"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 91 страница 120 из 395

91

Первая мысль, промелькнувшая в пытавшемся разобраться в быстром бормотании мозгу, была о том, что в довершение ко всем несчастьям у бедного фотографа начался бред. Ну а как еще можно назвать стремление куда-то идти и что-то там приносить, когда тебя трясет так, что зуб на зуб не попадает?
Журналист нахмурился, глядя в полные решимости глаза фотографа и понял, что на этот раз все будет не так просто.
- Лион, ты куда собрался в таком состоянии? Мне и так уже легче, а тебе вообще лучше не делать резких телодвижений. Народное средство - это, конечно, хорошо, но оно может подождать.
В принципе, Эмиль даже не погрешил против истины - зафиксированное плечо почти не болело, если его тревожить, сознание прояснилось, а спина почти перестала гореть огнем. А вот идея отпускать Лиона куда-то в ночь, да еще в таком состоянии душу совершенно не грела.

0

92

- Поверь мне, ты ещё скажешь мне спасибо, - улыбнулся Лион, поднимаясь, и подкидывая дров в костёр. - Только не уходи никуда. Я скоро. - Да, да, иногда Лион был упрямее общеизвестного парнокопытного, и самым удивительным образом умел не слышать того, что ему вещают таким проникновенным голосом. Нет, он, конечно, всё услышал, но подумал, что если поддастся сейчас на уговоры этого невозможно страдающего и при этом такого заботливого парня, то просто обнимет его и будет самым неподобающим образом тискать, а при выбитом плече это всё равно вредно. Лион  наклонился, обнимая сие перепуганное лицо ладонями и на секунду прижался лбом ко лбу Эмиля.
- Твой мозг говорит мне, что я прав, - через несколько секунд вдумчиво пробормотал фотограф, отстраняясь, и отступая в тень.
...
Он прошёл довольно долго по берегу, прежде, чем убедился, что Эмиль его не увидит, и пробормотал пару фраз, которым когда-то научил его Этсу. Пахнуло серой и мелькнули искры, и Лай, призрак с побережья, ввалился в спальню своего лучшего друга - демона-инкуба Шайгеула.
Прости меня, пожалуйста, прости, мне надо совсем чуть-чуть...
Он нашёл искомое довольно быстро, отвинтил крышку, зачерпывая в горсть, и, прикрыв снова крышкой баночку, пробормотал фразу-возвращение. Следовало все делать быстро, и тому много имелось причин. В частности, воспоминания. При выходе из образа, Лай их быстро терял. Останься он тут подольше - и забудет, куда и зачем ему надо...

....

Прыжки туда-обратно выбили остатки сил из и без того измотанного тела. Назад Лион добирался почти наощупь, бережно неся в горсти полупрозрачную субстанцию.
Надеюсь, я отсутствовал не слишком подозрительно мало?...

0

93

Журналист только поджал губы, когда это упрямое существо умчалось в неизвестном направлении так быстро, что Эмиль даже не успел вставить замечание по поводу того, что там говорит его собственный мозг. Проследил взглядом за быстро удаляющейся стройной фигурой, чуть прищурив глаза, а потом и вовсе их закрыл, тихо вздохнув. Отпускать фотографа совершенно не хотелось, но разве он может ему запретить?
- У тебя народное средство под каждой скалой зарыто? - поинтересовался Эмиль, приоткрывая один глаз, когда услышал сбившееся от быстрой ходьбы дыхание. - Быстро ты.
Правильно, не надо было его отпускать...
Француз был рад, что Лион вернулся так быстро, потому что, посмотрев на его состояние, захотелось тут же его усадить поудобнее, обмахнуть платочком и, если надо, привязать к ближайшему камню, чтобы не рыпался больше никуда.
- Боже, Лион, ты видел себя вообще? Сейчас ты больше напоминаешь бесхозное привидение, - с ехидцей проговорил журналист, вглядываясь, однако, с тревогой в усталое лицо спутника.

0

94

Сил спорить и пререкаться не было. Тем более, что Эмиль целиком и полностью был прав. Лион сжал пересохшие губы, опускаясь рядом с журналистом на колени, и, осторожно подвернув ткань футболки, коснулся ладонью с мазью плеча.
- Терпи, - коротко бросил он, просто физически не имея сил сказать по-культурному, что сначала немного жжёт, неприятно, но длится это всего пару мгновений, а потом происходит чудо и даже синяка не остаётся. Он осторожно втирал мазь, скользя ладонью по тёплой коже, и старался ни о чём не думать. Кроме того, чтобы хватило ещё и на спину..немного. Ладонь забралась чуть дальше, стремясь захватить и ссадины на спине, второй рукой пришлось упереться в камень над головой Эмиля, чтобы не рухнуть на него. В голове протестующе загудело, и Лион стиснул зубы. Его физические лимиты были далеко не беспредельны; с болью он как-то свыкся, но вот усталость теперь стремительно брала своё.
Почувствовав, что вот конкретно сейчас у кареглазого спасителя должно наступить долгожданное облегчение, Лион позволил себе прикрыть глаза, и обрадованное сознание бодро заскользило в глубокий обморок.

0

95

Эмиль не знал, какой народ придумал такое средство, но оно было явно чудодейственно, хотя и не совсем приятно. Огонь тонкими иголочками вонзался в ссадины, но затем сразу сменялся долгожданным облегчением - боль утихомиривалась, жар сменялся успокоительной прохладой. В какой-то момент плечо под холодными пальцами взорвалось болью, но почти сразу же Эмиль ощутил, как кость с тихим хрустом встала на место. Случайно или специально, но спустя журналист спустя несколько минут мог уже почти свободно двигать рукой, практически не чувствуя больше острой, прошивающей до самых костей боли.
Лион был прав, но сейчас француз хотел убить его за эту правоту, потому едва успел подхватить сползающего наземь фотографа. Осторожно, чтобы не стукнуть и без того бедовую головушку о ближайший камень, журналист уложил собрата по несчастью головой к себе на колени:
- Лион? Лион, ты меня слышишь?
Наученный горьким опытом общения с обморочными, Эмиль осторожно провел мокрой банданой по загорелому лицу, прислушавшись к дыханию. Судя по всему, обморок этот плавно перетек в глубокий сон, на который он так давно подбивал фотографа. Собственно, ничего удивительно, учитывая, что парень пережил и как он тут бегал.

0

96

Ему казалось, что его мерно покачивает на волнах, в лицо светит солнце и очень жарко, так, что губы совсем пересохли, а даже просто облизнуть их нету сил. Шелест и плеск сменились монотонным гулом и шумом крови в ушах. Ресницы были неподъёмно-тяжелыми, а когда удалось, наконец, приоткрыть глаза, то всё равно видно ничего не было - окружающая действительность расплывалась, не желая показываться в фокус. Мелькнула забавная мысль про объективы камеры - наверное, если смотреть через них, то будет хорошо. Затем вспомнился Чеширский кот, и в голове тут же возникла его улыбка и, почему-то, хвост... Тело ощущало себя совершенно разбитым, и зверски хотелось пить. И всё же, одна мысль заставляла едва заметно триумфально улыбаться: успел. И рука в порядке, и большая часть ссадин... И вообще. Теперь можно помереть спокойно.

0

97

Эмиль продолжал обтирать лицо тканью, остужая пылающую кожу - все-таки жар вернулся - и слушал размеренное дыхание. Действительно, спит.
Голова была восхитительно пуста, словно все мысли выкачали насосом, усталость давила на плечи, но сон не шел.
Заметив, как юношу потряхивает даже во сне, журналист пожалел, что не взял сегодня утром - Боже, как давно было сегодняшнее утро! - пиджак. Им можно было  хоть как-то укрыть фотографа. Вместо этого Эмиль легонько сжал показавшиеся ледяными пальцы, согревая ладонью, но этим и ограничился. Только улыбнулся слегка, когда этот незадачливый экстремал расслабленно вздохнул во сне.

0

98

Сны были какие-то странные, через некоторое время Лион вскинулся, пытаясь убедить Эмиля в том, что ему тоже надо поспать.  Даже предложил сходить, всё-таки, за сумкой, чтобы кое-кто мог подложить ее под свою многострадальную голову, о которой один идиот благополучно забыл. Потом словно бы была бурная потасовка, не то на словах, не то на кулаках, и журналист был на редкость убедителен, а аргументы его - вескими,так, что Лиону пришлось остаться, но попыток уложить и Эмиля спать он не оставил...
А может, это всё ему приснилось.

0

99

Лион что-то бормотал во сне, слегка вздрагивая, и Эмиль нахмурился. Жар наверняка усиливался, и француз, положив влажную бандану фотографу на лоб, как можно осторожнее встал. Его слегка пошатывало, действительность качалась, но в целом, жить можно было. Эмиль посмотрел на спящего парня - он рефлекторно подложил под голову локоть, но так и не проснулся - и неспешно, стараясь триумфально не грохнуться по дороге, пошел в сторону их недавнего убежища. В темноте пришлось замедлить шаг еще сильнее, чтобы обо что-нибудь не споткнуться, но глаза уже вполне привыкли к темноте, чтобы сразу разглядеть оставленную у скалы пресловутую сумку, которую так часто вспоминал фотограф.
Забрав вещи, Эмиль еще раз огляделся, чтобы ничего не забыть, если что-то там еще осталось, и медленно пошел обратно. Маленькая прогулка определенно подействовала на него плодотворно, хотя голова все еще кружилось, он почувствовал себя все-таки живым. Вернувшись, передохнул немного, и, сняв со лба Лион, почти высохшую косынку, прошел к лениво бьющимся о берег волнам.

0

100

Внезапно стало холодно, да так, что Лион проснулся от того, что ударился коленом о камень в попытке скрутиться более компактно. Огонь догорал, и парень перекатился, подвигая последние и самые большие куски плавника и запихивая их в кострище. И вдруг с ужасом осознал, что чего-то не хватает.
Эмиль?!
Горло пересохло так, что не реагировало на попытки позвать нового знакомого вообще; сам себе сейчас Лион напомнил многострадальную Роуз, плавающую на двери посреди океана, только что утопившую ДиКаприо, и теперь понимающую, что лодку со спасателями она дозваться не может. Но у везучей бабы оказался свисток!
Эмиль!!
Вроде как Эмиль телепатом не был, но мало ли. Лион попытался приподняться - не вышло, только снова царапнулся щекой о камень, растревожив ссадину. Потом сделал рывок и всё-таки умудрился сесть, отчаянно вглядываясь в темноту.
Ушёл?.. - как-то обречённо мелькнуло в голове.

+1

101

Недаром, наверное, говорят, что вода успокаивает. Даже если ее не касаться, а просто смотреть на накатывающиеся на берег волны, становилось действительно спокойнее, и Эмиль позволил себе несколько лишних минут постоять у кромки воды, вдыхая влажный, соленый воздух.
Еще даже не подойдя близко к месту их импровизированной стоянки, француз скрипнул зубами - надо же было Лиону проснуться именно тогда, когда его нет рядом! Мысль о том, что фотограф мог не только проснуться, но и куда-то в очередной раз деться, заставила журналиста прибавить шаг.
К счастью, его опасения не подтвердились. Вернее, подтвердились, но не полностью - Лион действительно проснулся, но никуда не делся, хотя вид имел такой потерянный и несчастный, что Эмиль даже почувствовал себя виноватым.
- Что, уже выспался? - насмешливо спросил он, сходя в освещенный костром круг и садясь рядом с парнем. Обеспокоенно всмотрелся в его лицо и протянул ему бутылочку с водой. - Лучше б еще поспал, тебе не помешает.

0

102

Облегчение, снизошедшее на Лиона словами описать было сложно Во-первых, какая-то иррациональная радость на тему "не ушёл", пояснить которую он сам себе вряд ли бы смог. Во-вторых, вполне рациональная радость от того, что выглядел Эмиль не в пример лучше, и, кажется, страшные жертвы были не зря. В-третьих, судя по бодрому тону, Эмилю всё же было хорошо и уходить он не собирался, а потому пришлось силком задавить идиотскую и на редкость глупую лыбу, расплывшуюся при виде этого невозможного человека, и молча принять бутылочку. Пара глотков произвели просто чудодейственное воздействие - Лион закашлялся, продышался, и даже сумел хрипло выдавить:
- Только с тобой, - лишь несколько мгновений спустя сообразив, как именно это прозвучало, но отказываться от своих слов не собираясь, и упрямо уставившись в тёплые карие глаза.

0

103

Эмиль хмыкнул, насмешливо подняв бровь, и наклонился чуть вперед, стирая кровь с ссаженной щеки Лиона.
- Предлагаешь рассказать тебе сказку на ночь? - негромко спросил он, предпочтя не заметить двусмысленности вопроса. - Или замерзнешь без меня?
Ну вот относительно "замерзнешь" тут журналист наверняка угадал. Легко коснувшись его ладони, он почувствовал, что полыхающий всего в двух шагах костер, видимо, не сильно справляется со своей задачей, - пальцы были по-прежнему ледяными, словно Лион держал их в снега, а не у огня.
- Я в порядке, не беспокойся за меня, - правильно - во всяком случае, он надеялся, что правильно - истолковал он заявление фотографа и улыбнулся, положив смоченную косынку на полыхающий лоб, и сжал холодные пальцы в своих ладонях, согревая. - Ложись, тебе действительно надо отдохнуть.

0

104

Лион понадеялся, что выдох остался выдохом, и не превратился в стон блаженства, когда живительное тепло сконцентрировалось вокруг ледяных ладоней. Зато от мокрого компресса мурашки по коже пробежали, а вдогонку ринулся озноб, особенно стараясь там, где устремились по вискам, по шее вниз к груди капельки воды.
Думай о том, что это поможет!
Он приоткрыл один глаз, оценивая открывающиеся перспективы.
- А ты спать не хочешь?.. - хрипло выдохнул фотограф встречный вопрос, и не имея физической возможности ответить сейчас Эмилю той же монетой, обречённо кивнул:
- Замёрзну.

0

105

Эмиль нахмурился и сосредоточенно закусил губу, прикидывая, что делать. Парня начинало трясти так, что слышно было, как стучат зубы.
- Да как-то не особо, - сказал он, чтобы хоть как-то отвлечь впавшего в уныние фотографа. - Но, наверное, скоро захочу.
Взгляд рассеянно скользил с трещавшего костра на бледное лицо Лиона. Руки вроде бы слегка согрелись, но глаза все равно лихорадочно блестели, а щеки были залиты нездоровым румянцем.
- Напомни-ка мне, что там у тебя в сумке? Ты не имеешь такой привычки таскать с собой запасные вещи?
Вряд ли, конечно, но вдруг?
Француз снова провел мокрой тканью по горячим щекам, но температура спадать явно не собиралась. Холодные пальцы в ладонях дрожали все сильнее.
Эмиль решительно выдохнул и встал, слегка покачнувшись от резкого движения. Однако, его это не остановило - обошел сидящего фотографа и сел за его спиной, потянув на себя и прижимая его к груди. Так Лион хотя бы не будет опираться на успевший остыть камень.
- Только не подумай обо мне плохо, - со смешком проговорил он, снова сжимая холодные пальцы.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-04-21 05:07:05)

0

106

- Напомни-ка мне, что там у тебя в сумке? Ты не имеешь такой привычки таскать с собой запасные вещи?
- Днём было жарко.. - Кажется, голос постепенно возвращался, - Да и сейчас, наверно, не холодно.
Это просто у меня локальная Антарктида, а так ничего.
Умом Лион понимал, что ночь не была холодной, и тем более, рядом был костёр. Но тело отказывалось сосредотачиваться на чём либо, кроме озноба, прошивающего кожу от макушки до пят.
Добегался...
Он с нешуточным беспокойством воззрился на Эмиля, когда тот вскочил и тут  же пошатнулся. Однако потом.. Потом враз стало намного теплее, да так, что даже дыхание перехватило, и лишь спустя несколько секунд Лион смог сдавленно выдохнуть:
- Куда уж хуже..., - и, сообразив, что журналист сейчас вряд ли видит его блаженную улыбку, добавил:
- Ты мне жизнь спас. - В тоне прозвучало что-то вроде "Прости придурка, я снова доставляю тебе неприятности", однако в оформленную речь оно так  и не вылилось - Лион помнил, что они, вроде как, закрыли эту тему. А потому с почти чистой совестью вздохнул, прижал теплые руки вкупе со своими к груди, устроился удобнее и прикрыл глаза.

0

107

- Будешь мне так часто напоминать об этом, я загоржусь, - негромко сказал журналист, устроив, наконец, горе-фотографа с максимальным для них обоих удобством. Тот факт, что Лион наконец-то утихомирился, наполнил француза умиротворением, и он даже позволил себе прикрыть глаза.
Чувствуя, как еще дрожит в его руках Лион, журналист нахмурился и задумчиво закусил губу. Другого способа согреть его он не придумал, и если озноб не прекратиться, придется признать свою полную некомпетентность как грелки. В такие моменты отчаянно жалеешь, почему в свое время ты не выучился тому или иному делу. Эмиль питал искреннюю нелюбовь к медицине, но сейчас он мысленно ругал себя за то, что никогда не интересовался хотя бы поверхностными знаниями в области оказания первой помощи.
Но фотограф, видимо, настолько устал, что, оказавшись в статическом состоянии, провалился в забытье. Журналист тихонько вздохнул и осторожно сжал холодные пальцы в ладони.

0

108

Лион, конечно, давно знал, что нет лучшей грелки, чем тепло человеческого тела. Но проверить это на практике таким необычным способом ему ещё не приходилось. Самая большая остывающая поверхность - спина - была надёжно прикрыта, грудь тоже; штаны почти высохли, а спереди подогревал своим мягким жаром костёр. Мало-помалу крупная дрожь успокоилась, остался только противный озноб, выражающийся исключительно мурашками по коже и говорящей о невысокой температуре. Сладкая истома расслабленности наконец разлилась по телу, отпуская мышцы и отзываясь гудением в ногах и руках. Лион вырубился в мгновение ока, во сне умудрившись ещё и развернуться так, чтобы устроиться со всем комфортом в неожиданно образовавшемся тепле, и прислонить голову на плечо Эмиля, умильно сопя тому в шею.

0

109

Эмиль слегка улыбнулся, когда Лион заворочался, устраиваясь поудобнее, и облегченно вздохнул. Кажется, полегчало - дрожь успокоилась, дыхание перестало быть прерывистым, выровнялось, приятным теплом щекоча шею, а руки в его ладонях немного согрелись. Однако, журналист решил рано не радоваться, прижав фотографа к себе поближе, и устало прикрыл глаза. Сон не шел, но дрема обволокла сознание, так что каждый шорох был слышен.

0

110

Ночи здесь были короткие, и утро высветлило горизонт над морем ещё до того, как костёр окончательно погас. Первые робкие лучи солнца пощекотали лица спящих молодых людей, и Лион проснулся от того, что ему уже не просто тепло, а, скорее, жарко. Эмиль, даже во сне, крепко прижимал его к себе, словно боялся, что, едва открыв глаза, Лион воспользуется его, журналиста, сонным состоянием и снова ринется искать какие-нибудь приключения на свою неуёмную голову, а то и задницу. Пару раз моргнув, Лион осторожно приподнял голову, глядя снизу вверх на Эмиля. В голове всплыли собственные слова про важность двух часов - предрассветного и после того, как солнце взошло: в это время получаются лучшие кадры, однако сейчас оставалось только запечатлеть эту картинку в памяти. У Лиона впервые появилась возможность нормально, без паники и волнений рассмотреть лицо своего спасителя. Правильные черты, длинные ресницы, идеальные скулы. Растрёпанные сейчас волосы снова отливают каким-то невероятным цветом.
Фотограф невольно сглотнул, вдруг осознав, что ему страшно хочется пить, однако он боялся лишний раз пошевелиться, чтобы не нарушить хрупкий сон намаявшегося за ночь спутника.

+2

111

Эмиль проснулся от того, что совершенно не чувствует тела, один сплошной комок тупой боли. Смешно, но ему казалось, что все его существо сосредоточенно в мозгу, который молниеносно выдал еще сонному сознанию хаотичный салат из воспоминаний о вчерашнем дне. После сна все происходящее казалось каким-то просмотренным на ночь фильмом, но под спиной ощущалась явно не мягкая и уютная кровать, поэтому пришлось поверить в происходящее. Под руками чувствовалось что-то теплое, и Эмиль путем нехитрых логический заключений сделал выводы, что а) это человек, б) это Лион, в) Лион никуда не делся и г) Лион на него смотрит. С чего он взял последний пункт журналист и сам толком не знал, но взгляд ощущался почти осязаемо, а Эмиль редко ошибался в таких случаях.
С трудом открыв глаза - благо, для этого не надо было шевелить конечностями - Эмиль воззрился на смотрящего на него с детским любопытством Лиона. В свете зарождающегося дня его глаза были ну совсем какого-то неестественного цвета, напоминающий аметистовую друзу, хотя француз еще вчера бросил классифицировать этот цвет.
- Доброе утро, - хрипло сказал он. - Живой?

+1

112

Судя по секундному выражению страдания, мелькнувшему на красивом лице спутника, фраза про доброту данного утра была исключительно рефлекторной, или отданной данью уважения. Лион мужество оценил, и, не удержавшись, расплылся в улыбке. Подумалось, что, наверное, это одно из самых замечательных его пробуждений за последние несколько лет,и, как ни странно, захотелось ещё хотя бы пару таких - если отбросить ноющие конечности, затёкшую спину и раскалывающуюся на две части голову, конечно.
- Доброе. Хотел бы сказать, что не уверен, но кажется, я скорее жив, чем мёртв. По крайней мере, рассказать тебе о прикопанных сокровищах моего троюродного дедушки по материнской линии я ещё не готов,  - хриплым шёпотом отозвался Лион, сияя, как медный таз. Настроение с утра почему-то было невероятно хорошим. Он чуть пошевелился, перемещаясь удобнее, и, игнорируя болевой прострел везде, где только можно, задал встречный вопрос:
- А судя по твоему лицу, то, что ты жив, ты ощущаешь всеми возможными и невозможными частями тела. Давай определимся с самыми агрессивными, и, как только я решусь разжать руки, я могу помассировать их и унять немного твои страдания. - Лион горел жаждой деятельности по спасению своего спутника от мук затёкших мышц так, что это помогало ему отрешиться от собственных горестей. К слову, ночью он умудрился развернуться боком, обхватить Эмиля за талию и, кажется, сцепить руки в замок (наверное, для пущей надёжности). Ноющие суставы явно намекали - так просто эту комбинацию не распутать.

0

113

Эмиль усмехнулся, постаравшись не поморщиться, потому что от этого движения голова решила напомнить, что ей вчера пришлось пережить. Затылок запульсировал едва заметной, но раздражающей тупой болью.
- Какая жалость! - иронически протянул он, улыбаясь, глядя на Лиона сверху вниз. - А я уже приготовился внимать и записывать...
Сейчас они с Лионом напомнили журналисту двух горе-йогов, которые завернулись, а развязаться не могут. Впрочем, это, конечно, было неудивительно, учитывая вчерашние боевые травмы, но все равно с этим надо было что-то делать.
Народное средство, за которым вчера куда-то мотался фотограф, было действительно чудодейственным, ибо выбитое плечо сегодня совершенно не ощущалось. Эмиль даже смог почти безболезненно пошевелить пальцами и, окрыленным этим обстоятельством, принялся осторожно разминать руки, возвращая чувствительность. Ему, слава Богу, не пришла в голову мысль, сцеплять пальцы замком, в отличие от Лиона.
- Давай решать задачи поэтапно, - усмехнулся журналист. - Предлагаю сначала развязать морской узел, в который ты каким-то образом завязался.

0

114

- Мне правда стыдно, - заявил Лион с такой довольной физиономией, что поверить в это заявление было весьма сложно. Парень вздохнул, на всякий случай прикусил губу, и осторожно пошевелил руками. Ссаженные вчера пальцы распухли в суставах, и каждое прикосновение отдавалось прямо в плечи и, почему-то, глаза, на которые тут же навернулись слёзы. Впрочем, довольной улыбки с лица даже такая пытка не убрала. Зрелище было, наверное, умопомрачительным.
Погорячился я с массажем...
Лион, наконец, расцепил пальцы, и попробовал осторожно отстраниться, что не получилось - тело попросту не желало слушаться. Фотографа начал разбирать смех. Он пытался сдержать его, уткнувшись куда-то в шею Эмилю, но получалось плохо.
- Извини, - сдавленно пробормотал Лион, не выдерживая, и начиная хихикать вслух.

0

115

При виде такого плохо сдерживаемого искреннего веселья даже Эмиль улыбнулся, чувствуя, как сдавленное хихиканье щекочет ему шею.
- Рад, что твое хорошее настроение не покидает тебя даже в такое утро, - Эмиль говорил тихо и спокойно, но в голосе слышалась улыбка - веселье фотографа собиралось вот-вот перескочить и на него. Журналист представил, как они выглядят со стороны и усмехнулся, наверняка, то еще зрелище.
Вряд ли Лион сейчас может похвастаться особой подвижностью, поэтому Эмиль осторожно, помятуя о предыдущих опытах, взял фотографа за плечи и слегка отстранил от себя, всматриваясь в смеющиеся глаза.
- Ты невозможен, - совершенно искренне заявил Эмиль, улыбаясь. Может, это истерика? Хотя для нее уже как-то поздновато. - И что же тебя так рассмешило?

0

116

- Я просто вообразил, как это смотрится со стороны, - всё так же смеясь сквозь слёзы, заявил Лион, - Надо ж было так в тебя вцепиться.. - Он снова фыркнул, но взял себя в руки,  - ...и теперь я с ужасом понимаю, что должен на тебе жениться, как честный человек. - Последняя фраза должна была быть скорбной и пафосной, и Лион искренне постарался даже выражение лица сделать соответствующее, но сорвался в звонкий хохот, откидываясь, и, не удержавшись, растягиваясь на камне. Абсолютно здоровый смех человека, побывавшего на волосок от смерти, и совершенно ничего не помнящего из своей прошлой жизни. Возможно, так отходило нервное напряжение, но сейчас Лион почему-то был невероятно счастлив, и, кажется, стремился заразить этим состоянием Эмиля. Он раскинул руки, выдыхая от прострелившей плечи боли и уставился в небо, всё ещё продолжая улыбаться.
- Ты-то как себя чувствуешь?

0

117

От такого чистого звонкого смеха хотелось смеяться самому, но Эмиль ограничился улыбкой, с которой наблюдал за веселящимся фотографом, чуть склонил голову набок. Точно, нервное. Но ничего, это полезно.
- Боюсь. пока ты не сделаешь предложение по всем правилам, ни о какой свадьбе речи быть не может, - Французу, в отличие от Лиона, удалось выдержать пафосное и скорбное лицо, хотя глядя на улыбающегося спутника сделать это было очень трудно.
Наверное, такое нервное веселье передается воздушно-капельным путем, потому что, хоть Эмиль и не хохотал, но настроение стало сразу на порядок лучше. Вот так и сходят с ума.
- Живой, - констатировал Эмиль, и словно в подтверждение его слов многострадальная спина заныла, когда он попытался пошевелиться. - И надеюсь, таковым и остаться.

0

118

- Я преклоню колено, как только смогу встать на ноги, при этом не охая и не пытаясь развалиться на части... - фыркнул Лион, жмурясь на встающее солнце. - Это ж потом придётся вносить тебя в долю при делёжке сокровищ прадедушки?.. - Фотограф хитро посмотрел на Эмиля, приоткрыв один глаз, словно ещё раз прикидывая открывающиеся перспективы. Перспективы радовали.

0

119

- Ну тогда подождем, - глубокомысленно изрек Эмиль, улыбаясь и глядя на похожего сейчас на большого кота юношу. Несмотря на все их, по сути не очень радостное положение, настроение пока стабильно держалось на довольно высокой отметке. Омрачать его, конечно, не хотелось, но придется.
- Лион, как думаешь, мы сможем добраться до отеля самостоятельно? - негромко спросил журналист, закрывая ладонью глаза от распаляющихся лучей восходящего солнца. - Или нам придется робинзонить и дальше?

0

120

- Доберёмся, в чём вопрос, - Лион фыркнул, приподнимаясь на локтях, и тут же рывком садясь - плечи не простили такой пытки. - Я тебя понесу, если надо будет, не переживай. - Он беззаботно отмахнулся, и по тону было ясно, что фотограф имел ввиду именно то, что сказал, причём ещё и был на сто процентов уверен в том, что ему это по силам. Доказывать свои слова он собрался прямо сейчас - поднявшись на ноги, и не рухнув обратно. Потянулся, слушая треск и хруст во всем теле. Валяние на песке, камнях, последующая ночь у костра.. Положительно, сейчас просто необходимо было освежиться.
- Ты потянешь купание? - Лион кивнул на манящую, сверкающую воду, придерживаясь ладонью за скалу - голова раскалывалась так, что даже кивать было больно. - Я бы не против ополоснуться, а потом хоть на край света.

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...