"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 271 страница 300 из 395

271

Оказавшись в таком оригинальном плену, Эмиль слегка дернулся от неожиданности, но этим и ограничился, хотя предполагал, как они чудесно смотрятся со стороны. Сразу же захотелось непредвзятым зрителем посмотреть на такую композицию, но увы, это не представлялось возможным. Но сюрпризы сюрпризами, а о своем первоначальном намерении  журналист не забыл.
- Плавать? - негромко спросил он, слегка приподнявшись на руках, чтобы лучше видеть довольно ухмыляющегося фотографа. Ну и чтобы не давить весом, тоже. - Когда-нибудь конечно, пойдем. - неопределенно ответил он, одной рукой открывая пачку сигарет и вытягивая одну из них губами. Привычно пощелкал зажигалкой, все так же вися над фотографом и не отрывая от его лица внимательного, немного насмешливого взгляда. На секунду ему показалось, что Лион что-то хочет сказать, но это лишь показалось, потому что дрогнувшая на миг улыбка исчезла так же быстро, как и появилась.
- Сейчас я только докурю, - уже вполне нормально сказал журналист, бросив быстрый взгляд на часы. Да, сходить куда-нибудь казалось все более и более заманчивой перспективной. - Ты так жаждешь облагодетельствовать меня?
Сложившееся положение было, прямо скажем, необычным, но особого дискомфорта Эмиль не чувствовал. Хотя, стоит признать, что первоначально действия Лиона натолкнули Эмиля на вполне определенные и не вполне приличные мысли. Впрочем, он поспешил их отогнать.

+1

272

Следить, как Эмиль губами достаёт сигарету из пачки, а потом ловко справляется с зажигалкой оказалось на редкость захватывающе и гипнотизирующе - фотограф заворожённо следил за действиями друга, облизнув внезапно пересохшие губы.
"Не о том думаю.."
Он моргнул пару раз, отгоняя впечатавшееся в сетчатку видение красиво очерченных губ, сжимающих сигарету и постарался сконцентрироваться на актуальном. 
- Нефиг делать из меня пассивного... курильщика! - Лион мягко двинул бёдрами в сторону, бескомпромиссно сбрасывая Эмиля с себя и, заодно, с дивана, благо, тот был низкий, а ковёр оказался мягкий, в результате чего оба молодых человека просто сползли на него, причём Лион, закономерно своим  действиям, теперь оказался сверху.  Он знал, как обычно злятся курильщики, если напрямую предлагать им бросить немедленно, или намекнуть, что они слишком много курят. Злить Эмиля ему не хотелось. Потому Лион ограничился конкретным фактом:
- Слишком большое количество выкуренных сигарет помешает тебе нормально плавать.  - Он уселся на бёдра журналиста, внимательно рассматривая распростёртую на полу жертву. На удивление, цвет лица у Эмиля был просто замечательный - минус лёгкая бледность, вероятно от утренних треволнений,  - что в общем-то было нехарактерно для людей, курящих так много. Лион почему-то вдруг тоже задумался о перспективе курения. Дотянувшись до пачки сигарет, выроненной Эмилем во время их кульбита с дивана, он задумчиво выудил сигарету. Внезапно пришло воспоминание.
Когда-то очень давно, по детству, он курил, прячась с друзьями за гаражи от строгого взгляда родителей. Лиц друзей он не помнил, но вот ощущения - страх, что застанут, радость от того, что можно попробовать что-то запретное.. дым, наполняющий лёгкие и приступ кашля от первой сигареты... А потом уже уверенно, придерживая сигарету у губ большим и указательным пальцем, выпускать лёгкие струйки дыма, небрежно растирая бычок в ближайшую клумбу...
"Эээ, да я не был пай-мальчиком..."
- Знаешь, я кое-что вспомнил, - доверчиво сказал он Эмилю, до странности привычным жестом сжимая фильтр губами, и ловя руку друга, сжимающую сигарету. - Я когда-то курил тоже. - И прикурил от сигареты Эмиля.

+1

273

Едва не откусив от неожиданности полсигареты, Эмиль, тем не менее, довольно мягко приземлился на пушистый ковер. Одна интересная поза сменилась другой, не менее интересной. Журналист вытащил сигарету изо рта от греха подальше и отвел руку в сторону, дабы случайно не опалить с немалым удобством устроившегося на нем фотографа, продолжая насмешливо разглядывать Лиона. Правда, отчетливо видеть его не получалось, ибо Эмиль перед экзекуцией в виде обработки ссадин снял очки - чему, грохнувшись в дивана, порадовался - что не мешало ему довольно усмехаться.
- Мне помешает нормально плавать не только слишком большое количество выкуренных сигарет, - хмыкнул журналист, даже без очков видя невероятно довольное выражение на лице фотографа. - Мне помешает это сделать моя полная непригодность в качестве пловца.
Эмиль с нешуточным беспокойством наблюдал, как Лион, потянувшись, забрал оброненную пачку сигарет. Честно говоря, он всерьез думал, что фотограф, так многообещающе начав разговор о вреде курения, сейчас просто размахнется и выкинет ее куда подальше. Все бы ничего, но пачка была едва начатой, а лезть в сумку за еще одной было дико лень.
Но нет, фотограф уже в который раз его удивил. Причем, вид Лиона с сигаретой оказался настолько непривычным (и настолько же притягательным), что Эмиль, распахнув глаза, приподнялся на локте, позволяя фотографу закурить от своей сигареты.
- Никогда бы не подумал, - покачал он головой, так и не сводя глаз с сжимающих сигарету губ. - Ты ж спортсмен.

+1

274

- Ну, с твоей непригодностью можно ещё поспорить. Я умею быть настойчивым, - усмехнулся Лион, затягиваясь, и прислушиваясь к ощущениям. Последняя фраза его прозвучала как-то неоднозначно, да так, что он сам задумался, в чём ещё, кроме как научить Эмиля плавать, он собрался быть настойчивым?...
От размышлений его отвлекло весьма резонное замечание; затянувшись ещё раз, он выпустил струю дыма в потолок и прикрыл глаза. Сигаретный привкус пробуждал странные, сильные ощущение; он чувствовал себя так, словно стоит на пороге какого-то открытия, связанного с прошлым, но какая-то пелена на глазах, которая просто мешает рассмотреть..
Ещё затяжка, Лион удобнее устраивается на бёдрах Эмиля, так, словно сидит на любимом диване.
Он вдруг понимает, что желание прикасаться к журналисту перерастает в какую-то необходимость, что только когда Эмиль перед глазами, в пределах досягаемости, только тогда на душе спокойно и умиротворённо. Оставаясь один, Лион чувствует себя, как потерявшийся ребёнок, вдруг осознавший, что мир намного больше его детской с привычными игрушками и одеялом, под которым можно укрыться от всех проблем.
Ещё затяжка.
Он вдруг вспомнил, что бросил курить. Как-то разом, после какого-то события.. Бросил курить, занялся спортом, а потом и вовсе уехал.
Было что-то.. очень неприятное, что-то, что память категорически отказывалась воспроизводить.
Очередная затяжка.
Он вдруг понял, что пальцы едва заметно дрожат, и с некоторым удивлением посмотрел на руку, едва успев дотянуться до столика с пепельницей, куда стряхнул с кончика сигареты. Тоже привычным жестом. Поставил пепельницу на пол, поскольку отчего-то притихший Эмиль, тоже то и дело затягивающийся и пристально рассматривающий Лиона нуждался в ней не меньше.
- А я спортсмен?.. - задумчиво потянул Лион, прикидывая возможность данной перспективы. И посмотрел на Эмиля.

+1

275

Эмиль внимательно наблюдал за фотографом, готовый в любую секунду подхватить его, если ему вдруг станет хуже. Взгляд становился отсутствующим, постепенно пальцы начинали дрожать, но сознания, слава Богу, Лион вроде терять не собирался.
Движения, несмотря на мелкую дрожь в руках, были четкие и выверенные, из чего Эмиль сделал вывод, что Лион действительно раньше курил - со временем эти движения становятся совершенно механическими, и неважно, бросил ты или нет. И если это так - а это, судя по всему, так, - то сигареты обязательно подскажут ему хоть что-нибудь. Сигаретный дым часто не воспринимается самостоятельно, а вкупе с какими-нибудь ассоциациями - человеком, местом, событием. Вот и сейчас, Эмиль, затаив дыхание, скользил взглядом по загорелому лицу Лиона, почти уверенный в том, что фотограф может что-то вспомнить.
- Спортсмен, - уверенно сказал журналист, стряхивая пепел в пепельницу. Заметил, как лежащая на его груди рука едва заметно дрожит и, чуть помедлив, сжал подрагивающие, отчего-то ставшие вдруг холодными пальцы в ладони. - Я в этом уверен. Думаю, что-то вроде спортивного туризма. Хотя, может, ты просто много путешествовал. - Журналист еще раз окинул взглядом крепкую, явно не чуждую спорту фигуру фотографа. - Но спортсмен - точно.

+1

276

Прикосновение тёплых, почти горячих пальцев отрезвило, вывело из состояния какой-то дурноты и марева, странного ощущения вызванного дымом в лёгких. Лион решительно затушил сигарету,  выдыхая последние остатки дыма и опустил взгляд, рассматривая журналиста.
И улыбнулся.
- Спасибо на добром слове. Спортсмен - звучит всяко лучше, чем "лентяй и тунеядец", коим, в сущности, я сейчас  и являюсь, - он фыркнул, склоняясь  низко-низко, почти упираясь носом в нос Эмиля. - У тебя ведь со зрением не лады?.. - он внезапно сменил тему, да и голос понизил почти до шёпота. - На каком расстоянии ты перестанешь различать цвет моих глаз? - и начал медленно отстраняться, не сводя взгляда с лица Эмиля.
Спортсмен.. турист?.. Много путешествовал?... Возможно, вполне возможно.
Ладони покоились одна - в пальцах журналиста, вторая на его плече, легко касаясь большим пальцем шеи. И всё было на своих местах.

+1

277

- Как самокритично! - тихо рассмеялся Эмиль, с облегчением отмечая, что Лион, кажется, ожил. Во всяком случае, краска уже вернулась на его лицо, а на губах снова заиграла улыбка. И мысли о том, в каком положении они сейчас, в конкретный момент, находятся француза уже совершенно не волновали. Напротив, все естественно, как и рука, зажатая сейчас в его ладони.
- Знаешь, да я в принципе их не различаю, - улыбнулся он, с неослабевающим вниманием глядя в лицо фотографа, словно видел его впервые. - Для меня их цвет так и остается неклассифицируемым. - Сейчас то ли от накативших воспоминаний, то ли от выкуренной сигареты глаза фотографа приняли какой-то необычный фиолетовый цвет.
Эмиль остановил фотографа примерно на расстоянии вытянутой руки, когда лицо фотографа начало потихоньку расплываться. Затем дернул несильно на себя, заставляя вернуться с исходное положение - все-таки видеть лицо собеседника приятнее, чем его не видеть. Не всегда, конечно, но тем не менее..
- Это помешает моей блестящей карьере пловца? - усмехаясь, спросил он.

+1

278

Снова оказавшись нос к носу с Эмилем, Лион мягко улыбнулся. Ну, раз такое дело... Поёрзав, фотограф нашёл максимально удобную позу, упираясь локтями в ковёр, и расслабился,  чуть жмуря свои неклассифицируемого цвета глаза.  Подумал, что вот бы их сейчас сфотографировать обоих - наверное смотрятся шикарно.
На самом деле он был немного расстроен. Спрашивая, насколько у Эмиля плохо со зрением, он даже не думал, что все так. По правде говоря, он полагал, что ему придётся встать и отойти в другой конец комнаты, но реальность оказалась на порядок печальнее предположений фотографа. Мысли приняли какой-то совершенно невообразимый оборот. Сначала проскакала идея "Это как же он, если вдруг без очков?!.. Не буду отходить ни на шаг!.." Затем уверенная мысль "Да, надо однозначно быть рядом, и заодно подробнее узнать про очки.. может, купить и носить с собой запасные?.." Согласился сам с собой "Идея с запасными хороша, они отлично влезут в мой боковой карман на сумке для камеры..."
На чём душу фотографа посетило благостное успокоение.
- Не помешает, но изрядно затруднит твой победоносный путь к финишу. Обычно он немного дальше, чем полметра, - и откуда только взялось в Лионе это весёлое ехидство? Не иначе, уже успел заразиться от своего саркастичного напарника по несчастью, поскольку раньше - Лион откуда-то это знал, - подкалывать в подобных вопросах для него было не свойственно. А потому он быстро прикусил язык и несколько испуганно уставился на Эмиля, с выражением "Прости! Оно само!.."
Обидится?..

+1

279

Эмиль заинтриговано дернул бровью. С губ сорвался тихий смешок.
Раньше журналист за Лионом особого желания поязвить не замечал, так что последнее замечание стало для него некоторой неожиданностью. Впрочем, неожиданность усугубилась еще и откровенно растерянным выражением лица фотографа, словно он не верил, что сам только что сказал. Это заставило француза усмехнуться, насмешливо поглядывая на своего визави. Прислушался к себе - вроде привычного желания ответить на подобное замечание какой-нибудь гадостью не возникло.
- Метр? Ты прав, такие расстояния мне не проплыть, - ответил журналист, слегка потягиваясь и закладывая руки на голову.
Несмотря на его собственную язвительность и требовательность по отношению к окружающим, к себе он относился ничуть не лучше. Эмиль был к себе критичен так же, как и к окружающим, прекрасно зная свои слабости и недостатки, относясь к ним с неизменной иронией. Другое дело, что об этом знало слишком маленькое количество людей, чтобы пересчитать их по пальцам одной руки.
- Но я все же надеюсь на твои учительские таланты, - улыбаясь, добавил он.

+1

280

Облегчённо переведя дух, Лион улыбнулся широко, и весело хмыкнул:
- Тогда не будем терять времени?.. - ох, как же сложно изменить сейчас позу, взять себя за шкирку и потащить друга купаться... Уж очень, просто, уютно сидится на Эмиле, и как-то совершенно не хочется слезать. Но надо.
Усмехнувшись ещё раз, Лион склонился, и потёрся носом о щёку Эмиля, словно довольный кошак, благодарящий за вискас, а затем нехотя разогнулся, все так же сидя на чужих бёдрах, и хрустнул шеей.
- Однозначно, надо поплавать, а то я к вечеру, кажется, снова начинаю разваливаться, как тыква из сказки про Золушку, - Лион улыбнулся, размышляя, в какую сторону им отправиться на плавание: на общий пляж отчего-то не хотелось.

+1

281

Эмиль улыбнулся. Лион до такой степени иногда напоминал кота, что хотелось его гладить, чесать за ухом и слушать умиротворенное мурчание. Француз вообще из всех животных предпочитал котов, их независимость стала для него примером для подражания.
Чуть поморщившись от художественного хруста в костях - сам периодически грешил этим, поэтому только сочувственно вздохнул - Эмиль, когда уже решил, что вот, надо уже срочно вставать, иначе он уснет прямо так, резко сел, стараясь сбросить с себя липкое марево дремы. Одного он не рассчитал - Лион-то еще не встал, так что Эмиль уткнулся носом прямо в грудь сидящего на нем фотографа. Поднял голову, смотря на Лиона снизу вверх, и как-то непривычно тихо, без обычных саркастичных ноток произнес:
- А пойдем, я покажу тебе одно место? Я вчера случайно на него набрел. Там.. спокойно.

+1

282

Руки уже дёрнулись было, но Лион мужественным усилием заставил их неподвижно упокоиться на собственных бёдрах. Ну что это за рефлексы такие дурные-то, а?.. Когда журналист подскочил, чуть не стукнувшись носом о грудь Лиона и так и остался сидеть - фотограф чуть было не обнял друга за плечи, жестом настолько естественным, насколько и... привычным. Он уже почти почувствовал, как одна рука остаётся на тёплом плече, а вторая мягко зарывается пальцами в волосы на затылке, и при этом можно спокойно продолжать решать, куда им направиться на ускоренный курс плавания...
"Вставай, Лионель, хватит уже на сегодня."
Не сразу до него дошло, что голос Эмиля непривычно тих, и звучит как-то... особенно. Чуть склонив голову к плечу, фотограф замешкался с вставанием, глядя в карие глаза сверху вниз.
- Спокойно?.. - изгнав из голоса внезапно прокравшиеся туда хрипловатые нотки, Лион и сам отчего-то понизил голос. - Звучит заманчиво. Буду рад, если проведёшь меня.. - И, поняв что дальше сидеть вот так просто нельзя, пока он не наделал глупостей, фотограф аккуратно поднялся и протянул Эмилю руки.

+1

283

Что-то изменилось. Так неуловимо, незаметно изменилось за эти почти двое суток, потому что, когда Лион встал, стало слишком... холодно.
Он никогда не верил на слово.
Он никогда не любил прикосновений.
Он никогда не пропускал шпилек в свой адрес.
Он никогда не просыпался в объятиях мужчины.
Он никогда не чувствовал, как заходится сердце, стоя перед дверью больничной палаты.
Он никогда не принимал протянутую руку.
И все эти "никогда" оказались зачеркнутыми одним-единственным человеком.

Это было совсем недалеко - двадцать минут неспешной ходьбы, только надо знать, куда идти. Эмиль был даже удивлен, что это место не включено в территорию отеля, можно было так развернуться. Впрочем, оно и к лучшему.
Эмиль забрел сюда в день приезда. Не слишком большое, но и не маленькое озеро с чистейшей неподвижной водой в глубине тропического леса. Это место совсем не похоже на океан, где волны бешено разлетаются брызгами, а в ушах мерно гудит, убаюкивая, приглушенный бархатный шум. Нет, здесь совсем другое. Статичность одного, прекрасного и спокойного момента, словно попадаешь туда, где время остановилось.
Словно попадаешь в фотографию.
- Надеюсь, ты ничего не имеешь  против озер? - несколько запоздало спросил Эмиль, сбрасывая сумку с вещами на землю.

+3

284

В противовес другу, Лион опустил сумку на землю очень бережно, нескрываемо радуясь тому, что в последний момент выхода из номера он все же ухватил с собой камеру. И не надоело же таскаться с такой тяжестью, вот нет, чтоб хоть раз пройти прогуляться просто так, без орудия работы...
Но Лион по опыту знал - стоит раз не взять фотоаппарат, как обязательно попадётся нечто такое, что потом до конца своих дней жалеть будешь, что камеру поленился тащить. И сейчас он ничуть не жалел,  что с полчаса назад вернулся буквально с порога к свей ненаглядной женщине.
"Милая моя, хорошая, ты когда-нибудь видела подобное, а?.."
Он распаковал сумку и теперь ласково провёл пальцами по объективу, а взгляд, тем временем, не отрывался от невероятного вида, раскинувшегося перед ними.
- А?.. - Фотограф не сразу понял, что Эмиль к нему обратился, увлечённый неотрывным рассматриванием пейзажа и настройкой наощупь камеры. Отсутствующий взгляд наконец сфокусировался на журналисте, и Лион страшно смутился.
- Прости.. Здесь просто невероятно красиво.. - Говорил он почему-то, почти шёпотом. - Это рефлекс такой, я сделаю пару снимков и больше не притронусь к камере, обещаю, - он улыбнулся, мгновенно реализуя озвученное - щёлкнул затвор, и на матрице отпечатались несколько ракурсов невероятной красоты, раскинувшейся перед ними. Верный данному слову, Лион сложил фотоаппарат обратно в сумку, и поднялся с колен, весело глядя на спутника.
- Как ты нашёл такое чудо?..
"Ой, а казался таким чуждым красотам природы..." - Во взгляде фотографа промелькнула лукавая искра. "А ведь внутри ты не такой, каким кажешься."
- Здесь наверняка водятся русалки, или что-то вроде того...

+3

285

Эмиль улыбнулся, чуть склонив голову к плечу. Лион и вправду сумасшедший фотограф, но глядя на то, как он преображается, беря в руки камеру, то поневоле тоже хочешь заразиться таким сумасшествием.
- Ничего. Фотографируй столько, сколько захочешь. - Эмиль впервые увидел Лиона за работой и понял,что ему нравится смотреть, как фотограф почти незаметно хмурит брови, сосредотачиваясь,  а загорелые пальцы ловко справляются с капризной техникой. В этом было что-то, что Эмиль даже не брался классифицировать. Все равно ведь не поймет.
Это казалось чем-то... правильным.
И то, какими сияющими глазами посмотрел на него Лион, тоже оказалось правильным и приятным. Журналист облегченно вздохнул - угадал. Порадовать фотографа оказалось делом довольно приятным.
- Случайно набрел, - почему-то так же негромко ответил француз. Помолчал немного и привычно усмехнулся, решив, что лирики достаточно. - Да, утопленниц здесь наверняка немало.

+3

286

- Тьфу ты, ну ты. И как теперь тут плавать? - С укором воззрился на друга Лион, на всякий случай заглядывая в воду. Зря волновался - сквозь чистейшую воду отчётливо просматривалось чистое, песчаное дно. Что было довольно удивительно, если учесть, что среднестатистические озёра богаты собственной флорой и фауной. Потом Лион додумался - какие утопленницы, в это место аборигены  вряд ли приходили купаться, слишком близко к отелю и далеко от деревни, а постояльцы, случись кому не вернуться, конечно были бы найдены в любом состоянии - зачем отелю совсем уж дурная слава?.. Фыркнув, фотограф уставился на друга.
- Если ты пытался отбить у меня охоту лезть в воду и учить тебя плавать, то твой коварный план провалился, и от выгребания - в прямом смысле, конечно, тебе не отвертеться. Снимай штаны! - Он весело расхохотался, подскакивая к Эмилю с явным намерением помочь, а если не выйдет - спихнуть его в воду прямо в одежде.

+1

287

- Ну вот, ты меня раскусил, - нарочито расстроенно покачал головой Эмиль, до этого момента слабо, но все-таки надеющийся, что сможет отмазаться от интенсивных водных процедур. - Значит, будешь свидетелем моего позора, а свидетели, как известно долго не живут, - кровожадно добавил он, но не смог выдержать приличествующую любому злодею пафосную паузу и легко рассмеялся.
Было на удивление спокойно, хотя воды журналист всегда побаивался. Никаких несчастных случаев или неудачного утопления, но страх, что над головой сомкнется тяжелая толща воды, никогда его не отпускал. Собственно поэтому он так и не научился плавать - он никак не мог доверится такой ненадежной опоре, как водная гладь, хотя Марсель всегда говорил, что его тянет ко дну тяжелый характер.
И все же легкое настроение фотографа передалось и ему, стремительно поднимаясь все выше, хотя и до этого оно было не на низкой отметке.  Эмиль поймал себя на мысли, что уже вторые сутки не вспоминает не то что о работе - о доме и друзьях, оставшихся нестерпимо далеко за океаном. И это оказалось так странно, словно тебя выдернули из одной жизни и отправили в другую.
- Естественно, сниму, - с веселым вызовом ответил Эмиль в ответ на такое бескомпромиссное требование. - Идти обратно в мокрых брюках меня как-то не греет. И, - на всякий случай добавил он, так и не решив с какой целью Лион так резво к нему подскочил - либо ускорить процесс раздевания, либо миновать его, приступая сразу к процессу обучения. - если что, сухим ты тоже не останешься.
Вода была довольно прохладной, это Эмиль почувствовал босыми ногами, как только снял обувь. Наверное, поэтому рука Лиона , которой он случайно коснулся, показалась ему обжигающе горячей.

+1

288

Сияя, как медный таз, Лион в нетерпении приплясывал у воды. Что не мешало ему бдительно следить за журналистом - а вдруг тот решит сигануть в воду, горя желанием доказать всему миру, что плавать он и так умеет?.. Хотя нет, на подобные необдуманные действия Эмиль явно бы не пошёл.
Странно, он, Лион, знает этого парня всего двое суток, а уже берется утверждать о том, что тот будет или не будет делать.
Странно и смешно.
Быстро раздевшись, фотограф осторожно сложил вещи на сумку, оставшись в одних плавках, и прошлёпал к воде. После дневной жары та казалась весьма прохладной, и стоило бы привыкнуть к ней подольше, но Лион не собирался бродить по мелководью. Легко оттолкнувшись, он нырнул, уходя ко дну.
Как всегда, подводные звуки, а, точнее, их практическое отсутствие, заворожили пловца, так, что он не сразу понял, что ему уже не хватает кислорода.
Вынырнув и отфыркавшись, Лион подплыл ближе к берегу и встал на ноги, приподнимая бровь и поглядывая на Эмиля.
- Здесь замечательно. Долго ты еще будешь топтаться у воды, изображая колебания?..

+2

289

Поняв, что его спектакль с особо тщательным складыванием одежды не прошел, журналист вздохнул и посмотрел на Лиона со смесью ужаса, сострадания и уважения.
- Это не колебания, а здоровые сомнения относительно температуры воды, - Эмиль медленно выдохнул, ощутив, как прохлада побежала по телу мурашками, заставляя вздрогнуть. - Я наверняка пойду ко дну скорее от окоченения, нежели от неумения плавать.
Как всякий журналист, Эмиль был склонен к преувеличения, что, собственно, отразилось сейчас в полной мере - вода была далеко не теплой, заставляла ежится и вызывала некоторый ужас при мысли, что в нее надо зайти полностью, но в общем и целом все было терпимо. Была бы его воля, Эмиль бы с удовольствием посидел на бережку, просто наблюдая за Лионом. Однако, слово есть слово. В конце концов, дело-то полезное - как-никак, четверть века прожил, а все тонет вечно как котенок.
- А ты хорошо плаваешь, - полувопросительно-полуутвердительно сказал француз, прищуренно глядя на жутко довольного фотографа. - И видно, что давно.
Воды сжала тело колючей прохладой со всех сторон, заставив Эмиля еще несколько раз выдохнуть. Плавать придется хотя бы для того, чтобы не замерзнуть.

+1

290

Я занимался плаванием?.. - в висках предупреждающе запульсировало, но мысль уже зацепилась и пустилась в путешествие по наглухо заколоченным закромам памяти. - Откуда я все это знаю?..
Памятуя о том, что надо делать в экстренных ситуациях, Лион вперился взглядом в Эмиля, как раз входящего в воду, и принялся настойчиво думать о нём. Например, о том, что ему явно зябко, и, может, не мучить его насильственным купанием?..
Он уже открыл было рот - предложить страдальцу вернуться на берег, но какое-то нездоровое упрямство взяло верх.
- Итак. Для начала тебе надо научиться не выдыхать весь воздух из лёгких. Дышать грудью.. хмм... по-женски, можно сказать, - Лион немного смутился, понимая, что на словах это пояснить не очень легко, если собеседник не совсем в курсе анатомии дыхания полов. - В общем, пока у тебя в лёгких есть воздух - ты ни по чём не утонешь, поверь. - И он выпрямился, отплывая на глубокое место. Глубоко вдохнул и расслабился, погружаясь с головой. Впрочем, через долю секунды вода вытолкнула его на поверхность, и он, не делая никаких движений, застыл, словно буй, лукаво глядя на Эмиля. Потом выдохнул и снова быстро вдохнул. Вода, попытавшись было отвоевать положенное, снова разочарованно вытолкнула фотографа вверх.
- Так можно держаться очень долго, - улыбаясь, пояснил Лион.

+2

291

Я так и правда плавать научусь))
Одно Эмиль уяснил точно - чтобы утонуть, надо еще постараться. Это его порадовало, хотя такой простой, как топор, принцип удержания на воде безоговорочного доверия не вызвал.
- Все так просто? - прищурился журналист, глядя за неудачными попытками фотографа уйти под воду. Вообще, о чем-то подобном он подозревал, как-то же он держится, когда лежит на воде. Правда, сейчас опробовать на деле слова Лиона француз как-то не горел желанием. Во-первых, тело еще не до конца привыкло к температуре и уходить с головой под такую холодную воду как-то не хотелось, а во-вторых, не так-то просто побороть въевшийся под кожу страх, как бы не хотелось это признавать.
- Хорошо, что я еще должен знать для успешной карьеры пловца?

+1

292

- Ещё?.. - задумчиво потянул Лион, и посмотрел на небо, разлёгшись на воде со всем комфортом. - Ещё не бояться. -  Он сказал это спокойно и без тени насмешки, кажется, задумавшись о чём-то своём.  Листья тихонько перешёптывались высоко вверху, то и дело пробивались сквозь крону солнечные лучи, уже не такие светлые, но чуть с красноватым, закатным оттенком. Ещё немного - и плавать действительно станет совсем прохладно, вечера тут нежаркие.
Фотограф ушёл под воду, кувыркнувшись пару раз, вынырнул, пофыркав, и снова нырнул, на сей раз не появляясь дольше. Когда он наконец показался на поверхности, в руках у него была большая перламутровая раковина.
- Смотри, что я тебе поймал! - гордо провозгласил он, выбираясь из воды к журналисту. - Не русалка, конечно, и не утопленник, но, может, и так сойдёт?.. - Лион едва сдерживал улыбку.

+2

293

Эмиль только усмехнулся, задумчиво проводя ладонью по дрожащей водной глади. Вот с последним пунктом явно возникнут проблемы. Откуда в нем этот страх, он не знал, но было ясно, что просто так он его не отпустит.
Слышать плеск воды, зная, что рядом плещется Лион, и вдыхать кажущийся хрустальным воздух, было настолько успокаивающим, что Эмиль даже не сразу заметил, что от прохладной воды ссадины на спине, о которых он успел уже даже забыть, стали давать о себе знать, неприятно покалывая тонкими иголочками. Плеснув напоследок в лицо озерной водой, Эмиль бросил взгляд через плечо на фотографа и вышел из воды.
- Тебе определенно везет на трофеи, - усмехнулся журналист, протягивая молодому человеку выуженное из сумки полотенце. - Хотя утопленник был бы оригинальнее. - верный своей привычке сказать какую-нибудь скабрезность, добавил он, принимая из рук фотографа находку.
Раковина была и вправду красивая. Закатные лучи играли на нежном перламутре, окрашивая его в какой-то невероятный цвет. Скорее отдавая дань какой-то традиции, нежели рассчитывая на результат, Эмиль приложил раковину к уху и усмехнулся.
- Как бы мне говорили, что в таких раковинах играет прибой, никогда его не слышал.

+2

294

- В следующий раз обязательно приволоку тебе труп, - покладисто кивнул Лион, прыгая на одной ноге и вытряхивая воду из ушей, - Ну или какую-нибудь его часть. - Он завернулся в полотенце, вытираясь и посматривая на спутника, прислушивающегося к подарку. Облизнулся и мысленно потянулся к камере - даже если не брать во внимание общую волшебность портрета, видение скептичного журналиста, прислушивающегося к раковине стоило того, чтобы это увековечить.
- Стук крови в ушах, все так прозаично. - Фотограф рассмеялся, - Плюс человеческое воображение... - Он перевёл взгляд на воду и всплеснул руками:
- Какой ужас. Я становлюсь циником!..  Вот правду говорят, с кем поведёшься... - он обезоруживающе разулыбался Эмилю, в душе продолжая хихикать: отчего-то воображение нарисовало краба, возмущённого вторжением в его владения чужого уха, и повисшего на мочке...
"Кошмар! Моя романтичность только что загнулась в муках!.."

+2

295

Внезапно! Этой теме сегодня ровно полгода, с чем тебя и поздравляю))

- Я так и думал, - победно ухмыльнулся Эмиль, словно только что получил неопровержимые доказательства теоремы Ферма. - Все всегда имеет рациональное объяснение.
Было хорошо. Вот так просто, банально, без всяких дополняющих эпитетов - хорошо. По телу разливалась легкая теплая усталость: вода всегда его выматывала, а сейчас почему-то особенно. После холодной воды вечерний, пусть и остывающий, воздух постепенно согревал, заставляя периодически блаженно вздыхать.
Журналист, привычно прищурившись, наблюдал за скачущим Лионом, все так же вертя в пальцах ракушку.
- Будь осторожен, цинизм вообще заразная штука, - Журналист прищурился сильнее, ибо закатное солнце, пробивающее лучами листья, в процессе активных прыжков оказалось за спиной фотографа, поэтому Эмиль плохо видел его лицо. - Ну, думаю, стук крови в ушах тебе уже обеспечен, а в твоем воображении я не сомневаюсь, - дождавшись, когда фотограф наконец-то усядется рядом, Эмиль, придвинувшись чуть ближе, приложил к уху фотографа ту самую ракушку.

+1

296

Ого *__* Мы жжом) Поздравляю, дорогой)

Лион зажмурился, обращаясь в слух. Буйное воображение, на которое он никогда не жаловался, тут же нарисовало ему полосу прибоя, почему-то того, в котором он сначала утопил треногу, а потом чуть не утопился сам. Рассветное утро, солнечные лучи в странного цвета волосах. Шум волн фоном.
Шелест ветра в листве деревьев.
Пересыпающиеся песчинки.
Тепло под пальцами...

Нет, природу не изменишь. Даже зная, что шум в раковине - всего лишь эхо твоего собственного дыхания, всё равно хочется слушать и представлять, что это дитя глубин силится поведать тебе о своей родине...

...Пришлось срочно отвлекаться мыслями о крабе. И глаза открывать не хотелось. С каждой минутой ночь была все ближе, а с ней близился тот самый срок, что назначил себе фотограф.
Он не был уверен, что когда этот срок придёт, он сумеет сделать все, как надо. Особенно с таким веским аргументом, как тёплый бок рядом и плечо, о которое Лион, сам того не заметив, опёрся своим.

+1

297

И я тебя)

На губах подрагивала легкая улыбка в такт светлым ресницам, отбрасывающим на щеки длинные тени. Даже без очков Эмиль видел щедро рассыпанные солнцем веснушки, поблескивающие капельки воды на виске, распавшиеся отдельными влажными прядями волосы, которые начинали постепенно завиваться. Отвести взгляд оказалось на порядок труднее, когда он остановился на приоткрытых полных губах.
Чуть нахмурился, но получилось почти беспомощно.
Да что с ним такое?..
Каждый вздох давался с некоторым усилием, как тогда, в больнице. Взгляд норовил скользнуть по красивому лицу напротив. Пальцы чуть подрагивали в стремлении прикоснуться и почувствовать ставшее уже знакомым тепло, и Эмиль в конце концов, уступил собственным желаниям, стараясь не задумываться об их причинах.
- Слышишь? - негромко спросил он, проводя тонкими пальцами по горячему виску.

+1

298

- Не получится из меня циника.. - пробормотал Лион как-то даже обречённо.
Не стоило и пытаться. Он до сих пор верил, что в лесу живут феи, а в море - русалки, и знал, что в его случае розовые очки - это розовые линзы, без которых он вообще ничего не увидит. Или с ними, или никак.
Он всегда видел все не так, и до последнего верил в то, что добро победит. Не замечал плохого в людях и мог игнорировать даже гадости, произносимые в лицо. Прощал то, что другие считали непростительным.
У него был свой взгляд на мир и странное восприятие, искажённое линзами широкоугольного объектива.
Ему легко было влюбиться в парня, потому что он в первую очередь видел человека, и уже потом - его пол...
Хотя наверно нелегко было это признать.
Потому что раньше прецедентов не было.
...Мысли стали уводить Лиона в какие-то опасные дали, подхлёстываемые ощущением прохладных пальцев на виске и почти невесомого, скользящего прикосновения, так, что фотограф нехотя приоткрыл глаза, всё еще затуманенные неясными картинами не то прибоя, не то заката, не то солнечных лучей в волосах.
- Слышу, - всё так же обречённо вздохнул он, признавая за собой неисправимого идиота романтика. И добавил, расставляя точки над i, - ...прибой. - Он повернулся, рассматривая лицо француза, сейчас такое близкое, с выражением какой-то растерянности и читаемым "Ну ты же не перестанешь со мной общаться потому, что я такой придурок?.." в глазах.

+2

299

- Это хорошо... - выдохнул Эмиль,не конкретизируя, что именно хорошо, и не особо-то собираясь останавливаться. Пальцы легко скользили по теплой коже, изредка касаясь волос, и это ощущение, когда касаешься, не остужая жар или приводя в чувство, а потому что просто захотелось, было настолько новым, насколько и привычным. Парадокс.
Лион открыл глаза, и француз совершенно потерялся в этом нереальном цвете. Практически фиолетовый, как то небо, которое было когда-то давно в один июльский вечер над Парижем, когда Эмиль только сошел на перрон столичного вокзала.
- Если ты его слышишь, значит, он там есть, - как-то не особенно задумываясь над тем, что говорит, журналист вглядывался в лицо молодого фотографа, словно пытаясь взглядом стереть это выражение растерянности и обреченности, застывшее где-то в глубине необыкновенных глаз. - А я слышу стук собственного сердца. А кто знает, что действительно шумит в этих ракушках?..

+2

300

"Кто знает.." - эхом отозвалось в мыслях, а Лион почувствовал жгучее желание закрыть глаза, чтобы ничто не отвлекало от ощущения пальцев на коже.
С каких пор он стал млеть от случайного прикосновения.. или направленного, тем более  - направленного?..
Впрочем, он и знал себя лишь двое суток, и мог ориентироваться только на интуицию да собственные ощущения... а сейчас впечатления зашкаливали, и фотограф не знал, о чём задумываться в первую очередь: о словах, столь нехарактерных для спутника, о прикосновениях, заставляющих сердце ускорять ритм, а губы - пересыхать, или о глазах, сейчас таких близких и сияющих таким странным выражением?... Все это заставляло мысли рассыпаться в разные стороны и полная невозможность (да и нежелание) сконцентрироваться на чём-либо всё же заставили фотографа опустить ресницы.
Иначе был риск взглядом выдать что-то, чего бы он, наверное, не решился сказать вслух.. хотя и очень хотелось.
Кажется, время остановилось и замерло. Вместе с деревьями, последними солнечными лучами и застывшей водной гладью  озера.
И хотелось задержать эти мгновения как можно на дольше.
Лион опомнился только тогда, когда почувствовал, что склонил голову, и подставляет щеку под незатейливую ласку, едва удерживаясь, чтобы не накрыть тонкие пальцы своей ладонью, продлевая касание.

+2


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...