"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 31 страница 60 из 395

31

- Ага, я вижу, - скептически хмыкнул Эмиль, все еще вглядываясь с тревогой в лицо своего нового знакомого. Выглядел он, прямо скажем, неважно, хотя сам Эмиль тоже вряд ли блистал красотой и здоровьем. Чуть помедлил и встряхнул руку, заставляя кровь прилить к ладони, и снова положил ее Лиону на лоб. Лоб ему показался просто ледяным, неудивительно, что парня так трясет.
- Сидите спокойно, я уже почти в порядке, вашими стараниями. - Журналист, принципе, не погрешил против истины. Голова уже почти не кружилась, в сон не клонило, осталась только боль от ушибов да ноющий затылок, но это как-нибудь переживет. - А вот с вами я даже не знаю, что делать.
Эмиль проследил глазами за взглядом фотографа и тихо вздохнул. Видимо, они здесь крупно застряли. Руки пошарили по карманам брюк. Мобильный он отключил как только приехал и оставил в номере.
- Лион, а вы случайно, когда идете фотографировать, не берете с собой сотовый?

0

32

- А вот с вами я даже не знаю, что делать.
- Не надо со мной ничего делать, - попытался улыбнуться Лион, - Я и сам все сделаю... - Надо сказать, известие о том, что Эмилю лучше приятным бальзамом пролилось на все душевные раны фотографа, хотя, конечно, ему было бы комфортнее, если бы он лично мог в этом убедиться. А так - перед глазами сияло яркое солнышко, периодически распадающееся на не менее яркие звёздочки, и видимость резко сократилась.
- Тут нет сигнала.. - пробормотал он, подаваясь вперед, к тёплой ладони. - Я уже пробовал. Можно вызвать по экстренному, но пока они нас найдут, мы успеем состариться и умереть свей смертью.. - Лион хихикнул, - Не таким я представлял финал своей жизни, но, впрочем, жаловаться не на что. - Он косо глянул на Эмиля, пользуясь тем, что тёплая ладонь принесла временное облегчение, но тут же снова прикрыл глаза.
Уж попал, так попал. Что я несу? Только бреда мне нехватало.

0

33

Эмиль перебрал в уме все, что знал о тепловых ударах, и вздохнул. Его знания ограничивались только тезисом о том, что тепловой удар бывает от переизбытка солнца. Что делать в таких случаях, он представлял довольно смутно. Вообще, его познания в медицине умещались в две рекомендации: "Выйди на воздух" и "Пойди приляг".
- Лион, может, вам прилечь? - бросил пробный камень журналист, от вида резко взбледнувшего молодого человека позабывший свои дальнейшие рассуждения о полезности сотовой связи. Не дожидаясь ответа, он осторожно потянул Лиона к себе, укладывая его головой себе на колени и снова устраивая руку на лбу. Может, конечно, ложиться и нельзя, но он так дрожит, того и глядишь, затылок себе расшибет о камень.
Судя по тому, как юношу трясет, а трясет его явно неспроста, поднимается температура. Потом его наверняка бросит в жар. А что будет потом, журналист не знал. Эмиль страдальчески вздохнул. Ну почему с ним никогда не было тепловых ударов? Он бы тогда наверняка знал, что делать.
- Как позитивно вы мыслите, - хмыкнул француз, глядя на молодого человека сверху вниз и стараясь хоть как-то удержать его сознание на плаву. - Но я, честно говоря, тоже не так представлял конец своего жизненного пути.

+1

34

Голова резко закружилась, словно земля и небо на миг поменялись местами, а затем в фокус попало лицо нового знакомого, почему-то нависающее сверху и какое-то взволнованное. Стало легче. Лион нахмурился, осознавая себя уже в горизонтальной плоскости. Почему-то подумалось про песок, который сейчас набьётся куда не следует, и наверняка уже прилип везде, где было мокро. А мокро было везде.. Странные были мысли.
Услышав последнюю фразу Эмиля, фотограф даже нашёл в себе силы весело хмыкнуть:
- Вы слишком рано собрались покидать сей бренный мир, друг мой,  - Он поморгал, а затем попытался подняться на локтях, - Не хотелось бы обременять вас, Эмиль, вы пострадали больше. Думаю, вам стоит ещё раз сменить компресс. Я сейчас сделаю.. - Он поднялся, и сел, покачнувшись.
- Секунды пребывания на ваших коленях свершили чудо, и мне намного легче!

0

35

Эмиль страдальчески закатил глаза и отпустил рвущегося на свободу юношу. Ему бы только в театре играть - какая экспрессия, какой типаж! И на гриме можно сэкономить, вот она, зеленоватая бледность без всякой пудры.
- Сидите, - Эмиль удержал порывающегося встать Лиона. - Очень мило с вашей стороны, но давайте вы не будете делать резких движений? Ваш благородный цвет лица и путаные размышления об этом бренном мире меня несколько пугают.
Журналист убрал от своего многострадального затылка мокрую рубашку и, слегка поморщившись, покачал головой. Действительность покачалась в ответ с некоторым опозданием, добавив порцию ноющей тупой боли, но в целом, все было довольно терпимо. Во всяком случае, по сравнению с некоторыми, он не маскировался цветом лица под местную разговорчивую растительность.
- Признаюсь честно, Лион, - Эмиль старался говорить убедительно, как говорил всякий раз, когда убеждал редактора пустить в печать очередную статью, способную раздуть скандал вокруг какого-нибудь политика. - Врач из меня весьма и весьма посредственный, поэтому если вы где-нибудь героически потеряете сознание, то мне придется сразу же убить вас из милосердия, чтобы вы не мучились от моих спасательных манипуляций. Поэтому предлагаю вам посидеть и подождать, пока вас перестанет так колотить.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-12 17:37:56)

+2

36

Лион тихо рассмеялся, хоть зубы и принялись выбивать мелкую дробь.
- Да вы гуманист! - Он покачал головой и прикрыл глаза. - Но, знаете, моё состояние, по сравнению с вашим можно приравнять, скорее, к хорошему. Небольшой тепловой удар, шок - никаких повреждений, в отличии от вашего плеча, которое, к слову, надо вправить, пока не случился отёк, а я этим никогда не занимался. - Фотограф досадливо закусил губу. Знать, и не уметь помочь -  это ужасно и несправедливо. О собственном растяжении он не думал - в сравнении с вывихом это мелочи. И, к слову, у Эмиля ещё сотрясение, которое требует холодного компресса. Последняя мысль послужила стимулом - фотограф, чуть покачиваясь, поднялся на ноги, упираясь ладонью в скалу. Склонился над Эмилем, покачнувшись и чуть не врезавшись лбом в лоб спасителя.
- Простите.. - Тихо пробормотал Лион, подбирая рубашку, и бандану. -  Я сейчас. Рубашку всё равно надо высушить. - Он вышел из пещеры, понимая, что темнеет как-то неуловимо быстро. Однако снаружи камни ещё были тёплыми от солнца. Лион разложил на них рубашку, и, подумав немного, отправил туда же майку. Всё равно больше холодит. Хорошо было бы снять и брюки, но перспектива сидеть в пещере в одних плавках отнюдь не грела, и, поколебавшись, Лион решил не разоблачаться окончательно, только избавился от обуви, доверив просушку атмосфере. Подкатил штаны, прошлёпав босиком к океану, смочил в воде бандану, и направился обратно, выписывая красивые полувосьмёрки.
Мелкий озноб всё ещё оставался, но теперь откуда-то поднимался густой, удушливый жар, не греющий, но отдающийся болью во лбу. Губы пересохли.
- Вот, просто повяжите на голову, - Он протянул бандану, затем передумал, протягивая руку и осторожно опуская ладонь на затылок Эмиля. - Потерпите.. Да, шишка спадает. Это хорошо.

0

37

Эмиль с каким-то исследовательским интересом наблюдал за красивыми петляющими следами, остающимися на песке, но вопреки его прогнозам Лион не свалился ни по дороге туда, ни по дороге обратно. Молодец, парень, сильный, но упрямый, как... Упрямый, в общем.
- Ох... - журналист не удержался от стона, когда мокрая ткань прикоснулась к чугунной голове. Капельки воды пробежали по шее и забрались под рубашку, заставляя поежится. - Представляете, как с вами со стороны выглядим? Один побитый, другой мокрый.
Прикосновения холодной ткани будоражили боль, но были осторожны, за что Эмиль был крайне благодарен. Он уже открыл было рот, чтобы сказать Лиону об этом, но заметил как аристократическая бледность лица юноши сменяется нездоровым румянцем.
- Сядьте. - он обхватил загорелое запястье и потянул к низу, чтобы Лион, наконец, сел. - Что, теперь жарко? Плохо.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-12 20:47:11)

0

38

Последние слова наших последних постов выдают, кто оптимист, а кто пессимист XDD

Расслабившись, Лион позволил себе бухнуться на колени, когда в глазах потемнело от боли, прострелившей руку от запястья до плеча. Бледность вернулась, но и румянец никуда не делся.
- Мы замечательно выглядим, - пробормотал он, устраиваясь рядом с Эмилем и невольно поджимая ноги к груди, стараясь сжаться как можно компактнее, - Если бы я мог, я бы сейчас сделал пару кадров.. Вы же в курсе, что время, за час до заката, считается "золотым" для съёмки?.. - Голос становился все тише, а на лице появилось мечтательное выражение.
- Мне не жарко.. Точнее, жарко, но только голове. Остальному холодно.. Смешно - обоим по голове прилетело. Эмиль, мы с вами, случайно, не родственники? - Он тихо засмеялся, понимая, что, наверное, несет редкую чушь. Становилось ещё холоднее, и фотограф обхватил себя руками. Наверное, стоило выйти туда, где были тёплые камни, всё-таки, дождя нет, чтобы прятаться в пещере, но он ещё опасался дёргать Эмиля, а потому решил оставаться рядом с ним.

0

39

Мы с вами хорошо дополняем друг друга))

Эмиль одернул руку, когда увидел, как исказилось от боли лицо Лиона. Черт, у него же наверняка растяжение! Мысленно выругавшись на себя красивыми французскими ругательствами, он покосился на примостившегося рядом юношу. Его все еще трясло, а на щеках вовсю полыхал румянец. Приехали.
Эмиль кусал губы и лихорадочно думал, что делать. Прикоснулся ладонью ко лбу, теперь он показался ему просто обжигающим. Ему бы самому приложить бы что-нибудь холодное ко лбу, да укутать бы во что-нибудь. Эмиль скрипнул зубами от досады.
Левая рука начала потихоньку неметь. Когда-то в далеком детстве, у него уже был вывих, и он знал, чем это грозит. Вряд ли он сам сможет себе вправить плечо, а Лион сам сказал, что он не умеет. Черт, придется потерпеть.
- Вряд ли, - журналист хотел было пожать плечами, но вовремя передумал. - Мы с вами на братьев не похожи. Только разве что на братьев по несчастью.
Несколько запинающиеся и сбивающиеся интонации, словно юноша никак не мог решить, о чем говорить и перепрыгивал с темы на тему, несколько озадачили Эмиля, но потом он решил, что это входит в комплект симптомов теплового удара. Парнишка дрожал, как осиновый лист, а Эмиль даже не знал, как его согреть.
- Что ж с вами делать? А давайте вас в песок закопаем, - брякнул он, чтобы заполнить тишину и не дать Лиону отключиться. - он еще теплый, как раз и согреетесь.

+1

40

да)

- Прикопайте... И никто не узнает.. - Пробормотал фотограф, а потом неожиданно выругался:
- Merde, до чего же холодно!.. - и тут же снова притих, о чём-то задумавшись.
- А братья редко когда бывают похожи, - наконец произнёс он и посмотрел на Эмиля очень ясным взглядом. - Как вы себя чувствуете? Голова больше не кружится? Не тошнит? Это возможно при сотрясении. - Он говорил быстро, словно боялся, что сейчас снова накроет полубредовое состояние, и он не успеет сказать чего-то важного.
- Когда вам станет легче, думаю, можно будет выбраться на берег, там и правда потеплее.. Хотя я не уверен, что вам надо в тепло, - Он заколебался. - А с другой стороны, хорошо бы развести костёр...Костёр. Я просто непроходимый идиот. Я сейчас разведу костёр, - Он сделал попытку подняться, но слишком резко, а потому голова немилосердно закружилась, и Лион растянулся на песке, чуть не сбив собрата по несчастью.

+1

41

Эмиль судорожно втянул воздух сквозь зубы, сдерживая ругательства, когда его спутник красиво грохнулся, попутно приложив его еще спиной по камню.
- Лион, как вы? - журналист подполз к юноше - благо, он совсем недалеко упал - и тревожно всмотрелся в исказившиеся от боли черты, прикладывая ладонь ко лбу. Лоб был все такой же горячий, на скулах все еще горел румянец, но руки были ледяными. Черт, сегодня явно не их день! - Лион! - Паника потихоньку начала накатывать. Парень и так не в лучшем состоянии, а тут еще и это!
Эмиль оглянулся и, подобрав упавшую мокрую рубашку, встряхнул ее, выругавшись, когда боль левом плече прошила, кажется, даже кости, и обтер краешком пылающее лицо.
- Лион, вы меня слышите?

0

42

Как не хочется открывать глаза.
Рядом тихо шелестит море, кажется, я слышу как пересыпаются песчинки.
Ещё я слышу сбитый частый стук. Сердцебиение. Вот только не могу понять чьё -моё или твоё?..
Телу холодно и жарко одновременно, но, кажется, если пошевелюсь - станет холоднее.
Не хочу шевелиться.
Кожей чувствую каждый камешек, каждую песчинку. Кажется, руки по локоть зарылись в песок, пальцы саднит. Плечи теряют чувствительность, а завтра.. завтра будет очень больно.
Да разве это важно?..
Я совсем немного полежу, и встану, разведу костёр, сменю тебе компресс, ну что ты кричишь, глупый?..
Не бойся, что мне станется.
Я же.. всё равно.. не настоящий.
Дай мне всего минутку.
Что-то прохладное на лбу..
Не убирай.
Так легче.
Чувствую исходящее от тебя тепло. Болит рука, да? Ничего, потерпи. Я думаю, ее можно перетянуть, чтобы сдержать отёк.
Сейчас.
Я сейчас всё сделаю. Только минутку..
..полежу.

Отредактировано Лайонел Штефен (2010-04-12 22:13:26)

+1

43

Паника сжала горло, не давая вздохнуть. Глаза беспомощно заметались по неподвижному лицу.
- Ну же... давай очнись... давай - Эмиль и сам не заметил, как стал что-то бессвязно шептать, все еще проводя мокрой тканью по пылающим щекам, хоть как-то охлаждая кожу. От бессилия захотелось надавать пощечин, но француз сдержался. - я не для этого тебя спасал...
Рука уже почти не слушалась, делая левую сторону тела какой-то неподъемно-тяжелой. Пришлось отложить мокрую бандану, чтобы прижать ладонь к шее. Не то, чтобы Эмиль что-то там такое особенное нащупал, но пульс был точно. Это несказанно порадовало, и журналист облегченно вздохнул, снова прикладывая бандану к лицу. Однако, если это обморок, то вряд ли он пройдет сам, хотя ничего удивительного, что парень свалился, учитывая с каким энтузиазмом он вскочил на ноги.
- Лион, ну же... очнитесь!

+1

44

В зовущем его голосе было столько паники, что Лиону просто совесть не позволила пребывать в блаженном полуобмороке и дальше. Тем более, что, кажется, вожделенная минутка уже прошла. Что-то невероятно приятное касалось лица, и Лион, выжав из себя что-то среднее, между "всё хорошо" и "уже встаю" (все равно прозвучавшее, как  "мгмннн..."), постарался разлепить веки, ставшие вдруг невероятно тяжёлыми. Вышло не сразу, но со второй попытки фотограф всё-таки открыл глаза (больше помогла паника: а ну как ослеп?), и задумчиво уставился на склонившегося к нему Эмиля.
- Я помню чудное мгновенье... - почему-то всплыли в голове строки стиха одного известного русского классика, весьма удачно переведённые на родной Лионов язык, что он тут же и озвучил, убеждаясь, что, кажется, речь восстановлена. - ..И не забуду никогда, - в такт закончил он, уставившись на Эмиля так, словно видел его впервые. В голове всё так же жарко пульсировало, и почему-то захотелось запомнить это красивое и правильное лицо, необычные глаза, растрёпанные, сейчас  чуть влажные волосы. Жаль, не может сделать снимок, чтож, придётся впечатывать в память.
- А для чего ты меня спасал? - Негромко, но чётко спросил Лион. Сейчас, почему-то, это показалось важным.

0

45

Эмиль облегченно вздохнул и слабо улыбнулся. Желание надавать пощечин для профилактики стало сильнее, но он в который раз сдержался. Паника схлынула, оставив после себя только бешено колотящееся сердце и горькое послевкусие. В который раз провел влажным холодом по щеке и, расслышав вопрос, слегка нахмурился.
- Точно не для того, чтобы ты обмороки мне симулировал, - ответил он, слегка отстранившись, но все еще обеспокоенно глядя на Лиона. - Согласись, в таком случае, мои травмы были бы не оправданы.
Его пристальный взгляд заставил Эмиля вопросительно поднять бровь и снова коснуться ладонью лба. Ему или показалось, или он стал слегка прохладнее?
- Как ты? - тихо спросил он, словно боялся. что от громкого голоса фотографу станет хуже. Он даже не заметил, как плавно перешел на "ты", но задумываться об этом сейчас было бы лишним. Пока его занимало только самочувствие парня.

0

46

Фотограф некоторое время переваривал полученную информацию, потом, видимо, решил, что овчинка не стоит выделки и откинулся обратно на песок.
- Хреново, щаспомру... - Он прикрыл глаза, и только уголки губ чуть дрожали, выдавая отчаянно рвущуюся улыбку. На самом деле ему и правда было хреново, что можно было отчётливо проследить по коже, покрывающейся мурашками. Валяться полуголым и в мокрых штанах, надеясь, что твоё шмотье просохнет на камнях, и мечтая о тепле - это вам не в отеле на шезлонге греться. На самом деле хотелось наброситься на Эмиля, стискивая его в объятиях, во-первых, потому что на Лиона совершенно неожиданно накатило чувство любви к ближнему, и конкретно к этому непередаваемому, неординарному человеку. Во-вторых, потому что Эмиль был тёплый (что фотограф отчётливо ощущал по его ладони) и хотелось прижаться к нему покрепче. Но этот вариант был заведомо проигрышным - Лион слишком хорошо относился к своему нежданному спасителю, чтобы вот так вот нарушать его личное пространство. Значит, следовало всё же взять себя за задницу и пойти заняться костром. При мысли о ломании веток плечи заныли с удвоенной силой, и мурашки снова стадом поскакали по коже, особенно стараясь на груди и плечах.

0

47

Эмиль еще раз горестно вздохнул и переместил ладонь со лба на щеку. Все-таки ему показалось, кожа все так же пылает.
- Не надо было скакать, как дикий мустанг, - не удержался он от шпильки. И вообще, пока Лион тут валялся в блаженном обмороке, он чуть не поседел!
Кажется, до того, как фотограф красиво спланировал на пол, речь шла о костре. Эмиль не мог не признать, что он бы им не помешал, но, к сожалению, костер просто так не берется, а отпускать Лиона одного, да еще в таком состоянии... Журналист закусил губу. С такой рукой он не помощник, а огонь им нужен - темнеет.
- Лион, ты можешь идти? - спросил он, обеспокоенно заглядывая в глаза юноше. Необычные, к слову, глаза, такого цвета радужки он еще не встречал. Убрал руку от лица и аккуратно - запомнив, наконец, что Лиона лучше за руки не хватать - сжал ледяную ладонь. Такой холод можно вообще вместа компресса использовать. - Может, давай выйдем на воздух? Там теплее, чем здесь, тебе там должно быть полегче.

+1

48

- Не надо было скакать, как дикий мустанг.
И я слышу это от того, кто навернулся с дерева? - хотел было отшутиться Лион, но вовремя вспомнил, почему конкретно Эмиль совершил полёт над кукушкиным гнездом.. Совесть принялась пилить с новой силой.
Фотограф задумался, невольно ответно сжимая тёплую ладонь своего кареглазого напарника по несчастью - тело так и стремилось к чему-то тёплому, и некоторые рефлексы невозможно было контролировать. Подумал, что хорошо бы прижать ладони к шишке на затылке Эмиля - и руки согреет, и голове легче будет. Судя по всему, солнце уже почти скрылось, и ничего страшного не случится, если Эмиль покинет их временное убежище. Ещё, ему надо перетянуть плечо.
Фотограф тихо выдохнул, на сей раз поднимаясь медленно, не делая резких движений. Голова не протестовала. После обморока он почувствовал себя чуть лучше - видимо, организм все же решил, что жить лучше, и приятнее, а потому взялся за борьбу с последствиями висения-падения всерьёз. Лиона ещё немного штормило, но сознание прояснилось, и больше не грозило соскользнуть в туманное марево бреда.
- Ты мыслишь шикарно. Осталось воплотить, - Лион улыбнулся. - Начнём с руки. Вправить я ее тебе не могу, но зафиксировать надо бы... А там и наружу выползем. Я помню, что обещал тебе костёр на берегу, и, кажется, небо в алмазах...

0

49

Все еще с тревогой посматривая на спутника, Эмиль позволил ему осторожно подняться, не отпуская ладони. Мысль о том, что он может опять художественно побледнеть и красиво упасть к его ногам возобновила панику, которую пришлось почти силой запихивать обратно в глубины подсознания.
- О, небо в алмазах - это как раз то, о чем я всегда мечтал, - улыбнулся журналист, активно жалея, что сам он не может так же легко подняться. Рука совершенно не хотела слушаться, и казалось, что она набита ватой. С ногами дело обстояло лучше, все равно прыгать горным козлом ему еще доведется относительно нескоро.
Эмиль поморщился, осторожно разминая отчего-то затекшую шею. Ноющий затылок взорвался тупой болью, когда что-то интригующе хрустнуло, но потом стало даже слегка полегче. Жить стало лучше, жить стало веселей. Голова почти не кружилась.
- Главное, чтобы эти алмазы не посыпались на наши многострадальные головы.

0

50

- И откуда ты только, такой пессимистичный?.. - Пробормотал Лион, устраиваясь ближе к собрату по несчастью, и внимательно следя за манипуляциями с шеей. Когда раздался хруст, фотограф вздрогнул, подаваясь вперёд, но обошлось, и ловить ускользающего в обморок не случилось: наоборот, кажется, Эмиль даже посветлел лицом, впрочем, в наползающем полумраке гарантировать это было тяжело.
Лион в очередной раз порадовался, что взял с собой эту нехитрую косынку - она им фактически жизнь спасла! А вот рубашку можно было использовать, как небольшой бандаж, связав рукава...
Но Эмиль прав - действительно, сначала хорошо бы выбраться. Там по-любому светлее, чем здесь. Поднявшись, парень покрутил головой, предусмотрительно держась за скалу. Затем, закусив губу, покрутил плечами и попытался повращать руками - пришедшая бледность перебила даже лихорадочный румянец, зато про холод фотограф на время забыл, пытаясь проморгаться от того, что в глазах потемнело.
Плохая мысль.
- Так. А теперь я помогу вам подняться. - Лион обошёл страдальца с той стороны, которая находилась в наименее плачевном состоянии, присел, и осторожно обнял его за талию, предлагая крепче взяться за своё плечо. - Главное, не спешите. Нам всё равно уже некуда...

0

51

- Нет, я всего лишь реалист, - сказал Эмиль, по привычке чуть было не ляпнувший в ответ на вопрос "Откуда вы?" название газеты, где он работает.
Скептически прищурив глаза, он с интересом наблюдал за мазохистскими движениями плечами, а потом, как следствие, лицезрел аристократическую бледность. Испугавшийся, что сейчас все начнется по новой, Эмиль так обрадовался, что ничего не произошло, что даже удержался от очередного сравнения с каким-нибудь представителем богатой фауны.
Подниматься оказалось труднее, чем он думал. Ноги не слушались совершенно, и Эмиль узнал о существовании таких мышц, о которых даже не подозревал. Помощь Лиона была очень даже своевременной, но журналист боялся сделать ему больно, поэтому опирался на поставленное плечо в полсилы. Что, однако, не помешало им кое-как выбраться из пещеры.
- Не буду. Ты совершенно прав, спешить нам уже некуда. Ужин наверняка уже прошел.

0

52

Лион тихо рассмеялся, качая головой.
  - Даже не знаю, как пережить такую потерю, - кормили, кстати, в отеле на убой и очень, очень вкусно. Зря Эмиль про это вспомнил - фотограф тут же замечтался о супе-пюре с морепродуктами, и чуть не навернулся через камень.
- Прости.. - Он спешно выровнялся, испуганно вглядываясь в лицо Эмиля. Выглядел тот, откровенно говоря, ... страдающим. Лион представил, во что может вылиться травма позвоночника, и прикусил губу. Нет, судя по тому, что кареглазый спутник ещё и пытается меньше на него, Лиона, наваливаться - ноги ему не отказали. Фотограф покачал головой, притормаживая.
- Итак, у нас есть бесконечное количество вариантов, где провести ночь, согревая друг друга заботой, поддержкой и дружеским участием, - он внимательно осмотрел берег. - Но я бы не рискнул забираться в чащу, и слишком далеко в скалы. Что скажешь?.. - Он перевёл взгляд на лицо Эмиля, втайне наслаждаясь возможностью рассмотреть спутника поближе.
Может, когда займусь написанием портретов... - Всё ещё глодала Лиона мысль о невозможности воспользоваться камерой.

Отредактировано Лайонел Штефен (2010-04-13 03:10:05)

0

53

Эмиль, чуть прищурившись, оглядел берег.
- Смотри, может быть там? - он кивнул, указывая на темнеющий в десяти-пятнадцати метров от пещеры кусок скалы. - Я думаю, он еще достаточно теплый, чтобы на него можно было облокотиться и не замерзнуть. Относительно. - добавил он, вспоминая, какие ледяные ладони были у Лиона. Или, может, у него были слишком горячие руки?
На свежем воздухе стало действительно легче дышать. Небо, по которому, казалось, разлили чернила, и появляющиеся на нем звезды, настраивали на самый романтический лад, но дрожащие колени весь этот лад рушили на корню. Как оказалось, стоять, даже просто поддерживать вертикальное положение, становилось все более проблематично, и Эмиль уже хотел, чтобы они хоть куда-нибудь сели, пока он еще стоит на ногах и не повторил обморок своего спутника. Стала накатывать самая обычная усталость, не приправленная ни головокружением, ни чем-либо другим, но легче от этого не становилось.

0

54

Лион кивнул, направляясь к указанной точке. С каждым шагом он чувствовал, что спутнику все тяжелее, и старался не спешить, но и не превращать преодоление 15 метров в ночной моцион. Камень, выбранный Эмилем был замечательный - плоский,  стоящий  под едва заметным наклоном, так, что можно удобно опираться спиной. Под ним, кстати, тоже был кусок скалы - как на заказ, а то Лион уже весь чесался от облепившего песка. Наверняка "пол" тоже тёплый. Когда они подошли поближе, то фотограф увидел в камне с небольшую выемку, и понял, что Судьба какбы намекает однозначно разводить костёр.
Ещё следовало сбегать за рубашкой, и ещё раз смочить в воде бандану. Мысли о том, что необходимо позаботиться о кареглазом спасителе были отличным стимулом игнорировать боль в плечах, и накатывающий озноб.
- Отличный выбор, - коротко похвалил фотограф, помогая Эмилю сесть, и глядя на него с умилением мамаши, гордящейся чадом.

Отредактировано Лайонел Штефен (2010-04-13 03:37:33)

0

55

- Ага, - кивнул Эмиль. - Наверное, такие камни специально создаются в помощь - Эмиль чуть поколебался, подбирая наиболее точную характеристику. - не очень умным людям, вынужденным заночевать в таких местах.
Едва он сел, усталость навалилась с новой силой, но засыпать он был не намерен. Во всяком случае, не сейчас. Тем более, ему даже страшно было думать, в каком они завтра будут состоянии.
- Все в порядке, - на всякий случай сказал он, заметив какой-то нечитаемый взгляд молодого человека, словно он сейчас наклониться и с улыбкой потреплет его по щекам. От такого сравнения сразу сработал рефлекс: захотелось сказать какую-нибудь гадость, чтобы испортить человеку настроение, но француз сдержался. Он вообще сегодня был на удивление сдержанным.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-13 03:48:09)

0

56

Кажется, Эмиль уже освоился, и даже без слов понял, когда надо докладываться о своём самочувствии, не дожидаясь вопроса; Лион просто засиял, позабыв про свои печали.
- Это хорошо. Что касается опрометчивого заявления про не очень умных людей, позволю себе не согласиться. Умных, но безбашенных. Неумные до сюда бы не добрались, - Лион улыбнулся, и побрёл за рубашкой. Ещё он забрал из пещеры бутылку с водой и сумку - мало ли, как пошутит прибой.
Сгрудив всё это около Эмиля, он присел рядом на корточки, и коснулся тыльной стороной ладони лба юноши. Показалось - раскалённый. Вторая рука уже привычно зарылась в волосы, ощупывая затылок.
- Прости, - коротко сказал Лион, поймав отнюдь не счастливый взгляд карих глаз, но оправдываться не стал. Ему нужно было убедиться, что отёк не растёт, и что Эмиль дождётся его в целости, пока он бегает за дровами. Соорудить мягкий лубок-подвеску было делом минуты.
- Давай твою руку пристроим... Гений полёта. - Последнее вырвалось исключительно от нервов: Лион дико боялся сделать ещё больнее, и то и дело перепуганно всматривался в лицо спутника.

0

57

Эмиль закусил губу, дабы не наговорить всяких разных литературных выражений. Но поскольку он понимал, что от этого никуда не деться, оставалось только гордо молчать. Журналист почувствовал, как кровь отлила от лица, в ушах тихо зазвенело, но на этом неприятные симптомы закончились. Хотя казалось бы, рука практически онемела, откуда тогда боль оставалось непонятным.
- Все хорошо, - он не понял, сказал он это тихо или громко, горло перехватило, но в целом жить можно было, боль в потревоженном плече потихоньку утихомиривалась.
Эмиль закрыл глаза, успокаивая сбившееся дыхание. Смириться с ночевкой на диком побережье гораздо проще, когда ты здоров, а не когда ты напоминаешь отбивную и зависишь от кого-то, но с этим, увы ничего не поделаешь. Мысленно еще раз обругав себя за красивый полет к матушке-земле, Эмиль вздохнул и открыл глаза.
- Все хорошо, - повторил он, слегка улыбнувшись.

0

58

Лион за эти несколько минут успел умереть и воскреснуть, и чуть не потерять сознание только от вида неожиданно сбледнувшего спутника.
- Ага.. - Не слишком уверенно откликнулся он, подавляя алогичное желание вцепиться в многострадальные плечи Эмиля и затрясти его, не то от переживаний, не то от счастья. Перевёл дух, поднимаясь и чувствуя в теле неожиданную лёгкость.
- Я сейчас вернусь. Я недолго, - он словно боялся отойти, не отрывая обеспокоенного взгляда от бледного лица Эмиля.

0

59

- Хорошо. - Получилось, правда, не очень уверенно, но все равно весьма бодренько. - Я никуда не ухожу.
Глаза закрылись сами собой, но сознание было на месте. Мысли были какие-то несвязные, оборванные, типа "А выключил ли я ноутбук" или "А может, ну ее, журналистику? Буду писать романы..." Потом мысли как-то резко закончились - видимо, их в голове было ограниченное количество, - и наступила блаженная тихая темнота. Плеск волн одновременно убаюкивал и не давал отключиться окончательно, зафиксированное плечо успокаивалось, и Эмиль позволил себе расслабленно вздохнуть.

0

60

Убедившись, что спутник и впрямь не думает никуда (внезапно!) уходить, Лион обернулся в сторону деревьев. Перспективы, открывающиеся в темноте, не слишком радовали.
Главное - не схватиться за змею, - мысленно увещевал себя парень, направляясь вдоль берега. Через некоторое время ему просто несказанно повезло: побережье делало изящный изгиб, превращаясь в небольшую бухту, одну из таких, куда море с удовольствием выкидывает всё, что бросают в него люди и иногда - что попадает само. На песке, видимо, выброшенные волнами, валялись несколько довольно больших кусков плавника, за день (или несколько дней) прокалённые и просущенные солнцем до треска. Здесь же были щепки и поменьше, и Лион с облегчением перевёл дух. Он уже настроился на то, что придётся продираться в чащобу с риском переломать ноги, но судьба в очередной раз сжалилась над ним. Радостно устремившись к брёвнам, Лион привычно ухватил самое большое, рванул вверх и мир выключился.

...Второй заход парень делал куда более осторожно. Падая, он рассадил скулу, и та присоединилась к пальцам, немилосердно садня. А ещё он просто случайно не наглотался песка, когда, вырубившись, упал лицом вниз. Сейчас он решил не повторять прошлых ошибок. Сначала, как мог, размял плечи. Потом нашёл и выдрал виноградную лозу, благо, они тут росли повсеместно. Один лист винограда сунул в рот - неприятно, зато невероятно полезно, поскольку данное растение исключительно богато витаминами. Лион даже припас несколько листьев для напарника по несчастью, пока надирал лоз столько, что хватило обвязать несколько брёвен плавника и потащить их за собой по берегу. Удивительно, но, кажется, после рывка одна из рук пришла в себя, и фотограф серьёзно задумался о перспективе так же "вылечить" и второе плечо...

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...