"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 3-й этаж » Номер 321. Эмиль д'Эстре


Номер 321. Эмиль д'Эстре

Сообщений 31 страница 60 из 95

31

Эмиль невольно поморщился, когда увидел, что парень, кажется, всерьез собрался расплакаться. Слезы он не переносил в любом виде, будь то истеричные женские или скупые мужские, но факт остается фактом - вместо того, что утешать Эмиль начинал раздражаться и грубить, и в первую очередь, плачущему страдальцу.
Вот и сейчас, глядя в полные слез огромные глаза, журналист прямо-таки услышал грохот, с которым рухнуло его и без того не очень хорошее настроение.
- Успокойся, - резко бросил он, хорошенько встряхнув уборщика за плечи и отцепляя судорожно сжатые пальцы от своей рубашки. - Уже простил, можешь идти.  Уборка сегодня не нужна.
Да, а парень не на шутку разволновался, вон как музыкально стучат колени в такт зубам. Эмиль отошел на два шага назад, прислонившись плечом к дверному косяку и закурил. Глухое раздражение накрыло с головой.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-22 02:35:30)

+1

32

- Нет, нет, как можно.. Я не уйду, пока.. - парень, кажется, был изрядно напуган. От встряски солёные дорожки таки побежали по щекам, но он быстро утёр их ладонью, снова бросаясь к Эмилю.
- Я сделаю всё, что вы хотите... Только не сообщайте администрации! - кажется, он просто не слышал слов журналиста, находясь на грани шока. Парнишка прижимался всем телом, заглядывая в глаза Эмилю, и, кажется, пытаясь найти там сочувствие и понимание. В дверь постучали. Смертельно побледнев, уборщик вцепился в Эмиля совершенно непристойно и горячо зашептал:
- Не выдавайте меня, прошу вас!

0

33

Эмиль страдальчески закатил глаза и буквально отлепил от себя незадачливого танцора. У журналиста вообще сложилось впечатление, что парень до то отеля работал как минимум в стрип-баре - он на нем так вдохновенно повис, чувствовался опыт.
Но как же Эмиль был благодарен неведомому посетителю, который стоял сейчас за дверью, за то, что он спас его от общения с этим недоразумением. Он даже был готов прикрыть парня перед администрацией - если это была она, что вряд ли - лишь они его забрали!
Щелчок открываемой дверной ручки, и коридор радует идеальной чистотой и полным отсутствием людей. Француз выглянул, но все равно никого не увидел.
Небось, развлекается кто-нибудь. Не могло же ему показаться.
В еще большем раздражении журналист посмотрел на растерянно топчащегося посреди комнаты парня и нахмурился.
- Нет там никого, - хмуро бросил он, скрестив руки на груди. - Можешь быть свободен. Или я не ясно выражаюсь? - резко добавил он, видя, что уборщик не особо спешит ретироваться.

0

34

Из темноты коридора неожиданно выступила темная фигура в большом бесформенном халате.. Эмиль увидел на пороге светловолосого парня,на вид не старше прячущегося уборщика..
Несколько секунд гость внимательно разглядывал мужчину с ног до головы,словно оценивая, и вдруг,резко распахнув халат,под которым оказалось худое,бледное и абсолютно обнаженное тело,подался вперед с восторженным воплем "Хочешь меня,да?!!!" после чего быстро захлопнув за собой дверь исчез,и только топот еще минуту слышался издалека..

+4

35

Кажется, появление третьего было неожиданностью для всех, включая самого третьего... Уборщик взвизгнул, как стыдливая девица, одним прыжком прячась за спину журналиста и крепко обхватывая его за талию.
- Кт.. Кто это?! - парнишка уткнулся лицом куда-то между лопаток Эмиля, дрожа, как лист на ветру. - Я никуда не пойду!! Я туда ни за какие коврижки не выйду!!

0

36

Уже в который раз за те неполные два дня, что он находился на этом острове, Эмиль подумал о том, что неплохо было бы по возвращении сходить к психиатру. Если бы он накануне не встретил бы настоящего - во всяком случае, на первый взгляд, настоящего - призрака, он бы подумал, что сейчас ему явилось классическое сумасшедшее привидение. Ну, может, слегка озабоченное.
Прилипший к нему, как банный лист, уборщик отвлек журналиста от тщательного анализа увиденного и заставил обратить внимание на насущные проблемы. А их было достаточно. Во-первых, Эмиль даже шагу не мог ступить - парень вцепился в него, как клещ, и сковывал движения не хуже цепей. Во-вторых, истеричное заявление "Я никуда не пойду!" оптимизма тоже никак не прибавило.
- Отпусти меня, - жестко сказал француз, стараясь подавить в себе порыв надавать парню по щекам.

0

37

.. что было бы весьма проблематично, учитывая то, что щёки, вкупе со всем уборщиком, находились за спиной Эмиля и, соответственно,  труднодосягаемы для рук. А кроме того, уборщик, видимо, ещё пытался отойти подальше от злосчастной двери, но споткнулся, и рухнул, увлекая журналиста за собой. Удачно, что сзади подвернулась постель, та самая, на которой ещё некоторое время назад журналист почитывал детективчик.
Перины мягко спружинили, и парнишка в перепуге навис над Эмилем:
- Вы в порядке?.. - Выражение лица уборщика неуловимо изменилось - вроде бы всё то же самое, и испуг, и бледность, и прикушенная нижняя губа.. но во взгляде теперь не было той забитости, а, скорее, насмешка. Насмешка существа знающего, что тот, кто перед ним, сейчас полностью в его власти.

+1

38

Эмиль вгляделся в совершенно белое лицо парня, пытаясь понять, он издевается или просто неумный человек. Учитывая их положение, смотреть негодующим взглядом было не очень удобно, поэтому Эмиль только скептически вскинул бровь и усмехнулся.
Попробуем еще раз.
- Молодой человек, у вас прямо талант - истерики очень натурально получаются, - В какой-то момент журналист понял, что вряд ли этот уборщик зашел к нему случайно. - Может, вы слезете с меня, и мы нормально поговорим о том, что вам от меня надо?
Мысль о том, что к этому причастны люди, от которых он, по сути, убежал на этот остров, француз отмел сразу - не теми они методами пользовались. Внимательно вгляделся в лицо парня, но ничего не вспомнил. Вернее, он и не мог помнить - они были явно незнакомы. Ну тогда какого черта?..

0

39

- Молодой человек, у вас прямо талант - истерики очень натурально получаются.  Может, вы слезете с меня, и мы нормально поговорим о том, что вам от меня надо?
  - Да вот ещё. -  Уборщик внаглую устроился у Эмиля на груди, к слову, потеряв наполовину в весе. Однако, хоть юноша и был легче ребенка, журналист пошевелиться не мог, мог только лежать и выражать своё недовольство в устной форме. Уборщик подпёр подбородок руками, упёршись локтями в ключицы своей жертвы - не больно, но ощутимо.
- Вчера вы были более дружелюбны, - потянул призрак, меняясь в лице в буквальном смысле. Золотистые волосы упали на плечи влажными прядями, глаза изменили цвет, кожа стала смуглой.
- Ну что, поговорим?.. - Ласково улыбнулся Лай, склоняясь к самому лицу Эмиля и вдыхая аромат кожи.

+1

40

Эмиль попытался сбросить с себя обнаглевшего парня, но не тут-то было - хоть он и не был тяжелым, но движения почему-то сковывал изрядно. Собственно, поэтому до него  не сразу дошел смысл сказанных уборщиком слов.
- Вчера? Да что ты... - и оборвал себя на полуслове, глядя как неуловимо меняется лицо посетителя. Светлые волосы, приятное загорелое лицо...
Вчера? Вчера он только прилетел и разговаривал только с Кейном и Катрин. И...
Вчера? Или сегодня ночью?
Взгляд скользнул к подпиравшим подбородок рукам. На запястьях были бледные ссадины, и Эмиль, кажется, догадался, от чего они.
- Поговорим, - как можно спокойнее ответил журналист, готовый сейчас поклясться, что у светловолосого гостя на плече под формой уборщика темнеет цветок камелии. Тело напряглось, а сердце забилось быстрее, но не от страха - пока страшно не было - а от слишком ясного и четкого понимания ситуации. - Так что тебе надо? Решил навестить меня еще раз? - Эмиль смотрел прямо в глаза склонившегося к нему парня, но почему-то цвет определить не смог.

+1

41

- Вспомнил! - радостно улыбнулся призрак, и радость эта была абсолютно искренней. На миг исчезло даже на редкость паскудное, ехидное выражение с лица, но, правда, всего на миг. Одна рука выпрямилась, ладонь опустилась на грудь с левой стороны, прижалась, прослушивая ритм сердца. Можно подумать, посетитель не видел отчаянно бьющуюся жилку на шее, нет же, ему словно интереснее было держать руку на пульсе в прямом смысле слова.
- Я соскучился, - просто ответил Лай, склонив голову к плечу. Их лица сейчас были просто неприлично близко, но призраку явно доставляла удовольствие эта близость; он рассматривал Эмиля внимательно, так, словно виделись они в последний раз, и Лай пытался запомнить всё до малейшей детали. Где-то в глубине аметистовых глаз затаилась невыразимая тоска, почти боль от того, что он не может проще, не может рассказать, а вынужден поступать так, как велит ему природа. На редкость мерзкая и отнюдь не склонная к гуманизму.

0

42

Угадал.
"Уж лучше бы не вспоминал" - пронеслось в голове, и Эмиль устало прикрыл глаза. Опция самовнушения в этот раз не сработала, наоборот, все было на редкость просто и до отвращения реально. Лежащая на его груди ладонь была теплой и живой, но это скорее сбивало с толку, нежели прибавляло понимания, потому что Эмиль уже убедился в том, кто перед ним.
- Увы, это не взаимно, - негромко сказал журналист и, глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, открыл глаза, встречаясь с взглядом с заинтересованными, невозможно близкими сейчас глазами. Парень разглядывал его с каким-то исследовательским интересом и почему именно от этого, а не от того, что на нем сейчас лежит явно не очень живой человек - а человек ли? - умеющий менять лица и светиться в темноте, ему стало немного не по себе.
Журналист усмехнулся и в свою очередь вперил взгляд в лицо своего визави. А что еще оставалось делать? Креститься и бормотать молитвы Эмиль никогда не умел.
- Вчера ты показался мне полегче и прозрачнее.

+2

43

- Не такой уж я и тяжёлый, - фыркнул призрак, поёрзав, устраиваясь удобнее и, кажется, слезать не собираясь. - Не прибедняйся. - Он лукаво улыбнулся, чуть щурясь. Определённо - что-то было в этом поединке взглядов, и Лай первый опустил глаза, прячась за пушистыми ресницами. Внимательный собеседник мог слишком много чего прочитать во взгляде такого, о чём призрак физически сказать не мог по определению.
- Да, скучать у тебя времени явно не было, - фыркнул призрак, увлечённо рассматривая какую-то невидимую точку на ключицах Эмиля. - Знакомства, общения - не до того, я понимаю. - Ладонь на груди скользнула чуть выше, бдительно прослушивая ритмичный стук.
Интересно, как долго он выдержит?

0

44

- Боюсь, я бы и в одиночестве по тебе не скучал, - ответил Эмиль, скользя взглядом по лицу своего неожиданного гостя. Симпатичный, можно сказать даже красивый. Черты лица правильные, если бы они еще не искажались какой-то ядовито-ехидной гримасой, были бы еще красивее. Почему-то сложилось впечатление, что это ехидство - приобретенное, раньше парнишка был не таким. Улыбка ему бы пошла больше.
Даже как-то не верится, что он мертв, но забывать об этом не стоит.
- Я думал, ты будешь являться по ночам, - сказал журналист, видя, что парень не сильно-то спешит сообщать ему о цели своего визита. - Работаешь сверхурочно?
Знакомства, общения - не до того... - повторил мысленно журналист и вздохнул.
Он следит? Или наобум сказал? В любом случае, так ко всему прочему до паранойи недалеко.

0

45

Лай вскинул бровь, глядя на "жертву" лукаво-иронично.
- То есть ты ждёшь меня исключительно ночью?.. Я поторопился?.. - в голосе была такая двусмысленность, что она, практически, превратилась в ясный текст, особенно сопровождаемая подобным выражением лица, - Ну прости, я не смог ждать дольше... - Если бы не какой-то абсолютно ненормальный, жадный блеск в глазах, сказанное сошло бы за романтичное признание.  Ловкие пальцы скользнули ещё выше и добрались до разреза рубашки Эмиля, теребя пуговку.
Кто бы мог подумать, насколько можно ненавидеть себя и свою природу в подобный момент. В душе призрака, как бы глупо это ни звучало, шла фактически невероятная борьба между добром и злом. Природа требовала энергии. Обычно это вторая по силе человеческая энергия - страх. Призраки подпитываются ею, но Лай не был обычным призраком. Благодаря острову, он мог контролировать свою тёмную сущность и не доводить до крайностей. С другой стороны, он бы просто изложил Эмилю, что от него требуется, и навсегда оставил бедного парня в покое - тот вон, уже без содрогания видеть Лаево лицо не может, хотя виделись они официально всего раз - последние десять минут. Находясь так близко от своей жертвы, от выбранного, единственного существа, которое имело для Лая важность в этот момент, очень сложно было удержаться и не взять под контроль привычные чувства жертвы. Хотя, конечно, находясь в таком положении, разумнее было бы воспользоваться несколько иными чувствами и энергией, кстати, по силе стоящих на первом месте.  Пуговка не выдержала и выскользнула из петельки, кончики пальцев коснулись кожи, добираясь до второй застёжки.

+1

46

Эмиль усмехнулся, продолжая разглядывать собеседника. Хотя, какой собеседник, когда от беседы сейчас ничего не зависит? Фразы, которыми они обмениваются, бессмысленны, позволяют заполнить лишь несколько нервозную тишину и "прицелиться" друг к другу. Главное сейчас отнюдь не слова - взгляды.
Эмиль всегда плохо читал по глазам. Нет, внимательности ему было не занимать, но вот практики не хватало - он не часто обращал внимание на взгляды, бросаемые в его сторону, хотя неприязнь и презрение, пусть и хорошо скрытые, все же научился замечать. А сейчас такой шанс попрактиковаться, хотя и несколько чревато.
Здесь было что-то другое. Интерес? Вряд ли. Азарт? Возможно. Угроза? Пока нет.
- Боюсь, как бы поздно ты не пришел, ты бы все равно поторопился, - негромко ответил журналист, повышать голос не имело смысла - парень был слишком, просто неприлично близко. Случись бы подобное в годы его студенчества Эмиль бы обязательно смутился и от этого начал бы грубить.
За легкими движениями пальцев можно было не следить - француз все и так прекрасно чувствовал, и прикосновение загорелых пальцев к кожи ничем не отличались от любых других. Никакого обжигающего жара или леденящего кровь холода. Ничего. Обычное прикосновение живых с виду пальцев.
Журналист заинтересованно вскинул бровь. Интригующие манипуляции с рубашкой занимали его значительно меньше, нежели потемневшие непонятно от чего глаза парня, в которых мелькали такой голод и такая жадность, что Эмиль ненароком подумал, что ошибся с классификацией, и парень на самом деле вампир.
И что же дальше?
- Ты все еще не хочешь назвать мне свое имя? А то, знаешь ли, моя нравственность на такое не рассчитана - валяться на кровати с незнакомым парнем, да еще в такой многообещающей позе, - иронично добавил он, чувствуя, как теплые пальцы нацелились на вторую пуговицу.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-27 14:07:27)

+1

47

Имя..Это, пожалуй, было самое сложное. Имя. Лай мог назвать какое угодно имя, и даже своё собственное, но не ему.
Как только он выбрал Эмиля не просто, как жертву, а как медиума для общения - вступили в действие Правило и Запрет. Проще было ничего не говорить, нежели перечислять, что может и чего не может Лай в этот момент. Кисть чуть дрогнула, вторая пуговица расстегнулась, обнажая кожу, по которой изучающе пробежались самые кончики пальцев. Кожа была тёплая и, казалось, пахнет чем-то очень приятным и знакомым, хотя Лай не смог бы сказать, чем. Он опустил голову, втягивая носом запах и сдержал желание клацнуть клыками. Клыки он иногда себе материализовывал шутки ради, постояльцев попугать, на самом деле с ними было не очень удобно, однако, если ими клацнуть - то выглядело это внушительно.
- Всё бывает в первый раз, - голос выдал приглушённой хрипотцой, - и испытания для нравственности тоже. - Лай поднял голову, позволяя видеть всю бурю эмоций, охватившую его, когда он, наконец, понял, что именно его привлекает в этом запахе. Губы снова дрогнули, растягиваясь в улыбке.
- Можешь называть меня Нел. Будем знакомы, Эмиль д'Эстре. - Ладонь провела по груди, сдвигая ткань рубашки в сторону и чуть поглаживая кожу немного ниже левой ключицы. Да, место хорошее.

0

48

- Будем, - растянулся в ответной улыбке Эмиль, скользя внимательным взглядом по лицу парня. Правильные черты исказились под напором стольких чувств, что разобрать каждое по отдельности было невозможно. Только блеск в глазах стал уж совсем неестественным.
Смотреть снизу вверх было не слишком привычно, и это даже несколько раздражало, но журналист решил пока попридержать собственные эмоции. Тем более, что острой приправой к раздражению был какой-то ненормальный азарт.
Прикосновения теплых пальцев заставляли тело постоянно быть в напряжении и ждать какого-нибудь подвоха, хотя внешне Эмиль был совершенно спокоен - не дергался, не уворачивался и даже смотрел прямо, не забыв скептически изогнуть бровь. Не то, чтобы он опасался, что его новоявленный знакомый вцепиться ему в горло - хотя, судя по всему, от него всего можно ожидать - но до сегодняшнего дня от Эмиля еще не пытались чего-либо добиться такими намекающе-откровенными способами. Еще бы разобраться, что именно.
- Ну что ж, думаю, церемонию знакомства можно, наконец, считать оконченной, Нел. - Эмиль почти поборол желание сделать попытку сбросить с себя наглого посетителя - наверное, потому что знал, что она вряд ли увенчается успехом - но чтобы хоть как-то убедиться, что он еще живой под взглядом этих глаз непонятного цвета, он протянул руку, сняв с юноши форменную кепку, отчего светлые волосы еще сильнее растрепались по плечам. Не то, чтобы она сильно скрывала лицо, но жажда действий требовала хоть чего-то.
- Может, ты мне все-таки скажешь, что тебе от меня нужно? - вернулся к вопросу дня француз, хотя уже прекрасно знал, что он так и останется вопросом. Нел ловко уворачивался от прямых ответов, и Эмиль никак не мог понять: то ли не может, то ли не хочет.

+1

49

Не сказать, что ответная улыбка журналиста вышла сильно счастливой, но Лая и такая устроила. А вот следующее действие Эмиля даже заставило на миг опешить - не каждый день призрака пытались раздеть в первую же встречу. Облить святой водой, изгнать, завизжать до смерти... но раздевать?.. Пшеничная бровь невольно дёрнулась вверх, и Лай лукаво склонил голову к плечу. Правда, чёлка, упавшая на глаза почти сразу испортила всё впечатление - отрываться от Эмиля не хотелось, и Лай привычно сдул ее со лба, попытавшись сопроводить сие действие возмущённым взглядом. Наверняка, со стороны это выглядело забавно. Призрак тряхнул головой.
Он это специально!
Хотя Лаю и было интересно, чем продолжит столь многообещающе начатое Эмиль, но на сейчас у него были несколько иные планы. Пришлось обездвижить ловкие руки журналиста, ненавязчиво прижав их к постели за запястья мысленным усилием.
- Я думаю, мы с тобой сработаемся, - чуть кивнул призрак, сдвигая ткань рубашки ещё дальше, так, что лёгкий хлопок пополз с плеча, - Как ты считаешь?.. - Последовавший взгляд был быстрым, и почти тут же скользнул в сторону, прячась за ресницы. Несмотря на краткость контакта, стало предельно ясно - во взгляде была просьба. Почти умоляющая.
Скажи "да". Скажи. Мне нужно твоё согласие.

+1

50

- Ты еще смутись, и тогда я совсем растрогаюсь, - протянул Эмиль, заметив промелькнувшую растерянность на лице юноши. Однако, последовавшая за этим неподвижность рук заставила француза слегка нахмурится, но не растерять тем не менее привычной ироничной улыбки.
Мы и так умеем?
Чем дольше они так лежали, тем больше ситуация журналиста забавляла. Первоначальная растерянность исчезла, и даже сознание как-то даже смирилось с мыслью, кто сейчас перед ним. Ну во всяком случае, сейчас неожиданный (или все же ожидаемый, учитывая, сколько Эмиль о нем думал?) гость ничем не отличается от обычного человека, разве что внешность сменил. Но над этим практичный француз решил не слишком задумываться. Подумаешь, с кем не бывает.
- Как ты считаешь?..
Журналист едва не рассмеялся. Может, ему показалось? Нет, Нел просил. Не требовал, не угрожал. Он просил, или Эмиль - мать Тереза.
Нет, все конечно ясно, что призрак - вообще странно считать призраком вполне себе материального человека, но журналист ни на секунду не мог забыть об этом - не просто так пришел к нему. Он, Эмиль, зачем-то ему нужен, и если француз правильно понял его взгляд, то для начала нужно его добровольное согласие. Эта мысль заставила журналиста задумчиво закусить губу.
- А если я так не считаю? - издевательски сказал он, не отрывая взгляда от лица Нела в надежде разглядеть еще что-нибудь, что может прояснить ситуацию. - Я, знаешь ли, не привык подписываться на работу, о которой не имею никакого представления. Более того, я сейчас в отпуске, если что.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-09 17:20:08)

+1

51

Он издевается. Однозначно.. - Лай был невыдержанным существом. Он переходил от гнева к милости, от вспышек ярости к меланхолии почти мгновенно. И сейчас глаза его яростно сверкнули, а тёмная сущность чуть не вырвалась из-под контроля, исказив правильные черты хищной улыбкой. Усилием воли призрак вновь взял себя в руки, опуская взгляд и закусывая губу. Даже без согласия Эмиля, он мог сейчас намотать на запястье тугой поводок Страха, и, хочет того журналист или нет - он будет бояться. Это будет неосознанно, неконтролируемо, и оттого ещё более жутко. Он не сможет взять себя в руки и расслабиться, пока не поседеет или не схватит инфаркт...или пока Лаю не надоест эта игра. Тогда призрак получит много энергии, чистой, незамутнённой, которой надолго хватит...
Лай мотнул головой, загоняя эти мысли подальше. Эмиль ему нужен. Нужен для иного. А, значит, Лай будет просить.
- Боишься?.. - следующий взгляд уже был просто лукавым и чуть насмешливым; мягкие губы едва заметно изогнулись в улыбке. - И правильно. Не стоит браться за работу, когда ты в отпуске... - Слова прозвучали насмешливо, и по лицу Лая было предельно ясно - он в курсе того, как коротал Эмиль бессонную ночь, что он там строчил и куда отправлял. Тёплые пальцы продолжали изучать кожу на груди, то и дело забираясь под ткань к плечу, а иногда скользя вниз и словно бы прислушиваясь к сердцебиению.
- Но, может, ты пишешь иногда.. просто так?.. Для развлечения, например?.. Преследуя благотворительные цели?.. - непонятно было, спрашивал Лай, или настаивал - взгляд упорно прятался за сенью ресниц, выдавало только нервное движение - быстро облизать губы в ожидании реакции.

+1

52

Эмиль не смог сдержать дрожи, когда увидел, как исказилось лицо Нела. Это было... жутко. Правильные черты лица заострились, глаза потемнели, с жадностью впиваясь в журналиста яростным взглядом, а дыхание сорвалось с губ несколькими рваными вдохами. Иррациональный темный страх мазнул сознание. Нел напомнил, кто он, и француз закусил губу. Нелегко обуздать собственный скептицизм даже сейчас, когда речь идет, по большому счету, о его жизни. Эмиль никогда не был большим героем, просто научился относиться к собственным страхам иронически и практически не замечать их, но сейчас по-настоящему испугался.
Сердце заколотилось быстрее. Это... существо было сильнее его и пора бы вспомнить, что такое осторожность.
- Увы, бульварные романы на досуге не пишу, - вопреки сделанному выводу четко, но слишком тихо из-за еще не успокоившегося дыхания сказал он и, не справившись с собой, перевел взгляд на потолок. Но, казалось, что исказившееся лицо отпечаталось на сетчатке глаз, отчего к нервировавшему его чувству беспомощности добавилось раздражение, которое стало даже перехлестывать страх.
- Короче! - скорее прорычал, чем сказал Эмиль, снова вперивая взгляд в визави, лицо которого уже приняло прежнее вполне мирное выражение, только взгляд никак не удавалось поймать.
Эмиль вздохнул, окончательно загоняя остатки всколыхнувшегося было страха назад, в глубину сознания. Ясно, что парень либо не хочет, либо не может сказать ему, что от него требуется, однако его, Эмиля, согласие, видимо, принципиально необходимо. Может ли он отказаться? теоретически, да. Но вот после того, что он увидел, желание сказать нет и дальше издеваться как-то поубавилось.
- Ты же и так все знаешь, зачем спрашиваешь? - Эмиль пожалел, что не может сейчас двигать руками, чтобы заставить парня смотреть на себя - плевать, что его лицо снова может превратиться в страшную маску - или хотя бы убрать челку с глаз, удачно скрывающую то, о чем Нел так упорно молчит. - Тебе же нужна моя помощь? - прозвучало это, однако, отнюдь не миролюбиво, а скорее обреченно.
Пора уже с этим что-то делать.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-09 21:54:41)

+1

53

Внезапно Лай отпустил все иллюзии, давая журналисту почти полную свободу. Тот, в конечном итоге это заслужил, а сегодняшняя шутка чуть не зашла слишком далеко. Выдохнув, Лай почувствовал, что как-то внезапно силы оставили его - нельзя быть в таком напряжении, а он все время это забывает. Он такой, как говорит Этсу, шутя: "полупидор-полубес", вроде как всемогущий до одури, но при этом сама его суть настолько хрупкая, что малейшее потрясение может в буквальном смысле пустить его по ветру. Тяжело осознавать свою уязвимость, свою зависимость и ограниченность. Особенно тяжело с зависимостью. Лай выдохнул, снова собирая мысли в кучу, а себя в руки, и лукаво глянул в карие, сейчас очень тёмные глаза.
- А я так надеялся стать героем такого романа. Безответно влюблённым в автора, но обречённым в итоге на страшную смерть... - Шутил ли? Непонятно. Шутливые нотки исчезли в тот же миг, как Нел снова отвёл взгляд в сторону, а голос стал тихим, едва различимым:
- Некоторые вещи должны быть произнесены вслух.
Не я устанавливал правила, не мне нарушать.

+1

54

Неожиданно Эмиль почувствовал, что может шевелить руками. Однако, вместо того, чтобы спихнуть с себя наглого посетителя, как он того хотел вот уже пятнадцать минут, француз только тихо вздохнул и снова посмотрел на Нела, на этот раз без всякого вызова. Злость и раздражение улеглись так же быстро, как и появились, осталось только некоторая усталость от неполного понимания происходящего.
Да, все таки не может, а не не хочет.
Ну да вообще-то логично, если бы Нел мог, уже давно бы все рассказал и отстал. Ну, наверное, отстал.
Тебя убили... - неожиданно всплыл в памяти кусок ночного разговора. Надо же, Эмиль уже и позабыл, что именно этот человек (человек?) приходил к нему сегодня ночью в полупрозрачном состоянии. Об этом даже как-то трудно помнить, когда это самое полупрозрачное состояние сменилось вполне себе осязаемой материальностью, которая мало того, что вольготно на нем расположилась, так еще и пугает до полусмерти.
Журналист в который раз внимательно вгляделся в лицо собеседника. Если и правда мертв, жаль - такой молодой, жить да жить. Неужто помешал кому?
- Хорошо, - голос немного охрип, и Эмиль сам удивился, как глухо он звучит. К чему относилось это "хорошо" было не очень понятно, но журналист таким образом дал себе время подумать и сам был в некотором шоке от того, что собрался говорить - ох, не так он представлял свой отпуск, совсем не так... - Я должен найти того, кто тебя убил?

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-10 14:41:29)

+1

55

Никому ты ничего не должен, парень. Особенно мне, - горько подумалось Нелу, пока пальцы продолжали выводить замысловатый узор на Эмилевой груди, слева, чуть пониже ключицы. Когда потоки энергии, наконец, были пойманы и направлены в нужном порядке, Нел склонился совсем низко, касаясь кожи дыханием, словно стараясь отогреть, хотя на деле, наверное, Эмилю сейчас стало не в пример холоднее.
Будем считать, что ты согласен, мой кареглазый друг. Иначе сейчас меня не станет с тобою рядом.
Наверное, Эмиль и правда был согласен на общение - волей, или неволей, и, хоть он и не произнёс формулу вслух, но, тем не менее, Лайонела не испепелило на месте и не развеяло, а это внушало оптимизм.
Финальное прикосновение, и на груди расцвел цветок камелии, сияющий, радужный, наполненный энергией.
Печать.
Мой.
Призрачная метка, говорящая любой потусторонней сущности, встреченной Эмилем на жизненном пути: этот человек избран медиумом, и любой посягнувший на него будет иметь дело с сильным духом, способным на очень, очень нехорошие поступки.
Сверкнув последний раз, цветок исчез, оставив лишь лёгкое тепло на коже, пришедшее на смену холоду.
Вот так вот.
- ...Отомстить, и выкопать припрятанные сокровища, - Нел звонко рассмеялся, запрокидывая голову. На эту тему он говорить мог - ведь она была так далеко от истины, - А потом написать книгу о своих приключениях, чтобы люди узнали правду.. - На последних словах Нел побледнел, чувствуя, как Запрет сжал ледяными пальцами горло: а вот это близко, слишком близко.

+1

56

Колючий холод обжег кожу так внезапно, что дыхание вмиг перехватило. Эмиль прикрыл глаза, не желая смотреть, что там с ним делают, и, несмотря на то, что в принципе мог двигаться совершенно свободно, мысль о том, чтобы сбросить, наконец, Нела, его светлую голову не посетила, и он только сильнее сомкнул ресницы. Ничего особенно он не ощутил, просто словно кубик льда приложили к коже, но все равно было не очень приятно. И только после того, как холод исчез, запоздалая мысль о том, на что он согласился, наконец, промелькнула в слегка замутненном от калейдоскопа событий сознании.
- Я же сказал, романист из меня никакой, - слабо улыбнулся Эмиль в ответ на заразительный звонкий смех Нела. Раздумывать о том, что теперь ему никуда не деться, он перестал уже на второй секунде, а сожалеть и вообще не собирался. В конце концов, он сам согласился, хотя сам толком не мог понять почему - по большому счету можно было еще посопротивляться.
Смех вдруг оборвался, и юноша так побледнел, что Эмиль испугался бы, как бы он не потерял сознание, если бы не знал, что он уже мертв. Хотя, кто знает, что еще могут делать мертвые?
- Эй! Что с тобой?

+1

57

Изумлённо хлопнув ресницами, Нел аж в себя пришёл, так удивился. А потом улыбнулся - просто и тепло, и внезапно потёрся носом о щёку Эмиля, жмурясь и вдыхая аромат кожи.
- Забавный ты. Тебе бы бояться надо, визжать там и по стенкам бегать.. - негромко пробормотал Нел, устраиваясь удобнее, и укладывая голову на плечо Эмиля, щекоча дыханием шею. - Ты меня удивляешь уже второй раз, а для меня это очень много. Того и гляди совершу благородный жест и оставлю тебя в покое.. хочешь?.. - голос становился всё тише, переходя в хрипловатый шёпот.
- Когда-то побережье было красивым, песчаным, - слова давались с трудом, те, что были близко от темы, - Много людей приезжало. Давно. Ты знаешь, когда. Многие до сих пор не знают.. - сбился, - Это было волшебное место, дикий уголок природы, никого. Потом отстроили отель, позже... не открыли. А знаешь, есть кое-что.. не сокровище, но, я думаю, тебе бы понравилось. Если захочешь, я тебе покажу.. потом, когда-нибудь. Ты ведь можешь меня теперь позвать, в любое время. Я приду. Если захочешь.. - голос стал совсем тихим, едва различимым. - Не захочешь ведь...
А я мог бы столько всего рассказать.. и показать.. и даже материал для работы тебе насмотреть - ты даже не представляешь, насколько круто иметь собственные глаза и уши в любом уголке отеля.

+2

58

Хочу ли я?
Эмиль усмехнулся, покосившись на устраивающегося на нем парня - Нел был похож на большого кота, совершенно невозмутимо лежащем на любимом хозяине. Да, точно кот. Они почему-то всегда сами приходили к Эмилю.
- Поздновато ты задал мне этот вопрос, - недовольно сдул настойчиво лезущую в лицо светлую прядь журналист. - Что-то мне подсказывает, что у тебя уже вряд ли получится оставить меня в покое. - Что Нел с ним сделал француз даже не представлял, но отчетливо помнил прикоснувшийся к коже обжигающе-колючий холод, сейчас пульсирующий мягким теплом. Не то, чтобы мир после этого перевернулся или на Эмиля снизошло озарение, что что-то неуловимо поменялось - в ощущениях, чувствах, взглядах, даже в самом воздухе, но что именно, не разобрать.
С немалым удобством расположившийся на нем парень говорил глухо, шепча куда-то в шею, и Эмиль прикрыл глаза, прислушиваясь и запоминая. Почему-то пропустить что-то из сбивчивого бормотания казалось чем-то неправильным.
Ты ведь можешь меня теперь позвать, в любое время. Я приду. Если захочешь..
А захочу ли? Уверенности в этом и близко не было, зато была почти стопроцентная уверенность в обратном.
Хоть основные правила игры журналист понял и принял, он все равно до конца не понимал, что теперь делать? Что теперь делать с этим свалившимся из ниоткуда призраком с такими теплыми пальцами, с его насмешками, взглядом непонятного цвета и мягким теплом, все еще оставшемся на груди? Что теперь с этим делать?
Журналист слегка дернул головой, почти силком отгоняя эти несвойственные ему философские мысли, и усмехнулся, скорее по привычке, чем из обычной вредности:
- Я уже понял, что сценарий я уже нещадно запорол, но ты так и будешь на мне лежать?

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-12 11:16:01)

+2

59

И он продолжает издеваться, ну что за смертный!..  Нел затаённо вздохнул - сам таким был. Реалистом, скептиком-насмешником, не верящим ни во что, кроме собственных сил. Давно. Жизнь назад.
Он поёрзал, устраиваясь удобнее, подумал, что, будь он вампиром, сейчас был бы идеальный случай вцепиться в мягкий изгиб шеи клыками, нанося небольшие ранки, к которым так сладко прижиматься губами, делая вид, что пьёшь кровь...
Пришлось даже зажмуриться, чтобы отогнать настойчивые видения, лезущие в голову.
Нел улыбнулся. Этот странный парень его раздражал до одури, но одновременно было в нём что-то.. Никого из смертных призрак не приближал к себе настолько, и это было удивительно и ново, и нельзя сказать, что совсем уж неприятно.
Скорее, даже наоборот.
Прикрыв глаза, Нел слушал биение сердца, всё ещё немного ускоренное, но это, видимо, ненадолго. Всё-таки, ему попался поразительно хладнокровный оппонент.
Мир вокруг внезапно дрогнул, как видение, становясь иллюзорным, прозрачным.. и растворился, открывая огромное небо, чёрное, усыпанное мириадами звёзд. Вокруг было одно сплошное небо, а вместо кровати - густая трава, мягкая, прохладная. Одуряюще пахнуло разнотравьем, ночной ветерок принёс откуда-то запах реки и тумана... И небо величественным куполом замерло над головами. В такт биению сердца то и дело срывались с зенита звёзды, расчерчивая ночь причудливыми полосами, то по одной, то сразу горстями, словно кто-то невиданно щедрый разбрасывал сверху пригоршнями алмазы и серебро...

Вот, что бывает, если отпустить бесконтрольно чувства, растворяясь в ритме чужого сердца.

"Мне вполне уютно" - подумал Нел, зная, что Эмиль сейчас слышит его мысли, - "Но если твоя нравственность совсем уж страдает, я могу встать."  -Он чуть улыбнулся, ловя каштановую прядь и чуть накручивая ее на палец.

+2

60

Эмиль улыбался. Спокойно, светло и даже без ехидства... почти. И захотелось сразу задать совершенно дурацкий вопрос "А как ты это сделал?", как в детстве, но журналист, естественно, сдержался, только все равно не смог удержать тихого вздоха. Обычно красоты природы его не трогали, но разве сейчас "обычно"? Краем сознания он прекрасно понимал, что все это ненастоящее, и убедился в этом, когда в его голове зазвучал насмешливый голос. На этом все благодушные настроения закончились, и Эмиль привычно поднял бровь.
"Какое великое одолжение с твоей стороны!" - как можно громче подумал Эмиль, превращая улыбку в обычную усмешку. - "Ты и так покалечил мою и без того хромую нравственность - я давно не начинал знакомство сразу в постели."
Было как-то странно спокойно. Хотя как может быть спокойно рядом с существом явно не с этого света, напугавшем тебя почти до инфаркта? Все события этого утра (дня? ночи? Эмиль уже и не помнил толком, как долго находится на этом острове) были как-то отвратительно реальны, и от этого даже внутренний голос, любимой фразой которого было "Этого не может быть!", как-то примолк. Наверняка на время, но журналист был уверен, что все это уже не сможет списать на кошмарный сон. Слишком уж настоящим кажется небо над головой и дыхание на шее.

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 3-й этаж » Номер 321. Эмиль д'Эстре