"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 361 страница 390 из 395

361

- Важного? - медленно переспросил Эмиль, хотя терпеть не мог этого делать. Вопрос был задан довольно нейтрально, но журналисту с его манией везде искать подвох показалось, что Лион задал его не просто так.
Мысли послушно утекли в заданном направлении. Этого важного казалось так много, а при более детальном рассмотрении все оказалось не более чем шелухой. Оглядываясь назад, он видел только работу, которая заменила ему все - и семью, и отдых, хорошо хоть друзей еще не отобрала. В этом некого было винить, кроме себя, да Эмиль и не рассматривал такое положение дел как повод для самокопания. До недавнего времени.
Эмиль поднял глаза на Лиона, оторвав взгляд от их переплетенных пальцев. Фотограф так жадно вглядывался в его лицо, что француз, кажется, понял, к чему был задан этот вопрос. Ну а если и не к этому, то все равно сказать об этом не помешает.
- Нет, не отрываешь, - изогнув губы в немного высокомерной усмешке, чтобы на лице не отразилось ничего.. лишнего, сказал журналист,  чуть сильнее сжав руку. - Как оказалось, меня здесь ничто не держит, кроме работы. Ничто и никто, - добавил он, как никогда ощущая правдивость своих слов.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-05-10 01:05:52)

+2

362

Изрядно смутившись собственной откровенности, Лион отстранился, пытаясь унять ненормальную радость, поднявшуюся в душе. Нет, ну это же не очень хорошо, когда никто не держит, должны же быть.. друзья там.. родня.. Но это были всего лишь жалкие попытки унять собственную радость, основанную на огромном облегчении - кто бы знал, сколько сейчас свалилось с этих плеч, облачённых в простой, но дорогой джемпер.
- Вот и отлично, - в голосе удалось сохранить нейтральную бодрость. - Тогда жду отмашки и мы летим. - Он на миг запнулся.
"Что я хочу там найти?.. А если ничего и не найду?.. Я уже даже сомневаюсь в том, что это был Детройт. Память у меня.. это просто кошмар."
Следовало немедленно сменить тему, и Лион воспользовался давно проверенным способом.
- А теперь рассказывай, как ты жил без меня эти долгие полгода. - он уставился на Эмиля, попутно подвигая к себе тарелочку с маслинами и запуская в нее, условно выражаясь, руки по локоть.

+2

363

Вообще-то Эмиль был уверен, что Лион прекрасно знает, каково ему жилось эти долгие полгода. Не мог не знать. И на этот вопрос так и подмывало ответить односложно, но зато очень ёмко: "Плохо". Но поскольку журналист сам терпеть не мог, когда ему так отвечают, он решил дать более развернутый ответ.
- Хуже, чем с тобой в ту пару дней, - улыбнувшись, ответил он, оторвав взгляд от лица фотографа и теперь внимательно следя за секундной стрелкой на своих наручных часах. Теперь, когда Лион рядом, бередить старые раны не хотелось, упрекать его в уходе - тем более. Но в воздухе все равно повисало несказанное, прорываясь сквозь чуть более затянувшие паузы, словно журналист каждый раз собирался с духом, чтобы сказать следующую фразу.
- Я тогда приехал на две недели раньше, потому что... - ".. понял, что ты уже не вернешься." - не видел больше смысла там находиться. С головой ушел в работу, - "...чтобы не вспоминать." - добился кое-какой свободы в статьях. Собственно вся моя жизнь из работы и состоит. - Эмиль как-то невесело усмехнулся, понимая, что рассказывать-то толком нечего. - Хотя она позволила мне.. - "..почти забыть и почти не ждать." - продвинуться вперед в профессиональном плане. - Француз поднял, наконец, взгляд от собственных часов и посмотрел на собеседника. - В общем, эти долгие полгода были совершенно.. - "пустыми." - будничными.
Эмиль откинулся на спинку кресла. Вопросительно приподнял бровь, намекая, что теперь черед Лиона рассказывать.
- Ты еще долго был на острове?

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-05-15 22:35:44)

+2

364

- Не очень, - Лион чуть нахмурился, выпутываясь из вихря мыслей, навеянных на него странными, почти незаметными для стороннего, но такими говорящими для него паузами. Щёк коснулся лёгкий румянец - ему вдруг стало стыдно. За свой побег, за.. неужели они бы  не разобрались? Неужели Эмиль не помог бы?.. Неужели нельзя было сделать всё то же самое, но -  вместе?.. И понимал, что нет.
Тогда он не был уверен в том, что скептичного журналиста постигло то же странное сумасшествие, как и его.
Он окончательно уверился в этом только сегодня утром, стоя под зонтов и держа в объятиях мечту последнего полугода.
Как он выбрался с острова - рассказывать не хотелось.
Как был в Нью-Йорке (а именно туда забросила его нелёгкая с чартерного рейса одного мужчины, к которому он напросился в пассажиры) - тоже. Хорошо, что было тепло. Хорошо, что странный знакомый, который "подбросил" его до Нью-Йорка поверил в него и вложил стартовый капитал в раскрутку безвестного юноши...
- Хочу тебе сказать, если бы ты не спас мою камеру, я бы сейчас здесь не сидел, и единственный ужин, который я смог бы тебе предложить - это надёрганные в ближайших кустах Лайила бананы. - Улыбнувшись, проговорил Лион, прикончив маслины и теперь ощущая острую необходимость снова коснуться Эмилевых пальцев.
- Так что всё благодаря тебе, - он обезоруживающе пожал плечами, поймав взгляд журналиста и невольно расплываясь в улыбке. Эта потрясающе приподнятая бровь вызывала горячее желание немедленно стиснуть француза в объятиях и..
Лион с трудом пришёл в себя, понимая, что его нездоровые фантазии до добра сегодня не доведут.

+2

365

Упоминание той самой пресловутой камеры заставило Эмиля улыбнуться. Самое начало их знакомства, безумная ночь на пляже и холодная ткань на лбу казались сейчас такими далекими, почти нереальными, забавной приключенческой повестью, плавно переросшей в серьезный роман.
Лион ловко перевел разговор в другое русло, и журналист не стал настаивать. Надеялся только, что с фотографом ничего действительно ужасного не произошло, иначе Эмиль себе этого не простит.
А вот как реагировать на благодарности, француз никогда не знал. И сейчас он слегка стушевался и принялся снова описывать пальцем круги на скатерти - как-то не привык он к таким искренним благодарностям, когда банального "пожалуйста" кажется преступно мало.
- Учитывая твою склонность к преувеличениям, готов поспорить относительно "всего", - журналист бросил взгляд на Лиона поверх очков и снова вернулся к созерцанию скатерти. - Предлагаю разделить твой успех пополам - пятьдесят на пятьдесят.
Мысли все глубже увязали в воспоминаниях. Заботливые руки, мягкий свет костра. Если постараться, негромкий гул голосов в зале и стук дождя по окнам могут сойти за шум океана, приглушенный свет ламп - за опускающиеся сумерки. И никого, только они, и это главный плюс далекого тропического острова по сравнению с центром цивилизации. Да, неплохо бы туда вернуться.
- Как тебе ужин? - вернулся он к светской беседе, чтобы реальность снова включилась, а не уступала место неподобающим мыслям.

+2

366

- Делец, - фыркнул Лион, примериваясь, что бы еще слопать. Французские блюда была потрясающе вкусные и сытные, но ему казалось, что сейчас настал тот самый миг, когда лучше жевать, чем говорить. Иначе Эмиль рисковал наслушаться такого...
К слову, журналист проявил поистине королевский такт, переведя разговор на нейтральную тему, и фотограф с воодушевлением закивал.
- Здорово. У тебя отличный вкус!.. - Он вдруг улыбнулся, вспоминая их ужины в номере, понимающие взгляды официантов и вечный нездоровый голод, мучивший фотографа почти всё время. Если бы речь шла о еде!..
Хотелось поговорить о другом, но фотограф не решался. Эмиль не поднимал эту тему, да и вообще, если вдуматься, события и так развивались слишком стремительно. Взгляд то и дело скользил по губам Эмиля, потом вновь убегал куда-то в сторону, и удерживался там недюжинными усилиями. Фотограф сам не заметил, как затянул на тканевой салфетке, которая имела несчастье попасться под алчущие прикосновений пальцы Лиона, два тугих узла.
- А где ты обедаешь?.. - внезапно в голову пришла очередная мысль. - Тут?..

+2

367

- Нет, - покачал головой Эмиль. - В смысле, где придется, - поправился он, решив не упоминать, что вообще обедает довольно редко. - Это деловой центр Парижа, здесь столько ресторанов, так что этот вопрос обычно не стоит.
Взгляд все никак не мог определиться, где ему остановиться. Скользил по лицу, цеплялся за необычные глаза, чуть приоткрытые губы, но надолго не останавливался, потому что в этом случае расстояние между ними неуловимо сокращалось. Очерчивал линию скул, спускался под воротник джемпера, останавливался на ямочке между ключиц. Следил за движениями ловких пальцев, и Эмилю оставалось только догадываться, какой голод горит сейчас в его глазах. Но разве можно было не смотреть на него?
Темы нейтрального светского разговора неумолимо заканчивались, мысли вертелись вокруг совершенно иных вещей. Например, насколько хватит его самообладания, когда они выйдут из ресторана.
- Где ты остановился?

+2

368

Мысль об Эмилевых обедах испарилась так же быстро, как и зародилась - фотограф на миг онемел, поскольку мсье д`Эстре со снайперской меткостью поднял именно ту тему, на которую Лион не решался заговорить сам. Сердце как-то нездорово-быстро заколотилось, а новый вихрь соответствующих мыслей поверг самого фотографа в невероятное смущение.
- Недалеко.. - он кашлянул, возвращая голосу нормальное звучание и продолжил. - Недалеко от центра. Какая-то гостиница, мне ее агент посоветовал. Хотя я бы воспользовался чем-то менее фешенебельным. Всё равно я  там не бываю толком.
"Знаешь ли, в то время, что я не работал в студии, я ходил по улицам. А спать и на подиуме можно, подушки там есть..."
- А ты где.. живешь?.. - вопрос дался как-то с трудом, а вино никак не способствовало успокоению. Лион, наконец, заметил истерзанную салфетку и, смутившись, отложил ее в сторону. Встретив неожиданно говорящий взгляд француза, он вдруг понял, что затаил дыхание. Никак не ожидал от спокойного и скептичного Эмиля подобного взгляда, а потому на миг даже растерялся, не подозревая, что его собственный взгляд является полным отражением эмоций напротив.

+2

369

Эмиль прикрыл глаза и, чтобы успокоиться, попытался представить хорошо изученный им центр Парижа. Там гостиницы были все как одна фешенебельными и вследствие этого безумно дорогими, где останавливаются избалованные туристы и богатые дельцы. И именно поэтому журналист не любил центр города.
Слова чуть было не сорвались с губ, но француз вовремя прикусил язык. Такие решения не принимаются сходу, хотя предложить Лиону переехать к нему показалось сейчас самым логичным и правильным. С другой стороны, Эмиль не мог отделаться от ощущения, что все развивается настолько быстро и благополучно, что долго такое положение дел не продлиться. С третьей, испортить все совместным проживанием не хотелось, а Эмиль знал, насколько легко это сделать. С четвертой... В общем, было безумное количество за и против, но они едва ли дотягивали до желания видеть Лиона рядом и быть уверенным, что он никуда не денется. Наверное, это говорили в нем чувства, всколыхнувшиеся от этого щедрого на события дня - изумленная радость от встречи, еще невыкорчеванный страх еще одной разлуки и желание не ошибиться, - но сейчас они казались самыми верными вещами в этом мире.
Чтобы немного отвлечься от этих размышлений, Эмиль подозвал официанта и попросил пепельницу. Пошарив по карманам, вытащил неизменную пачку сигарет и зажигалку, закурил. Пара затяжек притушила разливающийся по телу жар, но привести мысли в порядок не смогла.
- Сегодня ты практически дошел до моего дома. Я живу в нескольких шагах от того места, где мы встретились, - сказал Эмиль, задумчиво стряхивая пепел с сигареты. Перевел взгляд чуть левее и заметил истерзанную салфетку, и это странным образом подтолкнуло его. - Я тебя понимаю, сам не люблю фешенебельные отели. Если захочешь, перебирайся ко мне.
Тишина, повисшая после этих слов, стучала кровью в висках. Эмиль сам был в шоке, что сказал это, но отказываться от своих слов не собирался.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-05-19 18:08:53)

+3

370

- Захочу, - как-то слишком быстро откликнулся Лион, которого, кажется, вообще не мучили подобные сомнения. Ну, на самом деле, ему действительно не нравилась безликая гостиница. И потом, он уже не представлял, как можно расстаться дольше, чем на пятнадцать минут, по истечении которых начнётся такая ломка, что все предыдущие полгода покажутся раем.
"Ты практически дошёл до моего дома.."
Странно, он как чувствовал, бродя по району, и вглядываясь в провалы окон, полускрытые пеленой дождя.
- Мне правда не нравится в отеле, - поспешил добавить фотограф, изрядно смущённый собственным быстрым ответом. Может, Эмиль из вежливости предложил?..
Быстрый взгляд в глаза - и сердце ухнуло куда-то вниз, и заколотилось совсем не там, где ему природой положено. Нет, не из вежливости. Столько всего было в этом взгляде, что дыхание перехватило. И сомнения, и страх все испортить, и желание, и..голод. Такой, что Лион поспешил отвести глаза, подзывая официанта и лихорадочно требуя у него мороженное с кофе.
Немного переведя дух, он улыбнулся, снова возвращаясь взглядом к родному лицу.
- Когда тебе удобно будет принять меня с кучей чемоданов и двумя десятками менеджеров?..

+2

371

Эмиль тихо рассмеялся. В этом смехе отчетливо проскальзывали нотки облегчения и даже какой-то счастливой растерянности. Он боялся, что Лион не согласиться? Он боялся, что слишком спешит? Француз и сам не мог ответить однозначно, но в такие моменты ему казалось, что все на самом деле очень просто, а он все усложняет.
Безумно захотелось снова накрыть его руку своей, согреться его теплом, в который раз убедиться, что он не спит. Вместо этого Эмиль слегка тряхнул головой, отбрасывая упавшие на лицо волосы, и затушил сигарету.
- Куда тебе столько менеджеров? - улыбнулся он, почти загипнотизировано наблюдая, как Лион ковыряет ложечкой мороженое. Несмотря на только что выкуренную сигарету снова захотелось курить. Но вместо того, чтобы совсем уж гробить свое здоровье, Эмиль попытался сосредоточиться на более насущных проблемах. Например, когда он получит Лиона в свое полное и безраздельное распоряжение.
- Как соберешь свои ставшие многочисленными пожитки, - ответил он, понимая, что теперь вряд ли будет задерживаться на работе допоздна. - и я буду тебя ждать.
Эмиль улыбнулся, потому что вдруг понял еще одну вещь. Что бы Лион не нашел в Детройте, теперь у журналиста будет отличный повод увезти его оттуда.

+1

372

"Вечность бы слушал."
Такая вот глупая и неуместная мысль пришла в голову, когда фотограф замер с ложкой во рту, рассматривая смеющегося Эмиля.
- Насчёт менеджеров я пошутил. Хотя они вездесущие, как комары. Не успел открыть окно - уже жужжат в ухо, - Лион рассмеялся тоже. Мороженное слабо спасало ситуацию - становилось все жарче.
Захотелось вскочить и поехать к Эмилю прямо сейчас - к чёрту шмотки!.. Причём, безо всякой задней мысли, внезапно стало интересно, как он живёт, какая у него квартира, какой вид из окна.. Потом мысли приняли несколько другой оборот, и Лион срочно обратил внимание на мороженное, исчезнувшее с катастрофической скоростью.
- Тогда сегодня вечером и перееду, - сказать это вслух стоило больших усилий, нежели казалось фотографу. особенно после картин, нарисованных воображением.  На миг ему показалось, что лучше вообще остаться в гостинице.
- Ты же поможешь мне собрать чемоданы?.. - Перспектива затащить Эмиля в свой номер тоже теперь смотрелась под каким-то двусмысленным углом. Просто показать, как он обитает последние несколько дней - эти мысли отошли на второй план, и фотограф даже испугался, а не слишком ли откровенно звучат подобные высказывания?..
"Я сумасшедший. Мерещится непонятно что." - опять накатило ощущение, что он один тут думает непонятно о чём, в то время, как их разговор только самый придирчивый и заинтересованный слушатель мог истолковать двояко.

+1

373

- Договорились, - кивнул Эмиль, все-таки доставая сигарету и щелкая зажигалкой. Мысль о том, что Лион наконец-то будет рядом настолько, насколько это возможно, совсем скоро, неожиданно опалила жаром и потребовала никотиновую дозу успокоительного.
Французу казалось, что сегодня жизнь на черновик закончилась. Пора жить набело.
Холодный рационализм, уступивший место хаотичному вихрю чувств, еще предупреждал, что события слишком форсируются, что это ненормально, неправильно, неверно. От этого чувствовался горький привкус сомнений, и по пальцам иногда пробегала легкая дрожь. Но в то же время Эмиль был уверен, не разумом, а чем-то менее рациональным, что это и вправду было неправильно, если бы рядом был не он. А с ним все возможно.
- Раньше ты путешествовал налегке, - улыбнулся журналист, глядя на Лиона поверх очков и стряхивая пепел с сигареты. Подозвал проходящего мимо официанта и заказал чашку черного кофе. - Но раз так, то помогу, конечно.
Кофе принесли неожиданно быстро. Журналист сделал глоток, хотя знал, что его жажду этот напиток утолить не способен. Пальцы требовали прикосновений. Губы пересохли. Теперь он прекрасно знал, что значит быть сумасшедшим.

+3

374

Лион кивнул, не в состоянии больше выдавить из себя ни слова. Да и слова казались банальными и скучными, а те, которые приходили на ум первыми - были еще и достаточно непристойными.
В какой-то миг он понял, что если съест еще хоть кусочек - он просто лопнет, и несколько испуганно отодвинулся от стола.
На самом деле хотелось сорваться за этими, уже кажущимися лишними вещами прямо сейчас, не теряя ни минуты, скорее перетащить пожитки к Эмилю, оккупировать территорию и никого больше туда не пускать. Засесть в пороге эдаким злым цербером, придирчиво осматривая каждого посетителя. Прочие мысли Лион старался от себя гнать.
Эмиль наслаждался кофе, фотограф наслаждался этим зрелищем, в душе, если не брать вихрь смутных мыслей и образов, наконец-то царил мир. Сейчас, Эмиль насытится, можно будет просить счёт и бегом-бегом-бегом в злосчастный отель, кажущийся уже, скорее, помехой на пути к воссоединению с Эмилем, нежели необходимой точкой отправки.

+2

375

Наверное, не надо было писать пост с температурой о_о прости, какой-то он несвязный вышел(
Кофе закончился как-то чересчур быстро, но зато даровал какое-то подобие душевного равновесия. Казалось, то легкомысленное безрассудство, которое успешно миновало Эмиля в годы буйного студенчества, сейчас наверстывало упущенное, кружа голову и напрочь лишая хоть каких-нибудь логичных мыслей. Временами это даже пугало, учитывая, что раньше прецедентов не было.
Чашка тихо стукнулась о блюдце, журналист поднял глаза на Лиона. Фотограф сидел с каким-то задумчиво-вдохновенным видом, полумрак ресторана мягко очерчивал черты лица, челка снова упала на глаза так, что тут же захотелось убрать ее со лба ставшим уже привычным жестом. Оказалось, ему так мало нужно для счастья - чувствовать его рядом и иметь возможность прикоснуться.
Француз слегка тряхнул головой - не о том думает, - и пока Лион расплачивался, встал из-за стола. В общем-то он не считал, что фотограф ему что-то должен, но настаивать на разделении счета пополам не стал. Так он поступал по отношению к близким людям, которых не хотел обижать. Случалось подобное довольно редко, но случалось, тогда как в большинстве случаев он не позволял никому за себя платить. Терпеть не мог чувствовать себя должником, хотя в случае с Лионом слово "должен" вообще как-то позабылось.
Накинув почти высохший плащ и кивнув в сторону двери, мол, подожду на улице, Эмиль вышел на небольшое крыльцо, вдохнув сырой после дождя воздух. Капли еще срывались с неба, но по сравнению с недавним ливнем это были пустяки. Было почти пусто, народ еще не решался выйти на улицу после такой непогоды, и после наполненного гулом голосов ресторана эта тишина показалась журналисту самым прекрасным звуком на свете. На ее фоне, наверное, голос Лиона покажется еще роднее.
Сизый сигаретный дым лениво взлетел вверх, и Эмиль улыбнулся, слыша по ту сторону двери торопливые шаги фотографа.

+2

376

Не надо было вообще ко компу садиться. *ругается* Нет, пост потрясающий, но мне от этого не легче. Ты еще помри за написанием поста. На работе, так сказать.. рррр...

Хотелось подойти сзади и уткнуться носом в затылок, втягивая родной запах. Обнять за талию, сунуть руки в карманы плаща и замереть так, просто наслаждаясь моментом тишины и того, что они.. наконец-то.. вместе.
Лион улыбнулся.
Когда-нибудь - сейчас он знал это абсолютно точно - он так и сделает. И в этом жесте никто не увидит ничего предосудительного. А пока.. Он подошёл, становясь рядом, глядя в небо.
- Ты еще не передумал, я надеюсь?.. - прозвучало шутливо, но фотограф покосился на Эмиля вполне себе серьёзно, словно действительно готовый к тому, что сказка в любой момент может закончиться суровой и неизбежной реальностью.
Белоснежный мустанг призывно пикнул - Лион внаглую припарковался перед самым рестораном, заняв наиболее козырное место. Не менее шикарные машины притаились вряд за его мустангом. Фотограф прерывисто вздохнул - внезапно накатило волнение. Неужели это произойдет прямо сейчас? Неужели через какой-нибудь час они снова будут вместе - совсем как там, на Лайиле - валяться на полу, отбирая друг у друга сигарету и болтать о пустяках?.. Он закусил губу изнутри, повернувшись к Эмилю.
- Карета подана, мой король.

+2

377

Милый, можно я не буду показывать пальцем на кое-кого, кто любит поступать аналогично?) Не ругайся, все уже хорошо *целует в висок*
Эмиль улыбнулся. Он даже его шаги узнает.
Он только сейчас задумался над тем, что по сути они знакомы в сумме не больше сорока восьми часов. И как вышло, что вся его жизнь заполнилась одним-единственным человеком за столько короткий (или все же длинный?) срок? Насмешка судьбы: он никогда в подобное не верил. Не искал. Не мечтал. Полагал, что не создан для такого, а сейчас сердце заходится лишь от того, что он стоит рядом, почти касаясь плеча своим.
- Боюсь, это невозможно, - Негромкий хрипловатый голос звучит мягче, почти без привычных саркастичных ноток. Тлеющий огонек сигареты отражается от стекол очков.- Я уже как-то настроился, что кофе я буду варить на двоих.
Лион смотрел на него с каким-то нечитаемым выражением. Льющегося из окон ресторана света едва хватало, чтобы угадать родные черты лица, да и Эмиль никогда не умел особенно читать по глазам, чтобы сказать, какие сейчас мысли роятся в светловолосой голове. Просто протянул руку, убрав с лица непослушную челку так, как хотел сделать еще в ресторане. И улыбнулся.
- Идем.
Горький дым медленно таял в свежем прохладном воздухе.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-06-02 03:11:14)

+2

378

В каком месте хорошо? *требовательно*

- Едем, - поправил Лион, предусмотрительно открывая перед Эмилем дверцу машины. Волнение перерастало в какой-то не то азарт, не то восторг, хотелось петь и прыгать  и большого труда стоило держать себя в руках. Когда родные пальцы так знакомо коснулись волос в привычном (откуда?), только их жесте, личном, немного интимном, только тогда он понял, что уже всё хорошо. И не важно, что они отыщут в Детройте, будут ли они жить вместе или разъедутся и будут видеться набегами..
Это совершенно не важно, потому что все уже хорошо.

...Он вёл машину неторопливо, теперь уже оттягивая момент переселения, растягивая удовольствие. У гостиницы оставил машину на стоянке, провёл Эмиля внутрь, где они поднялись на лифте на предпоследний Этаж - Лион любил встречать солнце.
- Странно так, - пикнул магнитный замок, мягко открылась дверь, - Теперь я тебя веду в свой номер.. Кстати, не хочешь пожить у меня пару дней?.. - Эта мысль пришла совершенно спонтанно, на фоне воспоминаний о том, как сам он жил в номере Эмиля,  как они заказывали завтрак, как валялись на диване и лечили спину журналисту... Лион обернулся, всё еще продолжая мысленно себя успокаивать - слишком уж неоднозначные эмоции вызывала вся эта ситуация вкупе с его вопросом.

+2

379

Во всех)
- Думаю, мы еще наживемся в отелях, - ответил Эмиль, оглядывая великолепный, роскошный, но какой-то обезличенный номер. Единственный индивидуальный штрих - сумка (кажется, еще та, с острова) с камерой в кресле. Все остальное тщательно сложено и разложено старательными горничными так же, как и в десятках таких же номеров в этом отеле. - Я тебя в этом фешенебельном кошмаре не оставлю. Так что не пытайся увильнуть от сборов, - с улыбкой добавил журналист, обернувшись через плечо.
Он стоял у широкого окна в полстены, откуда был виден самый центр Парижа, яркие огни которого были притушены дождливой сыростью. Идея пожить здесь была, в общем-то, неплоха, но почему-то Эмиль сразу же почти возненавидел этот сверкающий номер просто потому, что это не его квартира. И роскошь обстановки здесь не при чем, просто оставлять родного человека в этом безликом помещении, пусть и заставленном дорогой мебелью, казалось почти преступлением.
- Как ты высоко забрался, - глядя на маленьких шагающих по лужам человечков, сказал француз и, не удержавшись, рывком притянул к себе фотографа, сомкнув руки на талии. Сердце заколотилось быстро-быстро.
Он даже не знал, что умеет так любить.

+3

380

Всё это время Лион смотрел, смотрел и не мог насмотреться. Отвлёкся всего раз - глянуть из окна на вид вниз, на мелких людей, бегающих по улицам - сколько он так стоял, вглядываясь сверху и отыскивая знакомую походку? Какое-то время высмотреть журналиста в толпе было для него манией. Отвлёкся - и тут же поплатился за утрату бдительности, оказавшись в горячих руках, крепко прижатым к самому дорогому для него человеку в мире. К единственному - во всех смыслах. Лион даже растерялся на миг, удивлённо вглядываясь в лицо журналиста, восстанавливая дыхание, сорвавшееся рваным выдохом, затем осторожно, как-то неверяще скользнул руками по предплечьям, сминая ткань одежды, по плечам, на спину - с каждым движением прижимаясь все крепче, обнимая за шею. Лица на какой-то момент оказались совсем близко, и фотограф коснулся носом скулы, прикрыв глаза, погладил и прижался своей щекой к щеке Эмиля, сбито дыша в шею.
Он чувствовал, как быстро колотится сердце напротив, зеркально отражая стук его собственного, доказывая реальность происходящего, ощущал, как сбивается дыхание, заставляя грудную клетку вздыматься чаще. Ему на миг показалось, что они стали одним существом, функционирущим в едином ритме.
Даже странно было прошептать, нарушая  установившуюся, странную тишину:
- Любовь к высоте - это у нас семейное...

+1

381

Сердце стучало глухо и сбито, с каждым ударом впечатывая образ фотографа все сильнее в сознание, в душу, в самую его суть, хотя сильнее, казалось, уже некуда. Дыхание щекотало шею, пуская по спине дрожь. Ставшие горячими пальцы перебирали складки одежды, едва сдерживаясь, чтоб не залезть под нее и не коснуться кожи. Эмиль знал, что тогда уже не остановится, а поэтому лишь вдыхал запах, изредка касаясь губами загорелой шеи.
Журналисту казалось, что он может простоять так вечность. Так, словно его Одиссея закончилась, словно после долгого путешествия он вернулся домой. Пальцы перебирали светлые волосы на затылке, губы чувствовали частый пульс под теплой кожей, а душа, казалось, билась в истерике от восторга, путая мысли, слова, ощущения, оставляя четким лишь один образ. Долгожданный. Родной. Любимый.
Что-то говорить, хоть на секунду оторваться, перестать чувствовать мягкое согревающее тепло казалось преступным и невозможным. Голос отказывался слушаться, поэтому Эмиль только рассмеялся, тихо, сбито, щекоча хриплым смехом кожу за ухом, куда добрался короткими легкими поцелуями. Умом он понимал, что руки пора уже размыкать, но сил не было. Как не было сил сопротивляться этому притяжению.
Короткий вздох, ладонь собирает волосы в горсть, натягивая на грани болезненного, вкладывая в этот жест все свое нетерпение и голод, и так же плавно отпускает. Эмиль отходит на шаг назад и смотрит на Лиона ставшими почти черными глазами:
- Надеюсь, вещей у тебя не очень много.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-08-16 21:33:37)

+2

382

Беззвучно шевельнув губами, Лион кивнул, загипнотизировано глядя в почти чёрные глаза. Его, всегда находчивого и болтливого, сейчас дар речи оставил. Ноги всё еще подкашивались от ощущения властной ладони в волосах, перед глазами плавали тёмные круги и больше всего на свете хотелось ухватиться за отступившего журналиста, вжаться всем телом, и..
Сердце, заходящееся в бешеном ритме, то и дело замирало, и в эту минуту казалось, что фотограф не то умер, не то обрёл дар вечной жизни. Сглотнув, Лион в огромным трудом взял себя в руки, успокаивая выходящее из-под контроля тело единственной мыслью: "я ждал полгода. Неужели не подожду еще немного?.."
И, удивительно, но казалось нет, не подождёт.
"К чёрту вещи.."
Он едва не сказал это вслух. Потом подумал, что если сейчас не отвлечётся хоть на что-то, то однозначно они с Эмилем не выйдут отсюда раньше, чем через неделю.
- Не очень, - выдавил Лион из себя, чудом отводя взгляд от завораживающего блеска глаз журналиста. С трудом сглотнул, пытаясь привести в чувство пересохшее горло - получившийся хрип пробрал его самого.
Спортивная сумка с немногочисленными пожитками казалась такой незначительной, но фотограф ухватился за нее, как утопающий  за спасательный круг, пытаясь не смотреть на журналиста, но пальцами ощущая не грубую ткань сумки, но бархат тёплой кожи.
"Я с ума сойду."

+2

383

Ответа фотографа Эмиль не услышал, скорее прочитал по губам. Кивнул. Стоило разомкнуть руки, как сердце пустилось вскачь, восполняя те пропущенные удары. Кровь стучала в висках, руки, выудившие из кармана пачку сигарет, едва заметно дрожали. Щелчки зажигалки слегка повернули мысли в более приземленную сторону, но все же на Лиона француз старался не смотреть, снова отвернувшись к окну.
Фотограф собрался быстро, всего за одну выкуренную сигарету. За это время никотин успел придать французу хотя бы видимость спокойствия, хотя собственное дыхание еще казалось слишком громким. Когда он снова обернулся, глаза у него были карие, как всегда.
- Все собрал? - Хрипотцу скрыть не удалось, грассирование стало слышаться четче, чем обычно. Эмиль чуть нетерпеливым жестом поправил очки и кивнул в сторону двери. - Тогда идем.

Казалось, они ехали целую вечность, хотя часы упорно доказывали, что на все ушло не больше получаса. Лион припарковался недалеко от дома, и те пять минут, что они шли до дома, журналист сжимал в руке ключи от квартиры и старался даже случайно не коснутся идущего рядом спутника. Потому что в противном случае - Эмиль знал это наверняка - его наспех склеенное самообладание полетит ко всем чертям.
Сухо щелкнул замок, отворяя дверь. Темнота пахла кофе и сигаретами, и Эмилю показалось, что он не был дома как минимум неделю. Хлопнул ладонью по выключателю, и желтый электрический свет ударил по глазам, заливая небольшой коридор. Сам факт присутствия Лиона здесь, сейчас, в его квартире, был настолько головокружительным, что Эмиль почувствовал, что должен что-то сказать, чтобы разбить эту сюрреалистичную тишину.
"Мой. Здесь. Наконец-то."
- Кофе? - спросил он первое, что пришло в голову, снимая с плеча замершего фотографа сумку.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-08-17 01:16:40)

+2

384

Возня с регистрацией, выпиской из номера, указаниями, что говорить менеджерам и прочим визитёрам.. все это промелькнуло как-то невнятно и совершенно не отложилось в памяти. Лион даже не думал, что его могут хватиться, что пойдут слухи о его побеге, исчезновении, похищении. Он просто.. мгновенно забыл о жизни, которой жил ДО встречи с Эмилем. Зачем она ему. Вместе, они придумают что-нибудь новое. Новую жизнь.

Квартира была именно такой, какой представлял ее себе Лион. И запах был.. какой-то домашний и родной. Он замер, щурясь и не зная, куда ступить, потому что сразу почувствовал себя, как дома. Он словно бы знал расположение комнат, и уже настолько чётко готов был направиться вглубь дома, что испугался, не слишком ли нагло это будет выглядеть со стороны.
- Д-да. Пожалуй. - пробормотал фотограф, а Эмиль снова оказался рядом, снимая с его плеча сумку. Так, словно полжизни этим занимался. Прикусив губу, Лион следил за журналистом, понимая, что сейчас просто повиснет у него на шее и очень долго не отпустит, возможно, даже на работу.
Пытаясь сдержать собственнические порывы, фотограф медленно дышал, приводя в порядок мысли. Тому немало способствовал процесс разоблачения - куртка, обувь, все методично расстёгнуто, развязано, аккуратно поставлено под вешалкой.
"И откуда только я знаю, где кухня?.."
Внезапно пришла мысль, что он уже жил в такой квартире. Или в очень похожей по планировке.

+1

385

Едва удержавшись, чтобы не погладить фотографа по щеке, Эмиль, резко развернулся и ушел вглубь квартиры, унося с собой сумку Лиона. Он не боялся показаться негостеприимным, потому что Лион не был гостем. Он был человеком, которому предназначался дубликат ключей, уже несколько лет лежащий в ящике в прихожей.
Квартира была небольшой и совершенно обычной. Две комнаты с видом на узкие улочки с теплыми оранжевыми фонарями, небольшая кухня. Типичным жилищем холостяка никак не назовешь, но чувствуется, что женской руки нет и никогда не было: никаких бесполезных безделушек на полках, памятных фотографий на стенах и комнатных растений. Запах кофе, приправленный горьковатой ноткой сигарет, мужского парфюма и... книг. Эмиль, не расстающийся с ноутбуком и многочисленными флешками на работе, дома признавал только книги в своем первозданном виде: печатное издание, шелестящие страницы, приятная тяжесть в руке. Именно поэтому в одной из комнат целую стену занимал книжный шкаф.

Было уже поздно, чтобы пить кофе, но Эмиль знал, что и так не уснет. Зорко следя за варящимся в турке напитком, он ненароком прислушивался к перемещениям Лиона, которому была предоставлена полная свобода действий, и пытался привыкнуть к странному, непривычному ощущению: он больше не один.

+2

386

Лион был благодарен журналисту за то, что тот не таскался с ним из комнаты в комнату. К состоянию "вместе", накатившему так внезапно, нужно было привыкнуть. Он безошибочно определил спальню, две секунды помучался угрызениями совести в пороге, мол, не слишком ли нагло будет слёту тащить сюда чемоданы, и, через пять минут уже запихивал свои вещи в Эмилев шкаф,выудив оттуда домашнюю рубашку журналиста. Накинул ее на плечи. Не то, чтобы у него не было своей подходящей одежды, просто.. он хотел ощущать этот запах, это родное тепло как можно дольше, как кот, который спит на вещах уехавшего хозяина. Увидел среди вещей светлые брюки, те самые, улыбнулся. Они выглядели, как  музейный экспонат, словно их выложили на полку и больше к ним не прикасались.
Лион ввинтился в свои старые, растянутые джинсы и побрёл на кухню, откуда уже доносился заманчивый аромат кофе.
Желание подойти сзади и крепко обнять Эмиля накатило в тот миг, как Лион перешагнул порог кухни, и рассмотрел замершего у плиты журналиста. Только боязнь, что он обожжётся заставила сунуть руки поглубже в карманы, оттягивая кромку джинс. Лион, почти неслышно ступая босыми ногами, прошёл к подоконнику и застыл, опираясь о него и не отводя взгляда от журналиста.
- Твой дом именно такой, каким я его представлял, - тихо сказал он, словно боясь нарушить мерную тишину.
- Столько книг... Не успокоюсь, пока все не перечитаю.

+1

387

Шаги за спиной почти не слышны, только шорох одежды выдает приближающегося фотографа. И Эмиль старается привыкнуть к этому звуку, ощущению, такому удивительно-теплому и от этого еще более странному и незнакомому.
Кофе вот-вот будет готов, привычные действия позволяют отвлечься от сумбурных мыслей, хотя взгляд то и дело норовит скользнуть в сторону. На губы ложится легкая улыбка, когда журналист замечает свою рубашку на Лионовых плечах.
- Когда соберешься учить французский, они тебе пригодятся, - негромко говорит он, разливая ароматный напиток по маленьким кофейным чашечкам. И лишь благодаря тому, что движения отработаны годами, рука не дрогнула. И виной тому не внимание и пристальный взгляд Лиона, а все еще бурлящее внутри чувство, не утихающее с тех пор, как он увидел знакомую светловолосую фигуру под дождем. - Но на английском тоже есть, так что можешь приступать.
Чашки тихо звякнули о блюдца, становясь на стол. Кажется, они сегодня не уснут и не только из-за кофе. Они слишком долго не виделись, чтобы утолить эту мучительную жажду прикосновений, голоса, даже простого присутствия рядом всего лишь несколькими часами.
- Не думаю, что моя квартира отличается чем-то особенным среди прочих парижских квартир, - слегка покачал головой француз, ухватившись за сказанную фотографом фразу. К его голосу, звучащем в этих стенах, тоже надо привыкнуть.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-08-28 19:20:23)

+2

388

- Здесь есть ты, - просто улыбнулся Лион, - Потому прочие парижские квартиры не угадывают, и вынуждены уныло влачить свое скорбное существования до момента сноса... -  Он подошёл к столу, не решаясь опуститься, словно боясь, что только он устроится на стуле - Эмиль выйдет из комнаты, и он за ним не успеет.
Странные мысли, сопровождающие желание по-детски вцепиться в рукав и крепко держать хотя бы кусок ткани его рубашки. Лион обхватил себя руками за плечи, поглаживая ткань. Чтобы хоть как-то занять ладони, норовящие прижаться к плечам стоящего рядом журналиста. Странная тишина, наполнившая кухню, тревовала хоть что-то сказать, это было не то молчание, когда все самое главное сказано, и Лион мучительно соображал, что же он так и не сказал. В голову слёту ничего не приходило, потому он решил заняться актуальным - кофе.
- Спасибо, - пальцы коснулись горячей чашки, отдёрнулись, потом гораздо более осторожно скользнули по ручке.

+1

389

Эмиль только улыбнулся, не найдя, что сказать на такое просто объяснение уникальности его квартиры. Электрический свет причудливо играл на светлых волосах Лиона, а француз, стоя с ним совсем рядом, не понимал, почему он до сих пор не коснулся его, не обнял, не поцеловал так, как хотел весь этот безумный день, все эти пустые холодные полгода. Ведь Лион больше не исчезнет. Он его больше не отпустит.
Видеть его было так же необходимо, как дышать. Касаться его значит чувствовать себя живым. Знать, что он рядом, - обязательное условие, чтобы сердце сделало очередной удар.
Случайное почти неощутимое прикосновение - случайно задел, ставя чашку на стол, - а по коже уже разливается жар. Голод медленно тлеет на дне карих глаз, готовый в любую минуту разгореться с новой силой. И это не столько физическое влечение, сколько потребность вновь и вновь убеждаться, что Лион принадлежит ему и больше никому. Потому что сам он принадлежит целиком и полностью ему.
Эмиль поднял руку, убирая со лба фотографа вечно растрепанную челку, пропуская волосы сквозь пальцы. Ладонь скользнула дальше, зарываясь в волосы на затылке, он качнулся ближе и, секунду помедлив, коснулся губами губ, целуя так, как надо было целовать там, на острове. И, может, не было бы этих долгих шести месяцев пустоты и ожидания.

+3

390

Странно ощущать, как все останавливается. Это физическое ощущение замершего времени, пространства, мыслей, собственного сердца. Абсолютная пустота и тишина, не разбавленная ничем, кроме нарастающего чувства абсолютного же счастья где-то внутри.
Вместе с этим отпускает напряжение, которого фотограф даже не замечал, но которое все это время, оказывается, сжимало сердце в стальных тисках. Он боялся, что поспешил, что не правильно понял, испугал. Сам не понимая этого, боялся, что их чувства, одинаково сильные, все же немножко разные.
Много чего боялся, сам того не осознавая.
А сейчас все однозначно стало на свои места.
Он подался вперёд, осторожно, неторопливо, словно все еще не в силах поверить в происходящее, хотя еще час назад готов был и не на такое.
Ладони коснулись талии журналиста, прижались, скользнули на спину, медленно, но надёжно замыкая крепкие объятия, из которых одному французу не так легко будет выбраться.
И ответил. Так, как давно хотелось, как мечталось все это время, пытаясь без слов рассказать все и сразу, дать понять, показать и открыть.  Голова закружилась, пальцы вдруг нетерпеливо стиснули ткань на спине. Лион понял, что хочет все, сразу и прямо сейчас, иначе он рискует просто свалиться в обморок от такого нежданного счастья.
"Je t`aime.."

+3


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...