"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 181 страница 210 из 395

181

Эмиль вынырнул из сложных сюжетных перепетий и немного удивленно поднял глаза на проснувшегося фотографа. Выглядел тот взъерошенным, немного потерянным, а от того совершенно очаровательным и почему-то привычным.
- Не больше получаса, - ответил Эмиль, бросив быстрый взгляд на часы. Он бы решил, что времени прошло больше, но стрелки часов говорили совсем другое.
Журналист меланхолично перевернул страницу.
- Что ты так подскочил? Спи, теперь нам спешить некуда.

0

182

- Как это некуда?.. - Удивился Лион, садясь на кровати и понимая, что за полчаса его одежда точно высохнуть не успела.. Да и другу пришлось аж тридцать минут ютиться в кресле, вместо того, чтобы с наслаждением вытянуться на горизонтальной поверхности... Как-то он.. обнаглел. Фотограф слез с кровати, ловя и водружая обратно порывавшееся было сбежать полотенце, и поправил покрывало.
- Извини, что занял твою постель. - Он поёжился спросоня, и вышел на балкон, благо, до него было два шага. Там он убедился в оправданности своих подозрений насчёт одежды, и вздохнул, упираясь ладонями в поручень. Тёплый ветерок бил в лицо, в голове шумело, как всегда, когда поспишь днём, да ещё недостаточно. - Если мы узнаем, есть ли у меня здесь номер, то я больше не буду тебе надоедать. Не удивлюсь, если ты меня уже тихо ненавидишь, ещё бы - видеть моё лицо вторые сутки подряд!.. - Лион улыбнулся, поворачиваясь, и прислоняясь к поручням. Эмиль сидел совсем рядом, поэтому не было нужды даже повышать голос.

0

183

Эмиль вздохнул и потянулся за сигаретами. Ну откуда в Лионе такая тяга к самобичеванию?
- Так, что нам теперь не грозит голодная смерть вдали от цивилизации, - журналист щелкнул зажигалкой, закуривая, и почему-то отвел взгляд. И не потому, что ему было стыдно смотреть на почти обнаженного мужчину, стоящего всего в паре шагов от него, а просто потому, что он не мог подобрать слова, чтобы объяснить... Объяснить что? Что Лион ему ничего должен? Или вернее, что Эмиль не чувствует, что Лион ему что-то должен? И опять. странная оговорка "почему-то".
- Успокойся, Лион, - несколько резковато бросил Эмиль, вертя в пальцах дымящуюся сигарету. Он, журналист, один из "острых перьев", не мог найти слов, чтобы объяснить одну простую вещь - что все стало для него естественным. Даже странный молодой фотограф, помнящий всего два дня из своей жизни. - Не делай из меня благородного страдающего героя. Когда я решу тебя возненавидеть, ты об этом узнаешь первым.
Впервые за два дня Эмиля кольнула неприятная мысль, что Лион может его обманывать по каким-то одному ему понятным причинам. Ну, мало ли, вдруг какой-нибудь мошенник? Француз снова взглянул на замершего на балконе фотографа и вспомнил, как он летел вниз в воду, как стучал зубами от холода и обрабатывал ему, Эмилю, ссадины. Нет, не может быть.

+2

184

Склонив голову к плечу, Лион рассматривал журналиста, и удивлялся. И правда. Чего это он так глупо шутит и вообще прибедняется. Сказал же Эмиль - все нормально, значит и правда все нормально. И можно тут вообще жить остаться. И ведь хочется.
Просто фотограф сам себе не хотел признаваться, что боится этого, боится того момента, когда им придётся расстаться. А ведь придётся, как бы ни был гостеприимен и щедр Эмиль, но ведь видно, что этот человек не привык жить с шумной компанией, а Лион один как раз тянет на такую компанию...
Дождаться момента, когда он станет Эмилю в тягость, и тот попросит его?.. Нет уж, увольте.
А если выяснится, что у него, Лиона, тут номер, а в номере вообще ждёт жена и трое детей?..  - Взгляд панически метнулся к левой руке, потом, на всякий случай - к правой. Нет, вроде, никаких признаков кольца нет... Или у него, Лиона, тут номер, и...
И ему придётся туда вернуться, несмотря на не восстановившуюся память?.. Быть одному, наедине с раскалывающей голову болью и попытками вспомнить, что он такое?...
Лион вздрогнул, невольно хватая себя за плечи, по которым строем маршировали мурашки. Сейчас вдруг захотелось, чтобы память никогда не возвращалась. Захотелось и правда начать все заново.. а Эмиль пообещал, что будет рядом.
Впрочем, не было ли это одно из тех поспешных обещаний, которые даются на эмоциях, и о которых потом втайне жалеют?..
От подобных мыслей мутило не хуже, чем от попыток вспомнить себя, однако Лионель всё же смог выдавить из себя улыбку.
- Надеюсь, так и будет... Кстати, о голодной смерти. Тут есть возможность заставить их приволочь всё то, что нам полагалось на завтрак к тебе в номер?.. - Лион вопрошающе уставился на Эмиля, размышляя, есть ли пределы собственной наглости и Эмилева терпения. Почему-то сигарета в изящных пальцах так и приковывала взгляд, сбивая с мысли и даже заставляя забыть о голоде. Какая рука!.. Какое запястье!.. А эта косточка!.. Лион с усилием отвёл взгляд в сторону.
Я сумасшедший.

+2

185

Эмиль чуть прищурился, пытаясь хотя бы примерно представить, что творится в светловолосой голове незадачливого фотографа. То, как он побледнел, ни на что хорошее не указывало. Наверняка же опять себя накрутил, как обычно. Как обычно?...
Уже в который раз поймав себя на каком-то странном отношении к Лиону, Эмиль решил не задумываться - во всяком случае, сейчас - над причинами этого самого отношения, а попытался сосредоточиться на насущных проблемах.
- Кстати, хорошая идея, - сказал он, разбивая какое-то гнетущее оцепенение, которое охватило его, когда взглянул на усталую, совершенно вымученную улыбку Лиона.
Все-таки надо было ему поспать подольше.
Журналист отложил сигарету в пепельницу и потянулся за телефонной трубкой. Разговор с администратором занял меньше минуты - Эмиль даже не успел договорить, как девушка очень вежливо его перебила, заверив, что в ближайшие три минуты завтрак на две персоны будет доставлен в номер. Есть все еще не хотелось, но Эмиль понимал, что надо, иначе надолго его не хватит.
- Знаешь, ты первый человек за пять лет, с которым я буду завтракать, - улыбаясь, заметил француз, туша истлевшую сигарету в пепельнице.

+1

186

Подобное признание заставило даже неуёмные мрачные мысли куда-то провалиться - Лион недоверчиво уставился на Эмиля, и фыркнул:
- Ни за что не поверю, что все девушки сбегали от тебя ещё до того, как ты просыпался. - Да уж, скорее верилось в то, что Эмиль своим непередаваемым скепсисом доводил красоток до позорного бегства ещё задолго до начала бурной ночи. Почему-то, именно эта картина была нарисована воображением, и приятно погрела. Правильно, так их всех.. то есть, чего это я?.. Лион сам себе не уставал удивляться. Наверняка Эмиль просто пошутил.
Фотограф глянул на лицо спутника и понял - не шутит. Тогда что же.. как такое возможно вообще?.. Впрочем, завтрак - понятие двоякое, чашка кофе в постель не считается. Да и в общем - почему эта новость так зацепила Лиона, причём своей, совершенно неуместной стороной, да ещё такой, какая не обговаривается с незнакомым человеком?..
Непонятно.
Фотограф несколько отчаянно разлохматил ещё влажные волосы, пытаясь хоть немного направить мысли в нужную сторону, и смущённо улыбнулся:
- В любом случае, я польщён... - Впрочем, он тут же лукаво улыбнулся, стреляя взглядом в Эмиля, и вроде бы как стыдливо опуская ресницы:
- Хотя, конечно, после сегодняшней бурной ночи, и не менее бурного утра, когда мы поклялись друг на друге жениться... совместный завтрак, знаешь ли, событие просто заурядное!..

+2

187

Эмиль тихо рассмеялся. Лукавая улыбка нравилась ему значительно больше нахмуренных бровей.
- Оп, а про женитьбу-то я забыл... - протянул он, все еще улыбаясь. - Но сейчас, вот конкретно в этот самый момент ты благополучно упустил шанс остаться холостым.
Такие легкие перепалки тоже как-то незаметно стали чем-то привычным. Эмиль вздохнул - он и так понял, что объяснить это будет крайне сложно. А надо ли объяснять?..
Журналист пружинисто встал с кресла и тоже вышел на балкон, облокотившись спиной о поручень и подставив лицо солнцу.
- Я всегда уходил первым. - Зачем он это говорит, Эмиль не знал. Видимо, поддержать разговор. - Потому что, если я не уходил, то меня пытались привязать к себе всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Наверное, именно поэтому я отучился от привычки завтракать.
Эмиль скосил глаза на собеседника. Он не часто говорил о чем-то подобном, но сейчас был готов обсуждать даже достижения в области ядерной физики, лишь Лион не начал опять себе что-то надумывать.

0

188

Лион постарался было состроить оскорблённое лицо в ответ на слова о забытой женитьбе, мол, вот ты какой, а ведь и полдня не прошло, а ты уже.. но у него ничего не вышло, и, фыркнув, он рассмеялся в унисон с журналистом. Почему-то было как-то легко и весело. Лион чуть повернулся - так было удобнее рассматривать пригревшегося на солнце спутника, и отметил, что, всё-таки, волосы у Эмиля очень необычные. Вряд ли он занимается их окрашиванием долгими ночами в отеле, а потому это, скорее всего, его родной такой яркий цвет... Яркий...
Интересно, а веснушки у него будут?.. Мысли Лиона потекли совсем уж в странном направлении, и он отвёл взгляд. Всё-таки, неприлично так пялиться. Будь ты хоть трижды фотограф.
От сказанного Эмилем голова пошла кругом. Это сколько же раз надо сматывать удочки, чтобы даже завтракать разучиться?.. Так и язву можно заработать, вкупе с гастритом. Лион обеспокоенно уставился на спутника, словно пытаясь взглядом определить уровень запущенности данной ситуации. И встретился глазами с несколько испытующим взглядом журналиста. Кажется, он, Лион, о чём-то совершенно не том думает. Ах да, попытки привязать... Лион не помнил абсолютно ничего, и пришлось даже чуть напрячься, чтобы удержать сознание от попытки просканировать память на аналогичные случаи в его, Лионовой жизни.
Пусто.
Он представил, каково это: когда тебя ограничивают, что-то навязывают, ущемляют свободу... "Ты - мой, туда не ходи, этого не делай..."
- Ужасно! - Искренне выдохнул Лион, больше впечатлённый картинами, нарисованными собственным воображением. К слову, воображение охотнее рисовало Эмиля, который флегматично собирается с утра, и, не сказав ни слова удивлённой барышне, чтобы не ввязываться в ненужные дискуссии или обещания, уходит. Да, однозначно правильное решение.
- Впрочем, в том, что тебя пытались присвоить, я как раз ничего странного и не вижу, - пробурчал в сторону Лион, сдерживая улыбку. - Просто они не знали, как надо вытягивать из тебя матримониальные обещания. А для этого всего-то надо заставить тебя залезть на дерево, потом оттуда сбить, чуть не угробив, и накормить виноградными листьями... - На последних словах Лиона уже душил сдерживаемый смех - так уморительно представлялось ему ночное происшествие.

+2

189

- Э, неееет, - рассмеялся Эмиль, немного рассеянно проведя ладонью по волосам. - С дерева я упал совершенно самостоятельно, так что не переоценивай себя.
Звонкий смех Лиона разбил какую-то иррациональную напряженность, и Эмиль расслабленно потянулся, словно сбрасывая с себя ее остатки. Даже дышать как-то легче стало.
- Только обещай мне, что ты останешься единственным, кто знает, как вытянуть из меня такие обещания? - заговорщически улыбнулся журналист, понизив голос до драматического шепота.
В дверь постучали. Эмиль неохотно - уже успел пригреться на солнышке - отлип от перил и направился к двери. Необычайно серьезный молодой официант аккуратно вкатил в номер тележку и четкими выверенными движениями начал расставлять приборы на небольшом столе в углу комнаты. С удовольствием отметив, что помимо всего прочего в наличии имеется кофейник, и наверняка не пустой, журналист облегченно вздохнул и подумал, что, наверное, в этой жизни все-таки есть что-то похожее на счастье.
- Приятного аппетита, - торжественно провозгласил он и устроился на кресле, переведя взгляд с заманчиво сверкающего кофейника на фотографа, который, похоже, от вида долгожданного завтрака впал в какое-то счастливое оцепенение.

0

190

Желание смеяться никуда не девалось, Лион даже мельком глянул с балкона - не жгут ли там, внизу, траву какую, но нет, всё мирно. Он проследил за движением Эмиля, невольно отметив, что всё-таки да, как ни глянь, но цвет волос этот просто так не классифицируешь, отчего их блеск на солнце гипнотизирует ещё больше, и отозвался, тоже шёпотом:
- Это не в моих интересах: ещё одна такая попытка может закончиться для тебя летально... - Тут раздался стук в дверь, и Лион снова запаниковал. Что подумают официанты, увидев на балконе Эмиля сонного, голого парня?! Нет, ему самому-то всё равно, чего они там подумают, но вот Эмиль.. Однако скрыться никуда времени уже не было, номер-то одноместный, разве что сейчас щучкой под кровать... Тем временем на столе появился завтрак, и официант удалился, а Эмиль вёл себя, как ни в чём ни бывало. Наверное, ему тоже всё равно...
Лион покинул облюбованную точку, подтащил к столику второе кресло, стоящее чуть в отдалении, и взгромоздился на него, наконец рассматривая поданное им изобилие.
- Спасибо, и тебе! - бодро отозвался фотограф, откладывая застенчивость подальше, к мыслям о том, что он все вернёт сторицей и так далее. Хотелось сожрать всё и сразу, но начать следовало с чего-нибудь выпить. Коршуном вцепившись в кофейник, на который кидали страстные взгляды они оба, Лион щедро налил в чашку Эмилю, а потом и себе. Невероятный аромат наполнил комнату, и Лион, отставив кофейник, осторожно обнял чашку ладонями, и первым делом вдохнул этот бодрящий запах - в кофе он больше всего любил именно это...

+1

191

Эмиль улыбнулся, заметив, как заблестели глаза Лиона при взгляде на наполненную темной горечью чашку. Определенно, они в чем-то похожи.
- Тоже кофеман? - скорее констатировал, чем спросил журналист, тоже почти благоговейно вдыхая горячий аромат. Как он, оказывается, об этом мечтал!
Горькое тепло разлилось по телу, и Эмиль расслабленно прикрыл глаза. Только сейчас он ощутил, как, оказывается, устал и вымотался. Вместо свойственной кофе бодрости накатила жуткая сонливость, захотелось отрубиться минимум на сутки, но журналист оставил эту заманчивую идею на потом. Сначала желательно определиться с планом действий, а потом предаваться заслуженному отдыху. Желательно... Эмиль вздохнул и все же отодвинул составление планов на второй план, пока не допьет кофе.
- Знаешь, у тебя странные глаза, - сказал вдруг журналист, медленно скользя взглядом по лицу спутника. - Вернее, странного цвета. Я все никак не могу его определить.

0

192

- А что с ними не так?.. - Лион заволновался. Каждая деталь, касающаяся его и могущая навести на что-то из его прошлого, казалась существенно-важной. Сам он вдруг понял, что понятия не имеет, какого у него цвета глаза, и это испугало. Он постарался вспомнить зеркало в ванной. Вроде тёмные.. или светлые?.. Волосы светлые, но и этот факт оказался каким-то... ну как бы это сказать - не знанием, а открытием. Впрочем, меньше всего хотелось сейчас беспокоить разомлевшего Эмиля какими-то такими мыслями,  так, что Лион продолжил:
- Хотя то же самое могу сказать о твоих волосах. Они у тебя.. на солнце.. меняются. Напоминают драгоценный камень.. гранат, кажется. Так блестят и такого цвета.. - Фотограф невольно подался вперёд, впериваясь взглядом в лицо спутника, словно пытаясь прикинуть, какая же кровь примешалась к французской, и сколько веков назад, чтобы неожиданно, в Эмиле дать такой непередаваемый цвет волосам. - ...красиво. - Он откинулся на спинку кресла, делая еще глоток кофе и рассеянно отмечая, что Эмиль, кажется, вот-вот отрубится прямо за столом. Сам он  с удовольствием занялся бы тем же, но только после того, как опустошит все тарелки на столе. Первым в расход отправились пол миски салата...

0

193

- Да все с ними нормально, не переживай, - рассмеялся Эмиль. - Я просто цвет не могу определить. Они вроде и серые, но либо я дальтоник, либо они действительно становятся какими-то сиреневыми. Хотя я был уверен, что такого цвета радужки в природе не существует.
Журналист еще раз вгляделся в лицо спутника. Все верно, действительно сиреневые. Хотя, может, так свет падает? Может и так, а может и нет. Эмиль вообще любил смотреть людям в глаза, улавливать дрожь зрачков, оттенки чувств - каких именно не всегда понятно, но глаза всегда выдают, что они есть - пока оппонент не опустит взгляд из-за смущения, злости или еще чего-то, вызванного таким пристальным вниманием. И тот факт, что это не очень прилично, Эмиля не сильно смущал.
И сейчас он не пытался разгадать, что творится в голове у Лиона, а просто смотрел. В эти странные сиреневые глаза оказалось на редкость легко смотреть.
- У меня это от матери, а у нее не знаю от кого. - Эмиль поднес чашку к губами, все еще глядя на собеседника поверх края. - В детстве я всем рьяно доказывал, что я не рыжий. - Он усмехнулся, на секунду утонув в воспоминаниях, но быстро вернулся в действительность. Она была намного интереснее прошлого.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-26 18:04:38)

0

194

- Ты не рыжий, - улыбнулся Лион немного грустно и покачал головой.
Серые? Сиреневые?.. Ни тёмные, ни светлые. А я и не знал. Я чувствую себя так, словно меня не было раньше, словно я.. начал существовать... Два дня назад. может, это не амнезия? Может... у меня вообще не воспоминаний. Что я тогда такое?..
- ...скорее, это шоколад... молочный. И немного крови, - фотограф фыркнул, расправляясь с бифштексом. И кофе, кофе, кофе.
Ему нравился этот визуальный контакт. Когда смотришь человеку в глаза, а он в твои - кажется, что это одна душа смотрит на другую. И кажется, что видишь всю подноготную, самую суть. Глаза не врут.
А что я делал в детстве?.. Играл, наверное, бегал. Самолётики пускал?..
Лион отвел взгляд в сторону, задумавшись. В голове предупредительно запульсировало, и он невольно коснулся верхней губы и скользнул пальцами вверх - не пошла ли снова кровь?
Не было. Парень вздохнул, допивая кофе. Мысли всё время вертелись вокруг этой странной ситуации, и, чтобы отвлечься, Лион вновь посмотрел на Эмиля. Лучше думать о нём, чем снова сражаться с приступами головной боли. Вот к примеру. Человек впервые за пять лет завтракает в компании... Интересно, как ощущения?
Собственно, об этом Лион и спросил.

+1

195

Эмиль чуть нахмурился, заметив, как Лион приложил ладонь к лицу, явно проверяя, не пошла ли кровь, и прикусил язык. Естественно, он даже неосознанно пытается вспомнить и понять, а это чревато. А тут еще такая тема, когда хочется сказать: "А у меня...".
Журналист чуть рассеянно провел ладонью по волосам, пытаясь привести мысли в порядок и сбросить с себя сонливость. Странно, вроде же и спал, а ощущение такое, будто мешки таскал сутки напролет.
- Отличные ощущения, - улыбнулся Эмиль, понимая, Лион нашел наилучший выход. Чтобы не тревожить насильно воспоминания о прошлом, лучше говорить о настоящем. - Замечательная компания плюс замечательный кофе - равно замечательное настроение. А раньше эта формула не работала, что-то было явно недостаточно замечательным.
Эмиль с сомнением взглянул на заставленный едой стол и уверенно вернулся к чашке кофе. Нет, спать ему хочется определенно больше, чем есть.

0

196

- Наверное, это был кофе. Не могу даже вообразить, чтобы у тебя была не замечательная компания.. - Фыркнул фотограф, невольно следя за пальцами, и проходящими сквозь них удивительного цвета прядями волос. А потом отвлёкся, воздавая должное тому, что отверг Эмиль.
- Ты бы хоть что-нибудь сжевал. Плохо же станет.. -  он с некоторым сочувствием посмотрел на спутника. После такой голодухи кофе - не лучший выбор, конечно... но и не худший. А так скоро вообще ничего не останется - уж Лион-то на аппетит не жаловался, даром, что был, скорее, худощавым. Однако, как ни странно, он довольно быстро наелся, и вернулся к вожделенному напитку, ощущая, что теперь и его, вроде как, начинает размаривать обратно. И правда, куда он так торопится?.. Номер ведь не сбежит, если он есть... А вот Эмиль вполне может. Догрызая шоколадку, обнаруженную у кофейника, Лион воззрился на журналиста чуть обеспокоенно.
- А потом тебе стоит отдохнуть. Побледнел вон...

0

197

Эмиль почти с умилением смотрел на активно жующего Лиона, допивая кофе. В другой раз он бы обязательно присоединился к фотографу, но сейчас организм, видимо, не успевал реагировать на события, поэтому, наверное, есть и не хочет.
- Нет, я как-нибудь попозже, - Эмиль отставил пустую чашку и потянулся. По телу разлилась тяжелая истома, делающая его совершенно неподъемным. Все мысли о текущих делах сразу показались какими-то не очень актуальными, но Эмиль все же надеялся, что фотограф его поймет и может простит.
- Я, пожалуй, не потом, а сейчас, - протянул журналист, с некоторым трудом поднимаясь и медленно, но верно направляясь к кровати, к такой заманчивой, мягкой и широкой. Это, конечно, было не очень вежливо, но Эмиль думал об не в самую первую очередь. - Я совсем чуть-чуть полежу, а потом мы пойдем к .. администратору... Но ты тоже ложись... если что... - последние слова были сказаны уже куда-то в подушку и не очень внятно.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-05-27 03:33:43)

0

198

Проследив за журналистом (и чуть было не ринувшись к нему, когда Лиону показалось, что Эмиль сейчас или не дойдет до кровати, или растянется рядом с оной), фотограф вернулся к шоколаду.
"Ну да, конечно", - мысленно буркнул он, боясь спугнуть сон спутника, - "Чуть-чуть, так я тебе и позволил."
Убедившись, что Эмиль, кажется, уснул (быстро же его!..), Лион встал, мягко пройдя по комнате, и первым делом выключил телефон. Затем повесил на дверную ручку снаружи бирку "Не беспокоить". Потом удостоверился, что одежда ещё влажная, и с тоскливым вздохом посмотрел на халат, в который всё ещё был облачён спутник.
Жарко, наверное...
Он взял было книгу, которую мучил Эмиль, но понял, что глаза никак не желают фокусироваться, и отложил ее обратно на тумбочку. Затем он забрался в кресло с ногами, попытавшись скрутиться там. Разумеется, не поместился.
Повздыхал, обошёл вокруг кровати, удостоверившись, что журналист уже крепко спит, и осторожно пристроился на краешек, заложив руки за голову...
Мысли в голове бродили самые разные, но Лион уже выработал против них надёжное средство: скосив глаза, он принялся рассматривать спящего Эмиля.

0

199

Сознание бойко соскользнуло в сон именно в тот момент, когда Эмиль твердо решил не засыпать, а всего лишь чуть-чуть полежать. Потом мелькнула мысль, что неплохо было бы поставить будильник, а то так и проваляется целый день, но эту мысль он додумать не успел.
Реальность выключилась, зато пришла ирреальность, то есть сны. Причем, сны не самые лучшие, ибо на редкость реальные, правдоподобные и устроенные по принципу русской матрешки. Эмилю снилось, что он уже проснулся, а все, что произошло, ему приснилось. И в сознании - то ли уже сонном, то ли еще бодрствующем - красной лампочкой мигал недоуменный вопрос - неужели Лион ему приснился? В памяти всплыл образ светловолосого фотографа со странными глазами и прохладными пальцами, и Эмиль решил,что нет, все-таки не приснился. После этого, сны закончились, ослепила темнота, а время невыносимо сжалось.

0

200

Когда Лион понял, что завороженно склонился над Эмилем так, что мягкие пряди волос последнего чуть колышутся от его, Лионова, дыхания, то это было для него удивительным открытием. Фотограф отстранился, а затем протянул руку и провёл по волосам самыми кончиками пальцев.
Мягкие.
Он вспомнил, что заставило его напрячься - в какой-то момент сна Эмиль нахмурился, и выглядел как-то... так растерянно, что Лион заботливой мамашей навис над спящем в ожидании - не начнёт ли тому сниться чего нехорошего, и не надо ли будить. Бдительно следя за выражением лица спутника, он потянул руку и бездумно коснулся пальцем нахмуренной складочки меж бровями - в тот же миг лицо разгладилось и приняло умиротворённое (а, точнее, отсутствующее) выражение. А вот Лион так и остался склонённый совсем близко, словно притягиваемый огромным и странным магнитом.
В первую секунду хотелось резко отшатнуться - а вдруг Эмиль вот прямо сейчас откроет глаза, и подумает чего, или даже подумать не успеет - а просто испугается, что будет совершенно неудивительно. Но Лион удержался, отстраняясь медленно, и тем самым спасая себя от падения с кровати, а Эмиля - от внепланового пробуждения. Откинулся, на всякий случай отодвинувшись на самый край, и, поёрзав, уютно устроился на боку, решив, что сон - самое оптимальное сейчас решение, чтоб не натворить ничего... непонятного.
Лион прикрыл глаза, и спустя какое-то время вспугнутая было сонливость вернулась, стало холодно, он скрутился сильнее и провалился в сон, в котором всё было настолько пусто, холодно и странно, что когда во сне за Лионом погнался кто-то ужасный, фотограф нисколько не удивился, принявшись улепётывать от погони с непристойно низкой скоростью...

0

201

Теплая непроницаемая вата сна рассеялась так же быстро, как и сгустилась, возвращая ощущение собственного тела, звуки и, когда он открыл глаза, объем и цвет окружающему миру. Не самое приятное пробуждение, словно приземляешься после долгого падения. Первой мутной мыслью был риторический вопрос: "Ну и какого проснулся?", оставшийся без ответа, второй - какая-то не оформившаяся в словесную форму радость от того, что Лион ему не приснился, оставшаяся логически необъяснимой. Оглянувшись и обнаружив фотографа рядом, свернувшегося трогательным калачиком, Эмиль едва удержался от порыва пару раз стукнуть себя по лбу и осторожно поднялся, стараясь не потревожить парня. Голова слегка закружилась, но не настолько, чтобы обращать на это внимание, и журналист медленно направился к шкафу. Он точно помнил, что там было покрывало...
Найдя искомое, он осторожно укрыл фотографа, еще раз подивившись собственной недогадливости - в номере работал кондиционер, неудивительно что у Лиона, на котором, к слову, было только чудом не потерянное полотенце, подозрительно посинели губы.
Затем вышел на балкон, закуривая очередную сигарету. Времени прошло немного, можно было спать и спать, что Эмиль собственно и решил сделать. Оглянулся на спящего фотографа и усмехнулся - надо же, тот факт, что он спит в одной кровати с мужчиной, его ничуть не трогает, и непонятно, дело в Лионе или в нем самом.
Решив пока не задумываться об этом, как и о многом другом, связанном со странными чувствами, которые будил в нем молодой фотограф, француз выкурил дежурную сигарету, чуть постоял, глядя на играющее лучами солнца море, и снова отправился досыпать свое положенное время. Крепко уснуть уже не получилось, но зато прекрасно задремал, краем сознания улавливая дыхание Лиона.

+1

202

Внезапно наступившее тепло изменило сон в лучшую сторону - Лион улыбнулся, обнимая покрывало и разворачиваясь. Странно, но сейчас ему было хорошо, как никогда. Все мысли отступили, страхи тоже отступили, фотограф выдохнул, расслабляясь. Странное, надёжное присутствие рядом успокаивало даже сквозь сон.
..Он не знал, сколько прошло времени, пока сон не начал истончаться, настолько, что сквозь него стали проникать посторонние звуки, вызывавшие странные образы полусна. Повернувшись ещё раз, фотограф прижался к чему-то тёплому, и это ощущение подарило ему состояние умиротворённости и спокойствия, он тихо выдохнул, всё так же полагая, что обнимает сбитое в комок покрывало.

0

203

Эмиль выпутался из крепкой паутины сна, в который все-таки превратилась легкая дрема, охватившая его, когда он лег. Глаза открывать он не спешил, и так прекрасная зная, что его ждет - скоро прозвенит будильник, чашка кофе, утренние пробки...
Ассоциативная цепочка резко затормозила. Сегодня привычная схема отменяется.
Память вывалила на Эмиля целый винегрет воспоминаний, но, надо отдать ей должное, все рассортировала и разложила по полочкам в хронологическом порядке. Таким образом, открывая глаза, он уже знал, что где-то рядом должен быть Лион. В принципе, фотографа долго искать не пришлось - он тихо сопел Эмилю в шею, положив голову на плечо и перекинув руку через грудь. Первой реакцией журналиста на это открытие было удивление, как это он даже толком не почувствовал?
Второй - иррациональное почти умиление, совершенно ему не свойственное, и совсем чуть-чуть раздражение, да то, потому, что рука затекла и Лион наверняка проснется, если он начнет шевелить плечом, чтобы вернуть подвижность.
Все когда-то бывает в первый раз - вчера ты едва не умер, а сегодня проснулся в одной кровати с мужчиной..."

+1

204

Так бывает, когда спишь с кем-то: стоит второму проснуться, и ты сам просыпаешься, непонятно от чего, хотя "напарник по постели" не шевелится, и ничего не говорит. Достаточно того, что он проснулся. Лион поднял голову, хотя ему было сейчас невероятно уютно и внезапно понял, что он как-то слишком близко к Эмилю, против того, как он засыпал. Да и еще.. покрывало. Появилось покрывало, а Эмиль странным образом оказался почти в объятиях Лиона.
Что-то произошло, чего я не помню? - мысли лихорадочно заметались. А вдруг снова амнезия, и уже что-то было, а он забыл...
Утро вчерашнего дня помнилось преотлично, до мельчайшей детали, вплоть до того, как  он заснул.
Лион осторожно отстранился, страшно смутившись.
- Извини,  - хрипло пробормотал он, - Я тебя с одеялом перепутал... - Объяснение звучало дико и невероятно глупо. Лион почувствовал, как краска медленно заливает скулы и уши. Тем более глупо, что абсолютно никакого раскаяния фотограф не испытывал, скорее наоборот.

+1

205

Эмиль слегка улыбнулся. Не то, чтобы было совсем весело - ситуация, мягко сказать, непривычная, - но при виде испуганно-настороженного взгляда Лиона, скользнувшего по застывшей мизансцене, привычная ирония победила всколыхнувшуюся было неловкость.
- Хм, с одеялом меня еще никто не путал. Ты первый, - так же хрипло ото сна протянул он, наблюдая, как фотограф, краснея, осторожно отстраняется. Непонятно отчего вздохнул, убирая руку, которая совершенно естественным образом оказалась лежащей на талии молодого человека.
Странно, абсолютная нормальность ситуации казалась какой-то совершенно ненормальной. Вернее, Эмиль ничуть не чувствовал никакого раздражения или злости. Так, только какая-то смущенная неловкость, обычно несвойственная вечно скептически настроенному журналисту. Хотя, просыпаться таким образом ему тоже обычно не свойственно.
- Еще немного, и ты станешь совершенно привычным явлением по утрам. - Эмиль улыбнулся слегка подрагивающей улыбкой, стараясь не задумываться о собственном желании вернуть руку на место.
Какая разница? Произошло уже столько всего, что лишний раз оставить свои ощущения без разбора причинно-следственных связей кажется не таким уж страшным, как раньше.

+1

206

- Ещё бы это было утро... - всё ещё смущённо пробормотал Лион, теперь сражаясь с полотенцем, которое за время сна размоталось и грозило позорно бежать, оставив хозяина в неудобном положении. Коварный кусок ткани был пойман и водружён на прежнее место. Одежда должна была ещё  досохнуть, и Лион понял, что придётся ему дефилировать нагишом ещё как минимум до позднего вечера. Впрочем, единственным смущающим фотографа фактором было то, что он может смутить Эмиля, или поставить его в неудобное положение перед внезапными гостями. Когда журналист убрал руку (а до того она настолько естественно лежала на талии, что Лион даже не замечал ее), парень почувствовал прохладу и странную пустоту. Это, опять же, было очень странно, и ново, и Лион уселся на кровати, пытаясь привести в порядок разлохматившиеся и закрутившиеся местами волосы, и, заодно, мысли.
Долготерпение и выдержка журналиста поражали.. и радовали.
- Смотри, накличешь, - пробормотал Лион, глядя на Эмиля почти весело, - и будешь наблюдать меня не только по утрам, но и на протяжении суток.
К слову, ещё один факт в общую копилку обрывочных сведений о себе: он любит спать, обнимая. Подушку, игрушку, одеяло... Но лучше, конечно... На этом мысль пришлось резко оборвать, и отвести взгляд, заскользивший было по сонному, тёплому, растрёпанному Эмилю в полусползшем халате.

+1

207

- Я уверен, это не самое страшное, что может со мной случится, - проговорил Эмиль, скользя взглядом по крепкой фигуре фотографа и пытаясь отогнать мысль - даже не мысль - ощущение - что он должен что-то сделать. Вот прям сейчас и сделать, а вот что именно...
Внезапно захотелось, чтобы не было никаких извинений и объяснений, вернуть Лиона на место, закрыть глаза... ну и все. Не в смысле, всё - можно помирать со спокойной душой, а в смысле, что больше ничего не хотелось. Ну вот чтобы сделать и оп - ты уже почти счастливый. А может и не почти.
Однако, вместо претворения своих желаний в жизнь, Эмиль плавно сел, запахнув расползшийся на груди халат, и снова посмотрел на фотографа. Лион, наверное, немного пониже будет. А может и нет, журналист как-то не сильно обратил внимание.
- Лион, - окликнул парня журналист, уже успев пожалеть о том, что сейчас скажет. - Тебе не холодно? Может, дать тебе одежду? Правда, я не очень уверен, что она тебе подойдет, но всяко лучше, чем тоскливо ждать, когда высохнет твоя собственная.
Говоря это, Эмиль, собственно, уже направлялся к шкафу.

+1

208

Ага. Значит, всё-таки, смущает. Мысленно Лион отвесил себе звонкий подзатыльник. Наверное, и покрывало поэтому появилось.
И всё-таки, Эмиль умница. Проследив за ним прибалдевшим взглядом (с трудом впоследствии сфокусированном), Лион откашлялся, и... кивнул. Потом вспомнил, что у Эмиля нет глаз на затылке.
- Не холодно. Благодаря твоей своевременной заботе... "Мне тепло..." ..но одежда - это будет супер. Я, знаешь ли, хоть и очень положительно отношусь к формату "ню", но участвовать в таком как-то... непривычно. Да и гости твои чего подумают - страшно представить.
Нет, почему же страшно. Очень даже нормально. Удивительно нормально. Желанно  даже.
Лион отчаянно мотнул головой и уставился на Эмиля с несчастным видом.
Чего это со мной такое?..

+1

209

Эмиль рассмеялся.
- Ну про гостей ты загнул! Я только вчера приехал, и единственный, кого я здесь знаю, это администратор на первом этаже, да и то только в лицо. - Журналист сосредоточенно наводил ревизию собственных вещей, мимоходом поблагодарив собственную педантичность, которая даровала ему терпения сложить все аккуратно и тем самым сохранить вещи относительно не помятыми.
Журналист бросил быстрый взгляд через плечо на фотографа и, снова вздохнув, выудил из шкафа легкие хлопковые брюки и светлую футболку. Торжественно вручил их Лиону и, вспомнив, что он еще не курил, полез за сигаретами.
- Честно говоря, с глазомером у меня не очень, но вроде мы с тобой не сильно отличаемся.

0

210

- Угу, - Лион вцепился в вещи с видом маньяка-фетишиста, в руки которого перепало белье Мадонны. - Ты чудо, Эмиль. Я снова твой должник. - Фотограф скатился с кровати, наконец прощаясь с опостылевшим полотенцем и ввинчиваясь в штаны. Оказались почти впору - парень повертелся, почему-то его больше всего волновало, как выглядит в новом облачении его ... кормовая часть. Поймав себя на такой глупости, Лион покраснел и быстренько влез в футболку, которая тоже пришлась почти по размеру, правда, почему-то норовила соскользнуть то с одного, то с другого плеча.
"Какой интересный фасон"
Что и говорить, вкус у журналиста был, что надо.
- Спасибо... В этом можно валяться на кровати? - решил уточнить Лион прежде, чем рухнуть обратно на постель. - Как я тебе, кстати? - Он повертелся, - Стал похож на тебя? - в глазах фотографа запрыгали лукавые огоньки, - Когда твои поклонницы, перепутав меня с тобой, накинутся и порвут меня на сувениры, мы с тобой будем квиты...

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...