"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Судьбоносная встреча в Бухаресте


Судьбоносная встреча в Бухаресте

Сообщений 1 страница 30 из 146

1

Блестящий черный «Мерседес» выехал за черту города и теперь несся по автостраде.
С момента последнего визита в Румынию прошло пять лет. Именно тогда Вик, ныне известный как глава Южного Дома и просто Босс, вместе с Дорином - единственным членом семьи, оставшимся в живых после «войны Домов», - приехал похоронить родителей и старшего брата на их родине, следуя последней воле, указанной в завещании.
Дела Южного Дома, который мужчина возглавил, воспользовавшись ослабленным состоянием и отсутствием нового хозяина, отнимали все время и силы. И только теперь, когда ситуация немного стабилизировалась, он смог позволить себе эту поездку, которая, к слову, была продиктованная не только желанием навестить могилу родных.
Вик достал из внутреннего кармана пиджака приглашение, уже в который раз задумчиво разглядывая его и постукивая пальцем по острому краю. Позолоченное теснение «Саквояж» в центре и трискель под ним на черном прямоугольнике картона - пропуск в логово разврата, закрытый БДСМ-бордель «для избранных», если верить словам нового партнера, переговоры с которым закончились примерно полчаса назад. Отношение к Теме у Босса было однозначное и далеко не самое позитивное, так что, если бы не некоторые обстоятельства, касающиеся Дома и нового контракта о сотрудничестве, мужчина вряд ли согласился переступить порог данного заведения.
- Сэр, мы приехали, - молчаливый до этого момента водитель обратился к своему единственному пассажиру, остановив авто перед парадным входом небольшого особняка. Небрежный взгляд скользнул по фасаду, с одной стороны увитому плющом, прежде чем Босс покинул салон, не удостоив мужчину за рулем ответом.
Охрана у этого места была что надо. Как профессионал Вик сразу оценил и высокий забор, окружающий бордель по всему периметру, и патрулирующих территорию охранников с внушительными собаками бойцовых пород, скалящих жуткие морды на неугодных, и «фейс-контроль» на входе, прощупавший взглядом и не только им. А вот внутреннее убранство было абсолютно шаблонным: бархат, атлас и тюль уже порядком осточертевших бардово-фиолетовых оттенков с вкраплениями черного, приглушенный свет канделябров-бра и многорожковых люстр. Вульгарно, банально и ничего, что указывало бы на исключительность заведения. Впрочем, суть-то как раз была в содержании, а не во внешнем виде, так что Босс шагнул в услужливо распахнутые двери, оказываясь в просторном зале со сценой.
«Пока предпринимать что-то бесполезно, нужно осмотреться на местности, может поговорить с кем-то. Ненавязчиво. Наблюдать и слушать у тебя получается блестяще, так что, думаю, особого труда это не составит, - вспомнились слова Дорина, своеобразное напутствие перед поездкой. – И еще… Есть там один мальчишка, кажется Стас зовут. Дикий звереныш. Он может быть полезен. Присмотрись к нему внимательней». Последнее звучало несколько двусмысленно, но пока Вик не понимал, к чему была эта веселая усмешка в глазах брата.
Оглядевшись по сторонам и мысленно съязвив по поводу «новизны» дизайна, глава Дома устроился за одним из столиков, откинувшись в мягком кресле, прислушиваясь к разговорам, краем глаза отмечая происходящее на сцене. Однако, негромкие комментарии гостей «Саквояжа» заставили обратить более пристальное внимание на непосредственных участников действа. Кажется, удача была на его стороне, и нужный мальчишка был как раз перед ним.

Отредактировано Босс (2011-07-28 22:41:32)

+1

2

Игра. Вся его жизнь превратилась в игру. С ним хотели поиграть, он и играл. Только не в то, что навязывали ему. Раньше он думал, что годы, проведённые в таборе, были худшими в его жизни. Как оказалось, чёрный цвет тоже имел множество оттенков, один темнее другого, и сейчас скользил по ним, скатываясь всё глубже и глубже во тьму.
Плечи горели от ударов плёткой, сведённые мышцы ныли, а ноги била крупная неуправляемая дрожь из-за страшно неудобного положения, в которое его поставил козёл на сцене. Сегодня его купил старый уродливый чиновник, один из постоянных клиентов, сходивший с ума от тела юноши. От одного вида на отвисший живот, слюнявые губы и сальный похотливый взгляд начинало тошнить. И то, что от порочного и разгульного образа жизни всё, что хоть когда-то делало это убожество мужчиной, практически не функционировало, превращало его жизнь в ад. Так у него была хоть какая-то надежда на то, что его быстро поимеют и оставят в покое, но убожество предпочитало из раза в раз распинать в бондаже на сцене, публично вымещая на связанном теле свои комплексы.
"Ненавижу! Тварь!"
Удар заставляет вздрогнуть и стиснуть зубами резиновый цилиндр мундштука, затыкающий рот. Будь он проклят, если этот недоделанный садист выбьет из него хоть стон. Это игра, и он сосредотачивает все мысли на этом. Цель – не издать ни звука, и мозг с благодарностью хватается за решение задачи. Всё просто: его бьют, а он молчит. Нет ни сцены, ни людей за её пределами, что пьют и едят, сидя за столиками, наслаждаясь унижениями и пытками юноши, почти ребёнка. Неполноценные убожества, получающие радость от самоудовлетворения ничтожного эго за счёт издевательств над беззащитным человеком.
Он предпочёл бы, чтоб ему завязали глаза, так хотя бы можно не видеть ничего вокруг себя, но нет, сегодня его клиент пожелал, чтобы юноша всё видел. А закрыть глаза не мог, потому что это означало поражение, поэтому сжал зубы и, с трудом подняв голову, яростно взглянул прямо в глаза мучителю. Дикий, прямой вызывающий взгляд. Всё равно его убьют рано или поздно. Хозяин пытался выбить из него непокорность лет шесть. Или семь? Сколько времени прошло, как его продали в бордель? Дни тянулись унылым серым однообразием: днём учёба, ведь не мог проститутка элитного борделя для элитных клиентов быть безграмотной водорослью, говорил хозяин, а по вечерам работа. Раздвинув ноги, удовлетворять богатую мерзость, извращенцев, скрывающих от всего мира свои неодобряемые обществом наклонности. Но в этом клубе им могли дать всё. Кроме одного.
Он не собирался сдаваться, и пусть его убьют, но закроет глаза свободным, не телом, так духом. Не рабом!

Отредактировано Стас Батори (2011-06-26 23:48:58)

0

3

Почему-то он ожидал увидеть «дикого звереныша» не таким, хотя и не знал ничего, кроме имени. Подвешенный так, что кончики пальцев закованных в распорку ног едва достают до пола, связанные над головой руки, мундштук, мешающий возразить или закричать, и хлещущее мальчишку кнутом убогое существо с сальным взглядом. При взгляде на последнего губы сами собой скривились в презрительной гримасе. Он всегда считал насилие ради насилия уделом жалких неуверенных в себе людей, и для него самого подобное было ниже собственного достоинства, отношения с подчиненными были лучшим тому подтверждением.
- Своевольничает гаденыш, - в голосе сидящего за соседним столиком прозвучало нескрываемое раздражение, что заставило пристальней вглядеться в лицо саба.
Отбросив антураж в сторону, можно было с уверенностью сказать, что тот красив. Чуть вьющиеся каштановые волосы намокли от пота и липли ко лбу и вискам тонкими прядями, на челюстях, судя по всему с силой сжимающих резиновую трубку, ходили желваки, а субтильное юношеское тело едва уловимо подрагивало, то ли от обрушивающихся на плечи и спину ударов, то ли от напряжения из-за неудобной позы. Но больше всего в пленнике привлекал взгляд. Дикий, упрямый, гордый. Даже будучи связанным, звереныш не выглядел сломленным или загнанным, как и не выглядел обычной шлюхой, готовой за деньги разыграть что угодно. Признаться, в какой-то момент Боссу даже показалось, что тот вырвется и перегрызет глотку своему истязателю.
- Вас заинтересовал мальчишка? Он пользуется в «Саквояже» большим спросом, темпераментный саб, - сообщил незнакомец, появившийся словно из неоткуда и устроившийся в соседнем кресле. - Я Георг, хозяин клуба. Вы здесь первый раз, насколько я могу судить. Хотите чего-нибудь особенного? У нас большой выбор.
- Меня интересует этот, - небрежно отозвался глава Южного Дома, не отводя цепкий взгляд от сцены. - Здесь же есть приватные комнаты?
- Я так и думал. Но должен предупредить, что…
- Сколько? - перебил мужчина.
- У вас не найдется ручки? Благодарю, - быстро написав пару цифр на обороте своей визитки, выуженной из нагрудного кармана, Георг положил кусочек картона перед Виком и протянул серебристый «Паркер» обратно.
«Интересно, что этот звереныш делает за такие деньги?»
- За час? - собеседник коротко кивнул, улыбаясь так, словно говорил: "Да, у нас здесь не дешевые развлечения". - Я беру его на ночь.

Отредактировано Босс (2011-07-29 02:22:33)

+1

4

Последний раз плечо обожгло огнём и запыхавшийся клиент отшвырнул хлыст. Вздох облегчения удалось подавить невероятными усилиями и задавить в зародыше. Похотливый взгляд обшаривал тело, потные пальцы скользили по горящей коже ягодиц, замедляясь около того участка, который показывают преимущественно врачам. Он стиснул зубы и выключил все эмоции, это помогало. Помогало пережить всё, что вытворяли с телом, чувства загонялись в глубины сознания, выталкивая взамен расчет и холодное равнодушие. Благо старая ведьма показала, как это делать, когда он учился контролировать себя в таборе. Тело, пустая оболочка, не имеющая значение, душа –  вот что было главным в нём, а её не увидит никто.
Освобожденное от привязи юноша медленно опустился на пол, ноющие мышцы просто отказывались работать,  выдергивая волоски на затылке, грубо рванули кляп, и он с облегчением вздохнул полной грудью, не обращая внимания на слюну, капающую из пересохших от мундштука губ. Мозг мгновенно включился, анализирую ситуацию. Похоже, клиент не смог выкупить всю ночь и это настораживало.
"Может, удастся поспать?" – тоскливая мысль была загнана в самую глубь. Не время распускать нюни. Что будет, то будет, и не в его силах что-то изменить.
Зловонное, протухшее дыхание опалило кожу, язык смачно прошёлся по щеке, оставляя влажный липкий след.
"Мерзость!"
Ничтожество вновь допустило ошибку, да, не развязал ему руки, прошлый урок был выучен хорошо, но наклонился слишком близко. Резкий рывок и зубы клацнули в нескольких миллиметрах от носа отшатнувшегося болвана. Из груди вырвался животный рык, и он бросился на замершего от неожиданности клиента. Удар! И грудь бьётся о дорогой паркет, в который его вжимают два огромных охранника. Он впивается в обрюзгшего мужчину яростным взглядом и по губам скользит презрительная усмешка. По затемнённому залу разносятся тихие смешки, и клиент багровеет от ярости. Ещё бы, саб только что плюнул в его доминантную позицию, высказав, так открыто, своё неподчинение.
Чёткий, продуманный расчёт, он всё контролировал и держал в своих руках. Ему нужен был этот похотливый кобель, пускающий слюни по его телу уже несколько лет и добивающийся покорности с упорством ленивца, карабкающегося на дерево. Даже сделал ему предложение уехать с ним, естественно, в качестве домашнего любимца. Он ответил на это предложение, вцепившись зубами в руку, что собственнически хозяйничала у него во рту.
Убожество вернётся, чтобы парировать это оскорбление, дав шанс прожить ещё несколько дней, которые можно использовать для попытки побега из этой клоаки. Его покупают – он живёт, и не убьют, пока половина доминантов клуба мечтает выбить из него неповиновение. И платят за это деньги.
"Проклятье!"
За проступок наказывать не стали, а это означало лишь одно…
Охранники грубо подняли юношу на ноги и потащили к тяжёлым дубовым дверям около сцены. Приватные роскошные номера. Его снова кто-то купил.

+2

5

Босс не стал задерживать хозяина клуба, когда тот поднялся из-за стола, собираясь отдать необходимые распоряжения. Взгляд темных карих глаз снова сосредоточился на мальчишке. Его уже развязали, и теперь он сидел на полу, позволив рукам повиснуть вдоль тела, ссутулившись, глядя перед собой невидяще. Сломанная кукла. Вик едва успел подумать, что потратил баснословную сумму впустую, когда звереныш рванул с места резко и стремительно, рыча и скалясь по-животному.
«Ну надо же! Действительно дикий…», - мужчина коротко усмехнулся.
Подоспевшие тут же дюжие охранники в количестве двух штук легко скрутили саба и поволокли со сцены, а к Вику подошел юноша в коротких латексных шортиках, сообщив, что «проводит господина» до комнат.
В небольшом холле, где глава Южного Дома оказался спустя пару минут не было слышно стонов или других звуков, выдающих присутствие клиентов и работников в VIP-ах, но красные таблички под дверными замками говорили об обратном. Похоже, что хозяин позаботился о звукоизоляции «пыточных». Однако интерьер апартаментов сильно отличался от того, что мужчина ожидал увидеть, и даже приятно удивил. Дизайнеры, если таковые тут работали вообще, решили отказаться от вычурного и помпезного барокко, обратившись к готике. Деревянные панели до середины закрывали выбеленные стены, темные горчичные шторы и драпировка, из-за которой выглядывал край крестовой рамы, придавали общему виду некоторую мягкость и толику уюта, основную же часть пространства занимала массивная постель, рядом располагалась скамья с резными ножками, как нельзя лучше подходящая для порки, и узкий навесной шкаф, в котором были девайсы на любой вкус и размер. Вик медленно провел кончиками пальцев по изножью кровати, отмечая содранный местами лак на низкой спинке, про себя подумав, что наверняка не обошлось без наручников.
Двери распахнулись, и в комнату втолкнули Стаса, облаченного в простые белые штаны и рубашку, что не могло не радовать. От всех этих мальчиков в латексе и коже Босса откровенно мутило. Руки саба были связанны за спиной, с волос капала вода, а живой злой взгляд уперся прямо в него.
«Хорошо, что помыть додумались», - удовлетворенно отметил мужчина, а вслух произнес, обращаясь к двум охранникам:
- Можете быть свободны.
- Эта зараза кусачая и…
- Я не люблю повторять дважды, - тон голоса несколько понизился, приобретя угрожающие нотки, а темные глаза опасно прищурились.

Отредактировано Босс (2011-07-30 00:33:09)

+1

6

- О, хозяин, - с издёвкой протянул и тут же получил пощёчину.
Сильные руки схватили за плечи, и от удара об стену вышибло дух.
- Слушай сюда, гадёныш, - прошипел на ухо Георг, заламывая руки за спиной. – Тебя приобрел очень уважаемый человек, американец.
"Американец!"
Да, перед Америкой все падали на колени и долбились лбом об пол. Только вот он, почему то, кроме ярости, ничего не испытывал. Как и многие в борделе, он хорошо знал английский язык, их заставляли его учить, чтобы многоуважаемым гостям было комфортно общаться с рабами.
- Если ты выкинешь какую-нибудь глупость, - Георг резко развернул его, ещё раз впечатав в стенку, - следующее, в чём ты примешь участие, будут съёмки фильма, твоя первая и последняя роль в кино, понял? Понял меня? – заорал хозяин борделя, тряся его как грушу.
"Да понял я, понял".
Снафф. Вот чем грозил ему Георг. Пытки, изнасилование и убийство. Настоящие. И он прекрасно знал, что мужчина не шутит. Но упрямо не раскрывал рта, ему было противно даже дышать одним воздухом с этой гадостью. Пригрозив в последний раз, хозяин сдал юношу обратно охранникам и те поволокли его в душ, за что заслужили вечную благодарность: так хотелось смыть с себя зловонные прикосновения убожества.
Кинув в лицо одежду, и наскоро вытерев волосы, ему связали руки за спиной, чем неприятно удивили.
"Сволочи!"
Последний побег, похоже, до сих пор аукается.
"Ничего себе!"
А гость расположился в одних из самых дорогих комнат.
Двери почтительно распахнули и представили приобретение под очи покупателя. Парень злобно уставился на клиента и замер. Молодой, идеальный, роскошный. От ледяного взгляда тёмных глаз по спине побежали мурашки. Это был самый красивый мужчина, которого он видел в своей жизни. Совершенство.
И как показывала практика, именно такие клиенты отличались максимальным садизмом и невменяемостью, как будто природа компенсировала внешнюю красоту душевным уродством.

Отредактировано Стас Батори (2011-06-27 03:37:57)

+1

7

Дверь бесшумно закрылась, оставляя клиента наедине со своим развлечением на вечер, отрезав обоих от реальности. Мальчишка замер, во все глаза разглядывая мужчину перед собой, и Босс не остался в долгу, скользя по нему в ответ долгим изучающим взглядом.
Вблизи звереныш выглядел несколько старше, но не настолько, чтобы можно было заблуждаться на счет его возраста. Да, он был всего сантиметров на пять ниже главы Дома, однако тело было тощим, недостаточно развитым и местами угловатым.
«Ему вряд ли больше шестнадцати, если вообще не меньше… Ребенок, - пару месяцев назад Вику исполнилось двадцать три, так что он еще довольно хорошо помнил себя в юношеском возрасте, помнил, как воспринимается окружающий мир в это время. - Наверно он действительно чего-то стоит, раз еще не сломался. Или просто набивает себе цену».
Кроме имени, по сути, он ничего не знал о мальчишке, а потому довольно смутно представлял, о чем они будут говорить. Нужно было ненавязчиво выяснить, что ему действительно известно, но вся загвоздка состояла в том, что просто так звереныш болтать не станет. В этом Босс был уверен наверняка.
Между тем, взгляд бегло осмотрел комнату еще раз, отмечая местонахождение скрытых видеокамер. Владелец «Саквояжа» отмывает неплохие деньги, сбывая «хоум-видео» клиентов клуб, однако Вику лишние свидетели сейчас были не к чему, так что он сразу решил отключить аппаратуру. На Стаса, все еще стоящего неподвижно у двери, он в этот момент внимания не обращал. Если попытается провернуть тот же трюк, что и на сцене несколькими минутами ранее, или предпримет попытку сбежать, глава Дома просто скрутит его, даже не дав ничего толком сделать.
- Советую не совершать лишних телодвижений, если не хочешь, чтобы наша беседа приобрела неприятные для тебя последствия, - закончив с камерами, мужчина оказался у юноши за спиной. Узел на руках был завязан весьма профессионально, а на коже в некоторых местах виднелись красные полосы, оставшиеся на коже от бондажа, использованного на сцене.

Отредактировано Босс (2011-08-01 02:19:17)

0

8

Изучающий взгляд темных глаз, оставил Стаса абсолютно равнодушным. Слишком привык к подобному, ведь он был не только строптивой, но и одной из самых красивых игрушек в борделе. Его разве что ленивый не разглядывал со всех сторон, как лошадь на рынке.
"Умный американец", - с долей восхищения подумал он, наблюдая, как мужчина отключает видеокамеры. Большинство бывающих здесь даже не догадывались об аппаратуре, установленной хозяином клуба, так Георг обеспечивал свою безопасность, которой очень дорожил. И получал дополнительную прибыль, шантажируя некоторых клиентов. Стас не шевелился, внимательно следя за каждым движением клиента.  А тот как будто скользил под одному ему слышимую музыку плавными и уверенными шагами, что выдавало в мужчине профессионального бойца. Юноша видел таких раньше, но, совсем не много. Среди клиентов их почти не было.
Гордо выпрямившись, насколько позволяли связанные за спиной руки, и слегка откинув голову назад, заглянул за плечо.
- Ты пропустил одну камеру, - нахально улыбаясь, сказал на румынском и слегка кивнул на деревянную резную балку над дверью. Голос звучал немного хрипло из-за саднившего горла, и было трудно говорить. И страшно хотелось пить, на сцене он потерял много жидкости. – Боишься, что я сделаю так? – и без предупреждения резко дёрнул головой, щёлкая зубами около уха клиента.
Стас улыбнулся ещё шире, чувствуя, как душу затапливает дикий восторг, который появлялся каждый раз, когда кто-то пытался подчинить его себе. Как у дикого зверя, который мчится сквозь лес от охотников. Обмануть, увести в чащу и выжить.

Отредактировано Стас Батори (2011-08-02 01:37:42)

+1

9

Мальчишка полуобернулся, и их взгляд пересеклись. Недолгий момент, но этого хватило, чтобы уловить золотистые искорки веселья и азарта в почти таких же, как у него самого, глазах. И губы, заметно израненные зубами, были так близко, что можно было ощутить на своей коже теплое дыхание.
- Ты пропустил одну камеру, - родной язык из уст этого звереныша звучал как-то по-особенному. Наверно все дело в хрипотце, надломившей еще не сформированный юношеский голос, а может  Вик просто слишком привык к английскому. Но суть была не в том. Стас знал о камерах. Глава Дома сильно сомневался, что Георг каждому из работников борделя проводит инструктаж на тему хорошего ракурса с учетом расположения видеотехники, а значит, мальчишка был наблюдательным. Хотя…  Ни в чем нельзя быть уверенным наверняка.
Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять – звереныш не станет вести себя как прилежный ученик воскресной школы, ожидая своей участи смиренно. Поэтому, быстрей, чем саб попытался (или сымитировал попытку) укусить клиента, Босс впечатал его в ближайшую стену, развернув к себе лицом, предупреждающе сжимая пальцы на горле.
- Вижу, слова до тебя доходят плохо, - он легко вспомнил родную речь, так что даже акцент был едва уловим. Фраза: «Боишься, что я сделаю так?» - как нельзя лучше свидетельствовала о том, что Стас знает и понимает английский, но мужчина решил ответить, используя румынский, чтобы осадить мальчишку, считающего его, по-видимому, «тупым американцем».

Отредактировано Босс (2011-08-02 19:01:10)

0

10

Сильный удар о стену огнём отозвался в исполосованной спине и связанных уставших руках,  заставив поморщиться от боли. Пальцы сжались на горле, и Стас замер. На время, пока не почувствует возможность действовать.  От звуков родной речи, прозвучавших из уст американца, он удивлённо задохнулся. Ничего себе!  Практически даже не слышно акцента.
- О, - юноша нахально улыбнулся и взглянул прямо в глаза клиенту - ты знаешь румынский. А мне сказали, ты американец. 
Стас рассматривал стоявшего перед ним мужчину внимательным оценивающим взглядом, так же, как тот недавно разглядывал его. Как товар перед покупкой, и юноша даже не пытался скрыть презрения на своём лице, он давно перестал считать клиентов людьми. Однако этот покупатель был определённо очень красив и молод, не намного старше Стаса. Мелькнула шальная мысль, что было бы даже неплохо переспать с ним. По крайней мере, на фоне предыдущего отвратительного, обрюзгшего существа, этот клиент выглядел богом. От мужчины пахло дорогим незнакомым парфюмом, и Стас впитывал в себя этот аромат: богатый, насыщенный и утончённый. Но вот только по опыту юноша знал, что чем ярче и красивее фантик, тем мерзче содержимое. Он даже не собирался обманываться упаковкой.
Медленно облизнул губы, постаравшись вложить в этот жест как можно больше непристойности, чуть опустил голову, насколько позволяла рука, сжимавшая шею и невинно, даже как-то по-детски улыбнулся:
- Чего желает многоуважаемый клиент? Отсосать, потрахаться, может поговорить?
Стас специально смягчил тон, чтобы слова как можно грубее прозвучали из его губ. Он не знал, как вести себя с американцем и чего от того можно было ожидать, последнее время у него были только постоянные клиенты, которых он изучил вдоль, поперёк и даже изнутри. Ему всё осточертело, а  постоянные угрозы  смерти сделали совершенно невменяемым.

0

11

Столкновение со стеной явно было не слишком приятным, но горевал мальчишка не долго. Дерзкая пошловатая ухмылка снова вернулась на лицо, когда Стас снова вскинул на него прямой взгляд. Упрямый и самонадеянный, начисто лишенный инстинкта самосохранения. Похоже, что жизнь в борделе осточертела ему настолько, что он уже не дорожил ей. Или просто заигрался, потеряв ощущение реальной опасности. Ни то, ни другое Босса бы не удивило.
- А ты умеешь разговаривать? - в прохладном голосе проскользнули саркастические нотки. - Мне всегда казалось, что щенки могут только гавкать и скулить.
Он отвечал провокацией на провокацию, решив проверить, насколько хватит звереныша. Никому не нравится общаться с «зеркалом», так что рано или поздно вся напускная бравада и наглость уходят, потому что человек теряет интерес. Правда, долго возиться с ним Вик не собирался, так что, если у мальчишки в голове была хоть одна извилина, ему следовало поторопиться и подключить ее «беседе» до того, как глава Дома примет окончательное решение.
Пальцы по-прежнему уверенно, но не сильно сжимали горло, и Босс чувствовал, как его жертва сглатывает нервно, как лихорадочно бьется под горячей кожей пульс.
«Показушник», - мужчина пренебрежительно скривился и развернул Стаса к стене, оставив ладонь на шее, а другая рука легла на веревки, намериваясь развязать их.
- Налить тебе воды в блюдечко? А то ведь из стакана лакать неудобно, а пить наверно хочется, - наигранно учтиво спросил он.

0

12

- Ой-ой, - с издёвкой протянул Стас, - какой крутой мужик пришёл, мама не учила тебя, что плохо над детьми издеваться?
Последний раз он за это был бит несколько дней назад: за то, что любезно напомнил очередному клиенту о возрасте согласия на сексуальные отношения и так же любезно, что не согласен на них. Конец его морального внушения заткнули кляпом и попытались выбить дурь. Буквально. Плёткой, стеком и ещё чем-то, Стас уже плохо помнил к тому моменту. Вот только дурь настолько прочно засела в его душу, что выбить уже было невозможно. Только убить.
Он тяжело сглотнул, горло саднило всё сильнее, теперь его ещё пережимали пальцы очередного клиента, который развернул его спиной и уткнул носом в стену. Как и подумал - красивая обёртка и протухшее содержимое. Очередная извращённая тварь.
От прикосновений к израненным рукам хотелось завопить, наброситься и вырвать зубами горло, чтобы никогда, никто не прикасался к нему без разрешения, но он лишь стиснул зубы и до боли сжал пальцы в кулаки, чувствуя, как ногти впиваются в кожу. Чувства и ощущения медленно сползали куда-то вглубь души, оставляя снаружи пустую равнодушную оболочку. Этому Стасу было всё равно, что с ним делают. Для этого Стаса гордость и свобода отходила на второй план, уступая желанию выжить. Он снова облизнул губы, в которых не осталось никакой влаги и, усмехнувшись, ответил:
- Думаешь, ты  единственный здесь извращенец, который кончает от вида лакающего ребёнка? – юноша, как смог, кивнул головой назад. - Там сзади даже мисочка есть для этих целей. И мне всё равно, куда ты нальёшь воду, просто дай попить.

+2

13

Намеренно или нет, но Стасу удалось его задеть. Расхожий словесный оборот больно резанул по сердцу. Мама не учила… Да, мать действительно мало принимала участие в его воспитании, как и в воспитании братьев. Не потому, что не хотела, отец настоял. Только для младшего делал поблажки, но Вик сам отвергал их, не желая в чем-то уступать братьям. А сейчас их нет…
Прежде чем воспоминания окончательно завладели им, заставив пошатнуться устойчивую почву под ногами, Босс стиснул зубы и сделал глубокий вдох, ослабляя хватку на шее, на грани с лаской позволив ладони соскользнуть ниже. Может быть, если бы они стояли лицом к лицу, звереныш и заметил отражение своей маленькой победы в потемневших дочерна глазах, но по движениям мужчины эмоций прочитать было нельзя. Своим телом он владел в совершенстве.
- А сейчас, по-твоему, мне должно стать стыдно за свое поведение, после чего я отпущу тебя и клятвенно пообещаю впредь так не делать? – он наклонился к самому уху мальчишки и жарко выдохнул, почти касаясь губами кожи: - Или тебе больше нечего сказать, кроме как сослаться на свой возраст? Кстати… Сколько тебе? Пятнадцать, шестнадцать?
Пальцы легко расправились с веревками, стянули и отбросили в сторону, прежде чем довольно осторожно, но вместе с тем уверенно, пройтись по запястьям и предплечьям. Он не видел лица Стаса, но чувствовал, как напрягается тело в ответ на прикосновения, будто готовясь к очередному броску. А потом это ощущение ушло, пленник снова неуловимо изменился, внешне оставшись тем же. Вик не был знатоком человеческих душ, но чувствовал внутреннюю борьбу, которую звереныш вел с самим собой. И это интриговало, привлекало, это было как вызов. Кажется, он начинал понимать всех тех, что раз за разом пытается укротить мальчишку.
- Иди сядь, - коротко распорядился глава Дома, отойдя к столу, чтобы налить воды. Он почему-то не сомневался, что здесь действительно есть миска, но «издеваться над ребенком» не собирался. Пусть тот и нарывался активно на неприятности.
«Если бы Дорин видел этого звереныша, вряд ли бы стал тратить время на разговоры. Просто нашел бы другой способ получить нужную информацию и стер бордель с лица земли вместе с его владельцем», - держа в руке стакан, он обернулся и еще раз пристально оглядел юношу.

+1

14

Легкое движение по спине не вызвало уже никаких эмоций – пусть делает, что хочет.  А вот глубокий вздох за спиной заставил чуть насторожиться, кажется, Стас ткнул в какое-то больное место клиента. Но время на раздумье американец не дал, наклонившись и опалив дыханием кожу. Юноша даже не шевельнулся, стараясь не замечать, что рядом кто-то есть, но внутри был напряжён, как кобра перед прыжком.
«Уйди! Не трогай меня!»
Однако услышав слова клиента, он не выдержал и хрипло рассмеялся:
- Тебе? Стыдно? Человеку, который пришёл в БДСМ-бордель трахать шлюх? Боюсь, что совесть, таким как ты, мамочка тоже забыла положить, – он слегка пожал плечами. – Оплатил товар – пользуйся. И мне есть что сказать, но не вижу смысла разговаривать об этом, – отрезал Стас и всё-таки дернул головой, выдавая недовольство.
Веревки развязали, и он с облегчением расслабил затёкшие руки, чтобы на мгновение напрячься в ответ на прикосновения и потом вновь разыграть безразличие. Пальцы американца были на удивление аккуратными и даже нежными, но всё равно причиняли боль, проходя по красным воспаленным полосам от веревок и кнута. К счастью, пытка кончилась быстро – мужчина отошел к столу, и юноша развернулся.
- Мне нет восемнадцати лет, я несовершеннолетний и не согласен заниматься с тобой сексом. От пяти до десяти лет лишения свободы, в зависимости от тяжести преступления, но так как ты американец, думаю, тебя депортируют, и будут судить на родине. Сколько в Америке дают за изнасилование несовершеннолетних? – сладко пропел Стас, коротко взглянув на руки, исследуя повреждения, и скрестил их на груди, гордо вскинув голову.
«Иди! Сядь! Разбежался, прям пошел и сел, тут все этого хотят, обломятся!»
- Собачку заведи и командуй ей, - он криво ухмыльнулся и уставился на клиента злобным взглядом. – А я постою здесь, мне тут нравится.
Руки медленно опустились вдоль тела, чуть сгибаясь в локтях, а туловище приняло защитную стойку. Обычно после такого клиенты не выдерживали и кидались на Стаса выяснять, кто в комнате доминант. Как правило, это заканчивалось весьма болезненно для «кусачей твари», но у него была твёрдая позиция – в любом случае пустить клиенту кровь, как угодно, ногтями, зубами, всем, что попадётся под руку. Иногда он сам удивлялся, почему до сих пор ещё жив. Наверное, потому что каждый, кто заходил в эту дверь, мечтал, что выйдет непокусанный, с гордо поднятой головой и диким зверёнышем на поводке. И потому что ставки, когда это случится, росли с огромной скоростью.
И вот тогда Георг его точно убьёт! Соберёт деньги с пари и снимет в первом и единственном фильме.

0

15

Эта игра в кошки-мышки начала надоедать ему. Особенно учитывая тот факт, что именно на него пытаются (почти успешно) мышиные уши натянуть. Кажется Вик настолько привык быть готовым ко всему и видеть человека насквозь с первой встречи, что сейчас обычный мальчишка, с присущим возрасту максимализмом, противоречивостью и бравадой просто выводил его из себя. Он умудрялся быть искренним, играя и притворяясь. Он был живым. И цеплял за живое.
Отвечать на провокацию было глупо, потому что Стас только этого и ждал. Вполне возможно, что фраза про изнасилование несовершеннолетних его коронная, последний гвоздь в гроб самообладания самых терпеливых клиентов. А дальше тело уже действует само, потому что мозг отключается, отдаваясь во власть первобытных инстинктов.
Преодолеть расстояние, разделяющее их, было несложно, выкрутить мальчишке руку за спину, заставив шипеть от боли, тоже. Пальцы сдавили челюсть, вынуждая раскрыть рот, а губы прижались к губам в грубой пародии на поцелуй, и порция воды, глоток которой Босс сделал, прежде чем совершить свой маневр, перекочевал в рот звереныша.
- Ты кажется пить хотел, - глава Южного Дома облизнулся и оттолкнул Стаса, глядя как тот проглатывает воду, закашлявшись, и тоненька струйка стекает вниз по подбородку.

+1

16

Американец метнулся к нему так быстро, что он успел только дёрнуться в сторону, когда сильные руки схватили его, лишая возможности двигаться. Кобра, свернувшаяся в душе, рванула вперед, и он громко зашипел, скорее от ярости, чем от боли - цепкие пальцы мужчины вцепились в израненные предплечья с такой силой, что не было возможности вырваться. Боль под челюстью заставила открыть рот, и он почувствовал губы клиента на своих.  Из груди вырвался гневный рык, когда в горло полилась холодная вода.  Прежде, чем он успел вцепиться зубами в чужие губы, толчок швырнул его назад.
«Чокнутый американец! Псих!»
Вот так его ещё никто не поил!
Он откашлялся и вытер подбородок рукавом.
- Перехотел! – сорвался на крик. – Сдохни под забором, извращенец!
Такой же, как и все! Красивая упаковка оказалась фальшивкой, искусной иллюзией.
«Ненавижу!»
Стас почувствовал, что его начало трясти, небольшая вспышка насилия, похоже, сорвала все защитные барьеры, которые он так тщательно выставлял с самого утра, сдерживаясь, чтобы не спятить от четырёх сегодняшних сессий, и пятый клиент был явным перебором. В кровь выбросилась оглушительная доза адреналина, от которой начало бешено, до боли, колотиться сердце, и он испуганно замер, пытаясь вздохнуть – легкие отказывались слушаться. Упав на одно колено, рукой схватился за грудь, судорожно сжав пальцы на другой, но привычный метод вонзить ногти в ладонь, сейчас не помогал. От боли поплыло в глазах, и Стас чувствовал себя ровно так, как и должен был чувствовать в этой ситуации – маленьким, перепуганным ребенком. Душу захлестывала ярость от собственного бессилия, и только крупная дрожь, сотрясающая всё тело, не давала броситься и перегрызть горло американцу.
Он резко поднял голову и, не обращая внимания на серебристые искры, порхающие в глазах, окатил клиента ненавидящим взглядом. Если тот хотел начать сессию, то это был как раз самый удобный момент.

Отредактировано Стас Батори (2011-08-03 22:39:31)

0

17

Он ожидал какой угодно реакции: огрызнется, бросится, сделает вид, что ему все ровно, но Стас рухнул как подкошенный, стискивая пальцы на груди, с ненавистью глядя на мужчину. Было видно, что каждый вдох дается ему с трудом, так медленно и тяжело он дышал. Что-то подсказывало, что не стоит его трогать, только вот и стоять столбом Вик не мог.
- Глупый ребенок, - процедив сквозь зубы какое-то проклятье на румынском, Босс почти бережно притянул мальчишку к себе и поднял на руки. – Расслабься, никто тебя убивать не будет. Не сейчас точно.
Он почти скривился, чувствуя сопротивление звереныша, которому по-хорошему сейчас должно быть глубоко фиолетово, что с ним делают. Но похоже законы логики на него не действовали. И сам глава Южного Дома оказался затянут в ту же воронку, потому что другого объяснения своим действиям он сейчас не находил.
Опустив  Стаса на постель и присев рядом, он укутал трясущееся как от озноба тело покрывалом и приложил пальцы в шее, щупая пульс. Частый.
- Голова кружится? Тошнит? – Вик пытался определить состояние «пациента», чтобы точно знать, как действовать. – У тебя уже бывало подобное?
Взгляд беспорядочно блуждал по лицу, а в голове отчего-то нарисовалось злое и вместе с тем тревожное: "Только попробуй сдохнуть!". Как бы это парадоксально не звучало, мужчина терпеть не мог смерть и в своей работе старался как можно меньше сталкиваться с костлявой, то и дело маячившей на горизонте. Может именно поэтому основной сферой деятельности Дома была торговля информационными технологиями, а не распространение наркотиков и оружия, хотя и этого «добра» хватало.

Отредактировано Босс (2011-08-04 21:19:31)

0

18

Вот только этого не хватало!
Проклятый американец не начал сессию, он его на руки взял! Стас вяло огрызнулся, но мерзкая слабость в теле не давала стоять как следует, не то что драться с сильным тренированным мужчиной. Даже боль в исполосованной спине отошла на второй план, вытиснившись дикой болью в груди.
- Я не ребенок, - процедил он, - а подросток.
Уже опускаясь на кровать и сворачиваясь в клубок, зачем-то тихо добавил:
-  И я не знаю, сколько мне лет, около семнадцати, может меньше.
Он отпихнул руку, прощупывающую пульс на шее, и отодвинулся от клиента, заворачиваясь в покрывало.
- Не сдохну, не надейся, - юноша глубоко дышал, пытаясь успокоить сердце. – Неконтролируемый выброс адреналина надпочечниками, -  медленно озвучил диагноз, - у меня так уже было, не волнуйся, твои деньги не пропадут, скоро пройдёт, и можешь пользоваться.
Было так плохо, что хотелось выть от отчаяния, самое страшное, когда предавало собственное тело. Но даже сейчас, лежа на кровати размазанной кучкой, он не собирался сдаваться, и с каждым вздохом, уменьшающим дрожь, сознание уходило вглубь, отгораживаясь от ситуации. Может клиент и не был настолько плох, раз бросился ему помогать, а не затаскивать в бондаж, но объясняться тут в любви он ему не собирался. Приступ неохотно, но всё-таки уходил, и сердце уже не выбивало изнутри грудную клетку, по крайней мере, дыхание выровнялось.
Он медленно встал на колени, не обращая внимания на окутывающую тело липкую слабость, и, убрав покрывало в сторону, снял рубашку, кинув её на пол.
- Резинки на столе, надеюсь, тебя предупредили, что здесь без них нельзя, - глухо сказал Стас, взглянув на клиента пустым взглядом.
Сил бороться больше не осталось, и юноша чувствовал только огромную вселенскую усталость и страшную жажду. Он понимал, что американец всё равно возьмёт то, зачем пришел, поэтому сработавшее чувство самосохранения прекратило сопротивление, и Стас воспользовался тем, что выручало его многие годы – забить всё чувства глубоко внутрь.

0

19

Мальчишка снова удивил его. На этот раз покорным безразличием, раздеваясь и небрежно бросая:
- Резинки на столе, надеюсь, тебя предупредили, что здесь без них нельзя.
Пустой взгляд на заострившемся лице смотрелся жутковато и совершенно неуместно в сравнении с жаркой ненавистью, горевшей в темных глазах всего несколькими минутами ранее. Звереныш то ли давил на жалость, открывая взору тощее юношеское тело со следами от веревок, плети и других прикосновений, то ли на совесть, которую сам же обозначил до этого как рудимент у одной конкретной личности, а именно главы Южного Дома.
Только вот ни мук совести, ни жалости Босс не чувствовал. На горизонте снова нарисовалось пренебрежение и почти неприязнь. Его никогда не привлекала «любовь за деньги». Ему это попросту было не нужно, потому что, во-первых, он был привлекателен внешне, во-вторых, наделен властью, в-третьих, окружен людьми, готовыми ради него если не на все, то на многое. Кроме всего прочего, он хорошо владел собой, так что даже молодое тело, которое, казалось бы, должно требовать активно удовлетворения своих физиологических потребностей, чувствовало себя вполне комфортно. Помимо секса есть множество других способов сбросить накопившееся напряжение.
- Я похож на дендрофила? – мужчина поднялся с постели и направился к двери. – К тому же, с таким бревном можно кучу заноз понасажать.
Уже взявшись за дверную ручку и приоткрыв дверь, Босс обернулся и смерил звереныша пристальным взглядом.
«До встречи, Стас…»

+1

20

«Дендрофила?»
Стас изумленно проводил закрывшуюся дверь и опустился на кровать.
- Чокнутый, - буркнул он и, схватив с кровати подушку, швырнул в дверь. – Псих долбанный! – заорал вслед ушедшему клиенту.
Пару минут посидев на кровати, убедился, что  тело вновь его слушается, медленно слез на пол и бросился к столу с водой. Схватил стакан и жадно осушил его, со стуком поставив обратно.
- Что это было? – спросил сам себя и снова взглянул на дверь.
Американец просто ушёл. Взял и кинул его. Стас коротко хохотнул, а потом громко рассмеялся в полный голос: кажется, он донял клиента и тот позорно бежал, покинув поле боя.
Похоже, мужчине было противно возиться с «падалью» - так называли измученных и больных мальчиков, которые еле стояли на ногах – и он решил найти товар посвежее. Стас закусил губу и огляделся, издав тихий радостный возглас, он схватил кнут с утяжелённой гладкой ручкой и начал наматывать на руку. Если клиент пошёл к Георгу требовать возврата денег, или смены проститутки, хозяин в покое его не оставит, и он решил побороться за себя.
Юноша присел на стол и налил себе ещё воды. Уже делая последний глоток, пришло понимание, что в каком-то месте, стекла касались губы несостоявшегося клиента. Стас как-то криво ухмыльнулся и разжал пальцы, проследив, как стакан разбивается об пол у его ног.
Может быть, если б жизнь пошла совсем по-другому, он бы встретил американца совсем не в борделе, а в театре или в парке, где бы тот выгуливал собаку. Они бы познакомились, поговорили, подружились и губы мужчины касались его губ совсем не так, в злой попытке напоить непокорную шлюху, а нежно, чувственно.
Может быть, если б Стас умел мечтать, он подумал бы об этом. Но сейчас он просто медленно наклонился и поднял с пола длинный острый осколок стекла, пряча его в карман.

Отредактировано Стас Батори (2012-02-14 01:37:26)

0

21

Он не стал задерживаться в клубе дольше, чем того требовали обстоятельства. И, естественно, он ничего не стал сообщать Георгу о произошедшем в комнате. Если надо, посмотрит запись с видеокамеры, которую Босс так и оставил включенной. Только сказал, чтобы мальчишку не трогали до утра, тем более что ночь была оплачена им заранее.
Машина с личным водителем, на которой глава Дома приехал сюда, уже ждала перед входом. Привычно опустившись на заднее сидение (кажется он не водил сам с тех пор, как возглавил пришедший в упадок мафиозный клан), мужчина откинулся назад и ослабил узел галстука, изрядно надоевший за день.
- В гостиницу… И не гони слишком быстро.
Ему хотелось немного подумать, проанализировать встречу со зверенышем, прежде чем у себя в номере встать под горячий душ и смыть с себя всю усталость вместе с ненужными мыслями.
Что он успел узнать и увидеть, пока был там, в одной комнате со Стасом? Мальчишка упрям как баран, ядовит, но далеко не глуп. Не обычная проститутка, хотя может разыграть что угодно. Он может помочь, вопрос только в том, как уговорить его это сделать? Именно уговорить, потому что заставить не получится. И он пока плохо представлял, как это сделать. Что ж, до отъезда обратно в Америку есть еще пара дней, а значит и время на принятие решения.

0

22

Кнут у него всё-таки отобрали. Как только американец покинул клуб, ему велели выметаться из комнаты, раз он не работает. Как оказалось, ненормальный клиент оплатил целую ночь, и Георг благосклонно дал Стасу выспаться.
- У тебя был приступ, - заявил хозяин, лично провожая юношу в его комнату.
- Ты так заботлив, - цинично бросил Стас.
- Да мне плевать, хоть загнись, хочу знать, сможешь ли ты работать?
- То есть, ты спрашиваешь, достаточно ли я хорошо себя чувствую, чтобы испортить завтрашнюю вечеринку? – ядовито пропел юноша. – Так вот, я себя хорошо чувствую.
- Скотина! – прошипел Георг, запихивая его в комнату и запирая.
Разозлённый, он совсем забыл, что хотел спросить, не показался ли клиент чем-то подозрительным. Хозяин борделя дураком не был, и появление ухоженного красавчика бросающегося деньгами как раз в тот самый момент, когда обстановка у его партнёров начала накаляться, не могла не привлечь внимания мужчины. Но, зная характер «кусачей твари» он не сомневался, что Стас из вредности ничего не скажет, даже если что-то и заметил. Уходя от запертой комнаты, он мысленно сделал пометку, что с паршивцем надо кончать в ближайшее время. Какие бы деньги он не приносил. 
Очевидным преимуществом нынешнего положения было выделение Стасу отдельной комнаты, пусть и размером с собачью конуру, но все-таки в ней он был один. Устало опустившись на кровать, юноша закрыл глаза. Последний клиент однозначно внёс смятение в его мысли: он был очень странный.  И очень красивый. Тренированный боец. Который ничего не сделал, просто посмотрел. Зачем? Что хотел, ведь Стас ясно дал понять, что приступ скоро пройдёт? В душу закралась безумная надежда: а вдруг в полиции нашлись самоубийцы, который решили бордель прикрыть?
Он вытащил из кармана кусок стакана и припрятал поглубже в кровать, странно, но почему-то охранники стекло не забрали, то ли не знали, то ли забыли, и Стас с ним расставаться по-хорошему не собирался. Единственной целью в жизни сейчас стал побег, и он был готов ухватиться за любую возможность, чтобы осуществить его.

Отредактировано Стас Батори (2012-02-14 01:47:36)

0

23

Дорин, выслушав достаточно сухой отчет о визите в клуб, вопросительно приподнял брови, глядя на младшего брата с улыбкой. Надо сказать, что улыбался он вообще часто, чем доводил некоторых просто до бешенства, и даже в день похорон родных он не расстался со своим неизменным атрибутом. И только Босс знал, каких трудов ему это стоило.
- Это все?
- Насколько я помню, ты хотел узнать об обстановке в клубе и может ли Стас быть полезен нам. Или я что-то упустил?
- Мне говорили, что мальчишка в твоем вкусе, - мужчина выразительно замолчал.
- Меня не интересуют проститутки.
- И ты совсем не хочешь забрать его к себе под крыло, когда все закончится?
- К чему этот разговор, Дорин? – глава Южного Дома пристальней вгляделся в лицо брата, пытаясь прочитать эмоции, но тот пожал плечами и отошел к окну, выглядывая на улицы ночного Бухареста.
- Тебе не хватает людей, а его еще можно выдрессировать и… - еще одна пауза, прежде чем продолжить: - Мои ребята уже в курсе дела, я дал им пару дней на подготовку.
- Когда?
- Пятница. Или суббота.
Вик кивнул и вышел, пожелав спокойной ночи. Оба мужчины знали, что до субботы Георг не доживет. Вопрос был лишь в том, какой ценой они вырвут эту победу.

*  *  *
Он появился в борделе через день после своего первого визита. Дольше медлить не имело смысла, иначе момент был бы упущен.
- Виктор, признаться честно, я удивлен вашим визитом. Похоже, что наш звереныш зацепил вас. Он как раз освободился, так что я могу отправить его сразу к вам.
- Благодарю. Цена та же? – улыбка хозяина клуба не ввела его в заблуждение, было понятно: ему здесь вовсе не рады. Впрочем, сейчас это не сильно волновало его. Вряд ли люди конкурента настолько глупы, чтобы напасть сейчас, а Георг слишком осторожен.
Его проводили в комнату, как две капли воды похожую на ту, в которой он был раньше, за тем лишь исключением, что здесь не было скамьи для порки, но была небольшая софа.
Скинув пиджак и ослабив галстук, Вик прошелся по VIP-у, отключая все камеры, стараясь не пропустить ни одной, и опустился на диван, откидываясь на спинку в ожидании Стаса.

0

24

- Поднимайся, - рявкнул Георг, распахивая дверь комнаты Стаса.
- Какого дьявола? – возмутился юноша, захлопывая книгу. – У нас договор! Я себя хорошо веду на вечеринке, а ты даешь мне свободный день.
- Был договор, да вышел, - прошипел хозяин и рывком поднял его на ноги. – Завтра получишь выходной.
Стаса вытащили в коридор и припёрли к стене.
- Тебя тот американец спрашивает, помнишь?
Еще бы он его не помнил!
- Мне не нравится этот чертов американец, - прорычал мужчина, приблизившись практически вплотную и брызгая в лицо слюной. Стас скривился от отвращения и попытался отодвинуться подальше, но придавленное положение мешало свободным манёврам.  – Присмотрись к нему, поспрашивай, у тебя же это хорошо получается, вынюхивать. Этот урод опять отключил камеры, и на этот раз все.
- Может он просто не любит сниматься? – хмыкнул и прикусил язык. Буквально, ударившись о стену головой.
- Если что заметишь подозрительное, я хочу это знать, хоть раз включи свои гаденькие мозги и сделай хорошее дело.
Юноша фыркнул.
«Разбежался, говнюк. Прямо сразу побежал и доложился!»
Услышанное обрадовало и озадачило одновременно. Если хозяин волновался, значит было из-за чего. Само собой, что бы парень ни заметил, рассказывать никому ничего не собирался, хотя другие на его месте пулей рванули бы докладываться, в надежде, что их погладят по головке и дадут менее мерзкого клиента. Зверёныш, как его звали все в клубе, половину делал из вредности, чтобы нагадить хозяину борделя. И собирался максимально использовать любую подвернувшуюся возможность развернуть ситуацию лицом к себе.
Он откинул волосы назад, пальцами расчесывая довольно длинные непослушные пряди, расстегнул пару пуговиц на простой чёрной рубашке и, открыв дверь, небрежно привалился к косяку, сложив руки на груди.
- Добрый вечер, - мягко поздоровался Стас.

Отредактировано Стас Батори (2011-08-08 02:36:08)

+1

25

Босс не любил ждать. Когда есть возможность действовать, когда время дорого, любое промедление нервировало. Но сейчас он не позволил себе начать метаться по комнате, будто тигр в клетке.
Прикрыв глаза, он попытался мысленно выстроить предполагаемый диалог со зверенышем, просчитать ходы заранее, как обычно делал перед важными переговорами. Юлить и играть было бесполезно, потому что со Стасом можно действовать только напрямую, в противном случае они снова будут играть в кошки-мышки.
Дверь с тихим щелчком открылась, и на пороге появился предмет мыслей Босса. Без сопровождения, одетый на этот раз в черное, уверенный в себе. От него не веяло агрессивностью, хотя нахальные веселые искорки все также плясали в глазах.
- Ты сегодня не гавкаешь? – поинтересовался глава Дома и едва заметно улыбнулся. Он вынужден был признать, что такой Стас, расслабленный и спокойный, притягивал к себе внимание даже больше, чем готовый атаковать в любой момент.

0

26

- А ты сегодня также остроумен и убог, как и в прошлый раз, - устало парировал юноша, и не думая отлипать от косяка. – Чем порадуешь этим великолепным вечером, раз уж оторвал меня от более приятного времяпрепровождения? Слиняешь в окно? Или вылезешь через воздуховод? Ах, ну да, здесь же нет окон.
Он махнул рукой и, наконец, соизволил оторвать зад от стены. Медленно зашёл в комнату, двигаясь плавно и расслабленно, как умел только он. Эту походку ему показали в таборе, когда цыгане учили его красть лошадей и не только их: легкий скользящий шаг и такое положение, которое позволяло мгновенно собраться и резко броситься в атаку. Уроки стриптиза помогли закрепить усвоенное и научиться идеально контролировать собственное тело.
- Иглы не забыл? Занозы вытаскивать? – продолжал зубоскалить Стас. – Могу даже помочь воткнуть пару-тройку иголок куда-нибудь. Или ты просто соскучился по мне, американец? - на отличном английском закончил юноша, остановившись напротив клиента.

Отредактировано Стас Батори (2011-08-08 03:37:52)

+1

27

Звереныш двигался неторопливо и завораживающе, а колкие фразы звучали мягче, чем могли бы, взывая не раздражение или злость, а веселый смех. Желание прикоснуться и вжать его в какую-нибудь вертикальную или горизонтальную поверхности становилось тем сильней, чем меньше становилось расстояние между ними.
- Иглы не забыл? Занозы вытаскивать? Могу даже помочь воткнуть пару-тройку иголок куда-нибудь. Или ты просто соскучился по мне, американец?
Соскучился ли он? Босс пристально вгляделся в темные глаза, дерзко поблескивающие, скользнул по губам, искривленным ухмылкой, словно пытался прочитать по лицу желаемый ответ, который знал сам.
- Соскучился. И не я один, насколько вижу, - Вик поднялся, оказываясь почти вплотную к юноше. Стоя вот так, близко друг к другу, но не касаясь, можно было почувствовать щекочущее нервы тепло тела, размеренное дыхание на коже, уловить невольное трепетание ресниц, прежде чем взгляды снова скрещиваются. - Специально учил английский, чтобы огрызаться было сподручней?

0

28

- Неа, - протянул Стас, ухмыляясь. – Это чтобы разным заносчивым американцам объяснять, как правильно занозы вытаскивать.
И дерзко ответил на прямой взгляд мужчины, который стоял очень близко, слишком близко, но здесь уж ничего поделать было нельзя. Он нравился клиенту, это было очевидно, довольно экзотическая внешность с примесью цыганской крови делала своё дело, привлекая на себя всевозможных извращенцев, посещающих клуб. И возраст в данном случае был только дополнительным бонусом, а не сигналом остановиться. Вот только ему все эти клиенты уже встали поперёк горла, вызывая только желание выдрать очередному моральному, и не только, уроду горло.
Правда,  американец пока сильно отличался от всего мусора, который бывал здесь раньше, хотя бы тем, что не тронул его в первый день. С ним даже хотелось пообщаться, от скуки и безделья давно было желание завыть. А ещё с ним можно было поиграть, ведь не смотря ни на что, Стас был ещё фактически ребёнком. В глазах мелькнул коварный огонёк, а по губам скользнула легкая улыбка.
- Хочешь меня? – мурлыкнул он, и резко подавшись вперёд, лизнул губы американца.

+1

29

Если мальчишка собирался удрать после своего маневра, то сильные руки, обхватившие тело и зарывшиеся в волосы, не позволили этого сделать. Босс не стал его целовать, но и отпускать далеко тоже не собирался.
- Хочу предложить тебе выгодную сделку. И советую не принимать поспешных решений, - намек на улыбку, затаившийся в уголках губ, окончательно исчез, оставив после себя только спокойную внимательность во взгляде.
Разжав своеобразные объятья, Вик прошелся по комнате и остановился у стола, задумчиво коснувшись шероховатой поверхности. Сердце стучало чуть быстрей, чем обычно, а кончики пальцев едва ощутимо покалывало. Это было предвкушение.
- Полагаю, Георг тебе изрядно надоел... Как, впрочем, и моим знакомым здесь, в Бухаресте. Мы могли бы, - он оглянулся через плечо, сделав небольшую паузу, - помочь друг другу. Что скажешь?
Два Дома вместе, Западный и Южный, были серьезным козырем одной из враждующих между собой группировок, с которой на днях был заключен выгодный контракт, но все же братья довольно сильно рисковали, надеясь на то, что мальчишку удастся склонить к сотрудничеству.

Отредактировано Босс (2011-08-10 01:53:18)

+1

30

Сказать, что американец его сильно удивил, то нет, после слов хозяина он подсознательно ожидал что-то вроде такого, скорее обрадовался, но не позволил и тени настоящих эмоций скользнуть по лицу. Хотя в глубине души проскользнуло некоторое сожаление, что его провокация так и осталась без ответа, зато появилось желание этого ответа всё-таки добиться, возможно, чуть позже.
- Сделку? – тихо переспросил Стас. Очень спокойно и серьёзно. – Какую сделку?
Не зря Георг опасался этого американца. Сующий свой нос в любое место, куда тот мог пролезть, «кусачая тварь», прикидывающийся куда глупее, чем был на самом деле,  знал, что у партнёров хозяина организовались серьёзные проблемы с какими-то ребятами. Вот только юноша и не подозревал, что проблемы были связаны с американцами.
Он подошёл к двери, закрывая её.
- Ещё б в кабинете у Георга начал предложения свои делать, - раздражённо бросил, защёлкивая замок. – Почему я? – иногда подозрительность Стаса превращалась в настоящую паранойю. С владельца станется устроить ему проверку, чтобы оправдать перед дружками убийство доходной проститутки. – С чего это ты решил, что я буду играть против них? - небрежный кивок на дверь. – И с чего ты решил, что сможешь заплатить цену, которую я назову?   

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Судьбоносная встреча в Бухаресте