"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Судьбоносная встреча в Бухаресте


Судьбоносная встреча в Бухаресте

Сообщений 61 страница 90 из 146

61

Видимо, Стас был действительно очень голоден, потому что тарелки быстро пустели и отодвигались в сторону. И Босса больше всего волновал вопрос: «Куда это все лезет?» Ему представился мальчишка, объевшийся и округлившийся как тот волк из советского мультфильма, что заставило его улыбнуться почти безмятежно и даже тепло.
Только вот улыбка быстро сникла, когда юноша ответил на его последний вопрос. Естественно он знал, что такое «снафф», но не думал, что в «Саквояже» это практикуется. Даже в Америке это было достаточно редким явлением, а здесь, пожалуйста, сразу бордель с подобными «развлечениями» в прейскуранте. И если то, что говорит мальчишка, правда, нужно было предупредить брата о том, что их противник куда серьезней, чем они думали. Снафф – удовольствие не из дешевых, а, значит, некто очень крупный прикрывает Георга и его заведение.
Возможно, если бы его мысли все еще занимал звереныш, он не позволил бы ему так быстро ускользнуть и продлил бы поцелуй, однако теперь он переключился в рабочий режим и решил оставить игры на потом.
- Ты закончил? – мужчина  поднялся и достал из внутреннего кармана пиджака, оставленного на диване, небольшой блокнот и ручку. – Рисуй план со всеми известными тебе ходами. Чай закажу позже, ты итак объелся.

0

62

Почувствовал ли он разочарование, когда Виктор не сделал даже попытки ответить на его провокацию? Однозначно. Стас даже слегка надулся от обиды, что его выпад остался незамеченным. Громко фыркнув, он забрал у мужчины блокнот, прихватил тарелку с недоеденными фруктами и перебрался на стол, усевшись на него, и сосредоточенно заполняя блокнот красивым разборчивым почерком. Писал по-английски, чтобы если вдруг охрана на выходе заинтересовалась бы записями, ничего не поняла, всё-таки не все в борделе настолько свободно владели иностранным языком. Писать было довольно неудобно, потому что болело запястье левой руки, которым он придерживал блокнот, поэтому иногда юноша даже высовывал кончик языка от усердия, облизывая губы.
- Вроде всё, - оторвался он от записей и сунул в рот виноградину. – Лови, проверяй, чего ещё надо, - захлопнув блокнот, кинул его Виктору. – Чёрный кенийский с сахаром, и сок, - заказал награду и подтянул ноги, садясь в форме лотоса.

0

63

Недолгие минуты затишья, хотелось бы думать, что не перед очередной бурей. Мальчишка был увлечен записями и ни разу не отвлекся в процессе, а Босс и не пытался предпринять что-либо. Его мысли метались по замкнутому кругу, никак не находя выхода. В конце концов, он просто вынужден был признаться себе, что хочет этого звереныша, потому что ему нравится эта непредсказуемость и острый язычок, живой ум и, наверное, стойкость, готовность бороться до конца, до последнего вздоха, и не сдаваться, даже стоя на коленях, позволив себя сковать. Внешняя покорность при упрямом духе. Помимо всего прочего, Стас красив и весьма соблазнителен.
Говоря себе все это, Вик чувствовал усиливающееся желание во что бы то ни стало заполучить парня в свой Дом, и в свою постель. И прав Дорин, его еще можно выдрессировать.
- Ты думал, что будешь делать, когда окажешься свободным? – он поймал блокнот, не глядя, пытливо всматриваясь в мальчишку, удобно устроившегося на столе. – И чай… Мне снова придется тебя сковать. Или предлагаешь попросить оставить поднос под дверью?

0

64

- Свободным? – спросил тихим, каким-то неуверенным голосом. – А разве есть она, эта свобода? – пожал плечами и сунул в рот виноградину. – Думал. Хочу пойти учиться, пока не знаю на кого, но у меня нет документов.  Я не учился в школе, а без аттестата в университет не возьмут.
Вздохнув, посмотрел в сторону, и взгляд замер на предмете, который лежал на столе. Как он там оказался, не понятно, наверное, Виктор положил его туда, когда выбирал оружие для порки. Медленно протянул руку и дотронулся до холодной кожи. Пальцы сжались на чёрном плетении, и он нежно погладит кнут, прежде чем забрать его. Резко взмахнул рукой, и плеть ударилась о стол со звонким щелчком.
- Ты знаешь, что в средние века палачи могли перебить позвоночник человеку с трёх ударов? А знаешь, что в этом веке здоровый мужчина может убить ребёнка с одного удара? Я видел. Ненавижу людей, которые здесь работают, которые владеют этим местом, которые сюда ходят, - с губ капала злоба, ненависть и презрение. – Они всё знают, что здесь происходит, и ни один ублюдок не делает ни малейшей попытки что-то изменить. Не знаю, что хотите вы, и какие цели преследуете, но в данный момент я с вами. И я совершенно нормален.
Он сматывал и разматывал кнут, наслаждаясь тяжестью, ощущениями и запахом новой кожи. Несмотря ни на что, Стасу нравились ударное оружие: хлысты, плетки, стеки, и он любил кожу.
- Так вот, по поводу того, чем я займусь. У тебя есть какое-то предложение или ты просто поддерживаешь непринуждённую беседу?

0

65

Наверно он вздрогнул, услышав звук рассекающего воздух  кнута и щелчок от удара о стол. А если нет, то прикрыл глаза на несколько секунд точно. И если бы не голос Стас, пропитанный эмоциями, воспоминания подобрались бы так близко, как никогда за последние пять лет.
- Документы не проблема, я уже говорил тебе об этом. Как только все закончится, я лично вручу тебе все необходимое. Единственное, мне нужно знать, хочешь ли ты остаться здесь, в Румынии, или уехать куда-нибудь. Например, в Америку. Чтобы сразу сделать соответствующие документы, - он не говорил напрямую, пока просто проверяя почву. – Хотя до совершеннолетия одному тебе будет сложно покинуть пределы страны. Только в сопровождении родителей или опекунов.
Допив вино, плескавшееся на дне бокала, Вик поставил его на стол рядом со зверенышем, остановившись напротив.
- Ты либо лопнешь скоро, либо тебе станет плохо. Может, сделаешь перерыв и съешь остальное позже? Я не собираюсь ничего из этого отнимать у тебя, правда, - он улыбнулся и стянул из вазочки клубнику, тут же без особых церемоний отправляя ее в рот. – Эта ягода не в счет, я давно не ел клубнику.

0

66

«Не проблема…»
Это слово эхом отдавалось в голове. «Не проблема… не…» Так странно, что кто-то готов взять на себя твои проблемы. Странно, пугающе и… очень приятно.
Продолжая вертеть кнут в руках, Стас думал над словами  Виктора. Казалось, тот что-то хотел сказать, но сомневался. В общем-то он его не винил, после того  концерта, который устроил юноша, сложно было разговаривать с ним вменяемо.
- Если честно, не думал про Америку, что там делать? Кому я там нужен? И у меня нет ни родителей, ни опекунов, забыл? А здесь я хотя бы родился.
Он оторвал виноградину и зажал её в зубах, дразня мужчину.
- Неужели будешь по мне скучать, - рассмеялся, съев ягоду, - если я лопну. Не волнуйся, в меня много влезает. И я хочу чай. Кхм, и в туалет.

0

67

- В туалет? – он переспросил чисто автоматически, хотя такой привычки у него отродясь не было, но что поделать, звереныш снова (в уже несчетный раз) удивил. Нет, конечно, Вик не забывал о потребностях определенного рода, только вот… - Я не задерживаю, иди.
Отойдя в сторону, он взял трубку и набрал известный уже номер, заказывая чай, отстранено думая о том, что это самый странный вечер за последнее время.
Мальчишка как раз скрылся за неприметной дверью, когда в дверь коротко постучали и снова без приглашения вошли.
- Господин желает что-нибудь еще?  - юноша из обслуживающего персонала подхватил поднос с пустыми тарелками и замер, украдкой осматривая комнату.
- Желаю. Чтобы меня не беспокоили до утра.
- Разумеется. Хорошей ночи.
Оставшись в комнате один, мужчина стянул с себя рубашку и, устроившись на постели, принялся обрабатывать место укуса мальчишки. Хотя «обрабатывать» громко сказано: он просто смочил ватный тампон в перекиси, протер след, оставшийся на плече, и залепил его пластырем, разгладив поверхность, чтобы не было неровностей.

Отредактировано Босс (2011-08-22 02:03:41)

0

68

Получив разрешение, он рванул в туалет с такой неучтивой поспешностью, что даже забыл оставить кнут. Решив все вопросы гигиены, умылся, скептично осмотрел себя в зеркале и попытался причесать пальцами растрепанные волосы, но густые волнистые пряди совершенно не хотели поддаваться дисциплине и хаотично торчали во все стороны, кроме тех, в которые было нужно. 
Чуть задержался в дверях, глядя на американца, который лечил укус, тот полностью снял рубашку, и Стаса даже кольнула вспышка зависти, настолько совершенным казалось тело мужчины.
- Больно? – спросил он, в целом не испытывая ни малейшего угрызения совести. Вряд ли Виктор сейчас страдал так же как он, когда кнут рассёк спину почти до кости.   
- О, чай принесли, - с удовлетворённым возгласом вновь забрался на стол, обернув кнут вокруг пояса.
Стас налил себе чай из заварочного чайника и с сосредоточенным выражением на лице, кинул в чашку несколько кусков сахара.
- А где сок? – возмутился, оглядывая комнату. – Вишнёвый?

+1

69

- Нисколько, это мелочь, - у Вика на теле не было шрамов, потому что, во-первых, серьезные раны обходили его стороной, а, во-вторых, легкие царапины и ссадины заживали на нем как на собаке, не оставляя следов.
Вернув аптечку на место, мужчина натянул рубашку обратно и устроился в изголовье кровати, подсунув под спину подушку для удобства. И, пока Стас с самым серьезным видом наполнял чашку темной коричневой жидкостью и бросал сахар, бегло просмотрел план особняка, нарисованный в блокноте, и записи, связанные с охраной территории.
- Сока нет и не будет, придется тебе довольствоваться фруктами. А то точно лопнешь, - глава Дома тихо рассмеялся, глядя на возмущенно-обиженную мордашку Стаса, и поспешил отвлечь его вопросом: - Знаешь, кто будет на аукционе? Кроме «крыши».

+1

70

От смеха американца Стас чуть не покрылся пятнами.
- Тебе жалко, что ли? – возмутился он. – Стакан сока для бедного сиротки? Жадина!
Обиженно отхлебнул чай и чертыхнулся, высовывая язык.
- Горячо, блин!
Скосил глаза, рассматривая травмированную часть тела, и осторожно потрогал кончик языка пальцами, исследуя тяжесть повреждений.
- Я фрукты почти все съел, а у нас ещё пол ночи впереди. И ещё я ежевики захотел, - вновь высунул язык, внимательно изучая его. Удовлетворившись увиденным, облизнулся и сделал ещё глоток, тщательно дуя на горячую жидкость.
- «Крышы» будет не много. Только пара представителей, но с мальчиками приедет охрана, приличная. Ещё соответственно покупатели, но опять же, не более пятнадцати человек, мероприятие более чем специфическое, сам понимаешь. Кого действительно стоит опасаться, Томаша Луческу, очень серьёзный человек, и даже не спрашивай, как я узнал его фамилию, - Стаса передёрнуло от отвращения. – С ним будет минимум три телохранителя, возможно даже пять, очень серьёзные мужики и с оружием. Томаш единственный, кому разрешено проносить в бордель оружие. Сам он в принципе ничего из себя не представляет, но ребята около него трутся профессиональные. И возможно он будет с сыном. Харман псих, натурально шизик, и очень злобный, так что советую с ними разбираться в первую очередь.

+2

71

Детская непосредственность, с которой Стас вел себя сейчас, забавляла и даже умиляла, что само по себе удивительно, ведь Босс думал, что разучился испытывать подобные чувства. Мальчишке же было все ровно, потому что он совершенно спокойно принялся рассказывать необходимое, покапризничав наигранно.
- Томаш… - имя показалось смутно знакомым. Мужчина чуть нахмурился, пытаясь припомнить, где мог слышать о нем. Кажется, партнеры упоминали в разговоре какого-то представителя теневого лобби, продвигающего своих людей в правительство. – Знаешь, мы тоже не с леденцами придем, так что… Но все ровно спасибо за беспокойство.
Он снова опустил взгляд в блокнот, уже более внимательно вчитываясь в ровные ряды букв, отмечая необычайно красивый и грамотный почерк, без излишеств в виде завитушек или длинных росчерков.
- А если бы тебе было куда ехать, ты согласился бы перебраться в Америку? Многие уезжают туда в поисках лучшей жизни и вполне успешно реализуют себя. Подумай об этом, а я подумаю на счет сока. Кстати, не знаешь, здесь могут прослушивать телефонные звонки?

Отредактировано Босс (2011-08-22 20:42:26)

0

72

- Луческу, - хмыкнул Стас. – То ли политик, то ли очень видный бизнесмен, точнее не знаю, сам понимаешь, о таком здесь не рассказывают. Кстати, если тебе интересно, у Георга полно компромата на очень серьёзных людей, а я знаю, где сейф. Он там же, где я получил это, - выплюнул, постучав пальцем по шраму на лопатке. – Недоразвитый думал, что я без сознания, но меня сложно оглушить. Правда, шифра не помню, был занят своими страданиями.
Юноша допил чай и налил себе вторую чашку.
- Не знаю, с чем вы придёте, ведь ты так и не сказал, чем занимаешься. А я всего лишь выполняю свою часть сделки – указываю на проблемные места.
Слегка усмехнулся, стаскивая с пояса кнут, и вновь начал вертеть его в руках. Лучшая жизнь? Смешно!
- Если бы мне было куда ехать, перебрался куда угодно, я же цыган, - широко улыбнулся, - кочевой образ жизни веду с рождения. У меня нет дома, так что могу остановиться в любом месте. И закажи ежевику и ещё черешни, - решил ковать пока горячо, - и я знаю, что здесь прослушиваются  телефонные звонки, так что, не рискуй. 

0

73

- Сейф – это хорошо, но им мы займемся после того, как разберемся с Георгом и его гостями. Ручку не вернешь? – протянул раскрытую ладонь, готовый поймать необходимый предмет. Он собирался внести несколько пометок для себя, пока ход мыслей двигался в нужном направлении. Это, в общем-то, простая формальность, потому что память у него всегда была отличная, но подстраховаться не мешало бы.
Стас снова принялся крутить в руках кнут, судя по всему, это помогало ему сосредоточиться или отвлечься от ненужных мыслей (тут как ни скажи, суть одна). А вот Вика это в какой-то степени нервировало, чего он не показывал, наблюдая за пальцами, скользящими по темной коже, почти равнодушно.
- А вот с фруктами и соком тебе придется потерпеть до следующего раза. Во-первых, слишком подозрительно, что клиент пришел в бордель поесть, а не развлечься с кем-нибудь из мальчиков, а, во-вторых, гонять прислугу туда-сюда нам совершенно не на руку

0

74

Он кинул Виктору ручку и допил третью чашку чая, потом долго выцеживал последние капли из чайничка, пока с сожалением не отстранил его от себя. Как и фрукты, хороший чай для работников борделя было непозволительной роскошью, и мальчики довольствовались странного цвета бурдой по вкусу напоминающие перепрелые опилки.
- До следующего раза? - лукаво взглянул на мужчину и спрыгнул со стола, - то есть придёшь ещё?
Странно, но за эти пару вечеров, американец стал ему ближе, чем многие люди в его жизни. С ним было легко, свободно, Виктор не врал, не обещал, он был предельно честен, не притворяясь, что покорён пусть красивой, умной и необычной, но всё равно проституткой. И это нравилось.
Он быстро прошёл к кровати и запрыгнул на постель, разваливаясь на покрывале.
- Расскажи об Америке, - Стас дотянулся до блюда с остатками фруктов, и взял за хвостик черешню. – Тебе нравится там?
Юноша задумчиво прожевал ягоду и вдруг резко поднялся, потянувшись к Виктору.
- Он тебе не нравится, - слова были еле слышны, - ты постоянно отводишь взгляд от него, но глаза всё время возвращаются, как будто притягиваются. Плохие воспоминания? – Стас медленно и очень осторожно провёл кнутом по щеке Босса.

+1

75

- Тебе не стоит так делать, Стас, если не хочешь, чтобы наше общение закончилось, - угрожающе-глухо произнес мужчина, сжимая пальцы на запястье звереныша почти до боли. Он сам не заметил, как при этом подался вперед, вынудив попятиться, нависая над жертвой, глядя абсолютно черными глазами.  Мальчишка испытывал его терпение, которое вовсе не было безграничным, и уже опасно натянуло стенки самоконтроля, грозясь лопнуть в любую секунду. – Давай лучше поговорим об Америке…
Голос звучал сдавленно, может быть от того, что сердце подскочило к горлу и билось там, мешая нормально дышать и говорить, а пальцы чуть подрагивали, выдавая сковавшее тело напряжение.
- Я родился и вырос там, мне не с чем особо сравнивать. Кратковременные поездки в другие страны, как например эта, в Румынию, совсем не то. Ты видишь лишь то, что лежит на поверхности, а чтобы судить, необходимо пожить хотя бы месяц, - Вик сделал глубокий вдох, улавливая сладковатый запах фруктов и чуть горький – чая, исходящий от Стаса. Отвел удерживаемую руку в сторону и отпустил, но отодвигаться не спешил, наоборот наклонился еще ниже, словно собирался поцеловать находящиеся так близко губы.
Босс молчал какое-то время, а потом накрыл ладонь парня, обхватывающую рукоять короткого кнута, своей и тихо спросил:
- А тебе нравится он? Несмотря на неприятные воспоминания?

+1

76

«Класс!»
Наконец-то! Похоже, все провокации достигли цели, и Виктор серьёзно разозлился, а то Стас уж начал думать, что у американца вместо крови лёд. По губам скользнула восторженная улыбка: не Стас, то, что было внутри сознания, обожало риск, это чувство возбуждения от опасности, которое захватывало и заставляло совершать безумства.
- Ты меня поставил прямо в безвыходное положение, американец, - чуть поморщился от боли в руке, - если я перестану, то автоматически скажу, что хочу увидеть тебя ещё раз. А если продолжу, то ты уйдешь, но так и не узнаешь, сделал я это потому что действительно хотел твоего ухода или принципиально из вредности.
Стас рассмеялся и расслабился, позволив убрать свою руку. И вновь это странное чувство спокойствия от присутствия чужого человека рядом, а не ярость, которую он испытывал раньше со всеми. Трудно сопротивляться, если нет агрессии и доминирования. И если враг настолько красив.
- Виктор, а ты знаешь, что выиграл пари? – он лукаво взглянул на клиента и, облизнув губы, закусил нижнюю. – Можешь даже забрать деньги, там много. Правда, тебе автомат понадобиться, чтобы выйти отсюда живым.
Так близко, что он мог не только чувствовать, как американец дышит, но и ощущать горячее дыхание на своей коже. Он мог бы даже лизнуть Босса, если б точно знал, что у того хватит самообладания выдержать и эту провокацию.
- Обожаю кожу, одежду, обувь, украшения. Тот, кого я называл отцом, учил меня пользоваться кнутом. Это  одни из самых лучших моих воспоминаний: лесная поляна, рассвет, роса на высокой траве, от которой она кажется серебристой и гудящие звуки рассекающего воздух хлыста. Волшебно, - прикрыв глаза, он с лёгкой улыбкой погрузился в воспоминания. – Кнут намного красивее и лучше пистолета, ты полностью контролируешь его, силу удара, положение, всё. Кнут не виноват в том, от чего ты бежишь. Виноват тот, в чьих руках он тогда был.

+1

77

Он не перебивал и не двигался, только вздрогнул, когда Стас произнес последние фразы, и подался вперед, ловя легкую улыбку своими губами, впитывая в себя тепло и безмятежное спокойствие, которым лучился мальчишка, делясь воспоминаниями.
- У меня достаточно денег, но мне интересно, в чем суть выигранного мной пари, - шепнул Вик, заглядывая в глаза, оттенком напоминающие кофейные зерна. – Самый терпеливый клиент? Признаться, мне хотелось тебя… придушить пару раз, но меня учили держать эмоции под контролем, чтобы они не мешали делу.
Жар тела, почти подмятого под себя Боссом, щекотал обнаженную кожу, дразня, распаляя желание прижаться вплотную, раздвинуть ноги коленом и толкнуться вперед, пока только через одежду. Склонив голову на бок, он потерся носом о шею, коснулся невесомо губами и отстранился на вытянутых руках.
- Даже если сейчас я уйду, все ровно вернусь. Мне же нужно выполнить свою часть сделки, - выпрямившись, мужчина откинулся обратно на подушку, медленно облизнув губы, словно смаковал ощущения от короткого поцелуя. – Весь чай выпил?

0

78

- Так прямо всё тебе расскажи, - напряжение покидало всё тело, и на губах поселилась задорная, спокойная улыбка. – Найди Георга и скажи ему, что Стас прислал забрать деньги за пари, вот увидишь, с какой скоростью он рванёт сюда, проверять, - юноша хихикнул. – И я теряю хватку, раз ты хотел задушить меня всего два раза.
Он даже прикрыл глаза,  когда Виктор наклонился к нему, ожидая глубокого поцелуя, однако губы дотронулись еле-еле. Американец был первым клиентом, который его разочаровывал отсутствием близости. От других он её получал больше, чем мог вытерпеть.
- Чая нет, прости, - ни тени сожаления. -  Я даже буду скучать, представляешь?
Стас легко провел пальцами по вытянутой руке от запястья до плеча, сыграв на нём какую-то мелодию. Он размышлял, просить американца об одолжении или нет. С одной стороны не хотелось быть должным, с другой – общение с клиентами становилось всё невыносимее.
- Можно тебя попросить кое о чём? – наконец хрипло спросил он.

0

79

Он не мог быть уверен, но, кажется, расслышал тяжелый вздох, когда снова оказался в наблюдающей позиции. Мальчишка чуть нахмурился, словно сомневаясь, стоит ли задавать свой вопрос. И Босс даже понял почему, когда тот прозвучал хрипло и тихо.
- Попросить да, но гарантировать, что выполню, не могу. Я все же не всесилен, - Стас был таким милым и уютным в этот момент, что любой другой на месте главы Дома уже сгреб это чудо в объятья и… И сделал что-нибудь. Вик плохо представлял, что, потому как ничего подобного до этого не испытывал, а непривычная мешающая нежность скреблась внутри,  не находя выхода.
«Предложить сейчас? Откажется ли он?»
- Если хочешь мою фотографию с автографом на память, то нет. Я не люблю фотографироваться, - он улыбнулся по-мальчишески и протянул руку, растрепав и без того находящиеся в беспорядке каштановые кудри.

+1

80

- Эй! – возмутился, перехватывая руку, которая теребила его волосы. – И так там ужас торчит во все стороны. И кстати, зря, ты бы великолепно смотрелся на фото.
Несмело улыбнулся, нервно закусывая губы. Почувствовал сладковатый вкус во рту и понял, что опять измучил нежную кожу в кровь. Дурацкая привычка, рожденная ещё в таборе, но так сложно было отучиться, и даже когда любое прикосновение к губам причиняло уже только боль, он не мог остановиться.
«Сказать, что черешня закончилась?» - мелькнула паническая мысль.
- Когда будет штурм? – тихо спросил, впрочем, не надеясь на ответ. – Если тебе нечем будет убить время до нападения, приходи сюда.
«Вот и сказал».
Стас понимал, как двусмысленно звучит это предложение, но чувствовал, что если рядом с ним появиться ещё хоть один похотливый извращенец, то загрызёт его собственными зубами. До американца положение не казалось таким омерзительным, потому что впереди не было никакой определённости, но сейчас всё изменилось. Кардинально, и юноша был готов вцепиться в Виктора как ротвейлер в вора, выжимая из того любую выгоду.

0

81

- Мне расценивать это как комплимент? – он хмыкнул, приподнимая брови вопросительно, и легко скользнул подушечкой большого пальца по губам. - Неужели так вкусно? Ты даже зажить им не даешь. Может, надо было заказать тебе сырого мяса?
Он понимал, что слишком расслабился, поддавшись обаянию мальчишки, но впереди его снова ждали бесконечные «рабочие» будни, которые порядком надоели. Он уже четыре года тащил на себе руководство Южным Домом, разрушенным войной почти до основания, вкладывая в восстановление все силы. Можно смело сказать, что новая опора клана на Юге была его детищем. Но порой ему самому не хватало надежного и преданного до мозга костей человека рядом.
- Во время аукциона, так что ждать осталось недолго… - голос звучал тихо. Босс уже знал, что будет руководить операцией сам, чтобы там не сказал Дорин. Он должен был быть уверен, что звереныша никуда не понесет посреди заварушки, что Георг не попытается избавиться от обузы раньше, чем доберутся до него.

0

82

- Комплимент? Нет, расценивай это как простую констатацию факта, и не говори, что не знаешь этого. Не был бы ты преступником, смог бы стать фотомоделью. Раздевался бы на заказ и позволял другим людям трахать тебя взглядом, и не всегда только им, - усмехнулся, - что-то меня занесло.
Палец на губах был теплый и нежный, он легко скользил, не причиняя боли. Так давно ему никто не причинял боли, это привлекало и отталкивало одновременно. Он хотел поверить в эту доброту, в эту нежность, но боялся, что его снова предадут, что все слова и действия американца продиктованы только их сделкой.
Резко дёрнув головой, ушёл от прикосновений и уткнулся взглядом в стену.
- Дурная привычка, появилась, когда меня учили сдерживать эмоции в таборе. Кусал губы, чтобы не кричать, - он так и не научился контролировать злость при этих воспоминаниях. Да он вообще так и не научился себя контролировать.
Резко поднялся, отодвигаясь от Босса, который начал слишком вторгаться в интимное пространство Стаса, и это касалось не только тела. Виктор лез в душу.
- Значит через два дня, - задумчиво сказал он, подтягивая к себе колени и обнимая их руками.
«Георг обещал выходной».
Но это не значило, что он даст этот самый отдых. Кого из постоянных клиентов можно было ждать завтра? И кто из них представлял действительно реальную угрозу?
Зубы вновь впились в нижнюю губу, когда Стас начал рассчитывать все варианты завтрашнего дня.
- Надеюсь, этот чокнутый не выставит меня на аукцион, - нервно рассмеялся, - тогда мне конец. Какое сегодня? – внезапно спросил юноша, - четырнадцатое? Значит шестнадцатого. Это хорошо, шестнадцать моё счастливое число.

0

83

- Преступной мою деятельность назвать можно только с натяжкой, я даже налоги исправно плачу, - Босс рассмеялся и провел рукой по волосам, будто откидывая назад мешающуюся челку, которой не было. – Кроме того, меня и без фото пожирают взглядом, особенно увешанные бриллиантами дамочки на светских мероприятиях, куда мне иногда приходится выбираться.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: настроение мальчишки снова изменилось. Радовало только то, что бури не намечалось.
- Да, через два дня ты будешь свободен как птица. Думаю, ты долго этого ждал и сможешь потерпеть еще немного, так ведь?
Свесив ноги с кровати, мужчина принялся методично застегивать пуговицы на рубашке, прежде чем подняться и заправить ее в брюки. Блокнот с записями и ручка перекочевали обратно во внутренний карман пиджака, вшитый в подкладку.
- Можешь начинать скучать по мне, - взъерошив волосы звереныша напоследок, Вик направился к двери. – И постарайся не попасть в неприятности до пятницы. Приду, проверю.

0

84

- Самый долгий и тёмный час прямо перед рассветом, - медленно произнёс, крепче прижимая к себе колени. – Его труднее всего пережить.
Как во сне наблюдал за собирающимся американцем. Его уход означал, что всё возвращается на круги своя. Пусть на день, но к хорошему привыкаешь так легко.
«Не уходи…»
Острее всего одиночество ощущаешь в толпе. Резче всего одиночество чувствуется после ухода гостя. Наваливалась тоска: американец разбередил душу, чуть приоткрыв двери, которые он так тщательно запирал все эти годы.
На теплые пальцы, ерошащие волосы, почти не отреагировал.
- И имей  в виду, - сказал он в спину Виктору, - если завтра на меня будут сильно давить, мне придётся сказать, что ты был странный. Но не волнуйся, я не сдам вас. До встречи. 
И длинные тонкие пальцы легко коснулись губ, посылая Боссу воздушный поцелуй на прощание.

0

85

Судя по тому, как провожала его охрана в этот раз, рисковать и приходить снова не стоило. Его разве что обыскивать не стали, ограничившись рентгеновскими взглядами и просьбой немного подождать задерживающуюся машину, что собственно он и делал сейчас, стоя на крыльце, перекинув пиджак через согнутую руку. Порывистый ветер растрепал волосы и остудил голову, но слова мальчишки, сказанные напоследок, крутились на языке, словно заевшая пластинка в граммофоне.
«Самый долгий и темный час… Самый долгий…»

- Чем порадуешь? – Дорин выглянул из-за напольной груши и тут же снова скрылся за ней, чтобы не получит уверенным ударом с правой от младшего.
По возвращении в отель, где они снимали роскошные апартаменты, Вик не застал брата на месте, поэтому, переодевшись более подходящую для тренировок одежду, спустился на первый этаж, где располагался большой спортзал с прилегающим к нему бассейном и душевыми.
- У нас есть план особняка и расписание смен охраны, - мощный удар с ноги заставил снаряд покачнуться. – И еще… Стас сказал, что там как раз намечается аукцион, будет много народу. И кое-кого, как я понял, лучше сдать властям. Проверишь пару фамилий?
- Хорошо. Надо будет сообщить нашим партнерам и…
- И я хочу сам руководить операцией. Возражения не принимаются.
Дорин понимающе ухмыльнулся и прошелся по залу, осматривая тренажеры, которых тут было предостаточно.
- Я собирался предложить сам, так что не буду отговаривать.
Босс перестал избивать грушу и остановился, обхватив ее руками, глядя на брата искоса. Старший же, заметив это,  рассмеялся.
- Ты всегда был чрезвычайно амбициозен…
- Возможно, придется задействовать больше человек, - он сделал вид, что не услышал последнюю фразу собеседника, и вернулся к прерванному занятию. – Загляну к тебе вечером, и все обсудим.
- Конечно. Не переусердствуй здесь.
Родственник махнул рукой и вышел, оставляя Вика одного.

0

86

«Самый долгий и темный час…»
Ожидание было невыносимым, но Стас не мог позволить эмоциям завалить всё. Когда действительно было необходимо, он умел контролировать себя максимально виртуозно. Как он и предполагал, Георг вызвал его в свой кабинет и долго выспрашивал про Виктора. Насколько юноша мог судить, тупоголовый хозяин борделя поверил всему, что вдохновенно наплел парень, где-то недоговорив, где-то сказав правду, а где-то и вовсе соврав. Стас был рад, что владельцу не пришло в голову посоветоваться с партнёрами, самовлюблённый и недалёкий тот считал, что уж точно в разы умнее простой шлюхи. А шлюхе это было очень на руку и, умело играя на недостатках собеседника, Стас подталкивал мысли туда, куда нужно было ему.
- Будешь обслуживать аукцион, - наконец приказал Георг. – Там будут клиенты, которые хотят видеть именно тебя.
Юноша для виду активно возмущался до того момента, пока не услышал, что в случае отказа будет сам стоять товаром. Сделав вид, что сдался, зверёныш бросился к себе, яростно фыркая и отчаянно скрывая радость. Было очевидно, что в зале он принесёт Виктору намного больше пользы, чем отсиживаясь в комнате. Мешать он не собирался, но помощь понадобиться могла.
В четверг ему все-таки дали выходной, но радости свободный день не принёс, а только скуку, тревогу и нервозное ожидание. Оставалось только гадать, кто из клиентов так сильно хотел видеть Стаса и выполнит ли американец свою часть сделки.

0

87

Полностью доверять Стасу они не могли, кроме того, им нужна была достоверная информация об охране, непосредственно с места действия, то есть, свой человек внутри. Времени на внедрение не было: бордель должен был рухнуть с треском как можно быстрей и как можно неожиданней. Вариант с подставным участником аукциона отпадал сам собой, так как в списке приглашенных числились только проверенные клиенты, давно сотрудничающие с Георгом.
- Охрана Луческу, - Дорин поднял взгляд на брата, рука, рисующая схему расположения и передвижения штурмовых групп, зависла над бумагой. - Стас сказал, что они единственные могут проносить оружие в клуб. И их много.
- Думаешь, он согласиться сотрудничать? Деньги?
- Молчание. Там полно камер. Этот пройдоха Георг в каждой комнате по шесть штук напихал, чтобы снимать со всех ракурсов. Я уверен, что Томаш хорошо приплачивает хозяину за неразглашение.
- Тогда безопасней произвести замену по дороге в «Саквояж», чтобы этот боров никого не успел предупредить.
- Итого четыре группы? Две с нами у потайного хода, - Босс постучал по увеличенному в масштабе плану, нарисованному зверенышем, - еще одна здесь, у главных ворот, и одна - внутри с Луческу. Дождемся от них сигнала и начинаем действовать. Я сниму охрану в особняке и разберусь с камерами, после ты обезвредишь патруль снаружи и откроешь ворота. Так?
- Да, - старший кивнул и сел в кресло, улыбаясь предвкушающее. - Встречаемся в зале: мой главный вход, твои - за сценой, чтобы ни одна птичка из клетки не вылетела. Если что, ребята будут стоять по всему периметру вокруг дома, включая тот ход, которым воспользуемся мы.
- Что с «крышей»?
- Этим пусть занимается полиция. Нас интересует касса и собственно сама операция. Должно быть много шума, но самим светиться не стоит. Лишние проблемы ни к чему.
- И еще одно… Георг. Мальчишка хочет сам разобраться с ним.
- О, понимаю. Это сладкое слово «месть».  Наш партнер ничего не говорил про хозяина, можешь делать, что хочешь. Говорят мерзкий тип.
- Мерзкий, может быть, но не глупый. Верней, не настолько глупый, чтобы сбрасывать со счетов.

Отредактировано Босс (2011-08-24 14:21:26)

0

88

«Что такое не везет и как это убить?»
Ситуация была катастрофической и единственное, что чувствовал Стас последние пару часов – панику. И началась она тогда, когда Георг объявил отобранным для обслуживания аукциона мальчикам, что работать те будут в гостиной. Юноша чуть не выдал себя, завопив: «Какого дьявола?»  Ход торгов изменили, и Стас не знал, было ли так задумано изначально, или это недавние перестановки. Но аукцион перенесли из основного зала в большую комнату, где царила более интимная, домашняя и шикарная атмосфера. Пять вычурных столов из красного дерева с роскошными креслами для девятерых самых близких людей.
За неимением сцены, Георг вел шоу на небольшом помосте, который установили буквально утром, на него из маленькой неприметной двери выводили по одному мальчику. Стас бросил взгляд на очередной лот и быстро отвернулся, с трудом скрывая отвращение: когда-то и он сам так стоял, дезориентированный и ничего не понимающий. Тогда его купил Георг.
Если б у него был автомат, он бы перестрелял всех.
«Уроды!»
В отличие от «коллег» Стаса, обслуживающих нескольких человек, юноше достался один, персональный клиент – Йорген Тома – наверное, единственный, с которым у Стаса никогда не было желания упражняться в остроумии. Вернее как-то раз возникло, но быстро прошло, точнее сказать убежало. «Крыша Георга», один из тех, на кого Виктор хотел произвести впечатление налетом, решил почтить аукцион своим величайшим присутствием, то ли для того, чтобы прикупить себе домашнюю зверушку, то ли лично проконтролировать торги.  И именно про него юноша не знал, а значит и не знал американец.
«Плохо. Как же всё плохо! Что делать? Как предупредить Виктора?»
Взгляд, которым бизнесмен окинул его фигуру при входе, заставил почувствовать себя как на приёме у проктолога: отвратительно, унизительно, больно, но необходимо. И раздето. И хоть униформе официантов могли позавидовать лишь спасатели Малибу, ледяные глаза тусклого голубого цвета заставляли панически цепляться за крошечные кожаные шортики, чтобы и те не сбежали с владельца. Но спорить с Йоргеном было чистой воды самоубийством, поэтому тяжело вздохнув и проглотив всё, что рвалось с острого языка, Стас поправил ошейник и, не убирая с лица выражение вселенской скорби, потащился за Великим к его личному столу. Работать.

0

89

Первая часть операции прошла как по маслу: телохранители Луческу были заменены людьми партнера, группы ждали на своих местах, а один из команды Дорина взламывал замок на решетке, закрывающей потайной ход.
- Мы на месте. Что там у ворот?
- Гости прибыли, пока только девять, включая «нашего». У ворот двое охранников с оружием и собаками, еще четверо патрулируют территорию.
- Охраны мало, тебе не кажется? – подал голос старший, слышащий разговор в своем наушнике.
- Не хотели привлекать лишнее внимание?
- Босс… - голос Тони, одного из тех, кто должен был сопровождать Луческу, заставил братьев прерваться. – Внутрь пропустили только одного. Нам пришлось остаться на улице.
Дорин и Вик переглянулись, кивнули почти синхронно и скомандовали:
- Действуем по плану.
Босс не знал, что происходило на улице после того, как по тесному коридору обе группы прошли до подвалов и разделились. В доме же было подозрительно тихо. Наблюдательный пункт располагался в верхней комнате центральной части особняка, и, хотя план Стаса был весьма условным и приблизительным, это не стало значительной помехой. Не слишком расторопная охрана, привыкшая раздавать тычки работникам да резаться в карты в перерывах между сменами, не смогла противостоять хорошо обученным людям группировки, бесшумно и быстро передвигающимися даже в тяжелой экипировке, а глаза-камеры метким выстрелом со снайперской точностью лишались зрения путем перебивания нервов-проводов.
- Все под контролем, - коротко отрапортовал Дорин в наушник.
- Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера, - Босс хмыкнул, наблюдая улыбку брата на мониторе, сидя в кресле одного из убитых охранников наблюдательной. – Поднимайся.

0

90

- Сядь, - бросил Тома, не сводя глаз со сцены, где выставили четвертого или пятого мальчика.
Йорген не делал ставок, и казалось, даже особо не интересовался предлагаемым товаром. Как показалось Стасу, он интересовался им. Откровенные взгляды, которые бизнесмен бросал на практически обнажённую фигуру юноши, уже сложно было назвать двусмысленными, они буквально кричали о желаниях мужчины. А он мечтал только забиться под стол и переждать там до приезда Босса. Тома его пугал.
Пожав плечами, присел на стул, сложив руки на коленях и вскинув голову, уставился на клиента. Холод в голубых глазах мгновенно превратился в лёд, а губы скривила презрительная усмешка. Не отворачиваясь от сцены, Йорген процедил:
- Совсем рехнулся, саб?
«Козёл!»
Стас стиснул зубы и, почти задыхаясь от осознания собственной глупости, не тронулся с места. Он даже не заметил, как здоровый блондин рванув к нему, схватил за ошейник и выволок в коридор, швыряя в противоположную стенку. От силы удара вышибло дух, но передохнуть времени не было, его резко развернули, ударив на этот раз спиной.
- Смотри сюда, зверёныш, - цепкие пальцы железной хваткой сжали подбородок, не позволяя двинуть головой. Тома показывал ему большие цветные фотографии. От увиденного его затошнило и он закрыл глаза. - Знаешь кто это?
- Димитрий, - выдавил с трудом.
- Кажется он был твоим другом, Стас. Не так ли? А это, - Йорген взмахнул глянцевыми листами, - сценарий твоего фильма, если ты не прекратишь испытывать моё терпение, потому что оно закончилось, гадёныш!
Фото полетели в лицо, и Стас глубоко задышал, загоняя эмоции вглубь.
- Ну нет, зверёныш, - почти ласково произнёс Тома, - не уходи от меня.
Плечи вспыхнули болью, когда чужие ногти вцепились в кожу, а губы смял грубый, властный поцелуй, которому, казалось не было конца. Наконец  Йорген отстранился, кусая напоследок нижнюю губу и нежно прошептал:
- Сидеть.
Заставляя почти без сил сползти по стене вниз, становясь на колени рядом. Бизнесмен потрепал его по волосам, как собаку и улыбнулся:
- После аукциона хочу пообщаться с тобой лично, приведи себя в порядок и возвращайся в гостиную.
Щелкнула дверь, оставляя его в одиночестве со своей ненавистью, с диким чувством безысходности, с паникой, яростью. В душе бушевал ураган, которому нужен был выход.
- Чтоб ты сдох! – заорал во всё горло, быстрым плавным движением вскакивая на ноги, срывая с шеи ошейник и швыряя его в стену. – Убью!

Отредактировано Стас Батори (2011-08-30 00:37:56)

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Судьбоносная встреча в Бухаресте