"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 1 страница 30 из 395

1

... из отеля вышел молодой человек довольно яркой наружности. Солнечно-золотистые волосы были модно острижены спереди, а сзади довольно длинные пряди стянуты в хвостик. В глазах - явные ультрафиолетовые, в прямом смысле этого цвета, линзы. Высокий, стройный, явно привыкший к дальним переходам и путешествиям. На макушке сверкают тёмные очки, на шее - серебряная цепочка. Одет скорее, удобно, но в то же время стильно - в чёрные тона, что довольно странно для такой жары, но абсолютно нормально для того, кто собрался лезть во все тяжкие и валяться по земле. Походные ботинки, лёгкие, но прочные, брюки с уймой карманов, майка-сетка и сверху рубашка с подкатанными рукавами. Из одного из карманов торчит уголок белого платка-банданы: видно, парень собрался надолго. За спиной стандартный чехол со штативом, а на шее - довольно большая камера со сменным объективом. На боку - сумка с аксессуарами: фотоохотник вышел на тропу поиска кадров.

У ворот отеля юноша замер, прижав ладонь ко лбу, и принялся осматриваться, выбирая, куда бы податься в поиске наиболее удачных ракурсов.

0

2

Немного подумав, парень решил направиться куда глаза глядят, а именно -  довериться интуиции. Главное в его поисках было обязательное отсутствие на его пути представителей гомо сапиенс и не очень сапиенс, и, желательно, не гомо, хотя с последними он ещё мог как-то примириться..
- К природе, к природе.. - пробормотал юноша, и, покосившись на солнце, направился на ту сторону острова, где, согласно карте, не было никаких строений.

0

3

Солнце палило нещадно, но Эмиль был доволен. В коем веке настроению подходила обстановка. Видеть никого не хотелось - хотя француз и не познакомился толком с постояльцами, это не мешало ему впасть в мизантропию - а где лучше всего спрячешься, как не на диком побережье тропического острова?
Эмиль не был ценителем природных красот, ни  бликующие волны, ни чистое безоблачное небо его не трогали. Он просто наслаждался одиночеством, прислонившись спиной к теплому камню скалы. Здесь не было людей, и это был главный плюс этого места. Думать ни о чем не хотелось, а он, впрочем, и не думал.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-08 19:24:47)

0

4

Пару раз юноша чуть не свернул ногу, пару раз - шею. Последнее его особо не печалило, главное - камера осталась цела, а что ещё надо зацикленному фотографу?.. Наконец издалека послышался приятный шум прибоя. Вообще-то, тут он слышался постоянно, но сейчас явственно стал громче, и как-то  настойчивее. Парень разулыбался, переводя дух, и вспыгнул на очередной камень. Ноги скользнули, и с тихим матом фотограф-экстримал (кляня себя за то, что не послушал глас рассудка и не надел более жаркие, но и более надёжные шиповки) шмякнулся на пятую точку и заскользил по покатому камню вниз.
Камера!!!
Чудом удалось зацепиться свободной рукой - Лион скорее разбился бы насмерть, нежели кокнул фотоаппарат, который крепко сжимал в правой.
- Твою.. мать! - громко и отчётливо сказал парень, понимая, что попал в ситуацию не из приятных: сумка со штативом и объективами тянула к низу, равно как и почти килограммовая камера. Ну и приплюсовать собственную тушку, которая, хоть и была худой, но все же не бестелесной. Что там было внизу - рассмотреть бы не удалось, поскольку зацепившись, парень оказался висящим боком к скале -  сумка не давала повернуться в одну сторону, а камера тянула в другую. Однако звучащий совсем рядом плеск волн оптимизма не внушал: в лучшем случае Лиона ждало погружение, что отнюдь не хорошо, для тонкой фототехники, в худшем - переломать все, что можно (камеру!!!) о прибрежные камни...
- Допрыгался... - мрачно подытожил горе-фотограф, раздумывая, как бы выкрутиться из неудобного положения с наименьшими потерями. Звать на помощь было бесполезно - он сам стремился к берегу, где шанс встретить человека равен нулю...

0

5

Эмиль глубоко вздохнул и расстегнул рубашку. Было жарко, но прохладный ветер с моря остужал разгоряченное лицо. Яркий солнечный свет был несколько заглушен потемневшими очками-хамелеонами, и Эмиль довольно улыбнулся, чуть прищуривая глаза. как, оказывается, мало нужно для счастья человеку.
В голове пробегали уже сформулированные строчки для статьи о столичной мафиозной группировке, на след которой он напал перед отъездом, и пальцы непроизвольно поискали клавиатуру. Сколько он себе не внушал, что он на отдыхе, не помогало. Видимо, случай, когда работа приравнивается к отдыху и любимому делу, как раз относится к нему. Редко такое встретишь, и Эмиль искренне гордился тем, что угадал с выбором профессии и даже достиг в ней некоторых успехов. 
Пальцы неторопливо выводили спирали на горячем песке, журналист смотрел в затемненное стеклами небо и пытался подсчитать, сколько ему еще здесь находиться. Как бы он не считал, выходило немало. Начальство озаботилось, чтобы его не было в стране, пока все не уляжется.
Наверное, все же стоит меньше работать, - подумал Эмиль, когда обозревая в очередной раз безлюдное побережье, остановил взгляд на невысокой скале. В принципе, ничего странного в ней не было, если бы ему не показалась на ней человеческая фигура. Впрочем, остротой зрения он не отличался, и быстренько решил, что ему напекло в голову. Но чем чаще он возвращал взгляд на скалу, тем меньше был в этом уверен. Но мысль о том, что кого-там придется спасать душу совсем не грела, а сделать вид, что он не видит, Эмиль вряд ли сможет.
Все еще надеясь, что это какой-нибудь незадачливый альпинист, француз встал и неспешно пошел вдоль кромки воды, по мере приближения все более четко видя человеческую фигуру.

+2

6

Было ясно, что он так долго не протянет. Солнце жарило в спину, и, если бы не холодный бриз снизу, Лион давно бы истёк потом и умер от обезвоживания, а так - был свеж, как огурчик, и не менее бодр. Правда, рука начинала неметь, а пальцы - дрожать. В кисти тоже что-то предупреждающе хрустнуло. Осторожно парень надел ремень от камеры на шею, и передвинул аппарат за спину, получив возможность ухватиться второй рукой. Стало легче, но ненамного. Ногами юноша попробовал ншарить опору, но скала, как назло, резко закруглялась, и опереться было просто не на что.
Камерааааа... - тоскливо взвыл иннер Лион.
Камеру было жалко. Объективы тоже. Штатив... Черт с ним, можно пожертвовать.
Извернувшись, Лион зубами подцепил ремешок тубуса с треногой. Теперь следовало отпустить одну руку, перекинуть ремешок через голову и проводить штатив в последний путь. Заодно и послушать, чего донесётся снизу - грохот или плеск.
Рассчитал-то он все замечательно, а вот выполнить...
Найдя левой рукой надёжную трещину, Лион вцепился крепче и отпустил уже занемевшую правую, быстро избавляясь от штатива. Чуть не взвыл с тоски, правда, в последнюю минуту вспомнив, как дорога ему была эта тренога.
Снизу раздался влажный плеск, внушающий определённые надежды.
Так. Если рухну - есть шанс выжить.

0

7

О, он еще там что-то бросает... - как-то отстранено подумал Эмиль, заметив что-то красиво полетевшее в воду. От его тихого пристанища до пресловутой скалы было недалеко - не больше пятисот метров - и через энное, слишком быстро пролетевшее, количество времени Эмиль недоумевающе уставился на болтающегося, как красивый вымпел корабля, человека. Он висел относительно невысоко, метров десять-двенадцать, но прыгать наверняка будет больно. Не смертельно, но больно.
Эмиль расстроенно вздохнул. Ну вот какого он, как говорится, пошел сюда, а не в прямо противоположную сторону, куда ему и следовало бы пойти? И вот что ему делать? Лезть на эту чертову скалу или подождать, пока он сам упадет? правда, учитывая, что он не умеет плавать, толку от него будет мало, когда горе-альпинист соизволит искупаться.
Француз огляделся. Вот в чем прелесть тропический побережий, так это в том, что там даже в песке растут деревья. Причем, добротные, раскидистые. На одного из подобных представителей местной флоры и перевел взгляд Эмиль, а вернее, в первую очередь на местоположение. Если обойти довольно высокую насыпь, и забраться вооооон на ту ветку, то получиться почти на одном уровне с висящим человеком. А оттуда можно и хорошо поговорить... кхм... покричать.
Может, он так загорает? - пришла в голову шальная мысль, едва не заставившая журналиста отказаться от благородной затеи, но он ее отмел как неконструктивную. Во-первых, ему, может, тоже хочется позагорать, а во-вторых, человеку будет не так скучно там висеть.
- Молодой человек, вам в голову не напекло? - заботливо поинтересовался Эмиль, недостойно судорожно вцепившись толстую, но все-таки шатающуюся ветку. Устроиться удобнее получилось, но с трудом. Ветер почти не заглушал звуки, да и он сам оказал не далее, чем в паре метров от скалы. - или вы привыкший?

+1

8

- А? - Лион с трудом повернулся, и уставился на явление, столь же редкое в этих краях, как и снег в июле, в Африке. Неземное создание уверенно парило в воздухе и интересовалось его, Лионовым, самочувствием так, словно тот не висел на краю гибели.
Может, там не так высоко падать?..
Присмотревшись, фотограф рассмотрел судорожно стиснувшие ветку руки, и подумал, что в чём-то они похожи. Собственные пальцы совсем скоро соскользнут.
- Камера.. - простонал Лион, прикидывая, дотянется ли неожиданный собеседник, если Лион сейчас переберётся чуть поближе, и, раскачав, передаст ему драгоценный фотоаппарат?.. - Умоляю.. Спасите камеру!

+2

9

Эмиль не удивился. Правда. Висящие в десятке метров над водой фотографы, молящие спасти бесценную камеру, были ему не в новинку. Конечно! Такое каждый день увидишь, ага.
- О, ну это всегда пожалуйста! - сказал француз, не надеясь, впрочем, что его услышат. - Я уж испугался, что мне вас придется спасать.
Высоты Эмиль не боялся, нет, но все равно было бы спокойнее, если бы ветка так интригующе не качалась. Журналист страдальчески возвел глаза к небу и мысленно, в который раз задал сакраментальный вопрос: какого я сюда полез?
Подобраться к краю ветки Эмиль не рискнул, но расстояние сократил изрядно. Вообще-то, если парень немного поработает руками, то чисто гипотетически он может достать до края ветки. Однако, человеческие возможности небезграничны - руки у провисевшего каким-то чудом юноши должны уже были онеметь, и вряд ли он может пошевелить хоть пальцем.
- Молодой человек, вы умеете плавать? - как бы невзначай спросил Эмиль, не отрывая взгляда от камеры, которую он, почему возненавидел всеми фибрами души. - Здесь лететь метров десять. Авось выживете.

+2

10

Наличие такого невероятно-спокойного, почти флегматичного собеседника неожиданно вселило надежду, что всё будет хорошо (с камерой!!!), и открыло у Лиона второе дыхание. На счастье, удалось худо-бедно упереться ногами. Парень осторожно перебрал пальцами по расселине, за которую вцепился. Ногти побелели и уже занемели, пальцы саднили, и, кажется, начали кровоточить. Но это были мелочи по сравнению с призрачной надеждой на спасение драгоценной аппаратуры. Лион уже видел, как в отеле откроют выставку, посмертно, и, возможно, он станет знаменит..
Парень почти шмыгнул, воображая свои пышные похороны и прощальную речь владельца отеля... А камеру пусть оставит себе ее мужественный спаситель...
Посыпавшиеся камешки отвлекли от упоённого созерцания трагичных картин и заставили срочно задуматься о насущном. Лион осторожно разжал левую руку - она была ближе всего к незнакомцу и больше пострадала при падении - правой он мог держаться дольше.
Снял с шеи камеру, стараясь не делать резких движений, и осторожно выпустил шнур так, что аппарат скользнул вниз, повисая на ремешке.
Только не ударься о камень, милая, хорошая...
Раскачал, с каждым разом увеличивая амплитуду, пока, наконец, аппарат не опустился мягко в руки незнакомца. Кстати, очень яркого - Лион на миг засмотрелся, широко открыв глаза и ловя себя на мысли, что ракурс сверху был бы идеален для этого типа лица... Однако, следовало подумать и про объективы. Лион снова вцепился в скалу, повисел, отдохнул, и повторил манёвр, на сей раз раскачивая сумку - благо, она была не тяжёлая.
Я держусь, держусь, держусь...
- К черту плавать.. - Пробормотал Лион, неотрывно глядя на незнакомца, - Вы уже спасли меня.

+1

11

- Да что вы говорите? - скептически поднял бровь Эмиль, обвешиваясь фотопоклажей и стараясь не делать резких движений от греха подальше. - Значит, мне можно спускаться?
Вот таких вот повернутых на своем деле людей - и не будем показывать пальцем на некоего француза, к числу которых он и принадлежал - судьба постоянно подкидывала Эмилю в качестве знакомых - музыкантов, спортсменов, военных, и даже двух квантовых физиков и одного орнитолога. Но впервые - фотографа, и впервые - при таких обстоятельствах.
Но, надо признать, он недооценил юношу. Он мало того, что мог шевелить руками, так еще мог передвигаться, насколько это возможно в его положении. Эмиль уважительно посмотрел на несчастного страдальца, но заметив, с каким родительским умилением он смотрит на спасенную камеру, нахмурился. Он, наверное, он так же переживал за родной ноутбук, но это не повод героически помирать. А этот, глядишь, и руки сейчас разожмет!
Эмиль прикинул ситуацию. Проходить свидетелем в деле о несчастном случае он не хотел, поэтому надо было срочно что-то делать. Журналист сощурился. Если молодой человек таким же макаром проберется еще полметра, то сможет дотянуться до ветки, которая должна, по идее, выдержать. Во всяком случае, Эмиль очень на это надеялся.
- Эй! - окликнул он задумавшегося не иначе как о вечном и высоком горе-фотографа. - Вы еще шевелиться можете? Предлагаю вам немного поднапрячь силы и потихоньку двигаться в мою сторону. Ветка должна выдержать. Я спущусь ниже, чтобы не давить лишним весом, но, имейте ввиду, я не смогу поймать вас так же, как вашу камеру.
Последние слова журналист прокричал громче, перебираясь на ветку снизу, и с надеждой посмотрел на болтающегося юношу.

+1

12

Уже приготовившийся помирать фотограф не уловил сарказма в голосе незнакомца, и только отчаянно кивнул, мол, спускайтесь, и добра вам, неизвестный, живите долго, счастливо и забудьте меня... Но тот внезапно разрушил трагизм момента своими деловыми предложениями. Дельными еще, к слову. Весьма: только сейчас Лион смог увидеть, что расселина, за которую он держится (непонятно как) ведет дальше (из свеого положения он просто не видел этого, но теперь, когда исчезли отвлекавшие внимание сумка и камера - рассмотрел ясно), и по ней и правда можно перебраться на дерево. Единственно, для этого придётся распрощаться с опорой, на которую фотограф упирался ногами, и он не был уверен, что руки выдержат. В голову внезапно пришла мысль о том, что он осиротит свою любимицу, и Лион зашевелился.
- Хорошо, я.. попробую. - Говорить незнакомцу о том, что руки онемели он не стал - незачем убивать в человеке надежду на лучшее. Первое движение удалось успешно, а вот дальше..
..как только ноги лишились опоры, пальцы соскользнули, и Лион, вскрикнув, сорвался вниз. Говорят - вся жизнь пронеслась пред глазами - да куда там! Даже себя в младенчесве не вспомнил - только по-кошачьи извернулся в воздухе, молясь: только не камни! - и через какую-то секунду ушёл под воду.
Повезло.
Благодаря незнакомцу (и своей камере!) Лион прошел те несчастные полметра, которые отделяли его от глубокой впадины, вырытой прибойными волнами под скалой. Сорвись он раньше - и стало бы на острове на одну страшную сказку больше.
Вынырнув, парень отчаянно хватал воздух, а потом, вспомнив что-то, снова нырнул. Шок?..

... На берег, как раз к дереву, он брёл по мелководью, дрожа крупной дрожью, хоть вода и была тёплая, а к себе прижимал тубус с треногой...

+1

13

Эмиль изумленно распахнул глаза, глядя как стремительно падает невысокая человеческая фигура, и не понял сразу, что падает сам. Видимо, из мужской солидарности, он не менее красиво просчитал спиной все ветки, которые только можно было, но - видимо, это воздушно-капельным путем передается - бережно прижимая к груди злополучную камеру и сумку.
Наконец, небо окончательно отдалилось, и Эмиль, минуты три глубокомысленно полежав, повернул голову в сторону воды. Правда, первое, что он увидел, был не океан. Нет, это был нехилый такой булыжник прямо на уровне его головы. Журналист нервно сглотнул, представив, что было бы, упади он сантиметров на двадцать правее.
Еще спустя десять минут Эмиль даже смог встать и пьяным шагом вынырнуть из-за насыпи. Правда, голова была какая-то чужая, очки он где-то потерял, а ноги все норовили заплестись в морской узел. Но это еще терпимо, а вот рухнувшего молодого человека было жалко безумно. Хотя, Эмиль все еще надеялся на лучшее. Да, в глубине души он был оптимистом.
С горем пополам он добрел до своего предыдущего места дислокации - до еще больше нагревшегося камня, где сидел утром - и обессиленно опустился на песок. Сознание все время норовило соскользнуть в сон, но что-то мешало. Эмиль даже не понял сначала что именно, какой-то тихий стук, который бил по вискам не хуже кувалды. В конце концов, журналист не выдержал, собрав свою солю в кулак, встал и вознамерился посмотреть. Однако, не успел он зайти на большой валун, как увидел причину своей головной боли. Мокрый до нитки недавний фотограф-альпинист трепетно прижимал к груди длинный тубус и трогательно дрожал.

+1

14

Первое, что почувствовал Лионель, когда под ногами оказалась терра фирма - неукротимое желание любить весь мир, и особенно - того чудесного незнакомца, который героически спас его камеру и его самого... Фотограф возвёл очи горе, однако.. ветка была пуста.
Неужели примерещилось?! Его не было, и камера моя покоится на дне морском?! - Эта мысль отрезвила не хуже падения вниз,  - Лион сделал шаг, другой, и тут навстречу ему вышел, покачиваясь, тот самый чудесный незнакомец!.. Растрёпанный, без очков, щурящися и.. такой родной!! Кажется, он повторил смелый и самоубийственный подвиг фотографа, кинувшись следом к земле. Лион выронил тубус, забыв обо всём на свете, и рванув вперед, поймал в объятия шатающегося незнакомца, поскольку понял - ещё шаг и тот, скорее всего, рухнет.
- Только не говорите, что вы тоже решили сорваться вниз, из солидарности... - Лион все ещё был в шоке, иначе как объяснить то, что он совершенно не осознавал элементарного: он только что выжил, хотя должен был умереть; зато испытывал жгучее раскаяние за то, что нагрузил этого волшебного парня своим шмотьем, и тот, скорее всего, не вынеся груза искусства, сорвался с дерева вниз именно из-за него, Лиона.
Да, Лионель любил свою работу и свою камеру, любил больше себя, но разменивать аппаратуру на чужую жизнь.. увольте.
- Как вы?.. Где болит?.. - Он осторожно усадил незнакомца на тёплый камень, обхватывая лицо ладонями и заглядывая в глаза. - Не вздумайте терять сознание!

+1

15

Ну вот зачем он так кричит? Эмиль ведь все замечательно слышит. И даже все понимает, что не может не радовать. Только вот тело не слушается, наливаясь слабостью и болью, но это пройдет. Сейчас, вот он посидит, совсем немного...
- Не вздумаю... - с трудом разомкнув сухие губы, непривычно хриплый от жажды голос царапал горло. - Все в порядке... просто...
Прохладные ладони приятно остужали лицо, а солнечный свет так сильно бил в глаза, что хотелось их закрыть, и провалиться в усталость. Но нельзя! Спать на солнце вообще последнее дело, а уж валяться в обмороке и подавно! Тем более, тут еще этот... юноша трясет его как ненормальный, какой тут поспишь?
Стоп. Юноша? Тот самый?
Распахнувшиеся карие глаза недоверчиво всматривались в незнакомое лицо, склонившееся над ним с обеспокоенным взглядом. Не то, чтобы он хорошо разглядел незадачливого фотографа, но методом несложный математических вычислений и причинно-следственных связей он пришел к выводу, что это все-таки он.
- Вы? - голос был все таким же хриплым, но в нем послышался намек на обычные недоверчивые нотки. - Вы живы? А я вас уже похоронил... - Не самая умная фраза, но на другую Эмиля не хватило. - Как вы?..

0

16

- Боюсь, из нас двоих вы больше подходите под кандидата на похороны.. - Нервно отозвался Лион, касаясь ладонью лба незнакомца. На щеке царпина, на скуле ссадина... Плечи, руки в плачевном состоянии. Фотограф многое видел в жизни, и репортажи делал с места событий, а потому реакция была мгновенной - сработало, скорее, тело, а не рассудок - последний лишь анализировал поступающие данные.
- Не двигайтесь.. Сейчас.. - Лион осторожно запустил пальцы в волосы незнакомца, ощупывая голову, и вскоре наткнулся на приличную шишку на затылке.
Плохо...
Что-то в этом было: перепуганный организм бежал от страшного осознания, фиксируясь на том, кто был рядом, и Лион махнул рукой на свои душевные метания, занявшись кареглазым незнакомцем. Рванул с плеч насквозь мокрую рубашку, скомкал и осторожно приложил к затылку парня, внимательно следя за его лицом. Холодная ткань должна была сдержать образование гематомы и отёка. Взгляд карих глаз то и дело норовил расфокусироваться, Лион догадывался, что незнакомцу страшно хочется прилечь, но нельзя - чтобы кровь не приливала к голове лишний раз, там и так шишка.
Идиот, кретин, дубина! Камеру он спасал! Надо было сразу в воду кувыркаться, чай, не обеднел бы, ещё купил.. А теперь что?! Сгубил вот.. молодого совсем.. красивого.
Терзаемый угрызениями совести, Лион опустился рядом, придерживая мокрую рубашку у затылка незнакомца, и осторожно притянул его к себе.
- Обопритесь на меня, сейчас должно стать легче голове, потом займёмся остальным. Как вас зовут?..

0

17

Все нормально! - иррациональное раздражение накатило, накрыв с головой, но как только Эмиль протестующе дернулся, в ушах подозрительно зазвенело, а в глазах весело заплясали звездочки. Да, пожалуй, он слегка погорячился... Но все равно все в порядке!
Говорить не хотелось. Причем не столько потому, что было тяжело, сколько из вредности - она вообще вечно просыпалась именно тогда, когда не надо. Но мозгами, которые каким-то макаром еще воспринимали происходящее, он понимал, что незнакомец прав. Лучше говорить, чем соскользнуть в опасный сон.
- Эмиль... - с придыханием сказал журналист, блаженно прикрывший глаза, когда ноющего затылка коснулось что-то холодное. Впрочем, блаженство продолжалось недолго, потому что сонная пелена снова стала окутывать сознание, и пришлось веки поднять. Эмиль почти слышал, с каким жутким скрипом они поднимаются. - Эмиль д'Эстре.
Смотреть было тяжело, солнечный свет резал глаза ножом, и Эмиль, слегка повернув ноющую голову, перевел взгляд на своего невольного знакомца, прищурившись. Смотрел он словно сквозь мутное стекло - очки он где-то посеял, да и удар головой не способствует остроте зрения - но все же заметил правильные черты лица, влажные светлые волосы и глаза какого-то неестественно сиреневого оттенка.
Не бывает таких глаз, - убежденно подумал Эмиль, и списал все на свое триумфальное падение.
- А что... - слова давались не так легко как хотелось бы, но нужно было говорить. - вы там делали?

0

18

Кажется состояние горе-летуна-спасителя оставляло желать ещё лучшего, нежели сначала подумал Лион. Юноша с беспокойством заглядывал в лицо нового знакомого, думая, как бы устроить его удобнее.. Так. Для начала, уйти с солнца.
- Эмиль.. Красивое имя, Эмиль, очень приятно... А я Лион. Вот так вот глупо и знакомятся.. иногда. - Он полушёпотом нёс какую-то околесицу, стараясь удержать внимание (и, заодно, сознание) Эмиля здесь, с собой. - Эмиль, сможешь встать? Уверен, сможешь, ты же сюда как-то дошёл. Давай, поднимайся, я тебя держу.. - Руки отказывали и Лион понимал, что новый знакомый, скорее всего, сейчас его ненавидит, однако, он всё же перекинул его руку через своё плечо, обхватывая Эмиля за талию и помогая встать на ноги.
- Нам надо в тень, а пока мы туда идём, я расскажу, как оказался наверху. - Идиот потому что. Сколько жизнь не учит, а я все туда же... - Лион, поддерживая нового знакомого, направился к ближайшей скале - та нависала над песком, образуя естественный небольшой шатёр, а близость океана гарантировала прохладу.
- Я хотел пофотографировать побережье. Искал место как можно более безлюдное.. И подскользнулся. Я не знал, что там такой крутой склон. Меня инерцией чуть не вышвырнуло со скалы, и если бы не вы... Кстати, а что вы тут делали?.. - Лион постоянно сбивался с "ты" на "вы" - когда ему казалось, что Эмиль вот-вот потеряет сознание, он отбрасывал приличия, но затем природная вежливость снова брала верх. Парень осторожно усадил нового знакомого на мягкий песок, помогая облокотиться на скалу. Снова подсунул под голову рубашку, проследив, чтобы под затылок не попала ткань с пуговицами и побрякушками. Следовало промыть ссадины, и Лион вспомнил о бандане, лежащей в кармане. С него до сих пор лила вода, одежда, и так не слишком свободная, облепила и изрядно стесняла движения. Лион извлёк мокрый кусок ткани с символом отеля, вышитым в углу. Сложил и осторожно провёл по ссадине на щеке Эмиля. Руки чуть дрожали.
- Эмиль, как вы? Где болит, кроме затылка?.. - накатившая паника была сторицей за всё: и собственный кульбит, и травмы нового знакомого.

0

19

Прохладный воздух естественного скального грота несколько остудил сознание и даже разогнал зыбкое марево сна. Глаза уже почти не закрывали, ощущение собственного тела вернулось, а вместе с ним и ощущение разбитости, словно по нему пробежало целое стадо слонов. Удивительно, как он еще ничего себе не сломал, хотя это еще вопрос.
Глядя на явно переживающего парня, Эмиль усмехнулся, хотя даже это отозвалось болью в затылке. Он уже и забыл, когда в последний раз о нем кто-то серьезно переживал.
- Вы явно нашли подходящий ракурс... - Эмиль всмотрелся в лицо негаданного спасенного спасителя, мимоходом ответив, что сиреневые глаза все-таки бывают. - Все в порядке. Я просто... - на этом "просто" силы закончились и в горле запершило. Журналист прикрыл глаза, стараясь успокоить разливающуюся по телу боль, и даже смог открыть их обратно. Желание уснуть накатывало волнами, то практически выключая измученное сознание, то даря удивительную ясность мысли. - во всяком случае, я чувствую... - еще один вздох - что жив.

0

20

- Чувствовать - это ещё не показатель, - продолжал нервничать Лион, осторожно протирая свежие ссадины. Кажется, сарказм в Эмиле был неистребим - новый знакомый продолжал острить даже в полуобморочном состоянии. Что ж, это внушало определенные надежды. Заметив, как д`Эстре то и дело облизывает пересохшие губы, фотограф вспомнил о сумке, и...
КАМЕРА!!!!
Мысль была, скорее, рефлекторной. Камера наверняка разбилась, когда Эмиль свалился с дерева, ну и хрен с ней. А вот в сумке с объективами была маленькая бутылочка с водой.
- Я сейчас, потерпите, Эмиль.. - Напоследок устроив мокрую ткань у юноши на лбу, Лион ринулся из грота туда, куда, по его расчётам, мог приземлиться незадачливый спаситель. Споткнулся, рухнув на колени. Помотал головой, поднимаясь. Тело как-то отказывалось подчиняться нормально.
С трудом взобравшись на насыпь, юноша сразу увидел обломанные ветки и сумки. Подхватив все, он сделал шаг назад, и тут заметил, как что-то сверкнуло на земле, между камней.
Очки.
Подобрав и их, Лион бросился в обратную сторону. Ворвался в грот, словно боялся оставлять Эмиля дольше, чем на три минуты.
- Как вы?! - Рухнув рядом с Эмилем на колени, вопросил он, наощупь расстегивая сумку и выуживая вожделенную бутылочку - взгляд его не отрывался от лица спасителя-спасаемого. Отвинтив крышку, он осторожно поднёс ёмкость к губам юноши.
- Это вода. Можете пить?..

0

21

Эмиль слегка улыбнулся. Если бы он не знал, что эта бодрая жертва скользких скал полчаса провисела на одних пальцах, он бы ни за что не догадался.
- Ну что вы так... переживаете? - голос оставался все еще хриплым, но говорить становилось все легче. - Все в порядке. Ой... - Это "ой", конечно, не сильно вписывалось в его концепцию, что все в порядке, но сдержаться он не смог. Ему показалось, что он даже не пошевелил головой, а лишь подумал об этом, а затылок уже взорвался тупой болью.
Увидев в руке Лиона бутылочку с водой, Эмиль вздохнул - единственное проявление радости, которое ему было по силам - и даже слегка улыбнулся, глядя на перепуганного юношу. Странное дело, он сам полчаса назад чуть не распрощался с этим бренным миром, а сейчас переживает из-за каких ушибов, причем, не из-за своих!
- Вы меня уже что, похоронили? - Эмиль с трудом поднял кажущуюся чугунной руку, вознамериваясь выпить самостоятельно. - Я еще дергаюсь.

0

22

-  А лучше б не дёргались, - ворчливо заявил фотограф, вложив тару в протянутую длань. - А сидели спокойно. Как я могу не переживать. Вы мне камеру жизнь спасали, и сами теперь.. с шишкой..
Надеюсь, только с ней.
Бдительно следя за действиями собрата по несчастью, Лион опустил ладони и принялся осторожно ощупывать лодыжки спасителя. Конечно, тот как-то прошёл несколько метров, но мало ли, чего от шока может случиться. Вон, куры с отрубленной башкой бегают, а этот может и на сломанных ногах!..
Подумал - и мысленно дал себе подзатыльник, -  нафиг, ещё накличу!
Ладони осторожно переместились по голеням к коленям.
- Здесь не болит?.. - Собственные ссаженные пальцы и ладони почти ничего не чувствовали, мышцы были забиты, и Лион страшно боялся сделать ещё больнее - он просто не ощущал, с какой силой хватает спасителя за конечности. Хотя старался как можно легче...

0

23

Эмиль поперхнулся и усиленно закашлялся. Это было, конечно, очень романтично, но Эмиль романтиком не был.
- Лион, что вы... - журналист возмущенно дернулся и тут же тихо застонал сквозь зубы - тело возмущению было не радо. - Да не сломано у меня ничего!
Наверное, юноша чувствует себя обязанным, но это же не повод хватать его за ноги!
Возмущенно сверкая глазами, Эмиль сделал несколько больших глотков и протянул дрожащей рукой бутылку, надеясь отвлечь деятельного юношу от своих конечностей. Стараясь не сильно шевелить головой, француз внимательно посмотрел на Лиона и изогнул губы в усмешке.
-  Скажите, а вы не врач? - говорить становилось все легче, голос стремительно терял созданную жаждой хрипотцу, оставляя только французский акцент, а сон отступил окончательно, оставляя взамен совершенно отчетливо ноющее тело. - я думал, только врачи могут лечить с такой страшной силой.

+1

24

Он определённо был в шоке. Лион отдернул руки и моргнул.
- Эмиль.. вы на ногах держаться не можете, и это.. я.. это моя вина.. - Неизвестно, что там себе придумал спасаемый, но Лиона это определённо не радовало. - Я не хотел вас обидеть.. просто.. если я не буду знать, что с вами все в прядке, я.. я даже не знаю. - Совершенно растерянно закончил он, обречённо усаживаясь на задницу.
- Я не врач, - тихо пробормотал фотограф, - Но я разбираюсь в травмах... Поэтому сидите и не дёргайтесь!! - Неожиданно рявкнул он, отбирая и ставя бытылку и деятельно, быстро ощупывая руки и рёбра.
Переломов нет, возможно - вывих плеча, судя по тому, как он держит руку; повсеместные ссадины и ушибы и лёгкое сотрясение мозга. Ещё бы никаких трещин нигде, да разрыва связок.. впрочем, последнее проявится в ближайшие 20 минут. А так - легко отделался. Лион отодвинулся, затем, вспомнив что-то, достал из кармана очки. Они -  удивительно - были целыми.
- Полагаю, ваше.

0

25

Эмиль аж вздрогнул от такого грозного рявка и даже дал себя ощупать, прожигая, тем не менее, доморощенного травматолога возмущенным взглядом. Так, из вредности.
В том, что все кости целы, он не сомневался, поэтому не понимал, почему Лион ему не верит. Единственное, что доставляло неудобство - это правое плечо, которое как будто было не на месте, да наливающиеся по телу синяки, наверняка превратившие его многострадальную спину во что-то авангардно-яркое. Да и то, это не смертельно.
- О, благодарю, - Эмиль надел очки и посмотрел сквозь стекла на юношу, теперь уже имея возможность рассмотреть его получше. - Я уж думал, что распрощался с ними навсегда.
Солнце уже постепенно катилось к горизонту, приобретая оранжевый оттенок. Это сколько же они тут пробарахтались?
- А вы француз? - внешность Лиона была яркой, но на француза он никак не походил. Хотя имя вроде бы французкое.

+1

26

- Не стоит благодарности, - Лион пожал плечами, и тут же об этом пожалел, поморщившись. Связки были растянуты. - Это я у вас в долгу. Если бы не вы, я вряд ли бы выжил. - Он повернулся, глядя на солнце и прикусил губу. Не пришлось бы тут ночевать... Он полдня сюда добирался, выбирая место побезлюднее, и сейчас сомневался, что назад они с Эмилем доберутся быстро. А хорошо бы это сделать до заката, иначе, учитывая географию острова, они рискуют заблудиться, провалиться к крокодилам, или змеям, или каким-нибудь ядовитым паукам, которые, несмненно, водятся в этих широтах. Подобные мысли не радовали, и Лион снова сходил к воде, смочив бандану. Благо, до воды было несколько метров, он даже Эмиля из поля зрения умудрился не потерять.
- Моя мать была француженкой, - Ответил он на вопрос Эмиля, осторожно меняя рубашку под головой последнего на более свежую и холодную ткань, - Отец ирландец, а вырос я в Детройте. Гремучая смесь, правда?..  Мать всегда говорила, что моё "везение" от отца, на чью рыжую макушку тоже то и дело сыпались приключения. -Он хмыкнул. Непонятно с чего решил разоткровенничаться до такой степени. Впрочем, с другой стороны это было совершенно неудивительно. - Моё полное имя Лионель, и да, оно французское.
Фотограф  опустился рядом с новым знакомым, прислоняясь к тому же камню, и откинулся, прикрыв глаза. С губ непроизвольно сорвался стон, когда он попытался размять плечи. Получилось плохо. Видать, тело явило все свои скрытые резервы, и теперь нещадно мстило болью.
- Эмиль.. как вы здесь оказались?.. - Любопытство было оправдано.

0

27

Эмиль благодарно улыбнулся, когда его многострадального затылка коснулась холодная ткань, и сочувственно вздохнул, когда увидел. как поморщился спутник.
- Я бы посоветовал вам не сильно шевелить плечами. Жаль, нечем зафиксировать.
Кое-какие познания в медицине у Эмиля все же были, но ограничивались его личным травматичным опытом. Не слишком большим, что стать специалистом, и не слишком маленьким, чтобы пребывать в блаженном неведении.
- Вы не похожи на француза, я только из-за имени предположил. Был у меня знакомый Лионель... - Эмиль сейчас бы с удовольствием закурил бы, да не судьба. - А я... - журналист задумался, вспоминая мотивы, побудившие его тащиться в такую даль. - наверное, пришел, чтобы вам не было скучно висеть. - тихий смешок отозвался эхом в голове, и Эмиль слегка поморщился. - А вообще, меня просто ноги сюда принесли. Мне не хотелось сидеть в отеле.
Сегодняшнее утро было как в тумане, и Эмиль уж испугался, что вдогонку ко всем шишкам к нему подступает амнезия, но решил пока не паниковать. Вспомнил свое имя, и на том спасибо.

0

28

- Я бы посоветовал вам не сильно шевелить плечами. Жаль, нечем зафиксировать.
Лион улыбнулся, попытавшись беззаботно махнуть рукой, но получилось лишь дёрнуть запястьем, а улыбка сменилась бледностью.
- Думаю, просто растяжение. Жажда спасти аппаратуру чуть не стоила мне рук. Поболит и минует, наоборот, хорошо бы размять. - Он усмехнулся, понимая, что вожделенные массажисты как раз там, откуда Лион убегал с такой поспешностью.
- Наверное, пришел, чтобы вам не было скучно висеть, - Эмиль тихо рассмеялся, но почти тут же поморщился, и Лион подумал, что они сейчас, наверное, очень похожи, - А вообще, меня просто ноги сюда принесли. Мне не хотелось сидеть в отеле.
- Как бы идиотски не звучало.. но спасибо вам и Судьбе за это, - фыркнул фотограф, впрочем, вполне искренне. Почему-то стало холодно, хотя, казалось бы, жара стояла неимоверная, но Лиона снова начало трясти.
Шок? Адреналин?.. Просто холод?..
Фотограф прикрыл глаза, наконец понимая, чего избежал. Накатила странная усталость, и только мысль о том, что надо бы менять компресс на затылке спасителя удерживала сознание на плаву.

+1

29

- Я передам ей вашу благодарность, - сказал Эмиль, сочувственно глядя на собеседника. Того, судя по всего, уже начало клонить в сон. Наверняка усталость брала свое, удивительно, как он раньше не отрубился.
Журналист задумчиво посмотрел на медленно клонившееся к горизонту солнце. Сказать, что они с Лионом попали в затруднительное положение, значит, ничего не сказать. В таком состоянии они далеко отсюда не уйдут, а учитывая расстояние в несколько километров, то и пытаться тоже не особо стоит. Но оставаться здесь да еще в таком состоянии?..
Эмиль скосил глаза на сидящего рядом юношу, с некоторым беспокойством заметив, как он побледнел и как его трясет. В принципе, наверное, не удивительно. Скорее всего, шок уже прошел, организм требует передышки, да еще мокрая одежда вряд ли способствует сохранению тепла.
- Лион, - мужественно наплевав на шишку на затылке, Эмиль развернулся лицом к фотографу, тревожно вглядываясь в его лицо. - Лион, что с вами? что? - Эмиль положил горячую ладонь юноше на лоб, но достоверно определить температуру не смог - он и за свою сейчас не ручался. - Как вы там говорили? Не вздумайте терять сознание.

+1

30

  -  ..и не собираюсь, - попытался фыркнуть фотограф, рефлекторно прижимая своей ладонью горчую ладонь Эмиля ко лбу. Обычно так бывает, когда кто-то касается твоего горячего лба холодными пальцами: хочется продлить касание, впитывая блаженную прохладу; здесь же было как раз наоборот - Лиону было холодно, и почему-то от прикосновения тёплой ладони стало даже легче. Наверняка тепловой удар, и это просто озноб. Сейчас лоб тоже начнёт пылать, а пока что - Лиона продолжало мелко трясти.
- Простите, - он опомнился, отпуская чужую руку, - Скорее всего, я перегрелся. Это неудивительно: сегодня только прилетел чёрти откуда, с севера, и сразу на солнце. Хотелось сразу всего и побольше.. И вот жеж. - Лион улыбнулся, чуть приоткрывая глаза и находя взглядом бутылочку с водой. Подумал о том, что хорошо бы экономить, раз уж им светит как минимум ночёвка в этих местах, и снова закрыл глаза.
- Я сейчас, минуту посижу, и сделаю вам новый компресс. - О, да, он был твёрдо уверен в том, что это просто минутная слабость; можно же раз себе спустить.

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...