к исследованию острова, которым уже давно посвятил все свое свободное время. И что тут такого? Подумаешь, обычный смертный! Эмиль превосходно образован, начитан, любознателен. Кроме того, журналист весьма интересный собеседник, и с чувством юмора у него все в порядке. Из д'Эстре выйдет отличный компаньон. К тому же, что весьма немаловажно, он отлично целуется.
Демон умудрился извернуться под Эмилем так, чтобы им обоим было удобно, его ноги обхватили бедра журналиста, прижимая их тела настолько близко друг к другу, насколько это вообще возможно. Вблизи все оказалось еще интересней. Наследник Велиала вдруг с теплотой и благодарностью вспомнил наставления отца, который учил его не отстраняться от проблемы, а встречаться с ней лицом к лицу. Получилось немного не лицом, но "проблема" у журналиста была ого-го! Демон даже восхищенно присвистнул, многозначительно подмигнув д'Эстре, когда тот, наконец, разорвал поцелуй.
Следующее стратегическое решение Эмиля заставило демона глухо застонать и потереться бедрами о гордость французской прессы. Этсу, конечно, понятия не имел, что представляет из себя Эйфелева башня, но если все французы окажутся такими страстными, как Эмиль д'Эстре, был согласен на переезд в Париж незамедлительно.
Пальцы журналиста зарылись в волосы, потянули, и Этсу не выдержал.
Вся глубина хитрой натуры коварного француза стала понятна Этсу только тогда, когда он, изогнувшись под смертным так, что разом свело все мышцы, застонал, а спустя мгновение расслабленно уткнулся носом куда-то в шею журналиста, бездумно прижимаясь губами к загорелой коже.
Было до одури хорошо.
С губ сорвалось уже привычное "О, Эмиль!", и демон шумно выдохнул, удовлетворенно потягиваясь, но не разжимая объятий. Ладонь скользнула между телами и уверенно сжала несгибаемую твердость французской прессы.
- Вива, Франция! - с ехидной улыбочкой прошептал демон на ухо журналисту и начал совершать ладонью вполне ожидаемые действия.
Этсу не был законченным эгоистом. Получил удовольствие сам - помоги другу.

+7

26

Эмиль резко втянул воздух сквозь зубы, когда демон решил оказать ему посильную помощь, тем самым взяв реванш за свой проигрыш. Не то, чтобы журналист сильно возражал, но он настолько быстро терял контроль над собственным телом, что это даже несколько пугало. Напряжение нарастало стремительно, неотвратимо приближая его к краю, хотя заканчивать все так быстро не хотелось. Впрочем, то ли растворенные в воде пресловутые масла, то и присутствие одного конкретного демона в непосредственной близости (куда уж ближе!), а скорее всего - сказалось все сразу, но кровь буквально закипала, пуская перед закрытыми веками фейерверк из мерцающих звездочек. Шумный выдох, выдавший француза с головой, сорвался с губ пополам со стоном, и Эмиль, сжав пальцы так, что Этсу рисковал остаться без клока волос на затылке, резко запрокинул голову, глядя невидящими ставшими черными глазами в потолок. Силы его покинули с быстротой, прямо пропорциональной яркости взорвавшихся звездочек, и француз бы, наверное, просто опрокинулся бы на спину, бесславно утонув счастливым и удовлетворенным в ванне, если бы Этсу его не придержал. Собственное тяжелое дыхание сушило губы. Сердце стучало где-то в горле, так что для того, чтобы что-то сказать, Эмилю потребовалось определенное время.
- Vive la France, - бездумно отозвался журналист надтреснутым голосом с усиливавшимся грассированием. собрав, наконец, усилием воли жалкие остатки сил, чтобы посмотреть на довольно ухмыляющегося демона. - Ты оригинальными способами берешь реванш.

+3

27

- Это только начало, Эмиль, - довольно фыркнул на ухо журналисту демон и, притянув смертного к себе, страстно поцеловал в губы. - У меня есть для тебя две новости: хорошая и очень хорошая, - Этсу продолжал поглаживать плечи д'Эстре, как ни  в чем не бывало. - Хорошая: после секса с тобой ко мне, кажется, вернулась память, смертный. Должен заметить, теперь я еще больше хочу посетить твою прекрасную родину, о сексапильности мужчин которой я так наслышан.
С Этими словами Этсу вполголоса произнес контрзаклинание, позволяющее дезактивировать защитный контур, поставленный им вокруг ванной комнаты.
- И вторая, очень хорошая, - демон облизнулся, откидываясь на спину и сводя руки ладонями вместе перед носом журналиста. - Мне мало. Так что предлагаю продолжить нашу игру в другой, более комфортной обстановке. Жди в гости, о Эмиль.
И многозначительно подмигнув напоследок, Этсу хлопнул в ладоши, отправляя журналиста в его номер, а сам с удовольствием погрузился в еще теплую воду по самую макушку.
- Потрясающее самообладание, - довольно пробулькало из ванной.

+4

28

Эмиль недоверчиво вскинул бровь: знает он эти хорошие новости. Такие хорошие, что хоть плачь. Впрочем, он, кажется догадывался, о чем ему хочет поведать Этсу - у демона был вид объевшегося хозяйской сметаны кошака, такой же довольный и такой же наглый. И как оказалось, Эмиль в своих прогнозах не ошибся - после таких бурных водных процедур склероз у Этсу внезапно закончился, и они получили возможность отсюда выбраться.
Изобразив самое скептичное выражение на лице, журналист был готов уже выразить здоровые сомнения по поводу того, насколько усердно Этсу пытался вспомнить пресловутое заклинание, как демон не дал ему и слова сказать, торжественно возвещая о будущей встрече.
Это известие журналист воспринял с самым каменным лицом, на которое был способен, но отреагировать должным образом не успел - перед глазами снова сгустился туман, и журналист обнаружил себя уже в собственном номере, в собственной ванной и глядящим в собственное зеркало. Улыбнулся какой-то странной улыбкой, пытаясь найти что-то хорошее в том, что пользуется бешеной популярностью у представителей темных сил. Хорошее находиться не хотелось, но это почему-то совершенно не расстраивало.
Вечер прошел насыщеннее, чем он ожидал, и это было не так плохо.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-04-07 14:44:37)

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Праздники » День святого Валентина: Этсу и Эмиль д`Эстре [завершён]