"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 3-й этаж » Номер 321. Эмиль д'Эстре


Номер 321. Эмиль д'Эстре

Сообщений 1 страница 30 из 95

1

http://designcapital.ru/im/visualization/078_8.jpg
Просторный светлый номер без вычурной роскоши и искусственного лоска. Ничего лишнего.
Что ж, администратор угадал.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-03-22 23:47:44)

0

2

Эмиль тихо повернул ключ в двери и небрежно бросил пиджак на спинку кресла. Вот теперь перелет сказывался как никогда: голова раскалывалась, а глаза просто слипались. Хотелось прямо сейчас растянуться на кровати и расслабленно закрыть глаза, чтобы, наконец, провалиться в долгожданный сон. Однако Эмиль заставил себя распаковать вещи, разложив все в одному ему понятном порядке, искупаться, а уж потом нырнуть под легкое одеяло, блаженно потягиваясь.
Да, день определенно удался. Если так же удастся и ночь, то я, пожалуй, подумаю над тем, чтобы слушать свое начальство почаще.

0

3

Прошло, наверное, часа два - в окно уже вовсю светила луна - когда по лунной дорожке легко и непринуждённо Лай зашёл в комнату журналиста. Призрак улыбнулся, покачиваясь с пятки на носок в позе старшеклассницы - заложив руки за спину и рассматривая спящего Эмиля.
Так вот ты какой, северный олень...
Прежде, чем подступиться к журналисту, призрак легко, невесомо обошёл комнату, рассматривая пиджак на стуле и разложенные вещи.
Однако. Если бы не это, решил бы, что передо мной педант. Впрочем, если это настоящий журналист, то профессиональная дотошность отныне не даст ему спать спокойно.

Лай развернулся и подошёл к кровати. Не в его силах было заглянуть в сновиденния журналиста, но в его силах было навеять ему кое-что новое.
Начнём..хмм, начнём с лета, 1990-го года..

Неощутимо небольшие ладошки коснулись висков молодого человека.

....Лето, пляж..Жарко. Девушки в купальниках. Палатка под скалой - сам себе хозяин, уютно. Шум воды, ночь.
Картина меняется.
Запястья скованы наручниками, ноги связаны, во рту кляп. Сложно дышать. Грохот, со всех сторон наваливается что-то тяжелое, писк в ушах и темнота.

Отредактировано Лайонел Штефен (2010-03-24 22:13:48)

+1

4

Эмиль никогда не жаловался на бессонницу. И не потому, что у него была чиста совесть и уплачены налоги, а просто потому, что сон был залогом того, что он будет в более-менее хорошем настроении. Если француз долго не спал, это становилось катастрофой для окружающих.
Плотный густой сон, окутав сознание, едва он коснулся головой подушки, казалось, слегка истончился, но не порвался. Глубокая чернота, затянувшая журналиста своим спокойствием, вдруг исчезла, вернув ему ощущения, восприятие и, что было с неудовольствием отмечено Эмилем, способность мыслить. Так бывает, когда ты спишь и понимаешь, что спишь, индифферентно наблюдая за какими-то фантастическими событиями и удивляясь своей извращенной фантазии и сознанию.
Ощущение покоя и безмятежности разом исчезли, сменившись горькой тревогой и привкусом страха, отчего Эмиль беспокойно заворочался на кровати.
Работать надо меньше - беспокойно пронеслось в сонном сознании, когда под закрытыми веками отчетливо отпечатались узкие запястья в наручниках.
Дышать становится трудно, а ладони как-то беспомощно сжимаю прохладную ткань простыни. Руки в наручниках повторяют этот жест.
Теперь уже Эмиль с усилием пытается выбраться из липкой, грязной дремы, но сон водоворотом затягивает его, не отпуская из своих объятий.

+1

5

Ладони скользили по лицу журналиста почти ласково, прохладные пальцы легко коснулись покрытого испариной лба. На миг что-то в сердце Лая дронуло: не каждый может вынести такое и не проснуться, подскочив на постели с воплем.
Я в нём не ошибся.
Следовало вознаградить сильного парня.

Картина снова меняется, словно складываясь из обрывочных кусков: пляж, солнце. Ощущение удивительного покоя.
У воды спиной стоит невысокий парнишка, светлые волосы отросли почти до плеч, мокрые пряди прилипли к спине и плечам - он только что плыл. Парнишка оборачивается. Рот залеплен широким скотчем, руки скованы. Удивительные, почти сиреневые глаза сейчас расширены от страха, по щекам пробегают мокрые дорожки, наверняка солёные, но это не морская вода. На плече татуировка - цветок камелии.
Что-то пишет пальцами на песке, упав на колени.
Надо подойти ближе, но что-то не пускает. Не видно. Глаза в глаза, взгляд иполнен панического страха.
Здание отеля, смеющиеся пары. Шампанское. Празднуется открытие.
Запах соли на коже.
Брызги на щеках.
Спокойствие.

Наверное, хватит на сегодня. А то ещё спакует чемоданы и завтра же свалит.
Лай немного горько улыбнулся - благо, никто этого не видел и осторожно отнял ладони от лица молодого человека. Не следовало задерживаться здесь дольше, чем положено... Нельзя. Уходить. Вот прямо сейчас.
Это же не сложно.

0

6

Эмиль хмурится, но веки словно наливаются свинцом и совершенно не хотят подниматься. Дыхание прерывисто срывается с сухих губ.
От пестрого калейдоскопа картинок в висках словно сжимаются мехи, раздувающие какой-то иррациональный страх.
Раскаленным железом в мозгу отпечатывается цветок камелии на загорелом плече и глаза, цвет которых не разобрать из-за закрывающих радужку расширенных зрачков.
Липкий страх на пальцах. Крик, застрявший в горле. Холод наручников на запястьях.
До одури хочется проснуться, но сон продолжается, и, словно бы умоляя о том, чтобы его досмотрели, дарует вдруг безмятежный покой, пенящийся шампанским в бокалах.
Все. Кулаки разжимаются, отпуская смятые простыни. Темнота сгущается, остужая сознание и взвинченные нервы, оставляя только цветок камелии на загорелом плече.

+1

7

Лай все так же стоит у постели, рассматривая спящего. Удивительное дело. Дыхание выровнялось, руки разжались - да, вторжение в сон не всегда приятно, прости, но так быстро прийти в себя и при этом не проснуться!..
Какой сильный.. Он всё забудет, - вдруг с тоской подумалось Лайонелу, когда он рассматривал подрагивающие ресницы и чуть приоткрытые губы.
Такие не верят кошмарам. Он проснётся и все забудет.
Отчаяние подкатило, с силой сдавливая горло, отчаяние и страх, паника!
Это повторялось каждую ночь в одно и то же время, и за столько лет Лай так и не научился справляться с приступом.
Не так-то легко снова и снова умирать под обвалом, не в силах даже позвать на помощь.

Лай качнул головой, отходя к окну и глядя на луну. Горло сдавливал страх.
Пришлось сцепить зубы, чтобы не завопить, и злая улыбка искривила красивый контур губ.
Ничего.
Я заставлю его поверить.

Не оглядывася на спящего, Лай прикрыл глаза, растворяясь в лунном свете.
Он любил красиво уходить.

0

8

Эмиль резко распахнул глаза, с трудом различая очертания мебели, и дело было отнюдь не в темной тропической ночи. Перед глазами все расплывалось, а веки все норовили снова закрыться и утянуть в темные глубины сна, но Эмиль рывком сел на кровати, препятствуя этому. Он не помнил, что ему снилось, но что-то неприятное, холодное словно прилипло к все еще сонному сознанию и горчило на кончике языка. От таких мерзких снов, которых не помнишь, нельзя проснуться отдохнувшим, голова кажется свинцовой, в горле почему-то пересохло, а руки, привычно потянувшиеся к пачке сигарет, слегка дрожали.
Да что такое?..
Эмиль нахмурился и, накинув на плечи халат, вышел на балкон, закуривая сигарету. Табачный дым, привычно наполнив легкие, успокаивал, взгляд сфокусировался, но неприятный осадок остался. Что же ему снилось, что он не может прийти в себя?
Прохладный ветер остудил разгоряченное лицо, унеся с собой остатки сна. Француз хмыкнул и затушил сигарету. Не хватало еще переживать из-за всяких эфемерных ощущений. Тем более, раз уж сегодня у него бессонница, то можно заняться полезным делом. Подредактировать статью, например, которую он обещал выслать редактору утром.

0

9

Статья была благополучно дописана, и Эмиль с удовольствием потянулся на стуле. Глаза немного болели, несмотря на очки, и журналист с абсолютно чистой совестью закрыл ноутбук. Завтра редактор ее получит - вернее уже получил - и очередные хлесткие строки в адрес правоохранительных органов, не способных защитить своих граждан будут напечатаны на пятой странице.
До утра было еще ой как далеко, и Эмиль решил все-таки улечься спать. В конце концов, бессонницу он не любил так же, как клюкву в сахаре, то есть совершенно не переносил. Выкурив последнюю перед сном сигарету - чтобы всякая беспокойная чепуха не снилась - и нырнул под легкое одеяло. Через несколько мгновений спокойный тихий сон без сновидений плотно окутал сознание.

0

10

Прошло несколько часов с тех пор, как Лай побывал тут, однако картина мало изменилась - журналист бессовестно сопел, вместо того, чтобы строчить статью об ужасах отеля. Призрак бы скрипнул зубами с досады, однако сейчас он не обладал материальной формой, и иллюзию звука создать тоже не мог. Даже говорить не мог, блин. Так бы подкрался к спящему, и заорал в ухо "Пожар!! Горим!!".. ещё неплохо водой окатить...
Лай так размечтался, что даже настроение улучшилось.
Спустившись по лунному свету, призрак умостился на подоконнике, посматривая на открывающийся вид. Как бы банально ни звучало, но лунный свет и правда помогал, подпитывал. Хоть сейчас и проходил полупрозрачного призрака насквозь, зато позволил тому сидеть на подоконнике, и даже болтать ногой. Вторую ногу Лай подогнул, устраивая подбородок на колено, и тоскливо вздохнул.

+1

11

Эмиль проснулся от настойчивого ощущения, что на него кто-то смотрит. Кому он был нужен на богом забытом острове да еще посреди ночи осталось неизвестным, но ощущение было навязчивым и начисто лишило остатков сна. Впрочем, Эмиль не мог пожаловаться на усталость, ибо успел выспаться и чувствовал себя вполне отдохнувшим, мимоходом удивившись, что еще не наступило утро. Видимо, с перелета он так устал, что лег намного раньше обычно. Неудивительно, что он проснулся в такую рань - и не рань даже, а глубокой ночью - ведь обычно в это время он только ложился.
Рука привычно потянулась к лежащей на тумбочке пачке сигарет - дурацкая привычка требовала свое. Защелкала вспышками зажигалка, опалив кончик сигареты, и привычный дым заполнил легкие. Эмиль повернулся к окну - крупные жемчужины звезд, казалось бы таких близких, поразили даже его далекую от восторгов природой душу. Впрочем, думал он о чем-то своем, пока не заметил, что на подоконнике лунный свет словно бы задерживается, омывая сидящую невысокую фигуру.
Француз потянулся за очками, но уже внутренне напрягся - его что, уже успели найти? Хотя с чего бы тогда кому-то тут сидеть в страдальческой позе?
Поздравляю. Либо у тебя бред, либо все равно бред - пронеслось в его голове, когда он заметил, что сквозь человеческую фигуру на подоконнике видно звезды.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-03-30 01:00:07)

+1

12

Хотя Лай и не особо пялился на спящего - он уже притерпелся к мысли, что журналиста разбудят только орущие над ухом фанфары, и то, провозглашающие приняте его в мировые императоры, как последний зашевелился сам.
Надо же. Какая интуиция. Вот тут бы и застонать ужасно, затрясти цепями...
Лай опустил взгляд на запястья, скованные наручниками и подёргал цепь. Крепкая. Он слишком мало пробыл на побережье.
Всё это - беззвучно, в тишине тропической ночи, такой, что, кажется, даже лунный свет льётся с тихим шорохом...

0

13

Вот что значит многолетняя привычка! Организм настойчиво требовал положенную долю никотина и всякие душевные и психические переживания были ему нипочем. А поскольку в рту сигаретная горечь чувствовалась вполне отчетливо, Эмиль решил не заниматься самовнушением на тему "этосонэтосонэтосон...", а повнимательнее приглядеться к... этому. Это было явно человекообразно и явно не собиралось кидаться с воплями. Виден был лишь контур тела, но черты лица расплывались в лунном свете, не давая себя разглядеть.
Взгляд скользнул вниз, а резкое чувство дежа вю ударило поддых - запястья в наручниках! Где и когда Эмиль мог это видеть, он не знал, но был абсолютно точно уверен, что те преступники, на которых так или иначе он видел наручники, никакого отношения в этому не имели.
Француз затушил сигарет и подошел на два шага ближе к подоконнику. Страшно не было - то ли из-за того, что сознание все же было уверено, что это сон, то ли из-за видимого спокойствия этого... кхм, этого, то ли просто из-за прагматического склада ума, но паника и страх не накрыли журналиста с головой, как любят писать фантасты.
- Кто ты? - тихо прошептал Эмиль, чувствуя себя глупее некуда. Еще бы, спрашивать у облачка тумана, кто оно - верх оригинальности, но отрицать, что его нет, не мог даже реалист Эмиль.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-03-30 02:22:35)

+2

14

Даже если б Лай мог говорить, сейчас он бы онемел однозначно. Не веря своему восприятию, Лай повернулся, уставившись на журналиста в упор. Первая мысль была довольно глупой, и в то же время радостной: "Он меня видит?!", вторая - испуганной "А он вообще мне?.."
Он иногда заглядывал в окна, и там, где его не встречали визгом, предпочитали вообще не замечать. Мало ли какие причуды образует лунный свет и какие-нибудь тропические испарения?.. Но здесь, сейчас... этот рационалист и циник, кажется, вмиг растерял своё остроязычие.
Призрак развернулся всем телом, внимательно следя за журналистом.
"Ну надо же, какая досада. Он наверняка решит, что это продолжение сна, который он завтра забудет.. Что ж.."
Лай чуть повернулся, поднимая скованные руки и медленно выводя на стекле "SOS". Разумеется, никаких следов не оставалось, и надеяться, что журналист разберёт эти движения конечно, тоже было бессмысленно. Но, может, он вспомнит кое-что из сна?.. Лай спрыгнул с подоконника и шагнул было к Эмилю, но, выйдя из полосы лунного света - исчез. Быстро шагнул назад, тоскливо глядя на журналиста.
"Не бойся."
Сумасшедшая, глупая надежда сейчас разрывала его изнутри, он пытался поймать взгляд Эмиля, жадно, отчаянно.

+1

15

Эмиль окончательно распрощался со спасительной мыслью, что это все сон, когда это полупрозрачное нечто стало делать какие-то волнообразные движения руками. Журналист скептически поднял бровь, глядя на стекло, на котором, по идее, должны были остаться следы. Отсюда он сделал вывод, что оно а) бесплотное; б) немое, ибо только немой или невежливый субъект оставит возможность представиться без внимания. Почему-то журналист склонялся к первому.
Эмиль усмехнулся и сделал шаг назад, садясь в кресло и доставая очередную сигарету. Наверное, что-то неправильное было в его восприятии ситуации. Перед ним сидел туманообразный призрак, которого самого даже толком не разглядеть (или, может, это все-таки бред?), а он даже не знает как реагировать. Сейчас он попросит отомстить обидчикам или пантомимой покажет место, где при жизни закопал сокровища, завещая их бездомным детям... Эмиль хмыкнул и снова поднес сигарету ко рту. Иногда ему казалось, что сарказм пропитал не только его слова, но и мысли.
Да еще эти запястья в наручниках, тонкие, юношеские... Где он мог их видеть?
- Ты меня понимаешь? - очередной умный вопрос, но пока ничего другого странно равнодушное сознание не выдало. Если он сейчас не начнет язвить - это будет удивительно.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-03-30 21:26:05)

+1

16

Все душеспасительные идеи, вкупе с мыслью о самоспасении как-то сразу вымелись из головы, когда журналист захмыкал, расселся в кресле, дымя сигаретой, так, словно собрался смотреть спектакль.
Если и дальше так пойдёт, надо будет или просить у Шая успокоительного, или я прикопаю писаку под первой попавшейся пальмой.
Лай вздёрнул было бровь, но потом понял, что мимика тут не поможет. От речи тоже толку мало - он уже убедился, что даже в самой лучшей форме может говорить о чём угодно, только не о наболевшем.
Призрак тоскливо вздохнул, утвердительно кивнув. В конце концов, он сам сюда пришёл. Придётся на время попытаться хоть как-то смирить вспыльчивый характер и ядовитую натуру. То, что парень не рухнул в обморок и не начал метаться по номеру, уже говорило в его пользу. Впрочем, Лай больше склонялся к мысли, что рациональный мозг данного субъекта сейчас выдумывает тысячу пояснений данному "феномену", только бы не поверить в очевидное... А сам субьект просто в шоке, хоть сам этого и не осознаёт. Интересно, чем всё это кончится?.. Призрак невольно обхватил себя ладонями за плечи. Глупо, но иногда ему было холодно.

0

17

Ну вот что с ним делать? Перед Эмилем встала сложная практическая задача, ибо опыта общения с призраками он не имел, фантастику не читал, предпочитая приземленные детективы, и экзорцистом тоже не был.
Эмиль пытался рассуждать логически, но мозг все равно генерировал непрерывный сигнал о том, что подобная иррациональная ситуация не заслуживает даже малейшей толики внимания, но природная педантичность требовала свое - разобраться в том, что непонятно.
На секунду журналист малодушно решил плюнуть на все и лечь спать, и тот факт, что он уже выспался, его совершенно не волновал. Однако, эту довольно заманчивую идею пришлось отбросить, потому в таком состоянии он не уснет.
Взгляд то и дело опускался в слабо очерченным рукам, перехваченным темными полупрозрачными наручниками, и раздражение от того, что он не может вспомнить, где видел то же самое, стало потихоньку накатывать.
- Что тебе нужно? - не слишком вежливо поинтересовался он. Нет, он, конечно, уже понял, что призрак вряд ли что скажет, но телепатом он не был, а играть в гляделки он не собирался.
Никогда в жизни Эмиль еще так не хотел был психически нездоровым. Психам такое не в новинку.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-03-30 23:01:44)

0

18

"Любви, ласки, и немного покушать, блин!"
Если бы взгляды умели испепелять, Лай бы сейчас с успехом не только изничтожил журналиста, но и прожёг в стене приличную дырку.
Ну если привидение прилетело к тебе в окно и смотрит на тебя голодным взглядом, значит ему от тебя чего-то надо! Именно от тебя, тут семи пядей во лбу иметь не нужно. Если оно молчит, то явно не из вредности, и задавать подобные вопросы... Увольте.
Журналист точно в шоке, а потому и думалка отказала. Лай топнул ногой и обречённо качнул головой.
На самом деле он был растерян.
Он впервые показывался человеку в своём истинном облике. Он впервые приходил, как призрак, а не как Мастер Иллюзий с полными карманами разных шуточек. Бессильный, беспомощный сейчас, не имеющий возможности сказать и слова, он мог просто молча злиться, глядя в глаза Эмиля и мысленно внушая ему...
А что внушать?.. Бери лопату и иди копай?.. Бери ноутбук и садись пиши, а я нашепчу?.. Что?..
Лай злился, скорее, на себя.
Что должны делать приличные привидения, явившись смертному? Кроме ереси о том, что надо греметь кандалами и махать кровавой простынёй в голову ничего не лезло. Ну, и ещё какая-то дурость про зарытый клад, бездомных потомков и мести обидчикам...
Как пояснить, что тебе просто нужно подать весть родителям? Чтобы не ждали, и не искали? Как дать понять, что боль родных чувствуется каждый день, каждую минуту?..

Лай в раздражении прошёл по комнате, выйдя из полосы лунного света, но продолжая раздражённо светиться. О! Лаптоп!
Призрак склонился над машиной, но вовремя вспомнил, что вся техника реагирует на него не то, чтобы очень хорошо...
Вот засада.

+1

19

Ситуация начинала раздражать. Эмиль зло сощурил глаза, глядя на этого новоявленного призрака.
Поскольку сам журналист никого не убивал - хотя порой был очень близок к этому - вариант, что это человекообразное светящееся нечто пришло мстить и мстить лично ему, исключался. Ну или разве что оно свалилось в качестве расплаты за другие грехи.
Он и так понял, что ему что-то от него надо.
Ну так прежде чем приходить, научись хотя бы говорить!
Это, конечно, было глупо, но гадать уже надоело так же, как и смотреть на потрясающий звездопад сквозь дымчатое тело.
Эмиль поднапряг мозги, которые, к слову, были явно не в лучшем состоянии, и вспомнил все, что когда либо знал о привидениях, и в результате выдал еще один вопрос:
- Тебя убили?
Ну хоть что-то же должно умещаться в рамки логики. Если мертвому не лежится в могилке, значит, ему что-то мешает. Какие-нибудь незавершенные дела, безутешная вдова, оставшиеся сиротами дети... Ладно, про сирот, пожалуй, не в этом случае.
То ли призрак так удачно встал по направлению к лунному свету, то ли включил усиленную подсветку, но Эмиль смог разглядеть светлые волосы и черневший на плече цветок камелии.
Дежа вю снова ударило по глазам.
Наручники. Скотч. Татуировка.
- Тебя убили. - уже тише и даже без знакомых радраженных ноток и вопросительных интонаций.

+1

20

Лай мгновенно развернулся, впиваясь взглядом в лицо журналиста. Раздражение мгновенно схлынуло, вместо него пришло уважение к сильному характеру парня.
Я в нём не ошибся.
Медленно и отчётливо призрак кивнул, хотя надобности в этом уже не было.
Наверное, пора была уходить. Так он, того и гляди, измотает бедного парня до обморока. Для первого раза и так более, чем достаточно.
Лай уже привык не спешить - спешка ни к чему хорошему не приводила.
Кроме того, у всех призраков есть одна донельзя глупая особенность - там, где они появляются в своей природной форме, начинает медленно падать температура. Сначала незаметно, но потом уже слишком поздно, и, если не нервный срыв, то простуда случайному очевидцу обеспечена. Уморить журналиста Лай совершенно не хотел. Более того, он вдруг отчего-то проникся сочувствием к парню, которому и отдохнуть-то нормально не выходит - не издатели, так потусторонние силы измором возьмут - пиши!
Сочувствие было для Лая не характерно, и он с удивлением выяснил, что ничто человеческое, оказывается, ему до сих пор не чуждо. Удивляясь сам себе, и гордясь собственным гуманизмом, Лай неспешно направился к окну.
Интересно, он сможет уснуть?..

0

21

Ага, значит он попал в точку. И что теперь? Это знание ничем может помочь в ситуации, когда призрак ни словом, ни делом не может объяснить, что ему нужно.
Найти? Отомстить? Рассказать жалостливую историю?
Эмиль страдальчески вздохнул, с удивлением заметив сорвавшееся с губ белое облачко пара. А ведь прохладно стало, и он даже догадывается, кто в этом виноват.
На помощь потерявшимся призракам он не подписывался. Тем более таким нервно светящимся!
Теплое пламя зажигалки привычно опалило кончик сигареты, наполняя легкие горьким табачным дымом. Журналисту надо было подумать.
Убили, значит, да?
Эмиль не разбирался в здешней криминальной структуре, а она наверняка была - вряд ли этот остров был исключением из правил. Но кто этот юноша? Какой-нибудь сынок местных богачей, за которого просили выкуп? Или просто мешавший мафии каким либо образом человек? Или...
Ну вот за что ему это?
Эмиль раздраженно поднял глаза на незваного гостя, мимоходом передернув плечами от холода, и заметил, что призрак, видимо, решил уйти по-английски.
- А ну стой! - зачем он его окликнул, Эмиль не знал. Может, профессиональная привычка или природная педантичность. А может еще что-то.
Француз пружинисто поднялся и подошел к ноутбуку на столе.
- Как тебя зовут? - спросил он, открывая крышку и нашаривая ручку и хоть какой-то обрывок бумаги. Включать ноутбук он не рискнул - еще взорвется от шока. - Просто покажи мне буквы. Надеюсь, их ты хоть понимаешь?
Ну вот зачем я в это ввязываюсь?

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-03-31 01:27:41)

0

22

Ну ты бы ещё Таро раскинул, - иронично прищурился призрак, который от вопля журналиста сам чуть не поседел.
Хватит с тебя на сегодня. Замёрзнешь, простудишься, сляжешь.. Кто статью строчить будет? Достаточно того, что ты понял основное... И что это за намёки на незнание алфавита?!
Раздражение стало возвращаться, и Лай подумал, что давно у него не было столь насыщенного общения, даже когда он шатался по отелю в образе постояльца. Даром, что он сказать ничего не может.
Будь они неладны, эти долбаные правила.
Разумеется, журналист ничего не смыслил в призраковедении, иначе бы знал - призраки в общении со смертными на личные темы не могут изъясняться прямо. Словно что-то запечатывает губы, и или мычи, или думай, как изродить такой намёк, чтоб клиент понял.
Да, я сам от этого не в восторге, - говорил весь вид призрака. Но уж больно надо, 20 лет - это тебе не два пальца об асфальт.
Призрак развернулся, иронично глядя на ручку и бумагу.
Не могу я тебе имя сказать, Бонапарт  ты несчастный! - Лай отрицательно мотнул головой, но затем хлопнул себя по лбу - наверняка журналист решит, что это ответ на его последний вопрос!.. Вот, что значит излишняя болтливость в общении с потусторонними силами.
Кажется, этот спиритический сеанс измотал его даже больше, чем бодрого репортёра.
Что же делать?..
Лай развернулся, вмиг оказываясь у окна, где лунный свет был особенно силён. Медленно прижал палец к стеклу - от разницы температур побежала изморозь, правда, почти тут же пропадающая. Призрак оглянулся на Эмиля.
Ты смотришь? Мне, знаешь ли, в "Корову" с тобой играть не сияет. Так что довольствуйся тем, что есть...

0

23

Эмиль нервно усмехнулся. Надо же, какой необразованный призрак ему попался.
Холод уже ощутимо пробирался под одежду, и француз негодующе посмотрел на призрака, заметив сквозь него, что в лежащей на тумбочке пачке осталась последняя сигарета. Это открытие хорошего настроения ему не прибавило.
- Так, ладно. - Эмиль сделал глубокий вдох и спрятал руки в рукава халата. - Сказать ты не можешь, написать не можешь и даже показать тоже не можешь. - журналист скептически посмотрел на быстро растаявшую на стекле изморозь. - Предлагаешь взять у тебя отпечатки пальцев?
Чудесно! Видит небо, что он честно попытался помочь этому доморощенному Касперу, но ничего не вышло. Можно со спокойной совестью отправиться досыпать свое положенное время, тем более в комнате становилось все холоднее и холоднее и в голове как-то странно звенело.
Взгляд снова скользнул вниз, к темному рисунку камелии, и Эмиль с трудом подавил вызванные этим рисунком ассоциации - страх, паника, удушье, ни  с того ни с сего отчетливо пробежавшие реальными ощущениями в течение долгих нескольких секунд.
Жаль, я не вижу его лица. Было бы хоть что-то...
Француз и сам не заметил, как начал всерьез прикидывать варианты, как узнать имя загадочного светящегося гостя, но нарастающий гул в ушах и пробирающий до костей холод мешали сосредоточиться. Силы стремительно заканчивались, словно их выкачивали насосом, перед глазами заплясали мелкие звездочки.
Пожалуй, надо закругляться.
- Уходи... - хриплый шепот был абсолютно бесцветным, без малейшего намека на какие-либо эмоции.
Как он еще стоит и даже как-то осознает происходящее, Эмиль и сам не знает. Но это явно ненадолго.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-03-31 02:52:44)

0

24

Ну вот, дорасследовался. Нельзя так много, как бы тебе объяснить по-людски-то.
Лай внимательно посмотрел на журналиста и понял, что надо было линять, не слушая его увещеваний.
Вот так люди и сгорают на работе. А этот замёрзнет."Уходи". Тоже мне. А ну как не уйду. И останусь тут жить навсегда - будешь знать.
Отвернувшись, уже и не надеясь на то, что это хоть что-то решит, Лай прижал ладони к стеклу. Постоял секунду, и исчез, оставив на стекле быстро растворяющуюся надпись изморозью
"1990"

....
Учитывая жару на улице, ему бы не распахивать окно во всю ширь - сомлеет,
- думал призрак, перемещаясь на обвал у побережья, и со стоном устраивая заднцу на холодных камнях.
Можно было смело заявить - отныне он зациклен. И дело было не только в статье.

0

25

Эмиль не помнил, как добрался до кровати, но проснулся он именно там. Сказать, что голова болела - ничего не сказать. Казалось, она сейчас пойдет трещинками и осыпется мелкими кусочками на пол. Мелькнула мысль о том, когда же он умудрился так напиться, но память услужливо поставила в известность, что вчера он не выпил ни капли. Это радовало и огорчало одновременно, ибо причины такой жуткой головной боли совершенно не открывало.
Наверное, из-за перелета...
Желанный самообман успокаивал журналиста до тех пор, пока он не увидел раскрытый ноутбук и какую-то скомканную бумажку. Память, вместо того, чтобы покорно промолчать, безжалостно напомнила о ночном "спиритическом сеансе". Мелькнула мысль, что, возможно, он все-таки сошел с ума, как часто пророчил ему редактор, но разве сумасшедшие осознают себя так ясно? Увы, но Эмиль не имел подобного опыта и ответить на этот вопрос не мог.
Черт их разберет, этих психов, но я им завидую.
Сил почему-то катастрофически не хватало, но Эмиль все же заставил себя пойти в душ. Мимоходом он взглянул в окно, и снова нежелательное воспоминание: написанные изморозью, быстро тающие, цифры "1990". Француз тихо зарычал и прибавил шаг, надеясь, что на кафеле в ванной никакие призраки ничего ему не писали.
Прохладная вода головную боль не уняла, но заставило тело даже подать признаки жизни и двигаться. Настроение несколько улучшилось, но в сторону ненавистного окна француз старался не смотреть, дабы не впадать в самокопание.
Спускаясь в ресторан, Эмилю почти удалось убедить себя, что это все-таки шизофренический бред, который уже давно должен был проявиться, и даже слегка повеселеть. В принципе, об этом можно вообще не думать.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-20 16:21:14)

0

26

***************
Первое, что взял с собой Эмиль, это зажигалка. Полностью удостоверившись в ее работоспособности, он удовлетворенно вздохнул.
Переодевшись в более приличествующий случаю наряд, Эмиль поправил очки и тихо закрыл за собой дверь.
Ну что ж, посмотрим...

0

27

Тихо щелкнула входная дверь за спиной. Вернувшись с водопада и распрощавшись с Брендоном, Эмиль неспешно поднялся в свой номер. По дороге обратно они не разговаривали, видимо, сегодняшнее зрелище требовало тщательного обдумывания. Журналисту все не давал покоя рыжеволосый демон, но не столько потому, что он демон, а потому что он обмолвился о том призраке. Странно, но на фоне сегодняшних крылатых "телеведущих" мысль о ночном полупрозрачном госте уже не казалась такой шокирующей.
Журналист хмыкнул, вешая пиджак на вешалку. Это ж надо было ему так вляпаться. Тематику статей, что ли, поменять?
Впрочем, все это могло подождать. сходив в душ, журналист решил отложить эту проблему на потом, и взяв очередной детектив, устроился на кровати.
Через четверть часа утомленное сознание плавно ускользнуло в сон.

0

28

Прошло, казалось бы, совсем немного времени, когда щелкнул дверной замок, и в номер, пританцовывая, ввалился стройный молодой человек. Форма уборщика номеров сидела на нём так, словно парень снимался в порнофильме: даже голым он бы не выглядел так..непристойно и сексуально. В руке его была длинная метёлка для пыли - какой обычно обмахивают углы потолков, дабы предупредить скопления там пыли и нежелательных визитёров, типа пауков. На первый взгляд она была очень похожа на швабру, и, кажется, заменяла молодому человеку и стриптиз-шест, и условный микрофон: в ушах юноши были воткнуты наушники, музыка играла так громко, что удивительно было, как он не оглох.
Не замечая того, что номер, как бы с постояльцем, юноша плавно скользнул на середину комнаты, лёгким шагом танцора, и крутанулся вокруг своей оси, выгибаясь так, словно в спине у него не было костей вовсе... Ладонью он придерживался за импровизированный шест, и даже профессиональным движением закинул на него ногу - удивительно было, как он вообще балансирует. Хотя на вид парнишка был очень лёгкий.

+2

29

О_О
Эмиль проснулся какого неясного приглушенного шума. Какой может быть шум в пустом номере, журналист не знал, но настроение уже упало на несколько пунктов, а сам источник стал уже объектом заочной ненависти. Твердо реши если не убить, то хотя бы покалечить хоть кого-нибудь, Эмиль решительно открыл глаза и резко сел. От открывшейся картины захотелось несолидно протереть глаза. Вместо этого француз полез за очередной успокоительной дозой никотина.
В центре его комнаты было... нечто. Если Эмиль еще сомневался, как охарактеризовать явившегося к нему ночью призрака, то теперь он знал, что полупрозрачный неграмотный гость - образец адекватности. Паренек в форме уборщика, активно обнимающий свою то ли швабру, то ли метлу, и выгибающийся под какими-то сумасшедшими углами - зрелище не для слабонервных журналистов с тонкой душевной организацией.
Полюбовавшись на такое зрелище вышеупомянутый слабонервный журналист, решив даже не пробовать докричаться до танцора, быстрым шагом подошел к что-то вдохновенно напевающему пареньку со спины и резким движением сдернул с него наушники.
- Что, молодой человек, - сочувственно произнес он, - санитары плохо справляются?

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-22 04:11:46)

0

30

Ну вот, так нехорошо прервали.. В ушах, кажется, ещё звучала музыка (а она и звучала, только теперь в пустоту из наушников), перед глазами не желали потухать огни воображаемой сцены, и это кто вообще за него хватается?!
Уборщик вздрогнул, кажется, начиная осознавать, что номер был не пустой. Краска медленно заливала щеки (рыжие вообще легко краснеют), и парнишка прикусил губу, широко раскрытыми глазами глядя на постояльца.
Потом наконец обрёл дар речи.
- Простите! Я был уверен, что номер пуст! - Кажется, ещё немного, и мальчишка расплачется - огромные тёмные глаза вмиг наполнились слезами раскаяния, и он, кажется, готов был провалиться сквозь землю. - Простите меня! Я должен был постучать..но я недавно работаю, и.. - Он невольно шагнул вперёд, кажется, начиная паниковать всерьёз, и невольно ухватился за отвороты рубашки Эмиля. Кажется, ноги его сейчас подкосятся и он просто рухнет.

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 3-й этаж » Номер 321. Эмиль д'Эстре