"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 121 страница 150 из 395

121

Эмиль улыбнулся и осторожно поднялся. Купание было как раз тем, что надо, хоть он и не умел плавать.
- Согласен.
Стоило ему подняться, как затылок снова запульсировал болью, напоминая о вчерашнем полете над гнездом кукушки. Ноги не слушались и слегка дрожали, но упорно держали все остальное бренное тело и даже, спустя некоторое время, снова открыли прелесть ходьбы.
Короче, все было не так плохо, как могло бы быть.
Журналист аккуратно снял рубашку, брюки, педантично сложив их на камне - привычка, а что поделаешь? - и, оставшись в одном белье, первым побрел к кромке воды, втайне надеясь, что налившшеся свинцом тело сразу не пойдет ко дну.

0

122

Лиону, собственно, и раздеваться-то не надо было толком. Впрочем, брюки благополучно высохли на нём за ночь и повторять опыт с просушкой собственным телом он не хотел. А ведь говорят, в некоторых монастырях Тибета монах, при посвящении в сан должен доказать свою стойкость, высушив за ночь своим телом десять простыней!...
Лион вывернулся из брюк, страдая ужасно, и разложил их на камнях. В общем и целом, одежда его высохла, а угробленную рубашку можно не надевать.
Оставшись в одних боксерах, парень устремился к воде, одновременно восхищаясь и радуясь. И то и другое чувство относилось к напарнику, который оказался у кромки воды раньше, и выглядел намного лучше. Захотелось сигануть в воду с разбегу, так, чтоб Эмиля окатило волной брызг, однако Лион подумал, что, во-первых, такого сейчас не потянет, а во-вторых, прыгать в воду, где дно незнакомо, он уже пытался и ничем хорошим это не кончилось.
На воде Лион держался уверенно, хотя не сказать, чтоб отлично плавал - так, как все, лучше всего на спине.
Им повезло. Между огромными камнями, лежащими в воде петляла песчаная дорожка, по которой можно было добрести до более глубокого места.

0

123

Вода была прохладная. Даже очень прохладная. Или это разгоряченному телу так кажется?
Тем не менее, Эмиль медленно зашел в воду, судорожно выдохнув, когда прохладные иголочки вонзились в кожу, остужая и расслабляя. Накопившаяся усталость, казалось, смывается ленивыми волнами.
- Хорошо плаваешь? - спросил он, обернувшись к осторожно заходящему в воду Лиону.
Здесь была удивительная вода - совершенно прозрачная, что можно было увидеть округленные волнами камни на дне и пересыпающийся песок, образующий дорожку, а на глубине казалась аквамариновой. Эмиль даже пожалел, что не умеет плавать, хорошо, наверное, было бы в свое удовольствие накупаться в таком безлюдном месте.
Журналист расслабленно вздохнул, когда тело привыкло к воде, и, слегка оттолкнувшись от дна, лег на воду. Это единственное, что он хорошо умел - лежать на воде, но именно лежать. Стоило ему пошевелиться на предмет поплавать, он сразу же топориком шел ко дну.

0

124

- Нормально, - беспечно отмахнулся Лион, - Тебя вытащу, если что, - в этом он был уверен на все сто, да и вообще, несмотря на абсолютно мерзкое физическое состояние, Лиону казалось, что ему сейчас все по плечу. Войдя в воду, он поёжился, а затем оттолкнулся и нырнул, скрываясь под водой. Когда-то он практиковал дайвинг,и, как ни странно, под водой плавал лучше и с большим удовольствием. Он, мысленно хихикая, проплыл под дрейфующим на волнах Эмилем и вынырнул через несколько метров, отфыркиваясь.
Как здорово!!
Холодная вода мгновенно взбодрила и вернула вкус к жизни. Плечи ныли, но терпимо, голова немного кружилась и в теле ощущалась какая-то невероятная лёгкость.
Лион подплыл к Эмилю, убирая мокрые волосы с лица и заглянул в глаза спутника.
- Ты как?

0

125

Эмиль позволил себе блаженно улыбнуться. Тело сообщало ему, что он жив, более приятным, нежели вчера, способом.
- Замечательно, - удовлетворенно ответил он, глядя на Лиона одним приоткрытым глазом. Второй открывать было лень. - После вчерашнего дня мне кажется, что я попал в рай. Во всяком случае, я счастлив, что мы не застряли в каких-нибудь джунглях. Или пустыне.
Как мало, оказывается, нужно человеку для счастья, и как много требуется для того, чтобы он это счастье осознал. Вчерашние события, равно как и вчерашнее скептически-мрачное настроение, казались каким-то нелепым киношным сценарием. Хмурится и ворчать, когда рядом нет почти ни души, а душа, имеющаяся в наличии кажется знакомой уже добрый десяток лет, не мог даже Эмиль. Во всяком случае, журналист уже мог твердо сказать, что съездил в отпуск не зря.
- Ты, я смотрю, тоже на жизнь не жалуешься.

0

126

- Не жалуюсь, - улыбнулся Лион, не удержавшись и слегка брызнув на нежившегося Эмиля водой. Затем он нырнул, появившись на поверхности несколькими метрами дальше, и неторопливо поплыл прочь от берега, навстречу приливу. Плечи ныли нещадно, но с каждым гребком, то ли тело привыкало, то ли боль отпускала - плыть становилось всё легче. Солнце играло на воде, и Лион чуть ускорил темп, понимая, что нет зарядки лучше плавания. Когда он, наконец, обернулся, то Эмиль казался небольшим и очень забавным. Лион внезапно осознал всю огромную ответственность за этого человека и бултыхнувшись, ринулся обратно, теперь производя не в пример больше брызг и шума...

0

127

Эмиль улыбнулся, слыша, с каким плеском Лион предается водным процедурам, и даже не стал возмущаться, что его обрызгали. Позволив себе еще немного поблаженствовать, журналист с тихим вздохом принял вертикальное положение и пошел к берегу. То ли от волн, на которых он так расслабленно лежал, что ли сказывались последствия вчерашнего времяпрепровождения - а скорее всего, все сразу - но на суше француза качало сильнее, чем утром. поэтому он, убедившись, что брызги, убедительно обнаруживающие Лиона вдалеке, послушно разлетаются и отражают утреннее солнца, расслабленно улегся на землю, чувствуя, как волны омывают кончики пальцев, а еще не успевший нагреться песок впитывает скатывающиеся с кожи капельки воды.
По-хорошему, сейчас было самое лучшее время выдвигаться по направлению к цивилизации - еще не жарко и силы относительно есть - но вопреки сделанному выводу, француз расслабленно прикрыл глаза, ожидая, пока Лион накупается и вернется. Почему-то мысль о возвращении порадовала его не настолько сильно, как он того хотел.

0

128

Прибарахтавшись чуть ли не бегом по воде к Эмилю, Лион выкатился на берег, растягиваясь рядом с товарищем по несчастью и для начала осведомляясь о самочувствии последнего:
- Как ты?.. Голова кружится?.. - Почему-то за какие-то прошедшие сутки необходимость заботиться об Эмиле переросла в какую-то маниакальную потребность, удивлявшую самого Лиона, и, к слову, заставляющую попеременно то краснеть, то бледнеть, осознавая, как глупо, наверное, он в этот момент выглядит.
Нашлась наседка.
Лион перекатился поближе, на живот, подпирая подбородок ладонью. Так он мог видеть лицо Эмиля, сейчас практически умиротворённое, что, почему-то, радовало. Хотелось любоваться на такое выражение лица как можно дольше, и, кажется, Лиону впору было задуматься о том, имеет ли значение то, на чьём лице данное выражение бытует.
Потому что если имеет, то ситуация разворачивалась к незадачливому фотографу совершенно неожиданным боком.
...Мотнув головой и отгоняя какие-то странные мысли (наверняка являющиеся продолжением вчерашнего бреда), Лион фыркнул, растягиваясь на песке морской звездой.
Хватит уже пялиться, сейчас он вообще смутится и уйдёт, и, кстати, будет прав...

0

129

Эмиль, совершенно не меняя блаженного выражения на лице, скосил глаза в сторону плюхнувшегося на песок Лиона и довольно улыбнулся. На редкость благодушное настроение, которое посещало его, увы, не часто, пока не могло нарушить даже потихоньку подбирающееся чувство голода. Впрочем, об этом можно было пока не думать.
- Да все в порядке, - негромко сказал он, щурясь в разгорающееся солнцем небо. - Знаешь, несмотря на вчерашнее, давно не чувствовал себя таким... живым.
Да, действительно. Журналист закрыл глаза, наслаждаясь этим, казалось бы, забытым ощущением - кажется, что солнце светит только для тебя, море по колено, а все будущие потенциальные проблемы уже давно решились сами собой. Да уж, стоило лететь с десяти метров, чтобы это почувствовать.
Впрочем, такое состояние не может длиться долго, тем более у Эмиля. Насущные, пока еще не решенные проблемы упорно лезли в голову.
- Слушай, Лион, - задумчиво протянул он, не поворачивая, впрочем, головы. - ты ведь не местный? Ты из "Затмения"?

0

130

Лион кивнул, вполне понимая то настроение, которое сейчас снизошло на спутника и частично разделяя его. Частично - потому что какую-то часть мыслей занимало фоновое беспокойство о журналисте, не желающее никуда уходить.  Парень перекатился на спину, подставляя лицо солнцу, и уже воочию видя мерзкую россыпь веснушек, которой мстительно отзовётся завтра кожа.
Впрочем, это всё было не важно.
- Я?.. Я... - и тут Лион впал в некоторый ступор. А откуда он?..
Такая простая и удивительная мысль на какой-то миг ошеломила, и парень резко сел, сцепив зубы от прострелившей макушку и лоб головной боли.
- Твою.. мать!.. - он стиснул голову руками, с шумом выдохнув, и удерживаясь на грани стона. - Из Затмения.. наверно.

0

131

Эмиль неохотно открыл глаза в ответ на такую бурную рекцию на такой, казалось бы, простой вопрос, и чертыхнулся сквозь зубы. Во-первых, он не понимал, что такого сказал, что заставило Лиона так резко подскочить и вследствие этого сменить цвет лица на нежно-зеленый, а во-вторых, благодушное настроение как ветром сдуло - уж что-что, а неприятности Эмиль чуял за версту. Вот, например, как сейчас - что-то ему уже определенно не нравится, а что - пока неясно.
- Что? - француз проявил чуточку терпения, поднявшись не так резко, как кое-кто, за что и был вознагражден относительно ясной головой. - Лион, что?
Эмиль занервничал. Даже оглянулся в поисках спасительной тряпочки, которая не далее как ночью спасла две дурные головы, когда от неожиданно прозрения почти вздрогнул.
- Из Затмения.. наверно.
Наверно?
Нехорошие предчувствия активно закопошились в районе груди или где там находится душа, которая отвечает за чутье неприятностей. Эмиль слегка прищурился, вглядываясь в совершенно несчастное лицо спутника.
- Лион, развей мои сомнения. Наверно?..

0

132

- Наверное, - обречённо кивнул Лион, и снова попытался вспомнить... вспомнить.. что-то, хоть немного дальше вчерашнего утра. За что был награждён таким прострелом в висках, что на миг к горлу подкатила тошнота, и парня вывернуло бы, если бы желудок и так не был пуст. Издав нечленораздельный всхлип, Лион почувствовал, что ещё немного, и рухнет куда-нибудь. Решив, что на Эмиля будет мягче, фотограф качнулся к нему.

0

133

- Наверное? - озадаченно переспросил Эмиль и тут же подхватил вдохновенно летящего к земле Лиона. Мысли, до этого клубящиеся около загадочного слова "наверное", мгновенно вылетели из головы, заставив Эмиля забыть даже те навыки оказания первой помощи, которые он приобрел не далее, как сегодняшней ночью. Однако, в этой ситуации он поступил в высшей степени мудро - решил не обдумывать проблему - раз уж мыслей все равно нет - а действовать. Он осторожно уложил Лиона на песок, не менее осторожно поднялся - еще не хватало самому грохнуться - и, взяв спасительную бандану, довольно быстро для своего состояния и даже почти не шатаясь пошел к воде.
- Лион! Лион, слышишь меня? - немного громче, чем следовало сказал француз, когда, вернувшись, осторожно обтирал загорелое лицо холодной тканью. Уже ставшее несколько привычным состояние паники стало потихоньку накатывать - а если жар вернется? или озноб? а если еще хуже будет? Журналист никогда не был закоренелым пессимистом, но от нарисованных им перспектив сам слегка побледнел.

0

134

Мир совершил кульбит, но парень упорно продолжал рыться в памяти, пока не почувствовал, что, кажется, носом хлынула кровь. Он боли он почти ничего не видел, в голове кто-то, развлекаясь, лупил рельсой в огромный колокол, в ушах стоял шум, а перед глазами, при попытке посмотреть, плыли разноцветные пятна.
Внезапно лица коснулась благостная прохлада, и Лион, немного придя в себя, выдохнул:
- Я не помню.. Ничего не могу вспомнить!.. - Паника, пришедшая за этим осознанием, высказанным, наконец, вслух, заставила вцепиться во что-то, оказавшееся Эмилевым запястьем, - Я всё знаю.. но не помню откуда!.. Я.. - Он помнил имя, работу, много о фотографии и съемке, о выставках и именитых мэтрах, о журналистике и репортажах, о больших городах... Он помнил перелёты, общение с людьми.. но всё как-то отрывочно, эпизодично. Родной город, родители, друзья, любимая девушка?.. дом, собака.. было ли у него это всё?.. Откуда у него деньги? Как его фамилия?
Внезапно стало просто невероятно страшно, что Эмиль отвернётся от него и уйдёт, бросит совсем одного, и, возможно.. так же исчезнет из памяти.
Силком заставив мрак перед глазами немного развеяться, Лион встретил встревоженный взгляд Эмиля и быстро пробормотал:
- Ты только не уходи.. - пытаясь второй рукой найти, во что бы вцепиться, он скользнул ладонью по ещё влажной от купания груди вверх и нашарил плечо.

0

135

Оп, приехали... - отстранено пронеслось в голове, но на этом все панические мысли закончились. На Эмиля снизошло спокойствие, как бывает, когда вроде бы надо паниковать, но как-то не получается. Чувствуется, паниковать он будет потом, когда осознает всю глубину постигшей их трагедии. А пока можно попытаться хоть как-то взять ситуацию в свои руки.
- Тихо, тихо... спокойно... - успокаивающе шептал он, стирая с лица кровь и убирая волосы с глаз, в которых метался такой ужас, что Эмиль забеспокоился за сохранность Лионова рассудка.  - Все хорошо, я никуда не уйду.
Нет, хорошего, конечно, было мало, но в общем и целом все могло быть еще хуже. Например, Лион мог забыть все, ну то есть, вообще все, а тут вроде все терпимо - вроде что-то помнит, а это уже радует. Ну мало ли что еще может случиться с человеком от удара об воду или от теплового удара. Впрочем, о причинах пока можно не думать, лучше хоть как-то разобраться с последствиями.
- Лион, успокойся, - уже тверже сказал француз, справедливо решив, что, чем больше фотограф паникует, тем хуже ему становится. - Не думай ни о чем. Успокойся.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-10 14:05:42)

+1

136

А вот это уже было сложнее. Лион сделал пару глубоких вдохов, пытаясь ни о чём не думать, но, как это всегда бывает, мысли все время возвращались к тому, отчего глухая боль простреливала виски. Слова про то, что Эмиль никуда не денется внезапно подействовали, как львиная доза транквилизатора, и парень даже заставил себя разжать руки, хотя, как ни странно, несмотря на желание вцепиться в Эмиля посильнее, он даже в момент сильнейшего приступа страха думал о том, как бы ненароком не наставить спасителю синяков, а потому удержался на грани приличного.
- Мне кажется.. я начал существовать вчера утром, - Лион широко открыл глаза, снова стараясь не думать ни о чем. Единственное, на что можно было отвлечься - был Эмиль, склонившийся рядом и выглядящий почти спокойно, и Лион принялся думать о нём. Вот, к примеру, ресницы такие классные только у парней бывают, а девушкам приходится пользоваться килограммами ваксы, чтобы сделать хоть что-то похожее. А потом девушки попадают под дождь и очень смешно и печально выглядят. А ещё глаза у Эмиля на солнце как-то светлеют, и становятся почти янтарными. Хорошо, что он - не девушка, девушка бы в такой ситуации начала наверняка истерить и рыдать, да.
- Спасибо, - пробормотал Лион, чувствуя, что, кажется, отпускает.

+1

137

Эмиль, кивнув, немного рассеянно погладил спутника по волосам, раздумывая над тем, как бы ненавязчиво увести его от опасной темы. Он слышал о таком - насильственные попытки что-либо вспомнить нередко аукаются физической болью, поэтому в очередной раз сделал вывод, что со своими мыслями нужно быть осторожнее.
Журналист продолжал успокаивающе проводить мокрой тканью по лицу, не забывая шептать волшебную мантру "успокойся, все хорошо", непонятно, правда, кого убеждая - себя или Лиона. Скорее, впрочем, Лиона, потому что дыхание фотографа хоть и выровнялось, а из глаз исчез вселенский ужас, он так жадно вглядывался в лицо Эмиля, словно боялся, что журналист растает в воздухе и исчезнет навсегда. Вообще, наверное, это логично, для парня, судя по всему, родные и близкие так же растаяли.
Мысли самого француза выстроились во вполне себе четкий план действий. Насколько он знал, больших дорогих отелей на острове кроме "Затмения" больше не было, а на аборигена Лион не похож. Значит, скорее всего, он из отеля. Был, конечно, вариант, что он приехал что называется "дикарем", снял какой-нибудь домик у местных жителей и все в таком духе. Но это пока может подождать.
- Не переживай, со всем разберемся, - сказал Эмиль настолько убедительно, что сам бы с радостью в это поверил. Впрочем, кое-какие зацепочки были - несмотря на вчерашнее падение, память журналиста отказывать не собиралась, и он достаточно четко помнил, о чем вчера рассказывал Лион. - Я никуда не уйду, - мягко добавил он, представив, как боится сейчас парень остаться в одиночестве. - Правда.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-10 15:16:26)

0

138

И Лион почему-то сразу поверил, вот прям так, на слово. У него вообще какое-то странное отношение к Эмилю было, это он ещё вчера понял. И решил подумать об этом на досуге.
Осторожно упираясь локтями, он сел, потом повёл плечами, морщась, и, не глядя больше в глаза спутника, пробормотал:
- Пойду умоюсь.. - ощущения были не из приятных, и Лион понял, что хорошо бы сейчас залезть под воду с головой. Наверняка он должен был умереть, тогда, когда навернулся со скалы, а Эмиль помешал планам Небес, и теперь вот один фотограф-сорвиголова мыкается между тем миром и этим. Тем.. тем миром.. Что-то знакомое, такое, что предупреждающе застучало в висках. Меньше думать надо, меньше.

0

139

- Только, пожалуйста, не утопись! - отпускать Лиона одного не очень хотелось, но почему-то Эмиль только проводил взглядом медленно бредущего к воде фотографа. Представить, что сейчас творится в светловолосой голове, Эмиль не мог, но до полной гармонии там явно далеко.
Так весело начавшееся приключение явно не собиралось заканчиваться слишком банально и обыденно, да и вообще заканчиваться. Радоваться этому или огорчаться, журналист еще не решил, но для начала постарался привести собственные мысли в порядок и вспомнить все, что рассказывал ночью Лион. Он, кажется, говорил, что прилетел на остров только вчера утром. Откуда? А вот этого он, увы, не сказал, только обмолвился, что с севера.
И все же журналист надеялся, что Лион все вспомнит в самое ближайшее время. Это, конечно, было маловероятно, исходя из закона подлости, но надежда все равно умирает последней.

0

140

Холод снова взбодрил, и Лион, набрав в лёгкие побольше воздуха, нырнул, опускаясь на дно. Гулкая подводная тишина и умиротворение - это привлекало его ещё во время занятий дайвингом. Иной мир, такой спокойный, стабильный, удивительный. Здесь можно было оставаться вечно - не чувствуя свой вес, так, словно ты летаешь, паришь над камнями, придерживаясь за них ладонями, чтобы тебя не унесло в "небо". От нехватки кислорода начало пульсировать в груди, чуть шуметь в ушах, но можно было легко продержаться ещё пару дюжин секунд, что Лион и сделал, выныривая абсолютно другим человеком.
Побрёл обратно, и голова была пуста, как горшок, и, кажется, если стукнуть сейчас по уху, можно было услышать звон.
Так и приходит Дао.
Лион опустился на корточки, хмурясь, и уже привычным жестом зарылся пальцами в волосы задумавшегося Эмиля.
- Шишка уже меньше. Ну вот. Ты долбанулся, а у меня память отшибло, - мрачно пошутил Лион, тем не менее радуясь, что, кажется, сотрясение оказалось не такое сильное. Сейчас можно было без проблем рассмотреть все травмы Эмиля, и фотограф невольно даже губу закусил: синяки и ссадины пестрели и цвели, без слёз не взглянешь. Захотелось сгрести журналиста в охапку и утащить его куда-нибудь в безопасное место, где скрыть от всего мира...

0

141

Обернувшись, Эмиль облегченно вздохнул и внимательно всмотрелся в лицо вернувшегося Лиона, пытаясь сходу определить его состояние. Не утопился - душа за него все-таки побаливала - и то хорошо, а что мрачнее тучи, оно и понятно.
- Даже не знаю, что тебе ответить, - слегка поморщился Эмиль от пусть осторожных, но все же чувствительных прикосновений к затылку. - ну попробуй сам долбануться головой, тогда, может, уже у меня отшибет память, и тебе не будет так обидно и одиноко.
Журналист был искренне растерян. С человеком, потерявшим память, он сталкивался впервые, и как не сделать Лиону еще хуже, он не знал. просто совершенно не мог представить, что он сейчас чувствует и что может сделать сам Эмиль, чтобы хоть как-то ему помочь.
Француз снова встретился глазами с Лионом и вздохнул. Он, конечно, знал, что не являет собой сейчас образец красоты и здоровья, но это же не повод тут же впадать в самокопание.
- Лион, ты смотришь на меня, как на ветерана Второй Мировой, так же жалостливо и так же скорбяще. Все не так плохо.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-11 23:25:31)

+1

142

- Даже не знаю, что тебе ответить. Ну попробуй сам долбануться головой, тогда, может, уже у меня отшибет память, и тебе не будет так обидно и одиноко.
- Да ну тебя. Шутник.. - пробормотал Лион, понимая, что зарывание пальцами в Эмилевы волосы способно повергнуть в состояние медитации, а, значит, надо свести к минимуму подобные контакты. Но как?
- При взгляде на твои ссадины у меня аж в коленях колет. Как тут не скорбеть, когда хочется сесть рядом и дуть на синяки, чтоб быстрее зажили, -  как ни странно, Лион говорил на полном серьёзе. Он вдруг понял, что готов и не на такие подвиги, чтобы облегчить страдания этого человека. Фотограф опустился рядом, заглядывая в лицо Эмиля, и вдруг улыбнулся.
- У меня-то всё не так страшно. Наверняка в отеле нам чего-нибудь скажут, да и пообедать было бы неплохо, как думаешь?.. - его собственный желудок был очень даже за. Чуть прищурившись, Лион протянул руку, и осторожно стёр со щеки Эмиля налипшие песчинки, хотя и мелькнула крамольная мысль сначала все-таки сфотографировать его так.
Какие кадры пропадают..

0

143

- Ты как-то непрактично мыслишь. - блаженно прикрыл глаза журналист. Прикосновения теплых пальцев расслабляли не хуже ударной дозы успокоительного. - Никогда не слышал, чтобы от такого, несомненно, продуктивного занятия синяки заживали быстрее.
Еще пару минут такого массажа, и из Эмиля можно плести веревки. Такие качественные, крепкие...
Поэтому француз лишь слегка тряхнул головой, отгоняя затягивающий сознание приятный дурман и снова посмотрел на Лиона, слегка улыбнувшись.
- О да, в отеле нам скажут многое, - саркастически протянул он, усмехнувшись. - особенно посмотрев на наш внешний вид. А вот относительно обеда пока воздержусь.
Неожиданно для самого себя вспомнив, что человеку, собственно, нужно периодически питаться, желудок протестующе завязался в морской узел. Журналист и так по утрам не ел, ограничиваясь лишь чашкой кофе, а сейчас еще, видимо, сказывался удар головой - к горлу предупреждающе подступила тошнота. Впрочем, она быстро прошла, но Эмиль принял к сведению пожелания собственного организма.

+1

144

Это прибалдевшее выражение на лице и чуть прикрытые глаза пригипнотизировали почти мгновенно, и Лион даже отодвинулся чуть дальше, на миллиметр.. так, на всякий случай. Уж больно неоднозначные и непонятные эмоции вызывал у него напарник по несчастью. У которого, к слову, всё же сотрясение, хотя где-то в глубине души Лион наивно надеялся, что все-таки миновало, несмотря на шишку.
Следовало вернуться в отель, и сделать это до того, как солнце достигнет пика, и они снова схватят тепловой удар. К слову, Лион уже ощущал, как голова ненавязчиво намекает ему, что пора бы сваливать в тенёчек.
Поднявшись, парень добрался до своей одежды и почти с ненавистью уставился на брюки. В одних боксерах было расчудесно, и при мысли о том, что надо сейчас ввинтиться в задубевший от соли наряд, нещадно дерущий кожу, Лион почувствовал некоторую досаду и где-то даже жалость к себе, любимому. Но выбора особого не было. Впрочем, на месте фотограф произвёл рокировку: рубашку накинул на голое тело, решив не застёгивать, майку подвернул и завязал на голову, на манер бедуинской панамки. На обувь без слёз смотреть невозможно было, и она отправилась в сумку.
Но самое удивительное было другое. Без особого воодушевления заглянув в своё переносное святилище объективов и камеры, Лион вдруг с недоверием осознал, что то, с чем он вчера так трагично и поспешно попрощался - объективы, оптика и фотоаппарат - всё это было в целости, видимых повреждений не наблюдалось и, более того, все исправно работало, в чём потрясённый фотограф убедился на месте.
Издав нечто среднее между воплем радости и стоном облегчения, Лион в два прыжка добрался до Эмиля, заключая его в объятия так, что, невольно обрушил парня обратно на песок (под многострадальным затылком предусмотрительно оказалась Лионова ладонь).
- Они все целые!! - Переполнявшие фотографа эмоции сложно было передать словами, и неизвестно, что занимало больше: то, что аппаратура оказалась цела, или то, что это произошло благодаря невероятно самоотверженному, самому лучшему в мире журналисту?.. - Ты... Ты... - Лионель с восхищением поднял глаза, и быстро пробормотав:
- Мне плевать, что ты обо мне подумаешь! - радостно расцеловал Эмиля в обе щеки. На самом деле он сейчас готов был и на большее проявление своей благодарности (тем более, что ладонь так удачно поддерживала журналиста за затылок), и только мысль о том, что терпение спутника не бесконечно, а ну как уйдёт, а кроме него Лион вообще никого не помнит, остановила парня в сантиметре от чужих губ.
- Спасибо.. - не в пример тише, и даже смущённее.

+2

145

Вообще-то у Эмиля всегда была неплохая реакция, но сейчас она почему-то подвела. Равновесие куда-то подевалось, когда на него с радостным гиканьем налетел Лион и целенаправленно повалил в песок. Причину такой резкой перемены настроения от всепоглощающих страданий до откровенного счастья журналист уловил не сразу, зато сразу понял, что каким-то образом этому поспособствовал.
Мозги у журналиста тоже обычно довольно-таки неплохо работали, но в этот раз ему понадобилось целых полминуты, чтобы понять, что именно цело и почему этот факт вызвал такую бурю эмоций. Впрочем, когда он догадался, в очередной раз сделал вывод, что все фотографы - чокнутые.
- Да успокойся ты, - пробормотал он, немного ошарашенный таким напором чувств, вызванных чудесным спасением камеры. Как всегда слегка нахмурился, как делал всегда, уже даже неосознанно, когда случалось то, чего он не ожидал, но губы все равно дрогнули в улыбке - равнодушно смотреть на бешеное количество счастья, умещающееся в одном человеке, было невозможно. - Ты ж мне поручил спасти самое дорогое, а я стараюсь выполнять обещания.
Сказать о том, что он думал о вверенной ему камере в самую последнюю очередь, Эмиль не решился, дабы не разрушать вокруг себя сияющий ореол героя, но от  осознания этого спасение камеры действительно выглядело как чудо.
Француз улыбнулся. Слегка смущенный Лион - зрелище, конечно, более, чем достойное, и у Эмиля даже не возникло желания съязвить по этому поводу. Ну, почти не возникло. Он слегка повел плечом - лежать было не тяжело, просто слегка неудобно - высвобождая руку, и отвел упавшие на глаза Лиону светлые волосы, которые он постоянно недовольно сдувал.
- На здоровье! - великодушно сказал он, быстро облизнув пересохшие от своего и чужого дыхания губы. - Как мало нужно тебе для счастья, оказывается.

+2

146

- Разве это мало? - резонно возразил Лион, несколько загипнотизированно уставившись в тёплые глаза собеседника. - Ты жив и камера цела - это уже целое ого-го! - Он вдруг подумал, что ему страшно нравится, когда Эмиль хмурится, а глаза всё равно улыбаются. Или, к примеру, он хмурится - а во взгляде беспокойство. То есть если не смотреть в глаза - можно решить, что журналист недоволен, но вот если смотреть...
Ой. Лучше мне, наверное, не смотреть! - перепугано подумал Лион, панически осознавая, что сейчас сделает чего-то непоправимое. Однако удалось ограничиться чмоком в эмилев нос и крепкими-крепкими объятиями, коими фотограф постарался выразить всю свою неземную благодарность по поводу спасения любимой женщины, то есть камеры. Непосвящённым не понять, что камера для фотографа - это жизнь. Они любовно выбирают себе спутницу, тщательно настраивают под себя, годами изучают каждую детальку, каждую выпуклость, ведь хорошая камера может сделать половину работы за фотографа и спасти, вытянуть, даже самый бесперспективный снимок.

+2

147

- О, ты поставил нас в один ряд? Я польщен. - как всегда иронично протянул Эмиль, но взглянув в совершенно счастливое лицо Лиона, прикусил язык и покаянно вздохнул - последнее замечание было совершенно несправедливым - Лион наглядно показал, кто стоит на первом месте, но насмешливый тон никуда не денешь в любом случае. Тем более, его никуда не денешь, когда не знаешь, как реагировать, как сейчас, например. От такого количества благодарности и радости журналист как-то растерялся и даже не отреагировал на слишком бурное проявление эмоций, которое он, к слову, довольно редко позволял в отношении себя.
- Извини, - вздохнул журналист, заметив, что фотограф как-то испуганно от него отстранился, и решив, что обидеть парня он сейчас хочет меньше всего. - Я рад, что ты рад, - он улыбнулся и протянул руку, взлохматив влажные светлые волосы. - и что вообще все закончилось хорошо. - потом одернул себя, задумавшись, и поправился: - Вернее, еще не закончилось, но тенденция к хорошему концу уже наметилась. Если мы еще доберемся до отеля без приключений, будет вообще чудесно.
Да, заплутать еще не хватало, но дорога вроде была несложная, и Эмиль неплохо ее помнил.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-13 12:19:38)

0

148

Лион не умел долго обижаться. Собственно, он вообще не умел обижаться, а потому, улыбнувшись, он увернулся от руки журналиста, слезая с него, наконец, поднимаясь и протягивая руку, чтобы помочь подняться и Эмилю. Слишком уж приятными были прикосновения к волосам, так, того и гляди, разомлеет и заснёт на Эмиле снова, как уже успешно засыпал сегодня ночью. И спалось, к слову, так шикарно...
- Не будем загадывать. Одевайся, и пойдём. Хотя, конечно, раздетым ты тоже отлично смотришься, - загоготал Лион, уже прикидывая, как будет сбрасывать фотки и разбираться в них. Может, где-то там, на карте памяти, есть часть его прошлого?

0

149

- Не сомневаюсь, - усмехнулся журналист, хватаясь за протянутую руку и поднимаясь. - Именно поэтому ты, глядя на меня, так сосредоточенно хмуришь брови и жалостливо вздыхаешь.
Эмиль потянулся за одеждой, бросив контрольный скептический взгляд на фотографа, и улыбнулся. Благодушное настроение, которое было с утра, вернулось, кажется. еще более благодушным, хотя ставшая за последние сутки привычной тревога никуда не делась, а просто отошла на второй план.
Одевшись, Эмиль усмехнулся, представив, как они выглядят со стороны. Да уж, вот уж горе туристы...
- Ну что, идем? Я думаю, что будет лучше, если мы постараемся вернуться до того, как солнце окажется в зените.

0

150

- Истину глаголишь, - Лион подхватил сумку на плечо и привычно оглядел берег - ничего ли не забыли?.. Вроде ничего. Главное - Эмиль с ним. Ну, и любимая женщина. А там хоть война. Лион удобнее устроил сумку на ноющем плече и огляделся. Лезть на скалу, чтобы вернуться обратно тем путём, которым он сюда пришёл как-то не хотелось. Фотограф оглянулся на спутника, который, кажется, хорошо помнил свою дорогу.
- Веди меня, мой герой. - Лион изобразил на лице пафосное и преданное выражение, - А я буду следовать за тобой, подобно верному оруженосцу... И, если ты выведешь меня к жратве - моя преданность и всеобъемлющая любовь к тебе и впрямь не будет знать границ. - Он едва сдержал смех. А жрать и правда хотелось нереально.

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...