"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Beautiful Dirty Rich


Beautiful Dirty Rich

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: за 10 дней до 26-ти лет Герберта Уэйна
Участники: Герберт Уэйн, Винсент
Начало:
В уголке губ дымится горькая сигарета, забитая травой, в правой и левой руке лежат рукоятки чужих пистолетов. Кажется в правой берета, а в левой кольт или как их там? Да плевать, главное – перезаряжать не надо, а в обоймах еще выстрелов по пять шесть есть. Красноватое свечение ламп сведет с ума кого угодно, он с безумной, жесткой усмешкой перешагивает через очередное тело. В пустом после пережитого теле горячо и больно от разливающегося злорадного превосходства, силы, злости. Это свободное чувство вседозволенности, власти над смертью опьяняет больше, чем когда-то пьянили наркотики и алкоголь. Больше он не испытывает от них удовольствия. Нет больше Герберта Уэйна.
Губы в усмешке напевают что-то из новой попсы, он эту песню услышал где-то по радио, но в голове остались лишь слова: «Bang-bang» и что-то про безобразное богатство. Да. Он безобразно богат, просто непозволительно богат. Под очередное «Bang-bang» он пижонски расстреливает жмущихся по углам в ужасе. Жесток? Безрассуден? Безжалостен и беспощаден? Да. Ему просто нравится убивать. Да, он подонок, сволочь, убийца. Он будет купаться в их крови, если захочет. Он ненавидит их настолько сильно, что нет никакого смысла их разделения на детей, взрослых, мужчин и женщин. Очередное «Bang-bang». Рубашку он выбросил где-то в начале. Разорванная, разодранная пулями и дракой она ему теперь не нужна. Они хотели его пытать? Ну-ну, посмотрим, кто кого будет пытать. «Bang-bang».
Голова раскалывается от боли. Он сделал то, чего не хотел. Впереди, спиной о косяк опирается его телохранитель. Черноглазый блондин, тощий как смерть и такой же бледный выстреливает из зажигалки узкое перо огонька, тот подпаливает сигарету. Седой дым почти не виден на фоне царящего смрада в воздухе. Он недовольно морщится, фильтр сигареты телохранителя пачкается от перчаток блондина, испачканных в крови. Черные глаза нехорошо ухмыляются. «Bang-bang».

Отредактировано Герберт Уэйн (2012-01-09 15:50:52)

0

2

***

За 32 часа до этого.

- Винсент, следи за ним. Глаз с него не спускай. - "Он все еще мне не доверяет. Глядя на отца Герберта я понимаю, что этот человек до сих пор мне не доверяет. Его можно понять. Ведь с Гербертом "Винсент" всего два месяца. Откуда знать человеку, что его сын на самом деле древний колдун, возвращающийся в этот мир поколение за поколением с одной лишь целью? Откуда ему знать, что я нахожусь рядом с его сыном уже пять лет?" - но Винсент молча кивает, темные глаза смотрят на Уэйна-старшего с хладнокровной преданностью натасканного пса. Он не предаст своего хозяина и это, почему-то, знали все в организации.
Отец мафии ввязался в новую войну, все его враги знали, кто будет следующим главой, кто главная слабость Нью-Йоркского Папы. Сын. И Герберт теперь под ударом. Под большим ударом.
Оставив его и Герберта вдвоем, отец мафии ушел. Винсент молча прошел к своему хозяину и встал у него за плечом. У него есть свои дела. Ему еще столько нужно сделать... сделать что-то, что оставит его Гения в материальном виде дольше, ему нужно, чтобы Винсент обрел плотность навсегда.

0

3

Герберту не была интересна политика семьи. Это мало его волновало, хотя, признаться, участвовать в процессах семьи ему все равно приходилось, отец считал его достойным наследником своего дела, хотя увлечения и интересы Герберта были диаметрально противоположны взглядам Уэйна-старшего. Проводив скорее слухом, чем взглядом отца прочь, Герберт погрузился в изучение материалов, полученных от прошлой сделки. Ему нужно было научиться удерживать Винсента в теле, иначе через некоторое время тело начнет разлагаться и им уже ничего не поможет. Нужно будет искать новое тело, а это было как нельзя лучше любого. Одним из способов сохранения стала дематериализация, демон уходил вместе с телом в другое измерение, там он сохранялся гораздо дольше.
- Думаю, ночью снова придется отправить тебя в меж пространственные измерения, - за любое знание нужно платить, ему придется это делать, иначе Винсент не может быть материальным после того как он уснул, только лишь сознание колдуна удерживает демона здесь, а ему нужно было придать своему Гению плотность. Но... у любого знания своя цена. Значит за это знание он все еще не заплатил.
Перелистнув очередную страницу, он оторвал взгляд от книги, стал собираться.
- Поехали домой, надо сравнить это кое с чем.

0

4

Винсент, послушный словно выдрессированный пес следовал за своим хозяином призраком. Почти след в след. Подчиненные отца раступались перед Гербертом, желая ему хорошего дня, убирая взгляд в пол, словно взглянув на Уэйна они могли вызвать его негодование или какую-то реакцию от Винсента.
Машина, дорога. Дом.
Он давно уже следил за теми, кто преследовал их.
- Герберт. Тебя ведут, - это тонкое наблюдение конечно же останется без внимания, Уэйн отмахивается, ссылаясь на отцовских помощников и недоверие к телохранителю сына мафиози.
Герберт не может разобраться. Он не может понять как это сделать.
- Уэйн, пока ты не поймешь как разделить душу, тебе не будет ясно как привязать ее.
- Иди домой, Винсент, мне нужно подумать.

0

5

Зачем он только отправил его? Вызвать обратно Винсента стоило определенного ритуала, эти ритуалы истощали его с каждым разом все больше и больше. Именно поэтому он искал КАК он может привязать своего Гения к миру материальному, к телу, которое он столько для него готовил.
Но зачем он не послушал тогда Винсента?
Удар по затылку был сильным и точным. В купе с сильной усталостью Уэйн не заметил как провалился в тяжелый, душный сон, закончившийся судорожным, жадным вдохом, когда на его голову вылили целое ведро ледяной воды.
- Герберт. Здравствуй Герберт.
- Какого черта, - какого черта так холодно? Он дергается, но руки связаны в кистях и плечах, примотанные к спинке стула, ноги тоже привязаны. Отлично. И это Он, лично Он отправил своего личного Гения в межпростраство для подзарядки, - Что ж так холодно-то? - он поднимает глаза вверх, мокрая челка липнет к лицу, мешает обзору, но ничего, его снова обливают и челка оказывается заброшена назад, вместе с намокшими волосами, между ног опускается тяжелый сапог, отклоняя назад стул, на котором он сидит, - Кхе-кхе, - проклятая вода, да он чуть не захлебнулся! - Артезианский истоник открыли? Ничего такая водичка, бодрит! - синие глаза встречаются с знакомым лицом, ах ты ж е-мое. Мексиканцы. Ну что же ему так везет? На землистого цвета лице, изрытого впадинами от экземы или еще какой кожной хрени появляется мерзкая ухмылочка с белоснежными зубами. На фарфор денег не пожалел похоже.
- Не узнаешь, Герберт? - да чего уж там, хотел бы не узнавать, а так выходит - узнал, - Я думал, что меня-то тебе уж точно не забыть.
- На твое счастье, у меня хорошая память, к сожалению. - Герберт чихнул, проморгался, - Решил смотрить меня пневмонией? Придется долго поливать водой, знаешь ли, у меня довольно крепкий иммунитет.
- Нет-нет, наш дорогой гость, ты депозит, мне нужно, чтобы ты пожил подольше, хотя, признаю, мои люди считают, что убить тебя нужно сейчас, пока ты не вызвал своего Демона сюда, - улыбка становится еще шире, - Как думаешь, сколько за тебя отвалит отец?
- Демон? Что за демон? - непонимающее выражение лица с некоторым подозрением и затаенным ужасом. Узнали. Они как-то узнали! - Денег? Зачем тебе деньги, воспользоваться ими ты все равно не успеешь, Хосэ. Ты же знаешь.
- Твой телохранитель, конечно. Так, по меньшей мере, его называет добрая половина моих земляков. А деньги мне не нужны. Я буду брать за тебя сферы влияния в Мексике и мексиканских кварталах.

0

6

Это даже болезненно приятно, наблюдать все происходящее со стороны и не иметь возможности тебе помочь. Мне кажется или я тебе уже говорил, что твой острый язык тебя погубит? Обязательно погубит. Ты ведь совершенно невыносимая мразь, знаешь, Герберт, даже в Аду не найдется такого острого на язык наглеца как ты, впрочем, до Брата Самого тебе еще далековато.
Купанием в воде тебя не испугаешь, ты смеешься им в лицо, веря в свою безнаказанность, надеешься, что я приду и помогу тебе? Нет, не надеешься. Ты знаешь, что я не могу вернуться к тебе, пока ты не снимешь печати, пока цепи не развернут моих крыльев, дорогой.
Ох. Какая звонкая пощечина, и этот твой лающий смех. Да ты псих, Уэйн. Ты совсем с ума сошел. Все колкости тебе с языка не сойдут, ты знаешь, что нужен им целым, живым по меньшей мере, твоя пропажа не пройдет незамеченной, но это не запрещает им отвешивать тебе пощечины и удары пониже солнечного сплетения. Снизу-то ведь тебя разглядывать никто не станет, а удовлетворить животное желание стереть с твоего лица эту ухмылку преодолеть очень сложно, знаешь, это действительно сложно, не желать разбить тебе лицо, чтобы ты захлебнулся собственной кровью. Уэйн.
О? Что я слышу? Ты как-то не хорошо хрипишь, простыл все-таки? Сипло вдыхая и выдыхая сплевываешь на пол своей одиночки шмоток крови. Не много, не волнуйся, все обойдется. Ты не видишь, но чувствуешь, что я обнимаю тебя, так обнимает своими кольцами змея, душащая свою жертву в смертельных, успокоительных объятиях. Я все-таки люблю тебя, как бы ни был ты мне отвратителен, Герберт Уэйн. Потом я заберу то, что нравится мне в тебе и мы разойдемся, но пока... пока я обнимаю тебя, нашептывая на ухо что делать, что ты можешь сделать с собственной кровью и парой тройкой слов... Смеешься и плачешь. Нет, не можешь. Слишком устал рисоваться, чтобы позволить себе еще один небольшой бросок, чтобы выйти из пепла.
Знаешь, он откажется тебя выкупать, Герберт. Он очень надеется на меня. На твою тень.

Отредактировано Винсент (2013-04-24 06:26:33)

0

7

Мда, с санитарией здесь явные проблемы. Как бы столбняк не отхватить в процессе моего выкупания из этого проклятого плена. Ну, зато есть место и время подумать об обряде. После всего, что со мной здесь делали, я еще не совсем живой, но тупая боль внизу не дает мне забывать, что я еще жив, по меньшей мере тело мое еще живо.
Черт, а эти сукины дети, кадется, сломали мне ребра. Дышать больно и тяжело, нет, кровь не из легких,  это давление снова скакануло и кровь прорвала тонкие стенки капиляров в носу, поэтому я лишь захлебываюсь от крови, случайно попавшей в горло, но дышать очень больно. Больно и холодно, если бы не этот успокоительный холод, я бы страдал сильнее, но тебе не хочется чтобы я страдал еще больше, хотя, мягко говоря, я тебе совсем не приятен. Ты вообще людей не жалуешь. Как настоящий демон ты считаешь, что люди бесплатно получили расположение Отца мира. Ты настоящий падший, и у меня в этом нет ни секунды сомнения. Именно ты мне и поможешь выйти из разряда ненавистных тебе людей, предавшись тени.
Это что это там звякнуло? уж не миска ли с кашей? Да вы шутите. Меня. Герберта Уэйна. Кормить как собаку. Да я лучше от голода сдохну, пока не увижу эту же кажу но в нормальной тарелке и на подносе! Впрочем, голода нет и в помине. На месте желудка, кажется. осталась только пульсирующая болью гематома, хорошо хоть печень не разбили, хотя и она болит так, что от одной мысли о еде и возможности ее проникновения в организм меня начинает тошнить. А нечем. После того как меня топили несколько раз в соленой воде вся возможная еда вышла.
Надо же как я их всех обидел.
- Мистер Уэйн, - тихий голос за дверью камеры я игнорирую хотя бы потому что делать лишние движения сейчас не в моих силах. Больно. К черту движения. Сипло вдыхаю, осторожно выдыхаю, ага, воздух есть, значит можно думать дальше, - Сэр Уэйн, - голос становится жалобным, почти плачущим. Да что там такое могло случиться? - Они отказались вас выкупать.
Подослали мне человека, чтобы вымолить моей помощи? Да ладно? За кого вы меня держите?
- Да ну? - усмехаюсь. Нет, мой отец не оставит меня здесь, он слишком зависит от наличие наследника, и даже такой гнилой потомок как Герберт для него хорошее подспорье в решении внутриклановых проблем. Герберта люди просто боятся, он не контролируемый. Впрочем, избавиться от него было не плохой идеей.
- Сер... ппрошу вас.. только не убивайте..
Да они там что? Совсем с ума сбрендили? Гербер даже ради любопытства приподнимается и смотрит на  дверь камеры, за ней кто-то отирается, утирая сопли и слезы, слышится шум шагов по коридору, испуганные всхлипы замирают.
- Только не Дьявол, господи, пусть он оставит своего Дьявола для других!

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Флешбэки » Beautiful Dirty Rich