"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Мюнхенская выставка


Мюнхенская выставка

Сообщений 31 страница 60 из 120

31

Она улыбнулась и опустила взгляд.
- Нет, не подвох, - ответила она. – Скрытый от глаз смысл.
Он закурил и Клэр вдохнула табачный дым. Да, наверно она бы тоже покурила. Хью отвернулся к окну, но для Клэр там не было ничего интересного. Она закрытыми глазами могла сказать что там происходит. Более того, с точностью указать каждую трещинку, каждое пятнышко.
Она скользила взглядом по его лицу, понимая, что откровенно испытывает его терпение. Впрочем, тут, с ним, она твердо решила, что без боя не сдастся, полагая, что чем тяжелее ему дастся победа, тем ценнее трофей.
Он вновь посмотрела на нее. Услышав признание, Клэр лишь улыбнулась, понимая, как тяжело ему далось это признание.
- Я знаю, - тихо сказала она, опуская взгляд, позволяя ему себя разглядывать.
Вот сейчас он точно опять контроль потеряет, подумала она и подняла взгляд на него. Хьюго возмущался, приводил доводы, задавал вопросы, а Клэр молча его слушала, давая возможность выпустить пар.
- Вы правы, - согласилась она, пожалуй впервые за все время их знакомства, так искреннее. – Дело в отношение. В вашем. К миру в целом и к женщинам в частности.
Она качнула головой, сделав предупреждающий жест, чтобы он не начал спор раньше времени.
- Я вас плохо знаю, вы говорите. Я не даю вам шанс, вы обвиняете. И вы правы. Но я вижу, я чувствую и предупреждаю ваши лицемерные игры. - Она пригубила свое латте и вопросительно приподняла бровь. – Никакой лжи и никаких игр, Хьюго, мое единственное правило, которое вы никогда соблюсти не сможете. Я знаю, что вы более занятой человек чем я, но я в отличие от вас не люблю тратить время в пустую на сомнительные удовольствия. Я не умею на половину наслаждаться, не умею довольствоваться малым.
Она подалась вперед, отрываясь от стула, и перегнулась через столик, так, чтобы оказаться ровно на середине не большого круглого стола у самого окна. Клэр смотрела ему в глаза, упираясь локтями в стол.
- Вы знаете, что такое отдаваться не только телом, но и душой? – Шепнула она, улыбаясь лишь губами. – И мне без разницы, где вы живете, что едите и с кем говорите. Я хочу знать лишь, что вы чувствуете и чего хотите. Хочу, чтобы вы осознали и признали свои чувства и желания.
Она села нормально, но на спинку не откинулась, оставляя руки на столе. Как-то вдруг попался на глаза заказанный торт. Клэр ковырнула его вилкой, подцепила кусочек и протянула ему, замерев на середине стола.
- Сладенького, не желаешь? – Усмехнулась она, решив, что выкать уже хватит.
Отчасти она игралась сама, отчасти издевалась, но на самом деле откровенно провоцировала. Клэр вдруг осознала, что ей как раз нравится его бешенство. Было в нем что-то настоящее, не наигранное, не фальшивое, не показное. Ей нравилась его растерянность, его замешательство. Только так он казался ей настоящим.
- Вечером, - шепнула она. – Я буду ждать на набережной Бранли, у Йенского моста.
Клэр улыбнулась, встала и бросила на стол купюру. Она чуть коснулась его руки, предупреждая порыв остановить ее, и чуть качнула головой.
- Разлука тяжела нам, как недуг, но временами одинокий путь счастливейшим мечтам дает досуг и позволяет время обмануть.
Она вновь улыбнулась и вышла, быстро перешла улицу и скрылась в антикварном салоне своего отца…

0

32

«Не подвох? Тогда что же?» - хотел уже раздраженно выпалить Хьюго, но что примечательно – у Клэр всегда находились ответы на все вопросы, причем создавалось ощущение, что она знает их заранее. Он раскрыл рот и тут же захлопнул его. Все его обвинения в подозрительности девушки оказались неактуальны, перечеркнуты одной только фразой – «скрытый смысл». Да, тут он был с ней согласен. Он действительно был нечестен с Клэр с самого начала и все его действия до сей минуты были продиктованы именно скрытым смыслом. Она поймала его за руку – и похоже, уже давно, только он этого попросту не видел. Эстерберг снова и снова поражался, насколько Клэр проницательна и умна. Откуда это в ней? От природы или исходя из горького опыта? Девушка читала мысли и видела желания. Француженка подтвердила его догадки, коротко ответив – «я знаю». На секунду он вновь ощутил «это» - приступ бешенства, какое бывает у животного, попавшего в ловушку. Он начал задыхаться, захлебнулся эмоциями, хотел её спросить – имеет ли он вообще хоть какие-то права в этой жизни? Но замолчал, разгромленный её железной, как у мужчины логикой.
Она во всем оказывалась права. Это бесило Хьюго, который привык к тому, что все ему верят, все его любят и в общем-то все и всегда идут ему навстречу. Игра всегда была стилем его общения, как, впрочем, и всего общества в целом. В этом была особая прелесть. Другой модели поведения он не знал и играл, не задумываясь – привычно, не видя в этом ничего пред рассудительного. Клэр ловко разделала его, прижала к стенке, оставляя голым и беззащитным. Буря чувств и эмоций отразились в его глазах – от бешенства до растерянности и отчаяния. Если он сейчас испугается, сдастся, признает свое поражение – он до конца дней своих будет чувствовать себя ничтожеством. Хьюго увидел её глаза – близко. Несколько секунд он боролся с каким-то непонятным ему страхом. Хьюго задыхался. На эмоциональном, интуитивном уровне он понял, чего требует Клэр от него…
- То есть… я больше не буду принадлежать себе? – тихо переспросил швед, - правильно понял?
Чувство незащищенности было так непривычно. Хьюго почувствовал странную слабость, вызывающую внутреннюю дрожь. Эстерберг, крупный бизнесмен, ощутил себя таким маленьким…
- Хочу, - ответил он, ошеломленный переходом на «ты». Что за женщина… Она вымотала его на кулак, прежде чем подпустить к себе ещё на миллиметр. Хью взял с вилки кусочек торта, ощущая себя, как тигр перед дрессировщиком.
«Йенский мост», - повторил он про себя, как заклинание. Она назначает свидание? Хьюго боялся дышать, дабы не испортить все опять.
- Я провожу…
Он сел обратно, не смея с ней больше спорить. Что это были за стихи? Эстерберг смотрел вслед Клэр, не замечая, что пытается сломать кофейную ложку нервными пальцами. В мыслях он был уже у моста йенских романтиков.

0

33

Клэр вошла в салон, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной. Это что сейчас такое было? Она назначила ему свидание, да еще Шекспира почитала? Поль, работавший у них уже пару лет, бросил на нее удивленный взгляд. Она и сама была удивлена не меньше.
Взгляд ее упал на розы. Она отлипла наконец от входной двери и взяла корзину. Седьмую, но пожалуй самую приятную. Чуть склонившись, она коснулась лицом бледных бутонов и улыбнулась. Видимо сдалась. Отставив корзину и вернувшись в действительность, Клэр наконец таки занялась делами. Полдня оставшихся она подбирала свадебные подарки, лично следила чтобы из упаковали должным образом, предлагала красивые винтажные открытки к ним. Но мыслями она была далека от настоящего. Клэр то возвращалась на мюнхенскую выставку, вспоминая, как он подошел к ней в первый раз. Такой самодовольный, самоуверенный. Она тогда хотела уйти, а он кинулся следом. Прилюдно схватил ее и развернул к себе лицом. Всю дорогу до кафе, пока они шли по ночной мюнхенской улице и спорили об искусстве, он держал выпавший из ее волос гребень. А в кафе? Они вновь спорили. Он воевал сам с собой, борясь с желанием коснуться ее руки. Она оставила ему свой шарф. Подарок Грегори. Шесть корзин цветов. Шесть попыток угадать ее любимые. Но первая была ближе всего к цели.
Клэр довольно глупо улыбалась целый день и лишь потому, что отца не было рядом, до остальных ей было все равно. Поль видел наглого шведа и о чем-то там своем уже догадался, а об остальном она не считала нужным рассказывать. А отец… Он сам все поймет, чуть позже.
Она долго стояла в гардеробной, придирчиво разглядывая свои вещи и вспоминая все советы Грегори, когда раньше вот так тоже терялась в сомнениях. Платье? Туфли на каблуке? На каблуке точно, он очень высок. Клэр выбрала шелковое бирюзовое платье с завышенной талией. Присборенные рукава фонарики и лиф, легкая, летящая юбка из двух слоев тонкой ткани. К нему она надела босоножки с бантами и подошла к зеркалу. Да, отцу бы понравилось. Его девочка в платье. Он всегда настаивал, чтобы она  чаще надевала юбки и платья, но Клэр упорно отдавала предпочтения брюкам…  А с чего вдруг платье то?!
Клэр уже хотела снять платье и босоножки, надеть брюки и какую-нибудь блузу, но вошел отец. Он явно не рассчитывал застать ее за сборами на ночную прогулку и окинул удивленным взглядом. Клэр лишь пожала плечами, схватила сумочку и чмокнула его в щеку, не давая шанса начать расспросы. Она выпорхнула из дома и быстро добралась на такси до набережной. В ее голове не было абсолютно никаких мыслей, только сердце почему-то бешено билось.
Попросив таксиста остановиться чуть не доезжая, Клэр вышла из машины и вдохнула ночную прохладу. На мгновение, ей подумалось, что нужно было захватить какой-нибудь жакет. Взгляд ее упал на Эйфелеву башню. Огромную даже издалека. Стоя рядом и осознавая ее размеры,  Клэр всегда ощущала себя маленькой и ничтожной букашкой на фоне вечности. Хотя, так она себя ощущала и глядя на портрет Моны Лизы. Разница была лишь в том, что здесь на нее производил впечатление размер, а там возраст.
Клэр шла по набережной не спеша. Прохожих было не мало. Разгар лета, Париж, прекрасный теплый вечер. Эйфелева башня – не совсем уединенное место. Его она увидела почти сразу, как отвела взгляд от самой узнаваемой архитектурной достопримечательности города. У самого моста. Клэр не ускорила, но и не замедлила шага.
- Тебе нравится Париж? – улыбнулась она, когда подошла, опуская приветствия. – Говорят, это город влюбленных, но я никогда не влюблялась именно в Париже. Смешно, да? Прожила здесь всю жизнь и ни разу именно здесь не влюбилась.

0

34

Хью сидел, наверно, ещё минут сорок. Долго приходил в себя, перемалывал детали встречи, хмурился, качал головой - спорил, доказывал, переубеждал. У него хватило самообладания не заговорить с собственным отражением в стекле, но был момент, когда он поймал себя на таком желании.
Нет, это не лезет ни в какие рамки.
Эстерберг очнулся от внутренней дискуссии, вздохнул и обвел глазами кафе. Официант быстро отвел глаза, но Хьюго уловил заинтересованный взгляд.
"Я смешон", - подумал Эстерберг, положил на стол деньги и поднялся на ноги. Он засиделся немного и с удовольствием размялся, пройдя пару километров, держась тени. Затем он почувствовал отголосок бессонной ночи. Надо бы пойти в отель и поспать... Хьюго был уверен, что не сможет уснуть. Он был слишком возбужден и растерян. Нет, надо, просто надо отдохнуть. Иначе к вечеру он будет не в форме, и Клэр этого может не простить. Он поймал такси, ощущая всё же сильную усталость и страдая от духоты, быстро добрался до отеля и что говорят, вырубился, как только его голова коснулась подушки.
Телефон защелкал соловьем под подушкой, заставяя Хью крутануться на ней. Сколько времени? Он не проспал? Прищурив спросонья один глаз и ничего ещё не видя, он отключил телефон, взгляделся в цифры на часах.
- Фууу...
Хьюго на минуту прикрыл глаза и тут же испуганно открыл их - побоялся уснуть снова. Сердце бешено колотилось. Эстерберг усмехнулся.
"Как влюбленый мальчишка", - пронеслась мысль, внося сумятицу во все остальные мысли.
"Влюбленный?" - задал он сам себе вопрос и глупо заулыбался. Оказывается, он ещё и не был никогда по-настоящему влюблен. Он никогда ещё так не боялся проспать, у него ещё никогда так испуганно не колотилось сердце.
Эстерберг поднялся, в каком-то странном состоянии пошёл в ванную, включил душ, глянул на себя в зеркало и... Не узнал себя. Лихорадочно блестящие глаза, синяки под глазами, какие-то натянутые линии скул и носа. Почему-то его порадовали признаки душевного недуга, которое называется "влюбленность". Он глупо хихикнул, залез под воду и взял гель. Затем он брился, насвистывая и строя себе глазки, затем придирчиво выбирал костюм. Серый? Нет... Вот этот, почти черный, в тонкую, едва заметную полоску. По привычке "причесал" гриву пятерней.Есть совсем не хотелось, хотя завтрак уже давно провалился. Он выпил кофе, заставил себя проглотить сэндвич, - потому что "так надо" и спустился вниз.
Почему флористы всегда знают, что человек собирается на свидание? Девушка, торгующая цветами, загадочно улыбнулась, глядя на этого фазана, придирчиво выбирающего розу. Он выбрал - лососевого цвета крупный цветок с темными внешними лепестками. После этого, с чувством выполненного долга, он взял такси и за полчаса до назначенного времени высадился у моста, напротив башни.
Он узнал стук каблучков. Казалось, только она ходила в таком ритме. Хьюго улыбнулся и его взгляд даже прояснился, стал открытым. Он стоял и просто радовался, что Клэр позволила это свидание, что она здесь и приближается к нему, красивая, нежная, не такая, как все. Почему она заговорила о влюбленности? Хью взял ее за руку, поцеловал ладонь.
- Я так рад тебя видеть, Клэр, искренне рад. А я вот... Влюбился в Париже, представляешь?
Хьюго протянул девушке цветок, с желанием глядя на нежную щечку. Не убьет за поцелуй? Эстерберг быстро и несмело, как неопытный юнец, чмокнул ее в щеку и отпрянул на всякий случай.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-05-28 22:06:37)

0

35

Клэр удивленно приподняла бровь. Она в общем-то спросила, нравится ли ему город, а остальное добавила так, для поддержания разговора. А он… Рад видеть и влюбился? В принципе она вполне могла допустить, что Эстерберг влюбился. А после того, как он протянул розу и, по-мальчишески так, чмокнула ее в щеку… Готова была даже допустить, что в нее.
Она уж хотела, ему ответить, что представляет себе это, но передумала. Уж больно цинично прозвучало бы, на фоне того, как она сама полдня в облаках витала и еще полдня платье выбирала.
Клэр улыбнулась и ткнулась в розовый бутон носом, пряча взгляд. И что же теперь ей делать с влюбленным шведом? Она оторвала взгляд от мостовой и окинула его с ног до головы, а потом вновь скользнула по набережной. Ее сердце вовсе не замирало, при взгляде на него, не рождалось в низу живота такое странное теплое ощущение. А что она тогда делала здесь, на набережной?
Клэр вновь подняла на него глаза. Если она тешила лишь свое самолюбие, делая из этого самовлюбленного самца влюбленного в нее мальчишку, то… То чем она лучше него?
Он терялся, он сомневался, не знал что делать и как себя с ней вести. Но ведь она сама же и сбивала его с толку постоянно. Сама рушила все его ориентиры и заставляла отказываться от опробованных не раз приемов. А чего она хотела этим добиться, сама не знала.
Клэр вздохнула, закусила на мгновение нижнюю губу и взяла его за руку, как малого ребенка. Нет, целоваться с ним на Эйфелеву башню она точно не полезет. Отдаваться бурным страстям в его номере еще рано как-то. Да и кто сказал, что она это вообще допустит. Оставалось только гулять по набережной, держась за руки как дети.
Клэр шагнула вперед, увлекая его за собой, прочь от башни. Рассказать ему о набережной? О музеях находящихся в шаговой доступности? О башне? Опять завести спор о современном искусстве или наконец раскрыть все прелести старинных вещей, хранящих в своей памяти не только создателей, но бывших владельцев? Глупо! Клэр терялась, понятия не имея о чем с ним разговаривать. Она вела его вперед, держа за руку и сжимая розу. Зачем она вообще потащила его гулять на ночь глядя? Боже, да еще и Шекспира зачитала. С его способностями, он же мог себе бог весть что уже напридумывать.
Она резко остановилась, отпустила его руку и прислонилась поясницей к каменному ограждению, подняв на него хмурый взгляд.
- Я…
Не самое лучшее начало предложения. Она зажмурилась на мгновение и виновато улыбнулась.
- Понятия не имею, что с тобой делать, - на одном дыхание сказала Клэр, глядя на него.
Глупость конечно. В принципе она знала, что делают женщины с мужчинами. Но ведь речь была не о том. Он странно себя вел, дарил цветы, то набрасывался на нее, то тушевался… И этот глупый поцелуй. Нет, она бы поняла, возмутилась бы, но поняла, если бы он набросился на нее, со всей страстью прям посреди улицы. Но это…
- Ты хочешь заставить меня признать, что я не права? Что слишком строго и слишком…
Она выдохнула. Почему-то мысли не выстраивались стройными рядами и не обретали законченный вид логичных фраз.
- Что ты способен…
Она отвела взгляд, ощущая всю абсурдность происходящего. Что она несет? Куда ее несет?!
Клэр едва поборола желание сбежать, которое уже lj не неприличия стало привычным в его обществе. Ей было невероятно сложно с ним. Она не знала как, зачем, почему и от чего…

Отредактировано Клэр Дое (2011-05-28 23:06:18)

0

36

Хьюго вдруг понял, что пора брать власть в свои руки. Куда-то подевались ее уверенность и резкость, девушка потеряла дар своего необычайного красноречия.
Он снова ощутил прилив нежности, только теперь ее растерянность позволила этому теплу, разливающемуся в груди, возрасти в два раза. Он больше не ощущал сопротивления, он не натыкался на стену логики и здравого смысла. Внутри Хьюго заговорило чутье, позволяющее мужчинам проявлять напористость. Эстерберг взял ее за руку, сам расплываясь в улыбке.
- Не говори ничего. Ты можешь помолчать хоть иногда?
Он тихо рассмеялся и потянул Клэр к себе за руку.
- Поймал себя на желании с тобой потанцевать.
Хьюго после молчаливого согласия на поцелуй в щечку больше не захотел чувствовать себя робким мальчишкой.
- Послушай меня, Клэр. Я буду искренним, и если ты снова попытаешься мне возразить или начнешь спорить, я заткну тебе рот, обещаю.
Хьюго вдруг обнял маленькую и хрупкую, особенно по сравнению с ним, медведем девушку и заговорил, глядя на воду, но устремляясь при этом мысленным взором внутрь себя.
- С той самой минуты, как я тебя встретил, Клэр, внутри меня что-то очень и очень изменилось. Я был мертвым, таким мертвым до встречи с тобой... Вся моя жизнь до тебя была такой искусственной и сейчас удивлен - чем я вообще занимался всё это время, с какой целью, какой во всем этом был смысл? Все мои чувства были всего лишь пустой игрой и не знаю - для чего всё это.
Он вдохнул, с трудом подбирая слова. Он раньше никогда не копался в себе и ему было трудно объяснить, что он чувствует.
- Клэр, ты заставила меня чувствовать жизнь по-другому. Я дышу, я живу. Я люблю.
Он отстранил от себя девушку, держа ее за плечи, посмотрел в глаза.
- Я чувствую, что по-настоящему люблю, а не хочу поиграть в любовь.
Клэр, я знаю, ты всё видишь. Пожалуйста, не отталкивай меня. Я ведь умру снова и буду в этом винить тебя!
Последние слова он произносил уже шутливым тоном, но его глаза просили понять.
- Ну, вот.  Я был честным.
Клэр за руку и повел ее вдоль набережной, удивительно спокойный. Он сейчас наговорил столько всего, что  уже ничего и не исправишь. Теперь он будет только настаивать, отступать  больше некуда.
- И всё-таки очень хочется с тобой танцевать. Ты не знаешь, где это возможно сейчас?

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-05-29 00:49:47)

0

37

Она, конечно, осознавала, что сдает позиции, но ничего поделать не могла. Лгать, юлить и извиваться ради того чтобы одержать победу было как-то ниже ее достоинства.
- Могу, - тихо ответила она, глядя ему в глаза.
И помолчать могу, и не спорить могу, подумала она и послушно шагнула ему на встречу. Танцевать? Странное желание.
Она молчала, едва дышала и молчала. Так много слов. Слишком много. Они эхом разносились по сознанию, вызывая мелкую дрожь. Что он говорит? Зачем он все это говорит? Она закрыла глаза и слушала, пока он не взял ее за руку и не повел дальше. Два, три, пять шагов они успели сделать, пока сказанное дошло наконец до нее.
Клэр резко остановилась и дернула его за руку, разворачивая к себе. Подобное было больше в его стиле, но уж что делать…
- Любишь? – Довольно уж резко спросила она. – Эстерберг, это уже совсем не смешно!
Она отдернула руку и отступила на шаг назад, наткнувшись спиной на каменное ограждение. Желания бежать не возникло. И нельзя сказать, что она была шокирована его признаниями. Вполне логично было, что он сейчас к этому подведет. А что еще он мог ей сказать? Дорогая, у меня чудесный вид из номера? Клэр даже усмехнулась.
- Скор ты на выводы и на признания, - начала она свое наступление. – Но спасибо, что сразу в отель не потащил. Хотя я даже не знаю, что хуже… Это твое признание или подобное приглашение. Что честнее!
Он что правда думал, что она сейчас растает и растечется по мостовой от восторга?
Клэр шагнула ему на встречу, размахнулась и залепила звонкую пощечину. Она бросила розу на каменные перила и пошла прочь так быстро как могла. Разве что не побежала. Да и не побежала разве лишь потому, что шпилька была сантиметров десять. На таких каблуках особо не побегаешь по набережным. Она выкинула руку, в попытке поймать такси, но тут же опустила. Что она творит вообще?
Клэр остановилась. Возможно, он и не играл. Она ведь видела его растерянность и замешательство. Он же не претендовал вроде на премию за мужскую роль в любовной мелодраме. Да, он на нее претендовал зато. И что?
Собрав всю свою глупость и здравый смысл, Клэр развернулась. Он все стоял на мостовой, видимо шокированный ее выходкой. Она подошла, с ощущением, что никогда в жизни глупее себя не чувствовала. Откуда в ней вдруг взялось все это? Отчего она так с ним?
- Прости, - шепнула Клэр и коснулась щеки, по которой минуту назад так звонко съездила. – Прости, меня пожалуйста. Я сама не понимаю, что говорю и делаю!
Она вздохнула.
Почему я себя как идиотка веду, терялась она в догадках, отказываясь признавать вроде очевидное.

0

38

В душу уже начало закрадываться чувство, какое Хьюго мог бы назвать собственническим.
Клэр промолчала, выслушала и не возразила ни разу. Она не вырвала руку, и Эстерберг с наслаждением слышал, как стучат рядом каблучки. Хьюго уже хотел подхватить Клэр под локоток, вступить в права, так сказать.
... Она будто бы прочитала его мысли. Хьюго поразился, сколько силы в этой малышке. Не успев ничего понять, ойкнул, когда Клэр ударила его, машинально схватился за щеку, остолбенел. В чем она обвиняет его на этот раз? На секунду Хьюго показалось, что эта девушка сама не знает, чего хочет, или знает и изощренно играет с ним. В голове пронесся вихрь мыслей. Нездоровая психика? Стерва? Аутенок? Не вышла из подросткового возраста? Или…  Неужели настолько горький опыт? Он стоял и тупо смотрел, как она снова уходит, сбегает, как делала уже не раз. Это у неё вошло в привычку…  Только и у него вошло в привычку возвращать её, и чем больше она сопротивлялась, тем он был решительнее и упорней.
- Клэр, - держась за щеку, крикнул он вслед девушке, - вернись сейчас же! Что ты творишь! Объяснись, пожалуйста!
Хьюго рассвирепел. Что это за игры такие? Она издевается, неприкрыто издевается над ним! Заставила вывернуться наизнанку, а теперь откровенно смеется. Дразнила, провоцировала, заигрывала, пусть не явно, но не без этого. «Хочешь сладенького?» - вспомнился её голос. Что это было? Что это, как не приглашение для более близких отношений, что она из себя строит? Выставила его злодеем и теперь упивается своей чистотой и невинностью, овечка!
Обо всем этом Эстерберг думал, охваченный гневом, смотрел на неё, убегающую, потом его мысли оборвались, когда Хьюго увидел, что девушка возвращается.
«Решила добить», - подумал Хьюго, опустил руки, глядя на Клэр со злостью. Перехватил её ладонь, облизал губы, сглотнул, стараясь взять себя в руки и не нагрубить.
- Ну вот, что мадемуазель, - строго ответил Хьюго, - я требую от тебя честности. Скажи прямо – ты не готова к отношениям со мной. Я не требую от тебя взаимности прямо сейчас, черт побери!
Эстерберг на пару секунд умолк, чувствуя, что начинает рычать, стиснул челюсти, затем продолжил.
- Ты дала мне надежду и попробуй только сказать, что не было этого. ты обнажил мою душу до болезненной чувствительности. Зачем? Зачем, я тебя спрашиваю! Мои мотивы, в конце концов, просты и понятны. Зачем ТЕБЕ это все было!
Хьюго на эмоциях прижал Клэр к ограждению, нависая над ней разъяренным медведем.
- Всё дело в том, Клэр, что у тебя не хватает духу признать очевидное. Хочешь сладенького? – внезапно задал он вопрос, поднял её лицо, взяв под подбородок ладонью и поцеловал в губы.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-05-30 07:50:39)

0

39

Зачем он ее все время останавливает? Зачем она постоянно послушно бежит назад и дает ему новую возможность?
- Тебе сказала, честно, не знаю что с этим всем делать, - тихо повторила она, отводя взгляд.
С этого ж и начала ведь путаться в мыслях и действиях. Что ему еще было нужно? Что не понятно? И он был вроде как даже прав.
- Я не знаю, чего хочу, - уже выкрикнула она, глядя ему в лицо. – Нет у меня никаких мотивов! Это ты с порога что-то хочешь и к чему-то стремишься! Ты меня останавливаешь и удерживаешь!
Она что жертву сейчас пытается из себя строить? Клэр хотела еще что-то сказать, но закрыла рот. Он припер ее к каменному ограждению, Клэр уперлась руками ему в грудь, но как-то не серьезно это выглядело. Дело было даже не в разнице между их весовыми категориями. И он был прав, уже пора было и ей тоже признаться хотя бы самой себе.
Клэр ответила на его поцелуй, руки ее скользнули по его груди к шее.  Она удержала его, возвращая поцелуй и лишь тогда чуть отстранилась, все еще обнимая за шею.
Знаю, как это глупо звучит, - шепнула она. – Но, правда, не знаю, что с тобой делать. Ты не даешь мне возможности подумать, принять решение.  Я выше и выше задираю цену, в надежде на твое благоразумие, но ты каждый раз соглашаешься и принимаешь ставку.
Не смотря на жаркие дни, ночью на город все же опускалась прохлада. Клэр прижималась к нему, обнимала его, но чувствовала холод. Она явно не по погоде выбрала наряд.
- Я не могу совладать с твоей настойчивостью, - выдохнула она. – Ты раздражаешь меня иногда своей назойливостью. Эти цветы и даже ночной кофе, и твой приезд. Мне кричать хочется от негодования и возмущения.
Она вздохнула и притянула его ближе, ей даже каблуки кажется не особо помогали. Клэр приподняла голову и коснулась его губ своими. Не так настойчиво и требовательно как он. Нежно, едва ощутимо. А потом прижалась виском к его щеке.
- Не знаю, зачем мне все это и не хочу я очевидного признавать, - сказала она, прижимаясь к нему. – Тебе придется научиться понимать меня без слов. Читать по глазам, по губам, по… по чему хочешь и как хочешь. Я не умею выражать свои мысли и чувства словами.
Пальцы ее скользнули по его шее и затылку.
- Тебе придется терпеть мои противоречивые выходки и детские капризы, потому что я избалованный ребенок и общий язык со мной может найти только Грегори.
Она вдохнула аромат его парфюма и резко разомкнула свои объятия, прижавшись к холодному камню ограждения. Клэр подняла лицо и заглянула ему в глаза. Он готов с ней возиться как с ребенком и потакать капризам ее, как это делал всю жизнь ее отец? Ей не нужно его состояние и не нужен титул жены. Ей безразлично мнение окружающих и взгляды прохожих. Она не хочет жить в его мире, но готова наверно в свой пустить. Устроят ли его такие странные и однобокие отношения?  Позволит ли он ей жить своей жизнью и при этом будет рядом?

0

40

В последнее время у него так часто менялось настроение и было столько всяческих эмоций, что у Хьюго порой появлялось ощущение, что он сходит с ума. Поцелуй ошеломил, он так давно добивался сближения, что сейчас испытывал примерно такой же восторг, как при первом, самом первом поцелуе. Какая же она маленькая. Немного страшно обнимать такую крошку - она терялась где-то на груди Хьюго, теплый, нежный комочек, навевающий ассоциации с котенком.
Несколько минут тишины и нежности. За это время Эстерберг растаял, ощущая ласку ее чувственных рук. Сколько раз он смотрел на эти пальчики, держащие чашку кофе или поправляющие бант. Теперь эти милые ручки дарили и ему волшебные прикосновения. Хьюго был уверен - это самая ласковая на свете девочка.
- Ты настолько милая, Клэр, что тебе хочется потакать... Неужели ты не видишь, как я ломаю себя. Ни для кого я не делал ничего подобного, поверь. Я всегда был негодяем по отношению к женщинам, а вот с тобой я не могу не проявлять уважения.
Хьюго вдруг вспомнил что женат и испуганно замер. Нет, нет, только не сейчас! Он не сможет сейчас сказать об этом. Он не переживет ещё одного взрыва эмоций. Потом... Она ещё не решила ничего. Вот когда Клэр на что-то решится, тогда будет ясно, что делать дальше. Он вздохнул с облегчением, обхватил девушку руками.
- Ты замерзла, - заметил Хьюго, - возьми.
Он снял пиджак, как в самых лучших мелодрамах, накинул ей на плечи.
- Придется запастись терпением, Клэр. Я готов ждать. Давай зайдем куда-нибудь погреться.
Черт, как не вовремя он вспомнил про Тильду. Эстерберг начал нервничать. Он кинул быстрый взгляд на Клэр и подумал, что будет подозрительно, если он сейчас возьмет и отключит звук у телефона.
- Давай кофе выпьем, Клэр? Это стало доброй традицией у нас. Только не уходи больше пожалуйста... Я хочу проводить тебя сегодня до дома.
Притормозило такси, повинуясь жесту мужчины, Хьюго потянул Клэр в салон.
- Кафе, пожалуйста, - намекнул Хьюго водителю о том, что пара хотела бы присесть где-нибудь в уютном местечке.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-05-30 07:52:23)

0

41

Клэр улыбнулась. Милой ее только отец называл.  Конечно, она видела, что он пытается подвиги совершать, при том, что по логике женщины на него вешаться должны, а не он за ними бегать. Возможно , он действительно никогда за ними не бегал.
Он вновь обнял ее и ей это даже понравилось, а потом накинул на плечи свой пиджак. Да, так было значительно теплее, только Клэр в нем разве что не утонула.
- Запасись, - предупредила она с улыбкой и кивнула, на его предложение сменить место. – Давай, выпьем кофе. Хотя, я бы поела и выпила чай. День был таким насыщенным, что я даже пообедать толком не успела. И я разрешаю проводить потом меня домой, но на чашку кофе не приглашу. Я вообще живу с отцом. Не думаю, что он будет счастлив тебя видеть посреди ночи.
Клэр усмехнулась. Она никогда не приводила мужчин домой. Более того, о доброй половине их отец даже не подозревал. Клэр не была скрытной и не стыдилась своих отношений с кем-то, просто они не были для нее столь значимыми, чтобы афишировать перед отцом. Интереса Грегори к женщинам она тоже не замечала особо, хотя тот уже давно не жил с ее матерью. В общем в личную жизнь друг друга они не лезли. Хотя, личную жизнь с Эстербергом будет довольно сложно скрыть. 
Он поймал такси и настолько не определенно задал цель, что Клэр рассмеялась.
- Габриель двадцать семь, пожалуйста, - сказала она и коснулась руки Хьюго. – Позволь мне здесь распоряжаться. Хотя бы потому, что я лучше знаю город.
Она взяла его под руку, его пиджак почти соскользнул с ее плеч, и Клэр едва его поймала свободной рукой.
- Когда ты улетаешь? – спросила она, в надежде, что не утром. – У нас будет еще день?
Один день? Клэр на мгновение аж замерла. Всего один день еще? Так мало! Ей хотелось больше. Ей уже хотелось много больше. Два, три, неделю. Она бы увезла его из этого душного, переполненного туристами города, бросив все свои дела. Куда? В Кале, где у них был дом? Или в Салон-де-Прованс, где старые улочки сохранившие дух аж семнадцатого века? В том, что он поедет у нее почему-то сомнений не возникло. Да. Она взяла бы свою машину, выключила бы телефон и исчезла бы с ним на два-три дня где-нибудь в глубинки.
Клэр очнулась и повернула к нему голову. Как вдруг все изменилось. Она коснулась его волос у виска. Заднее сидение такси сближало, как не крути.
- А лучше два, - шепнула она, уже явно расширяя ему границы дозволенного. – Или три.  Я бы показала тебе иную Францию.
Клэр сначала сказала, а уж потом только поняла, как он может расценить ее слова. И пусть!
Такси остановилось. Лишь в кафе, за столиком, когда ей принесли заказанный салат, Клэр все таки решила чуть поправить ранее сказанное.
- Я знаю, что ты больше по современному специализируешься, но в старине тоже есть свое очарование,  – начала она с улыбкой, ковыряя вилкой салат. – Мне хочется показать тебе старые улочки и дома, собор, которому наш Нотр Дам уступает. То чем я живу. Может быть, так ты поймешь лучше меня.
Да-да, я вовсе не пытаюсь тебя затащить в глубь страны, подальше от аэропортов, такси и поездов, что бы обладать безраздельно, подумала она, но добавлять не стала, а лишь улыбнулась и вспомнила про свой салат. У нее вдруг проснулся зверский аппетит, который салат вряд ли удовлетворит, но полноценно ужинать она не решилась. Лучше дома. Соберет себе поднос и запрется в библиотеке и пусть отец недовольно потом ворчит в тему, что книги и еда это две взаимоисключающие вещи.  Клэр вообще, не смотря на свои габариты, много ела и совершенно не считала калории. Она обожала сладкое и латте пила литрами.
- Я хочу, чтобы ты рассказал мне о себе, - улыбнулась она, налегая на свой салат. – Хочу знать, где прошло твое детство, где ты учился, когда впервые влюбился, почему так относишься к женщинам и почему еще никто тебя не окольцевал. Я хочу знать о твоей семье. О твоих галереях. Обо всем!
Она подцепила маленький помидор и с улыбкой отправила в рот.

0

42

- Запасись, - это слово прозвучало как обещание, как аванс на будущее. Хьюго что-то расцвел, с нежностью замечая, как Клэр потерялась в его пиджаке, показалась ещё меньше, ещё более хрупкой. Мужчина ласково усмехнулся и погладил щеку девушки тыльной стороной пальцев.
- Ты так чудесно улыбаешься, - он опустил взгляд на её губы, задержался на них глазами. Хьюго хорошо запомнил, что назойливость только отталкивает Клэр от него и теперь, когда некая преграда была сломана, Хьюго притормозил. Он поцеловал только ее пальчики, не отрывая взгляда от мягких губ Клэр, и улыбнулся, слушая ее. Он чувствовал, что Клэр начала раскрываться и боялся дышать, чтобы не спугнуть ее снова.
- Что ты, - щекоча ее ладонь губами, ответил он, - я даже и не смею мечтать о том, чтобы ночью оказаться у тебя дома... Даже если это будет всего лишь чашка кофе...
Хью лукаво улыбнулся, открывая перед спутницей дверцу машины. О, да, он представил себе эту картину маслом. Грегори, мягко говоря, будет очень удивлен. Эстербергу стало немного не по себе, будто он совершал преступление, но интимное тепло ночного такси убаюкало, отодвигая щекотливые моменты на задний план.
Пожалуй, кто-то не зря сказал - "как сладко примирение после бури". Рядом с Клэр чувства Хьюго обострялись, и сейчас он особенно чутко реагировал на каждое ее движение, взгляд, слова. Он прикрыл глаза от удовольствия, ощущая такое интимное прикосновение к волосам, и его губы дрогнули.
- Да, ты права, я почти не знаю этого города.
Хьюго повернул голову к окну, разглядывая мелькающие за бортом здания. Современный мегаполис , похожий на все крупные города. И всё же отличающийся деталями... Историческим центром, выражением лиц жителей. Вывесками, одеждой, ритмом, в каком двигаются люди. Он обернулся на ее голос, пораженный вопросом.
Как быстро всё меняется, теперь он не успевал за событиями, и такая их быстрая смена немного пугала его, но вместе с тем приводила в восторг.
- Клэр! Милая...
Мужчина прижал ее руку своим локтем к себе и наклонился, чтобы поцеловать ее в висок.
- Я останусь на столько, на сколько ты захочешь.
Конечно, с его стороны это было опрометчиво. Бросил галерею в разгаре продаж, никому толком ничего не объяснил и сорвался неизвестно куда.
Сейчас он не хотел об этом думать. Подумает потом, а сейчас он видел только ее глаза и хотел слышать ее голос. В кафе, на фоне запахов, Хьюго ощутил, как скрутило от голода желудок и не отказался от возможности запоздало пообедать или поужинать - он и сам не знал, потому что проспал и то, и другое.
- Нет, ты ошибаешься, Клэр, - улыбнулся Хью, отрезая кусочек эскалопа, - я с удовольствием поброжу по старинной Франции. Что-то есть в этой старине, какая-то красота, что-то незыблемое, фундаментальное. Вообще, когда я учился, я очень любил историю, особенно времена викингов
Эстерберг глотнул виски, поставил бокал и откинулся на спинку стула. И тут прозвучал вопрос, от которого Хьюго почувствовал какую-то противную слабость. Он опустил глаза, сглотнул. Он оказался совершенно не готов к такому вопросу.
- С большим удовольствием и благодарностью послушаю твои рассказы. Французские короли были не менее жестоки, чем скандинавы.
Он справился с легким волнением и накрыл ее кисть своей огромной ладонью.
- У нас будет много времени и я всё тебе про себя расскажу. Скажу одно - я ещё не встречал такой женщины, как ты. Ни одна не зацепила меня, не тронула. Все они прошли через мою жизнь как... Как дождь, как ветер... Как песок сквозь пальцы... Пустые все, ненастоящие. Кажется - ткни пальцем, и палец пройдет насквозь.
Хьюго как-то по-особенному посмотрел в глаза Клэр и протянул руку к ее волосам.
- А вот встретив тебя, и мир изменился, - признался Эстерберг, гладя тыльной стороной пальцев ее волосы.

0

43

Останусь, насколько захочешь, мысленно повторила она его слова и улыбнулась. Конечно, это было не совсем так и Клэр понимала, что его ждут его выставки и галереи. Но ее вполне устраивали два-три дня.
- В чем же я ошибаюсь? - Не удержалась она.
Клэр может и стала к нему мягче, да и взгляд ее в его сторону несколько изменила. Но натура ничуть не изменила себе. Хьюго конечно очень старался, она это видела и ценила, но все же…
- Я не сказала, что ты не любишь старину, лишь что специальность у тебя иная. Мне кажется, что современные вещи, стили и ценности тебе больше понятны. И я не исключаю того, что у тебя дома может висеть картина восемнадцатого века. Речь идет скорее об отношение, о взгляде.
Кажется, она опять ступила на ту тропу, по которой шла еще в Мюнхене. Нет, ей нравилось сидеть с ним за одним столиком, но это вовсе не значило, что она коренным образом поменяла свое мнение о нем. Она просто допустила возможность, что между ними могут быть отношения.
- Чем же ты так любил времена викингов? Тем, что считаешь их своими предками? И о каких именно моих королях говоришь? О Людовиках и Филиппах или тех, кто отражал набеги викингов еще в девятом и десятом веках? Если о первых, то временной провал очень большой и сравнивать нравы раннего средневековья и эпохи возрождения не уместно. А если о вторых, - Клэр чуть отодвинула пустую тарелку и пригубила сок. – То это твои предки мою страну грабили и разоряли, лишая королей реальной власти за пределами своих замков, а значит лишая ее возможности процветать и развиваться. А жестокость вообще понятие относительно, обусловленное не только и не столько временными или племенными рамками.
Клэр улыбнулась. Наверно, было лучше если б он с ней о погоде разговаривал. Она медленно отодвинула свою ладонь, лежащую под его в ожидании кофе и десерта. Лицо ее было серьезным, хотя взгляд оставался теплым и на губах играла едва заметная улыбка.
- Хьюго, я не верила в сказочные чудеса даже когда была ребенком, - мягко начала она. – Не делай, пожалуйста, из меня дуру.
Она предупреждающе посмотрела ему в глаза. Пора уже было остановиться с его признаниями, которые через минуту могли обратиться в лицемерные попытки добиться поставленной цели.
- Я не хочу обидеть тебя своим недоверием, - продолжила она. – Но и ты не обижай меня ложью и лицемерием. Я допускаю, что ты произвел переоценку своих ценностей и приоритетов, но никогда не поверю, что изменился коренным образом и один волшебный миг.
Клэр была уверена, что его пора немного спустить с небес на землю, но мягко и бережно, чтобы больно не ударился.
- Кстати, если выехать рано утром, не гнать, но и не останавливаться особо нигде, то после обеда мы будем на месте. Можем еще поездом, так быстрее. Мы проедем почти через всю Францию на юг в долину пастбищ, оливковых рощ и виноградников, - она улыбнулась. – Но за руль я тебя не пущу!
Она сделала глоток сока и нахмурилась, подсчитывая сколько времени займет дорога, сколько останется на бесцельные прогулки и где они могут остановиться на ночь.
- Да, - спохватилась она, вспомнив о том, что им придется помимо трех дней, еще и две ночи проводить вместе. – Мы остановимся в разных номерах, и если ты вздумаешь… Я брошу тебя посреди дороги и вернусь в Париж одна. Угрызениями совести мучиться не буду, поверь.
Она улыбнулась, вложив в свою улыбку всю нежность и тепло на которые была сейчас способна. Наконец подали кофе и десерт. Возможно, она слишком резка была с ним и слишком уж явно то на одно намекала, то вдруг начинала рисовать границу. Да и конечно, она не бросила бы его в каком-нибудь маленьком городке, вполне себе понимая, что пусть они хоть все номера забронируют в отеле, время проводить будут в одном. Но все же Клэр не планировала поездку, как вариант сбежать с глаз отца с Эстербергом в круиз по спальне. Ей просто хотелось провести с ним время,  не задумываясь ни о чем.

0

44

Хьюго покачал с улыбкой головой, когда Клэр заговорила. Не зря она упоминала о терпении – её упрямству могли позавидовать все упрямцы мира. Он опустил глаза а свою тарелку, на остатки ужина, хмыкнул. Нет, Клэр себе никогда не изменит, даже если произойдет чудо, и она потеряет голову от любви к нему.
- Ммм, милая
Эстерберг откинулся назад, на спинку стула. Он бы хотел сказать ей, что так нельзя относиться к людям, что надо быть снисходительной к их слабостям, иначе останешься в одиночестве, но вовремя сообразил, что в случае с этой девушкой подобные слова окажутся неэффективны, если не сказать – произведут эффект, прямо противоположный ожидаемому.
- Видимо, я не так выразился или не понял, что ты хотела сказать. Да, ты права, - кивнул он, лаская взглядом силуэт девушки, - я полный профан в отношении предметов старины. Да, могу примерно определить, и то не всегда, к какой эпохе принадлежит тот или иной раритет, могу сказать – нравится мне или нет какое-то произведение искусства, примерную рыночную стоимость, но не более того.
Эстерберг улыбнулся, думая, что отбился и не упал в глазах Дое.
- А что касается викингов…Да, доля национальной гордости присутствует в моем интересе к этому явлению. Это же моя история! Как любой уважающий себя гражданин , я должен знать и любить историю своей родины, своих предков. Что ни говори, викинги оставили огромный след в истории. Извини, что приплел французов, я ничего не хотел сказать такого… особенного. Неудачное сравнение – со смехом добавил Хьюго.
Нет уж, лучше с ней говорить о погоде. А хотя… Он бы все же её послушал. О чем она думает, чем дышит? Почему она так ведет себя? Хьюго не стал говорить, что, если уж на то пошло, то в мире все относительно, не только жестокость. Понятие о любви, например. Он слегка прищурился и чуть склонил голову набок, глядя ей в глаза.
«Маленький боец. Пожалуй, именно такие принципиальные крошки делали великую Французскую революцию. Она будет биться до последнего за свои убеждения
Маленькая кисть Клэр аккуратно и как будто извиняясь, освободилась из-под ладони Хьюго, заставляя шведа немного напрячься. Что, опять? Он вскинул на девушку настороженный взгляд и ещё больше напрягся, слушая её. Да, конечно… однажды он и сам уже интуитивно понял, что с ней надо как с ребенком – прямо, начистоту, без фальши, без лжи. Хьюго задумался, крутя в пальцах ножку бокала. Понять-то он понял… Но как он справится с многолетней привычкой? Если он сам себя где-то когда-то порой обманывал, что говорить о других…
- Я постараюсь, Клэр, - тихо ответил он ей, понимая, что клятвы в стопроцентной верности были бы уже нечестными.
Хьюго дожевал своё мясо и выпил свой зеленый чай с мелиссой, слушая планы на ближайшие три дня. Он не спорил, полагая, что занятие это неблагодарное, но про себя решил – вот когда дойдет дело до отеля, тогда посмотрим…
- Разреши мне заплатить за тебя, - он достал бумажник. Эстербергу совсем не нравилось, что дама каждый раз проявляет оскорбительную независимость и платит сама за себя. Эстерберг положил а стол банкноту, подал Клэр руку и отвел вниз, к такси. До следующей встречи оставалось восемь часов.
- Я буду ждать тебя уже внизу, у отеля, - сказал Хьюго еще в машине. И когда такси остановилось у салона, он осторожно притянул Клэр к себе за шею для поцелуя.
Он позволил себе  страстный поцелуй. Отпустил девушку, улыбнулся.
- Идем. Провожу до дверей.
Хьюго не хотел отпускать Клэр, несколько минут прижимал к себе. Но всю ночь они не могут простоять здесь...
- До завтра, Клэр. Буду ждать.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-06-01 08:00:57)

0

45

Он постарается, - усмехнулась она и разрешила ему оплатить их ужин. Опять такси, но уже в полном молчание и дом отца. Клэр чувствовала себя школьницей на первом свидании, хотя в общем-то точно знала что будет дальше. В таких случаях обычно целуются… В их возрасте уже на чашку кофе приглашают, которая откладывается вдруг до утра, а в итоге ужин плавно, через постель, переходит в завтрак.
Эстерберг не заставил себя ждать. Он притянул ее к себе уже в такси, а она не оказала сопротивления, подставив лицо в удобном ракурсе. Его нежно тут же стало страстно. А про кофе и отца она уже предупредила, кажется…
- Идем. Проводи, - согласилась она.
Сколько у нее было времени в запасе? Часов восемь или девять. И это на собраться и выспаться? Клэр обняла его в ответ, приподнялась и поцеловала.
- Доброй ночи, Хью, - улыбнулась она. – Я заеду за тобой утром в отель.

Клэр тихо поднялась к себе в спальню. Она совершенно не хотела спать, находясь в этом странном состояние эйфории, которое ее уже давно не посещала. Отец еще не спал. Проходя мимо библиотеки, она видела полоску света из-под двери. Нужно было с ним поговорить. Просто собрать вещи и исчезнуть на трое суток она не могла.
Клэр приняла душ, надела пижаму и спустилась в библиотеку. Она тихо приоткрыла дверь и улыбнулась отцу с порога. Молча, вошла и села на диван, подобрав ноги. Как же ей сказать? Дело было не в самом факте ее отъезда. Скорее в том, с кем она удумала уехать.
Грегори лишь поднял на нее взгляд, улыбнулся и вновь посмотрел в раскрытую книгу. Клэр взяла подушку и уткнулась в нее лицом. Ну, глупо же было думать, что он еще не догадался.
- Мы поедем в Прованс, на моей машине, дня на три или четыре, - сказала она, глядя на него.
Отец вновь улыбнулся и понимающе кивнул. Он не стал ее отговаривать, не стал предупреждать, не стал… Он просто пожелал им приятного отдыха, сказав, что ей как раз это сейчас очень нужно. И чего она так боялась ему сказать? Хотя, в общем-то понятно. Эстерберг был единственным, кого ее отец знал и он видел цветы, и явно уже догадался, с кем она весь вечер провела.
Собрав вещи, она все же решила поспать и едва не проспала. Одновременно чистя зубы одной рукой, другой она пыталась совладать с пуговкой на джинсах. Отец уложил в багажник ее вещи, пока она сушила волосы. Да, он точно был не против этой поездки. По дороге Клэр заглянула на кухню за чашкой кофе и не удержалась от сигареты. Она редко, но курила. С огромным наслаждением она сделала глоток кофе и затянулась. Отец одарил ее удивленным взглядом и предложил йогурт, вместо сигареты на завтрак, но Клэр отшутилась.

Она поставила машину у тротуара и вынула ключи из замка зажигания. Взгляд ее скользил по входу в отель. Неужели она, правда, позвала его провести вместе столько времени? И как ее так угораздило? Клэр развернула карту Франции, явно медля. Она еще дома заложила маршрут в навигатор. За завтраком просмотрела все развязки по дороге и наметила возможные места для остановок. Конечно, без остановки она через всю страну не сможет проехать. И, конечно, она пустит его за руль. Чего она тормозит? Клэр уже потянулась к бардачку, где лежала пачка сигарет и зажигалка, но остановилась. Она решительно открыла дверцу и вышла. Щелкнул замок. Отель был через дорогу в паре метром. А он должен был ждать ее где-то тут.
По набережной Берси и шоссе Эст. Не проехать развязку на Иль-де-Франс, а потом по Национальной автостраде. Можно остановится в Мелён, посмотреть на дворец Во-ле-Виконт, а можно мимо проехать. Морешаль Фош, Бургонь, Руаяль…  А лучше по шоссе Солей до Леона без остановок. Там можно пообедать и погулять пару часиков, - перебирала она маршрут, желая себя отвлечь. До Марселя, где поужинаем, а переночуем уже…
Что-то про переночуем ей не хотелось думать вообще. Где он там ее ждать должен? Она даже не успела окинуть улицу взглядом, как наткнулась взглядом на шведа. Клэр махнула ему рукой с зажатыми в ней ключами и улыбнулась, жестом показывая на машину. Отчего-то возникло дикое желание еще раз отравить организм дозой никотина.

0

46

Хьюго вздохнул, пожалуй, это был вздох удовлетворения. Его желания начинали сбываться в лучшем виде – поцелуй в ночном такси и то обстоятельство, что предмет обожании отвечает взаимностью, и  даже как будто девушка, к которой он не знал, как подступиться, стала смотреть на него с нежностью. И пусть она продолжала «кусаться», но Хьюго уже не воспринимал ее атаки так болезненно как раньше, и где-то даже испытывал умиление, видя, как Клэр снова и снова выступает «против течения». Эстерберг проводил взглядом  облачко из голубого шелка, фонариков на рукавах, русых волос. Стук каблучков затих в глубине здания, Хью довольно улыбнулся и вернулся в отель. Пока он вернется в номер, пока уляжется и перемелет в голове сегодняшний день, пройдет часа полтора. Значит, спать – часов семь. Нормально, больше он и не спал никогда, разве что в раннем детстве.
Наверное, его удовлетворение жизнью было слишком очевидно.Да, он чувствовал за спиной крылья. В холле отеля Эстерберг довольно улыбнулся собственному отражению в зеркале и буквально взлетел по лестнице на второй этаж. Спать совсем не хотелось – он поспал днем и к тому же был взбудоражен  переменой в отношениях с Клэр.
После сытного ужина хотелось пить. Он добавил ещё виски, вкусно покурил… Спать упорно не хотелось, Хьюго все думал о предстоящей поездке, вспоминая поцелуй и ее нежное «Доброй ночи, Хью!»
Закинув руки под голову и прикрыв глаза, слушал ее снова, видел выражение глаз, улыбку. Когда его глаза открылись, было уже утро. До сигнала будильника оставалось еще пятнадцать минут, но Хьюго не любил залеживаться в постели и поднялся. Настроение зашкаливало, Хьюго пытался петь блюз «Дорога в ад», хотя медведь еще в младенчестве ему оба уха отдавил, но это шведа не смущало. Он пел под душем, потом  брился, одевался, собирал дорожную сумку. У него было еще полчаса для своих дел  и Эстерберг расположился с телефоном и органайзером на кровати. Из галереи в Мюнхене ушли пять картин. Эстерберг сообщил, что вернется через трое суток утром или ночью, потом сделал звонок в Столькгольм, матери, получил парочку обязательных советов и пообещал, что будет, обязательно будет с Тильдой на вечеринке в честь ее дня рождения.
После этого Эстерберг спустился в ресторан с чувством выполненного долга и выпил каппучино. До назначенного свидания в трое суток оставалось десять минут и швед решил, что пора.
Клэр он увидел сразу. Посмотрел на машину и решил, что только женщина могла выбрать такой цвет для вольво.
- Доброе утро, милая, - безоблачно улыбнулся Хьюго, приблизившись к девушке, опустил руку на ее талию, нежно прижал к себе и наклонился, чтобы поцеловать.  Он задержался губами на ее губах на несколько секунд, подразнил кончиком языка между и довольный, выпрямился.
- Хорошо выглядишь.
Эстерберг запустил пальцы в волосы Клэр на затылке, загибая ей шею назад. Да, она была так свежа с утра. Хьюго не удержался и нежно чмокнул ее в висок, в щеку, в подбородок. Сердце заколотилось от предвкушения.
- Ты на шведке катаешься, - улыбнулся Хьюго не без насмешливого блеска в глаза, - а я думал, ты патриотка. Хорошая машина, правда?
Да, себе б он такую не купил даже из чувства патриотизма. Не его был размер и стиль.
- Куда положить сумку?
Хью бросил свои вещи в багажник,  с интересом забрался на территорию Клэр, втянул воздух, огляделся.
- Дашь порулить? Покажи, в каком направлении будем двигаться.
Хьюго держал на коленях карту, которую взял с пассажирского сиденья, забираясь в салон.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-06-01 22:57:45)

0

47

- Доброе, дорогой, - в тон ему бросила Клэр и улыбнулась в ответ.
О, ей в общем-то нравилось как он обнимает ее и целует. Она без фальши и зазрения совести ему отвечала по доброй воле, но иногда посещало странное чувство, что происходящее как-то не очень правильно.
- Да ты тоже вроде ничего так, - усмехнулась она, на его комплемент.
Клэр обнимала его за талию. Без каблуков с ним было еще не удобнее целоваться и обниматься из-за разницы в росте. Она улыбнулась, когда поняла, что одного поцелуя ему не достаточно уже. Нет, у нее не было особых предрассудков, но любиться на капоте посреди Парижа Клэр не стала бы. Хотя, она бы и в салоне с ним не стала бы… А стала бы вообще? Клэр усердно избегала задумываться на подобную тему.
- Так, тормози! – Выдохнула она, уперев руки ему в грудь и отодвинувшись. – Мы посреди города.
Клэр открыла машину, та пискнула, характерно щелкнули замки. Замечание про машину она опустила. Собственно, ничего иного Клэр и не ждала от него. Машина была явно не в его стиле совершенно. Ну, так, то были его проблемы. Клэр лишь усмехнулась, подавляя желание предложить ему ехать поездом, ну, на худой конец лететь самолетом… в Мюнхен…
- В багажник, как не странно, - она села за руль, глядя в зеркало, как он укладывает свою сумку.
Когда Хью, сев рядом, вздохнул и начал оглядываться, Клэр одарила его холодным взглядом, а потом удивленно приподняла бровь.
- Порулить?! – переспросила она. – Я тебе еще вчера сказала, что нет, и за ночь не передумала. Это Моя игрушка! 
Она сделала ударение на «моя», пристегнулась и вставила ключ в замок зажигания. Своей игрушкой Клэр пользовалась не часто. А куда ей ездить? Ну, если только изредка к матери, на другой конец города. В Кале. К клиенту. До банка она ходила пешком. При этом она прекрасно понимала, что всю дорогу сидеть за рулем не сможет. И в принципе готова была пустить его за руль, только не спешила об этом сообщать, полагая, что в роли ведомого ему иногда полезно побыть.
- Пристегнись, - бросила она, игнорируя его просьбу указать направление.
Клэр вернула ручной тормоз в исходное положение и перешла в режим «задний ход».
- Мы будем, - она сдала назад, не глядя в зеркало, и резко остановилась, когда заорал парктроник, - ехать на юг.
Она вывернула руль, переходя на движение вперед. В ее машине все было до безобразия просто, на его языке наверно по-женски. Клэр даже улыбнулась, представив его за рулем. Точно взбесится, пока обвыкнет. Ей даже интересно стало, на каком моменте он зарычит, когда сидение будет под себя подстраивать, или когда сообразит, что сцепления нет и коробка передач автоматическая. Он слишком любит, на ее взгляд, все контролировать и руководить, быть хозяином положения. А это было не про нее и не про ее машинку.
- Мы решили, ехать в Прованс, - начала она, вырулив на дорогу и вклинившись в общий поток. – Карта у тебя на коленях. Ты ведь умеешь ей пользоваться? Поедем через Леон, где пообедаем. В Марселе поужинаем. К ночи будем в Провансе. Если не гнать. Трасса Париж-Марсель там жирненьким выделена. Думаю, если поедем окольными путями, останавливаясь у каждой достопримечательности, то нам и недели будет мало. Ты же не можешь целую неделю отлынивать от своих дел?
Она бросила на него взгляд и включила музыку. Вивальди. Времена года. У них же ведь отчасти экскурсионная поездка по Франции. Он хоть и не француз, но тоже классика. На ее взгляд.
- Заказала для нас отель, - продолжила она тему. – Не пять звезд, но уютный. Два номера. Рядом. После завтрака можем погулять по городу. Недалеко, по дороге в Сен-Реми есть очень красивый замок на вершине горы. Можем съездить утром, а по городу тогда погуляем после обеда.
Она остановилась на светофоре и повернулась к Хью. День туда, день обратно. Интересно, они не спятят друг от друга в замкнутом пространстве?
- Вообще, рядом с Марселем есть аэропорт, - сказала она и тронулась с места. – Я могу не везти тебя обратно в Париж. Ты можешь улететь в Мюнхен из Марселя.
Она свернула на повороте и нахмурилась. Это сейчас было предложение задержаться в Провансе еще на день и потратить время друг на друга, а не на обратную дорогу? Или, она уже с порога выказала не желание ехать с ним обратно?
- Да, ты обещал мне о себе рассказать, - опомнилась Клэр. – Можешь, начинать. Времени у тебя предостаточно.

0

48

Ха! Это он - "ничего так"? Хотя... Из ее уст это, может быть, и комплимент.
- Да? Спасибо, дорогая, - он обронил смешок, ее сдержанность и сторогость иногда почему-то веселили и воспринимались как шутка, возможно Хьюго невольно в чем-то переносил нравы общества на отношения с Дое и ему иногда казалось, что Клэр играет... Правда, вот пощечина вчера была очень даже настоящей, с хорошей, не наигранной долей ярости. Эстерберг на миг представил ее в постели, какой она может быть - страстной или сдержанной, неудержимой или ледышкой? Было у него такое предсчувствие, что под сторогостью Клэр прячется страстная натура, только вот захочет ли Клэр ее показать...
От грез Хьюго очнулся быстро. Он чуть не продавил пол, инстинктивно на несуществующую педаль тормоза, пошевелил губами, что-то проговаривая про себя и пристегнулся.
Естественно, эта девушка руль ему не доверит, он и не ждал положительного ответа. Только ведь здравый смысл должен победить - характер-то он характером, но отдыхать ей будет когда-нибудь надо.
Хьюго усмехнулся, покачал головой, улыбаясь и отводя в сторону глаза.
"Моя игрушка! Ну-ну!"
- Что, будешь жадиной и не дашь поиграть? - с каплей язвы спросил мужчина. Его взгляд скольнул по ее волосам, освещенным утренним солнцем, по лицу. Время вдруг замедлило свой бег, Хьюго поймал себя на том, что не может отвести взгляда от ее скул и мягких губ. Он хотел снова гладить ее по волосам и видеть интимно близко ее глаза, затуманившиеся от поцелуя... Швед облизнулуся, мысленно вторгаясь между губами Клэр языком и беспокойно  вздохнул, улыбнулся, уже мечтая об остановке в отеле и опустил взгляд на карту.
- Так... где тут такая жирненькая линия... вот она... - пробормотал мужчина и нахмурился, услышав слова "мы решили".
- М? - его брови поползли вверх, Хьюго повернул голову так, будто она сказала что-то по-китайски, - мы решили?
Он как-то бысренько передумал возмущаться по этому поводу, потому что шестым чувством понял, что сейчас она просто напросто высадит его из своей смешной машинки и в мгновение ока построит ледяную гору между ними. Хьюго не то, чтобы этого боялся... нет, он этого совсем не хотел.
- Да, я забыл. Точно, мы решили заночевать в Провансе.
Почему-то ключевыми словами во всем плане оказались именно  эти - "заночуем в Провансе"
- Зачем нам каждая достопримечательность? - снова согласился швед. Разве они за этим поехали? Эстерберг ласково взглянул на Клэр, снова решая, что это такой тонкий французский юмор. Да... Утром он с удовольствием погуляет по городу, или поднимется на вершину горы... Все равно.
- А что это ты так быстро от меня отделаться хочешь? - как-то даже по-детски, с обидой воскликнул Хью, когда услышал про аэропорт, - ты думаешь, я тебе к тому времени настолько надоем?
Он погрозил девушке пальцем, свернул карту, убрал в бардачок и завертел головой, разглядывая город. Оказалось, что пассажиром он быть не привык. Он бы перестроился в левый ряд. Он бы не пропустил эту дуру на японке, а вот того - с русскими номерами - хорошо бы проучить. Хьюго стало жарко от эмоций.
"Поскорей бы трасса, там хотя бы будет свободней", - отдуваясь, думал Хьюго, с трудом удерживаясь от желания выхватить руль у хозяйки машины.
Наконец путники выехали за черту города и Хьюго расслабился. У него появилась хорошая возможность поговорить о себе, любимом.
- Я учился в самой обычной гимназии, - скромно начал он. Ну гимназия была не самая обычная. Эстерберг поделился о том, как мама с папой безуспешно  пытались развить у него способности к рисованию,  музыкальный слух и любовь к танцам, но Хьюго полюбил велосипед и лыжи, к огромному ужасу мамы. С девушками у него уже тогда не было проблем - юный Хьюго менял их как перчатки. Но на этом он скромно умолчал, не желая нарваться на острый язык Дое.
- Ну а потом университет...
Он продолжил, рассказал, как начал работать с Грегори.
- А потом я встретил тебя, - радостно сообщил он в конце повествования.
- Твоя очередь! - потребовал Хью реванша от Клэр.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-06-03 07:48:34)

0

49

Клэр очень забавляло, как Хьюго реагировал на ее манеру вождения. Она умышленно то медленно тащилась, то пропускала более наглых и вечно спешащих. Уж пусть лучше бесится по этому поводу, чем разглядывает ее, придаваясь фантазиям.
Она пропустила замечание про жадность и усмехнулась, когда он принялся играть с картой,  бросив на него вопросительный взгляд.
- Мы, - кивнула она. – Я предложила, ты согласился. Я и ты. Это же мы? Или ты любишь усложнять отношения, вкладывая в простое «мы» какой-то скрытый смысл?
Клэр устремила взгляд на дорогу и хмыкнула.
- В Провансе, - подтвердила она, опуская всякое упоминание о ночи.
Руки ее скользнули по рулю и она вновь поймала себя на желание покурить. Клэр не знала как лучше, сразу его поставить на место и подождать до Прованса? Она вроде бы смотрела на дорогу, но мельком бросала взгляды на Эстерберга и пропустила вопрос про достопримечательности. Ее больше заботило другое.
- Я не хочу отделаться от тебя, - довольно честно ответила она. – Я предлагаю варианты.
Она пожала плечами и перехватила руль одной рукой, вторую положив на ногу. Клэр в общем-то не плохо водила и придуриваться ей уже надоело. Она расслабилась, непринужденно руля одной рукой и перестроилась в левый ряд.
- Так лучше? Не нервничай, я хорошо вожу. Расслабься и получай удовольствие от поездки, а то высажу.
Она улыбнулась и бросила на него дружелюбный взгляд. Конечно, высаживать Клэр его не планировала, но его нервозность уже начала ей передаваться.
- Обычная гимназия, университет. Все как у всех, - Клэр чуть склонила голову и бросила на него насмешливый взгляд. – Это скучно! Я думала, ты будешь меня развлекать захватывающими рассказами если не всю дорогу, то хотя бы треть.
Она разочарованно вздохнула. На шоссе удалось увеличить скорость. Здесь не было такого количества светофоров и пешеходов, как в городе. Эстерберг уже не казался чужеродным телом в салоне.
- Моя очередь, - усмехнулась Клэр. – Тебе в таком же варианте? Да, как ни странно, я тоже ходила в школу. И на танцы меня водили, и на рисование, и на уроки фортепиано. Был и университет. Была стажировка в Великобритании. Я не так давно вернулась во Францию и начала помогать отцу.
Клэр пожала плечиками и обеими руками вцепилась в руль.
- На самом деле, я бы хотела послушать тебя, а не рассказывать о себе, - призналась она. – Ты сам просил дать тебе шанс. Я даю. А ты им не пользуешься.
Они выехали на шоссе Солей почти прямиком ведущее в Марсель.
- Мы проедем через Орлеан. Желаешь остановиться на ланч? – Улыбнулась она и задержала на нем взгляд. – Я взяла только минеральную воду, потому что понятия не имею, что ты ешь и пьешь. На самом деле я вообще ничего о тебе не знаю, но еду с тобой через всю страну. Зачем? Мы можем остановиться в ближайшем отеле, не разоряться на два номера и не тратить почти сутки на дорогу. Трое суток в номере орлеанского отеля и никаких достопримечательностей и унылых бесед.
Клэр вопросительно изогнула бровь. Она ждала его реакции.

0

50

«Я и ты» - как это чудесно прозвучало из уст Клэр, особенно под «Шторм» Вивальди.
- Нет, Клэр. Никакого скрытого смысла… - Хьго почувствовал напряжение, осознавая, что скрытый смысл как раз вложил в слово «мы». Как же трудно сохранять честность и не маскировать свои истинные намерения.
Он нахмурился,  замолчал, его глаза пробежались взглядом по торпеде, выдавая растерянность. Швед смущенно потер лоб и глянул на девушку с виноватой улыбкой.
- Э… да, прости. Я слишком привык командовать. Ты меня поймала! – он рассмеялся,  чтоб скрыть неловкость, -  знаешь, привык говорить «я»!
Машина вдруг пошла плавно, ловко избегая засад и конфликтов, при этом казалось, что девушка почти не смотрит ни на дорогу, ни в зеркала. На самом деле ей просто хватало быстрого взгляда, чтобы оценить ситуацию и не терять её. Эстерберг в очередной раз получил щелчок по своему высоко задранному носу, весьма чувствительный.
- А ты шутница, - с легкой укоризной отреагировал он на такие перемены, - да, ты отлично водишь. Мы прошли уже пять светофоров и ты не собрала ни одного.
Конечно, он пытался шутить, но при этом порозовел, испытывая неловкость. Клэр вызывала уважение, и Хьго не мог этого не признать. На кокой-то момент он отвлекся от нескромных фантазий на её счет и уже решил было похвастаться девушке о своих победах  в «охоте на лис» и триумфом в играх по толерантности, только вдруг подумал, что Клэр вряд ли раскроет рот от удивления и уж тем более не  ахнет от восхищения. Скорей всего, она обвинит его в попытке выпендриться. Похвастаться другими подвигами? Например… Хьго вспомнил такие шалости, что  глянул на Клэр с  испугом, будто она могла прочесть его мысли… «Нет, нет, только не это. »Ей действительно хочется прослушать его биографию или она всё же хочет узнать его поближе? Таким, какой он есть сейчас? Хью прищурился, соображая, что она уходит куда-то в сторону каждый раз, когда разговор затрагивает более интимные темы. Черт побери. Он бы затащил её в постель на все эти трое суток, к чему все эти разговоры.
- Ммм… Клэр. Конечно…  Заедем на ланч.
Он испытывающе глянул на девушку после её последних смелых слов, раздумывая – провокация это или ей и правда не улыбается мотаться по дорогам и проводить время за разговорами?
- Честно, Клэр?
Он помолчал, глядя на неё и взвешивая свои последующие слова.
- Я бы сначала… - он положил на её колено ладонь и погладил, глядя в глаза, - провел с тобой время за ланчем в номере.

0

51

Клэр хотела нахмуриться, выказать недовольство, затормозить прямо посреди шоссе, наплевав на правила и здравый смысл. Вместо этого она вздохнула, перестроилась в правый ряд и свернула с шоссе на первой же развязке. До Орлеана было еще далеко, более, того шоссе Солей вообще не проходило через него. Город лежал западнее и из Парижа до него добраться было удобнее по Л’Акитан. 
Она остановила машину на обочине, но двигатель не заглушила. Отстегнув ремень, Клэр подалась к Хью, одной рукой лишая его возможности отстегнуть ремень безопасности, а вторую положила ему на ногу. Она смотрела ему в глаза, но не игриво, не кокетливо. Скорее изучающе. Рука ее чуть дрогнула и скользнула выше, но замерла. Губы чуть изогнулись в улыбке.
- Да, одно кофе, семь корзин цветов и ужин это конечно более чем, - с не которой издевкой сказала она, все так же держа руку на его ноге и не давая возможности отстегнуться. – Я так понимаю, даже это уже перебор для твоей программы ухаживания. Скажи, ты имя всегда спрашиваешь, когда в постель тащишь, или через раз?
Ее почему-то такая злоба разобрала. Она ж в принципе знала, с кем дело имеет. И прекрасно понимала последствия, когда предлагала уехать вдвоем. Признавать не желала. Надеялась на чудо?
Она резко отвернулась, открыла дверцу и вышла из машины. Ей почему-то даже в машине с ним находиться стало противно. Хлопнув дверь, Клэр прислонилась к капоту и сложила руки на груди. Две минуты и она угомонится, наверно. Даже меньше. Клэр бросила на него взгляд через лобовое стекло и вернулась в машину.
- Эстерберг ты омерзителен местами, - честно сказала она, повернулась к нему и усмехнулась, положив одну руку на руль. – Неужели ты только так способен удовольствие от жизни получать? Я б оскорбилась, но смысла не вижу. Ты таким поведением не столько меня, сколько себя оскорбляешь.
Клэр вздохнула и отвела взгляд. Зачем она тут распинается, точно не смогла бы ответить. Возможно, в нем все же было что-то для нее интересно, возможно, ей приелись мужчины ее круга, возможно… Клэр вновь посмотрела на него. Да тут что угодно возможно, включая самый крайний и безумный вариант.
Она вновь подалась в его сторону, при этом его как раз игнорируя. Открыв бардачок, Клэр достала пачку сигарет и зажигалку. Она прикурила и затянулась  глядя на дорогу. Она больше не злилась. Он ее не раздражал и неприязни не вызывал. Она в общем-то признавала его привычки и манеры. Скорее хотела для самой себя определиться в отношение к нему.
- Эта дорога не ведет в Орлеан, - призналась она с улыбкой. – Он западнее. Мы проехали Осер. Впереди Аваллон и Бон. Обед запланирован в Леоне. Или вернемся в Париж?
Взгляд ее изучающе скользил по его лицу. Целовался он не плохо, только ей этого было мало…

Отредактировано Клэр Дое (2011-06-03 23:55:06)

0

52

Хьюго уже начал привыкать к её непредсказуемости, но возможно, это всего лишь была его самоуверенность, граничащая с наглостью. Он изучающе скосил на девушку глаза, когда честно признался, чего вообще ждет конкретно от поездки. Клэр ушла к обочине, и Хьго почему-то посчитал это хорошим признаком. Он ждал поцелуя – страстного, нетерпеливого, многообещающего поцелуя – отчего бы она так с ним начала разговаривать, провоцировать, дразнить? Хотя женщины порой ведут себя так странно. Сами не знают, чего хотят. Мимо красного вольво с воем проносились на огромной скорости путешественники, от воздушной волны машина слегка покачивалась, навевая  смелые ассоциации… Хьюго улыбнулся, потом обнажил зубы в улыбке, потом тихо ахнул, когда девушка вдруг взяла его в плен.
- Как мило… - начал было он, уже собираясь игриво испугаться и признаться, что девушки его ещё не насиловали.
Он опустил глаза на ее ладонь, посмотрел ей в глаза, затем снова опустил-поднял, ожидая более смелых действий от Клэр. Что, она собирается делать это прямо здесь, на трассе?
Как же это было возбуждающе.
Хьюго поднял брови, слушая француженку и физически, кожей ощущая ее гнев. Эстерберг был изумлен. Нет, ну он был уверен, что ей понравились его старания, ухаживания, нежность и терпение, с каким он подталкивал ее к более тесным отношениям, но чтоб настолько... Хьюго почувствовал, что одних этих знаков внимания, банальных до безобразия, Елэр явно недостаточно. Не тот это человек.
Хью издал смешок, откровенно любуясь ее глазами, полными гнева. Хорошо. Значит, ей мало, хорошо. Он лишний раз убедился, что Клэр сущий ребенок. Ему вдруг стало за себя очень неудобно.
Уже зная ее нрав, он молча выслушал, дал ей выговориться и выпустить пар. Малышка взмахнула волосами, кончиками пощекотав его лицо - так сексуально! Он был готов поклясться, что она специально возбуждала его… Но оставшись в машине один, Эстерберг вдруг осознал, что ему  неприятна  её реакция… Это уже нельзя было назвать игрой с её стороны. Хьюго невольно вспомнил пощечину, следом её извинения и… Он ещё более смутился, ощущая себя скотиной.
Ноздри Эстерберга едва заметно шевельнулись. Нет, он не рванул за Клэр из машины, не стал успокаивать, тем более - он не собирался просить прощения. Хьюго уже знал, что  эта девушка бесится от того, что сдает свои позиции. Но он снова не почувствовал торжества победы, как это случалось обычно в подобной ситуации с женщинами. Наверно… Стоит оценить её терпение. Дое тоже могла обойтись с ним без понимания, и не было бы ни кофе, ни ночной прогулки и ни поцелуев. Щеки Эстерберга запылали. Как некрасиво он выглядит… И хотя раньше он никогда не задумывался об этом, Хьюго испытал самые настоящие угрызения совести. Девушка вдруг повернулась к нему лицом и он встретился с ней взглядом…
«Вот сейчас она меня высадит… Хьюго, если Клзр оставит тебя в машине, это будет твой последний шанс!»
Клэр вернулась за руль, уже поспокойнее, но все ещё пыхая гневом. Он внимательно посмотрел ей в глаза, возможно - впервые так серьезно, как сейчас.
- Прости, Клэр, - тихо и даже как-то проникновенно произнес Хьюго, - я повел себя некрасиво. Но честное слово, ни в коем случае не хотел тебя ни обидеть, ни оскорбить.
Хьюго протянул к ее руке свою руку и провел подушечкой пальца по тыльной стороне ладони девушки.
- Дело в том, что ты не такая, совсем не такая женщина, с какими я общался до тебя. Пожалуйста... Дай мне возможность сделать моё присутствие в твоей жизни приятным моментом.

0

53

Клэр вновь затянулась и выдохнула облако сизого дыма. Он извинялся? Признавал ошибку? Оправдывался? Он коснулся ее руки и Клэр вздрогнула. Она не очень любила, когда ее касались без предупреждения. Когда она не была готова к прикосновениям. Ей требовалось приложить не мало усилий, чтобы не отдернуть руку.
- Я знаю, - кратко ответила она и затянулась.
Она знала. Она же знала еще там в Мюнхене. Клэр вновь затянулась, выдохнула дым и прижалась лбом к рулю. Каких чудес от него она ждет? Зачем так стремится сломать его, изменить его взгляд и отношение? Клэр медленно повернула голову и улыбнулась ему. Да, она крайне глупо себя вела. При чем глупить начала еще в Мюнхене на выставке. Нет. Раньше. Когда пошла на поводу у отца. Надо было стоять на своем. Не ее это было. Свершено не ее.
Она выпрямилась и вновь затянулась, а потом затушила сигарету в пепельнице и жестом разогнала дым. Пара было кончать с этим спектаклем.
- Я думаю, нам лучше вернуться в Париж, - сказала она, глядя на дорогу. – Я не имею права тебя ломать и заставлять жить по своим правилам. Дело в том, что ты не такой мужчина, с какими я привыкла иметь дело.
Она слово в слово повторила его. По сути, Клэр видела сходство, которое заключалось именно в их различие. Он потребительски относился к своим женщинам, а она примерно так же относилась к мужчинам. Любила ли она когда-нибудь? Да, конечно, по-своему, тихо, молча и совершенно не так как того от нее ждали. Она никогда не оправдывала надежд мужчин. Непредсказуема, то страстна, то холодна, то болтлива, то молчалива и никогда не скрывающая того, что всегда был и будет в ее жизни лишь один мужчина – отец.
Она посмотрела на Хьюго. Что еще ему сказать? Она вдруг забыла все слова. Как ему сказать? Отец бы понял ее без слов. По взгляду. Клэр открыла было рот, но тут же закрыла и отвела взгляд.
- Да, нам лучше вернуться, - она утвердительно кивнула, отвернулась и запрокинула голову на подголовник. – Я не хочу…
Она замолчала. А чего она не хотела? Секса без обязательств? А с обязательствами? А вообще хотела? И каковы обязательства?
- Я не умею так, - тихо сказала она. – Мне нужен смысл, нужно понимание, чувство. Я не умею играть в любовь и учиться не хочу.
Она выпрямилась и посмотрела на него. Он вообще понимает о чем она сейчас говорит? Он правильно ее понимает? А она сама-то понимает, чего от него хочет?
- Я стараюсь не судить о тебе поверхностно. Ты все время просишь дать тебе шанс. Я даю. Но ты опять сворачиваешь на ту дорогу по которой привык идти. Я говорю тебе о поездке, как о возможности узнать друг друга, а ты расцениваешь это как приглашение в постель. Ты пробовал когда-нибудь смотреть на женщину и не оценивать ее как потенциальную любовницу на раз, ну или на два, да хоть на три? Когда у тебя возникло желание затащить меня в постель? Еще в Мюнхене или уже тут? С чего ты вдруг взял, что я доступна для тебя?  Тебе вообще больше ничего от меня не нужно? Тебя ни сколько не интересует о чем я думаю, чего хочу? Мои мечты? Книги, которые я читаю? Что я ем на завтрак? О чем я люблю говорить? Какие сны вижу?
Клэр сжала руль. Сколько еще она будет тратить свое время на него? Сколько раз ему объяснять прописные истины?
- Значит так, - довольно строго, но не холодно и не отчужденно, сказала она. – Либо ты садишься на диету, либо я разворачиваюсь. У меня нет желания ехать через всю страну с озабоченным самцом, глядящим на меня как на лакомый кусок. 

0

54

Хьюго наблюдал, как девушка курит и у него появлялось уверенное ощущение, что он её, что называется, «достал». Да, эмоциональная стена между ними, которую до этого возводила Клэр, исчезла, и Хьюго, уж если по-хорошему, должен быть доволен, но только теоретически. На самом деле ему ещё труднее стало с Дое. Противоречивость и нестандартность ситуации выбивала из колеи и вызывала напряжение, к чему Хьюго абсолютно не привык – он всегда был игроком и охотником.
Но рядом с этой женщиной Хьюго всё чаще чувствовал себя глупым щенком. Чтобы это значило? Сколько же можно получать по носу? Вот сейчас… Сейчас она докурит и вынесет приговор. Хьюго это чувствовал, наблюдая, с каким чувством она затягивается, с какими глазами выпускает из губ струю дыма.
«Она даже курит по-другому», - промелькнула странная мысль. Ощущение, что Клэр всё делает по-настоящему, становилось все явственней. Эмоции, слова, то, как смотрит в глаза. Он вспомнил, что не раз ловил себя на ощущении физического контакта с Клэр, когда она выходила из себя, хотя при этом девушка не приближалась к нему ни на сантиметр. Пожалуй, впервые сейчас Эстерберг задумался об открытости, как о проявлении доверия, как о форме отношений с женщиной. Может, в этом и состоит секрет ее притягательности? Потомок викингов отчетливо осознал, что ему нужно от этой упрямой, несносной, жестокой малышки именно то, чего он не встречал в других представительницах прекрасного пола. Эстерберг погрузился в свои ощущения. Он почувствовал, что не хочет ее терять. Хьюго побоялся возвращаться в своей лицемерный мир один. После того, как Дое содрала с него шкуру, ему будет очень некомфортно без ее открытости. Поэтому, когда Клэр заговорила о возвращении в Париж, у него внутри все перевернулось. Хьюго посмотрел на девушку жалобными глазами. Он побледнел. Он хорошо ее понял. Да, в понимании Эстерберга  Клэр – девушка необычная, но он совсем не подумал о том, что он, очень даже вероятно, абсолютно не вписывается в её внутренний мир. Хьюго опустил глаза, чувствуя, как покалывает кожу лица, словно бы от сотни иголочек – теперь кровь приливала обратно и скулы мужчины запылали. Да, жизнь била в Клэр ключом и она требовала от него соответствующей отдачи – вполне справедливо. Хьюго это нравилось. Нравились неподдельные, сильные эмоции, живые, ненаигранные чувства.
«Душевное тепло», - подумал он.
Мужчина положил руки на колени. Потом сцепил пальцы в «замок», внутренне, мысленно отделяя любовь , как чувство от сексуального желания. У него получилось. При этом у Эстерберга появилось весьма странное чувство, что он разделился надвое.
«Наверно, так начинается сумашествие
- Клэр, мне от тебя нужно то, чего я не нашел в других, - честно признался Хьюго, - да, я хочу знать, о чем ты думаешь и почему думаешь именно так или иначе. Я хочу знать твои мечты, я хочу читать книги, какие читаешь ты, - его вдруг прорвало. Хьюго постарался развернуться к Клэр полностью, насколько это позволяла теснота салона, расцепил пальцы, одна рука осталась лежать у него на колене, другую он положил поверх спинки кресла.
- Пожалуйста, на закрывайся от меня. Я хочу тебя понимать.
Слово «диета» несколько разрядило обстановку. Хьюнго сжал губы, стараясь сдержать улыбку, совершенно неуместную для момента, но он чувствовал, что это у него плохо получается.
- Ну ты как скажешь… Диета… - он все же хмыкнул, - я согласен. Поедем в Леон.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-06-05 13:15:39)

0

55

Он вновь шел на уступки. Она могла бы сделать из этого вывод, что ему действительно нужны отношения с ней. Он действительно видит разницу? В любом случае уступать ему и его привычкам она не собиралась. У нее давно, сложилось мнение, что чем сильнее люди чего-то хотят и чем больше усилий прикладывают для того, что бы получить желаемое, тем более ценно оно потом. Да, она отчасти переносила отношение клиентов к предметам старины на отношения между людьми. 
Клэр усмехнулась и вывернула руль, трогаясь с места. Она развернула машину и вернулась на трассу. В Лион, так в Лион. Глупо конечно было бы верить, что швед изменился в одночасье. Да он никогда не изменится. Хотя может изменить свой взгляд на вещи, а значит и отношение к ним.  Может научиться ценить чувства и желания других. Если ему их показать…
- Диета, Эстерберг, - повторила она с улыбкой. – И думать не смей! Я тебе даже малейшего шанса не дам, учти.
Клэр перестроилась в левый ряд и начала набирать скорость в прежнем направление. Париж остался позади. До Лиона было несколько часов езды. Она не бронировала там никаких номеров и даже не интересовалась адресами отелей. Планировала остановиться в приглянувшемся кафе или ресторане. Не более того.
Клэр протянула в его сторону руку и бросила на шведа насмешливый взгляд. Ей хотелось коснуться его. Хотелось, чтобы он коснулся ее.
- От Лиона до Марселя поведешь ты, - сказала она.
Скоро ей надоест заниматься его перевоспитанием, но Клэр надеялась, что результат будет виден быстрее, чем закончится ее терпение. Возможно, она видела лишь то, что хотела. Но Клэр никогда вроде бы не отличалась любовью к иллюзиям.
- Чего ты не нашел в других? Что ты вообще ищешь? – Спросила она, держа одной рукой руль, другой его за руку. – Мне кажется, ты об этом даже не задумывался никогда. Ведь так как ты живешь проще…
Конечно проще. Чего сложного то? Никаких обязательств и обязанностей. Лишь о себе любимом забота.
Клэр бросила на него взгляд, мимолетный. Она почему-то сейчас предпочитала смотреть на дорогу. Ей вполне хватало телесного контакта…

Отредактировано Клэр Дое (2011-06-05 20:09:26)

0

56

Хьюго смотрел на Клэр, когда она начала выворачивать руль, когда вольво вливалось в оживившийся к полудню поток на трассе. Смотрел со странным ощущением человека, который попал в другую эпоху или перенесся из зрительного зала на экран, становясь участником кинофильма, причем тот, прежний Хьюго остался в зрительном зале. Странно, но когда швед дал согласие забыть о низменных инстинктах, он почувствовал себя легко и свободно, хотя, конечно, не стал монахом.
Хорошо, он постарается не думать о том, какая Клэр может быть с мужчиной. Как на грех, слова "и даже думать не смей" подействовали подобно катализатору в сложной цепи биохимических реакций. Хьюго улыбнулся, и его улыбка сказала - "спасибо, дорогая." Эстерберг перевел взгляд на дорогу, уставился в номер впередиидущего шевроле, опасаясь, что Клэр по глазам причитает его мысли.
- Хорошо, - кивнул он, услышав, что ему вести машину после Лиона. Это было разумно и логично. Хьюго скорей почувствовал, чем увидел движение с ее стороны. Он с легким недоверием протянул ей ладонь, сомневаясь, правильно ли он расценил ее жест и затаил дыхание, ощущая, как ее пальцы сжали ему ладонь. 
Он ответил, боясь повернуть голову и не отрывая взгляда от номера, который то удалялся вперёд, то приближался перед светофором. Его пальцы обвились вокруг узкой ладони Клэр, и это простое прикосновение сказалось наполненно ощущениями такой силы, что у мужчины пробежали мурашки вдоль позвоночника.
- Ты и так... Сделала всё, чтобы меня прогнать, - усмехнулся Эстерберг. Он даже начал получать от этого удовольствие, что Хьюго несколько пугало. Он удивлялся сам себе - да, действительно, Клэр права, он раньше не пытался идти дальше секса, а зачем? Чтобы потом всю жизнь выслушивать истерическое "никто меня не понимает", либо сопливое "только ты один понимаешь меня, Хью"? Эстерберг рано понял, что такое шантаж и постарался в дальнейшем, после нескольких ошибок, не давать повода для подобных манипуляций.
- Понимаешь, Клэр, всем им от меня всё время чего-то было нужно... И даже не от меня, а от моего имени, положения, статуса... И пойми, я ещё не встречал такую, какая захотела бы что-то мне подарить, а не отхватить для себя кусок моего благополучия.
Дое всё время держала Хьюго за руку, и всего лишь, но это прикосновение давало сейчас так много. Ощущение, не менее головокружительное, чем самые смелые ласки. Хьюго улыбнулся, тоже глядя на дорогу. Всё мироощущение сейчас сконцентрировалось в точке соприкосновения.
Сколько времени прошло с тех пор, как он сел в машину? Хьюго потерял ощущение времени. Удивительное чувство невесомости, увы, оказалось не вечным. Хьюго отчаянно цеплялся за ту нирвану, в какую окунулся так неожиданно, но всё же человеческое потребовало своего.
- Я пить хочу, - вырвалось из мужчины, и он сам растерялся, потому что слова вырвались сами. Неужели он настолько потерял контроль над собой? И как ей сказать, что утренний кофе произвел свой определенный эффект?
- Я бы вышел на пару минут, - признался Эстерберг, тоже неожиданно для самого себя. Хьюго продолжал крепко сжимать руку Клэр, не замечая, что пожалуй, слишком сильно и возможно, делая ей больно. 
- Остановимся на несколько минут?
Хьюго наконец повернул к девушке голову.

0

57

Клэр усмехнулась и чуть сжала его руку. Конечно, в его словах была доля правды. И по сути такую его позицию можно было расценивать, как защитную. Она же так же отстранялась от отношений.
- Ты поэтому гребень просил тебе подарить? – Рассмеялась она, бросив на него взгляд.
Конечно, это была тема не для смеха, но ей почему-то вспомнился тот эпизод в кафе. Они по разные стороны стола, а на середине почти, как граница, ее гребень. Он просил его подарить. Ей и тогда это смешным показалось. Гребень не представлял ценности. Хотя видимо именно он углядел в нем ценность и совсем не материальную.
- А если без шуток, - она нахмурилась, глядя на дорогу. – То понимаю. Хотя чаще сталкивалась с непомерными требованиями и претензиями в свой адрес. Имени, положения и статуса от меня пока еще не требовали. У меня их нет. Рассчитывать на моего отца глупо.
Клэр усмехнулась. Да, от нее обычно совсем другого ждали, предлагая взамен именно имя, положение и статус.  Она же никогда особо не цеплялась за условности и отвечала лишь тогда, когда сама этого хотела. С Хьюго она хотела ехать через всю Францию, чтобы посмотреть на замок на вершине холма. Показать ему старый город с мощенными узкими улочками, собор, который не уступает Нотр Дам. Подтолкнуть к пониманию, что мир не так ограничен, как ему кажется.
- Кстати, гребень тебе не подарю, но могу купить сувенир на память где-нибудь по дороге. Сойдет? – Она улыбнулась, взглянув на него.
Продолжать тему и хотелось, и нет. Ей скорее хотелось его послушать, при этом умолчав о своем. А что она может ему рассказать? Как быстро угасают ее чувства, когда наталкиваются на стену этих самых требований? Что ее постоянно обвиняют в том, что она бесчувственная, холодная эгоистка, способная плакать и сопереживать, только слушая оперу? Что она никогда не бросится следом, за уходящим мужчиной? Что она может опоздать на свидание, засидевшись в библиотеке? Что ночь с книгой ей порой интереснее чес ночь с мужчиной?
- Пить? – обрадовалась она смене темы и кивнула в сторону заднего сидения. – Там где-то вода минеральная.
Клэр тут же нахмурилась, услышав следующую просьбу.

- Я не могу встать посреди шоссе, - ответила она, вглядываясь в указатели и перестраиваясь вправо. – Так, Нутри прямо по курсу. Там выйдешь и кофе можем выпить даже.
Она свернула с шоссе на ведущую в небольшой городок дорогу, следя за указателями. Кофе ей совсем не хотелось. Может быть чай или лучше молочный коктейль. Слева, на въезде в городок была вывеска и Клэр начала разворот к заведению, сочетающему в себе и кафе, и ресторанчик, и даже отель. Она остановила машину у довольно милого заведения в два этажа с покатыми черепичными крышами. Глядя на него, почему-то стразу поднималось настроение.
- Мы в сердце Бургундии, Хью, - улыбнулась она, заглушая двигатель. – В своем Мюнхене ты не найдешь такой красоты! В Париже этого тоже нет. Только здесь. В глубинке, в стороне от трасс.
В ее голосе звучала неподдельная гордость. Это действительно было красивое место. На перекрестке двух дорог даже забывалось как-то, что в паре миль за спиной протянулось скоростное шоссе.
Клэр вышла из машины, прихватив с заднего сидения свою сумку, и вдохнула полной грудью. На губах ее играла довольная улыбка. Да, это место стоило того, чтобы тут остановится. С чего вдруг она планировала обед в Лионе? Это же крупный, шумный и пыльный город. Ну да, там есть пара не плохих магазинов. Только она хотела ему показать другую Францию, ту которую любила она.   
Она обошла машину и взяла шведа под руку, ведя его к заведению.
- Тебе что заказать? – Спросила она, прекрасно понимая, что он бросится тут же не к столику.

0

58

- Да.. Пожалуй... - согласился Эстерберг, тоже припоминая ночной кофе в Мюнхене, - вот именно от тебя почему-то захотелось получить подарок.
Он кивнул головой, улыбаясь и заново переживая те ощущения от их первого знакомства.
- Что ты мне подаришь? - вдруг лукаво улыбнулся швед, - ерунду всякую не приму!
Хьюго хотел быть милым и пытался шутить, хотя с Клэр шутки могли оказаться опасными, с ее-то своеобразием.
- Я шучу! - на всякий случай на случай объяснил Эстерберг, - если честно, был бы рад.
Как оказывается сложно отследить прочно сросшиеся с тобой привычки. Хьюго оживился, чувствуя со стороны Клэр некий знак внимания, это рукопожатие и он едва удержался от мелкого хулиганства, которое могло ему либо дорого обойтись,  либо стать дополнительным бонусом в развитии отношений с девушкой. Его указательный палец уже дрогнул, подчиняясь желанию пощекотать ладошку Клэр, только Эстерберг успел вовремя "схватить себя за воротник".
"Интересно, что бы случилось?" - улыбнулся он, представив себе, как девушка может отреагировать.
Вздрогнет? Испуганно отдернет руку? Ойкнет? Или сдвинет брови со словами "высажу"? Но Хьюго ограничился ответным пожатием и ослабил хватку, вдруг осознав, что жмет ее ладонь как на поединке по армрестлингу.
- Прости, я тебе наверно больно сделал, - спохватился швед и с отчаянием в глазах обернулся назад, туда, где должна лежать вода. Сначала всё же очень надо было бы "выйти на пару минут."
Но случай представился и очень удачный.
- Нутри? Ммм, как хорошо, вот и пообедаем, - обрадовался Эстерберг, с интересом глянул на указатель и завертел головой, разглядывая городок, о котором Клэр заговорила с блеском в глазах. Милая, тихая, чистенькая провинция, неожиданно умиротворяющая аура которой чем-то ассоциировалась с Дое, накрыла тишиной, очарованием утонченной простоты. Ему захотелось задержаться в этом городке - он интуитивно почувствовал в атмосфере местечка то, что было созвучно с Клэр Дое, с ее мироощущением, с тем, что она любит и ценит.
Он выполз из машины, с удовольствием разминая застоявшиеся мышцы и прижал к себе ее руку локтем. Хьюго не отказал себе в удовольствии вдохнуть аромат, облачком витающий где-то с ней рядом, то пропадающий от дуновения ветра, , то снова волнующий ноздри мужчины. Хьюго наклонился к ней ближе и провел носом по волосам. Какая же она маленькая всё же. Трогательно маленькая. Он ощутил уже знакомое и горячее чувство нежности, испытывая желание взять Клэр на руки.
- Мне здесь нравится, - признался Хью, - давай погуляем тут после обеда? Возьми мне цыпленка и виноградный сок. Я сейчас!
Взял ее за руку, пожал, полагая, что ему разрешены эти прикосновения, раз она сама это позволила себе и исчез на "пару минут". После этого можно было и не только воды  попить. Хью освежился в мужской комнате, сполоснув лицо прохладной водой, глянул на себя в зеркало и остался доволен.
- Сердце Бургундии, говоришь? - переспросил он, садясь за столик к девушке, - это здесь делали знаменитое бургундское? Я хочу его попробовать.

Отредактировано Хьюго Эстерберг (2011-06-07 17:24:28)

0

59

О, ему нравится. Клэр хмыкнула и пожала плечами.
- Тут негде гулять. Это просто маленький городок. Если б ты не попросил, я бы тут не остановилась, - ответила она и кивнула. – Хорошо. Цыпленка.
Она направилась к свободному столику. Их тут было много. Ей приглянулся дальний, у окна. Клэр села и принялась листать меню.
Цыпленка ему… Ну цыпленка, так цыпленка…
Клэр жестом подозвала официанта и сделала заказ. Ему цыпленка, ей сырный суп, салат с сельдереем и… Клэр скользнула взглядом по странице меню и как-то не добро улыбнулась.
- Улитки по-бургундски, пожалуйста, - озвучила она свою мысль.
Если он хочет бургундского вина, то чтобы не попробовать и улиток по-бургундстки. Закрыв меню, Клэр мило улыбнулась официанту и сложила руки перед собой на столике, в ожидание… заказа. Люди зачастую вообще странно реагировали на всяких там улиток и прочих моллюсков. На самом деле те были довольно вкусны и полезны для организма в целом не менее прочих привычных блюд. Возможно даже и более. Клэр вполне себе любила обжаренных в оливковом масле улиток приправленных соусом с петрушкой. Правда не раз видела, какие мины корчат люди, при одном их упоминание.     
Она бросила на Эстерберга насмешливый взгляд, когда он сел напротив, и даже усмехнулась. Он сейчас издевался опять? Ну, пусть…
- Бургундия не маленькая, – начала она вводный курс. – Почти вся провинция от Парижа до Лиона занимается виноделием и довольно успешно. Конкретно в Нутри виноградников нет. Шабли, где расположены лучшие виноградники, мы уже проехали. По дороге у нас будут только Аваллон. Ну, можем остановиться в Боне или чуть отклониться до Дижона. Там виноградников очень много. Кстати, понятие бургундское крайне относительно. Знаешь, сколько сортов и видов вина производящегося в Бургундии существует? Хотя, бургундским считается обычное столовое вино из винограда сорта Пино Нуар и оно далеко не венец творения местных виноделов. Гораздо интереснее так называемые именные.
Клэр пожала плечиками. Она не сильно разбиралась в вине, по сравнению с отцом. Вот он был знатоком и ценителем. Даже посещал аукционы и имел солидную клиентуру по этой части. Странно, что Хьюго под его руководством еще на винный погреб не разорился. Хотя они там вроде больше по пиву… 
- Вообще, на твоем месте, не гуманно предлагать мне подобное. Я за рулем. И ты, кстати, тоже чуть погодя сядешь за руль, - она мило улыбнулась. – Так что, дорогой, у тебя еще и безалкогольная диета кажется. Извини, что весь кайф от поездки обломала.
Принесли его цыпленка, ее салат и суп. Улиток видимо гуманно на потом оставили. Клэр улыбнулась, взявшись за салат.
- Почему цыпленок? – Спросила она, глядя на него и ковыряя вилкой салат. – Тебе не нравится французская кухня? Ты не любишь суп? Салат?
У нее едва не вырвалось – Улиток и лягушек? Клэр вовремя язык прикусила. Не надо ему аппетит портить раньше времени. Пусть есть своего цыпленка. Она покончила с салатом и занялась супом. Клэр никогда не считала потребляемых ей калорий. А потребляла она их много. Одни ее тортики, пирожные и латте чего стоили. Да и в целом она ела не мало. Хороший завтрак, полный обед, обязательно ужин, да еще в перерывах можно что-то перехватить.
Едва она покончила с супом, подали долгожданных улиток. Клэр даже не взглянула на шведа, аккуратно выковыряла вилочкой первую из раковины и отправила в рот. Лишь потом подняла взгляд и улыбнулась.
- Это вкусно!
Она также непринужденно выковыряла вторую улитку, уперлась локтем в столешницу и протянула ему.
- Виноградные улитки, по-бургундски, - с улыбкой сказала она, держа вилку с улиткой перед Хью. – Запаха цветов и фруктов не имеют, да и привкус не вишневых косточек и шоколада, как у вина бургундского. Но нигде больше ты такого не попробуешь. Уверяю! Считается, что вкус именно этих моллюсков превосходит все остальные.
Клэр на мгновение нахмурилась, разглядывая его лицо. Он ведь уже не тешил себя иллюзией, что с ней будет легко, просто и предсказуемо? Уже было бы пора понять, что прежде чем десерт подадут, ему если не все, то половину кругов ада придется за ней пройти.
- Обещаю, потом заедем в Бон и купим тебе сувенир.

0

60

Эстерберг слушал, внимательно смотрел своими серыми глазами на ее губы и в глаза, взгляд задерживался на волосах, перепрыгивал на руки... Он любовался, но сохранял невинное выражение лица, дабы его не заподозрили в плотских мыслях, любовался, но сохранял невинное выражение лица, дабы его не заподозрили в плотоядных мыслях. Он кивнул, улыбаясь и прикрывая на мгновение глаза. Её познания в виноделии удивили и слегка укололи самолюбие, но в который уже раз вызвали уважение к француженке. В отличие от светских львиц, Клэр, похоже, действительно в этом разбиралась, не только в предметах искусства – как казалось Эстербергу. Его представления о внутреннем мире девушки становились все шире и богаче.
- Я не смогу точно рассказать по километражу географию Бургундии, но примерно представляю  место на карте и размеры этой провинции, - ответил Хьюго.
- Да-да, я уже вводный курс от Грегори прослушал, когда мы пару лет назад ездили в бон на аукцион. кажется был конец ноября? О, помню он для тебя тогда бутылочку Шардоне приобрел. Кажется виноградники Пюлиньи-Монраше? Возможно путаю...
Хьюго улыбнулся, глянул в окно и думая, что Клэр любит сидеть именно у окна. Романтичная натура? Запахи с кухни щекотали ноздри и вызывали усиленную выработку желудочного сока, что уже начало вызывать то легкое раздражение, какое бывает у голодного человека.
- Давай остановимся в Боне? – предложил ненавязчиво Эстерберг.
А-а-а, наконец-то цыпленок! Мужчина сглотнул брызнувшую слюну и вдохнул чудный аромат.
- К супам не привык. А салаты… Ну иногда можно, конечно…
Он замолчал, налегая на мясо.
- У вас, у французов, своеобразная кухня, - продолжил он, проглотив первый кусок, - вы иногда напоминаете мне аборигенов-собирателей, которые едят все, что шевелится.
Хью был поражен аппетитом этой малышки. Куда в неё помещается? И как ей вообще удается сохранять свои изящество и хрупкость, поглощая  еду в таких объемах? Все его знакомые девушки и женщины, казалось, питаются исключительно зеленью, для того, чтобы сохранить талию и до изнеможения мучают себя фитнесом. Ей ещё что-то принесли?
«Что это?»
Швед с ужасом посмотрел на характерную форму кушания в тарелке, и ему стало не совсем комфортно. Она это будет есть? Ну да, она же француженка. И как её целовать после этого? У него же перед глазами будет стоять это… Да… Действительно… Глаза Хьго стали шире в полтора раза. Он молчал, он не был к этому готов. Хью уже собрался заказать кофе, лишь бы на это не смотреть, и вдруг увидел «это». Приближающееся к нему. Нет, нет, только не это!
«Ну за что мне это, что я такого сделал!» - с отчаянием подумал Хьюго, уже понимая по её глазам, что отказа она не примет. Хью набрал воздуха в легкие, думая, что за такой подвиг одного сувенира мало - за такой подвиг и награда будет достойная, и снял с вилки внушающий ужас кусочек. Проглотил, не жуя. Выдохнул.
- Ммм... - промычал мужчина, - ну... Отбивная с кровью лучше...
Хьюго жестом подозвал к себе официанта.
- Кофе эспрессо пожалуйста.
Нет, лучше он будет питаться мясом, закисляющим кровь и забивающим почки.
"Это не еда", - говорили глаза шведа про улитки.
"Это... Приманка для ловли рыбы
."
- Хочу теперь свой сувенир! - потребовал Эстерберг.

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Мюнхенская выставка