"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 211 страница 240 из 395

211

- Великолепно, - Журналист, кивнув, мол, валяйся на здоровье, бросил на Лиона оценивающий взгляд и довольно улыбнулся.  - Прямо одно лицо. Теперь я знаю, кого отправлять на жуткие ежедневные собрания к редактору.
Эмиль склонил голову чуть набок, рассматривая сквозь легкую сигаретную дымку фотографа. Выглядел он так, словно заново родился, что, наверное, по ощущениям было к этому близко. Постоял еще немного, глядя на умиротворенную и умиротворяющую улыбку парня, затушил сигарету и полез в шкаф в поисках одежды уже для себя.
- Боюсь, таким образом ты со мной не расплатишься - я не наберу столько поклонниц, - деловито сообщил он, неторопливо одеваясь. - Придется придумать что-то другое.

0

212

Лежать на кровати, полуприкрыв глаза ресницами и наблюдать за собирающимся Эмилем было так... успокаивающе. Лион заложил руки за голову, и расслабленно выдохнул. Он так органично и гармонично вписался в одежду, в номер и в жизнь журналиста, что даже сам не обратил на это внимание, пока не задумался об этом. С трудом вспомнилось, что они хотели пойти и выяснить, кто он вообще такой и откуда. Эти мысли враз вернули фотографа с небес на землю, и он нахмурился, поднимаясь. Но сказал совсем не то, что собирался:
- Ты ж голодный. - Взгляд упал на остатки их пиршества: они так быстро срубились после завтрака, что даже не отзвонились персоналу, чтобы те поубирали все из номера.

0

213

- А? - удивленно обернулся журналист, до этого пытавшийся пригладить встрепанные после сна волосы, и понял, что фотограф прав. Видимо, организму необходимо было выспаться принципиально на мягкой кровати, ибо, проснувшись утром в благостной дали от цивилизации, он такой зверский голод не чувствовал. Хотя если бы Лион не напомнил, Эмиль бы и не сразу обратил внимание. Да, было у него такое - он периодически забывал есть.
- А ведь точно, - улыбнулся он, оглядывая все еще заставленный стол. И хорошо, что они не сразу позвонили персоналу - он вообще забыл об этом, честно говоря - почему-то идти как все нормальные люди в ресторан сейчас совершенно не хотелось.
Еда - это, конечно, хорошо, но сначала кофе. Он остыл, но, судя по всему, сварен был по всем правилам, потому что даже в холодном состоянии не потерял своего горького аромата и вкуса. Эмиль устроился в кресле, наполнил маленькую кофейную чашку, потом взглянул на Лиона и остановил носик кофейника у края второй чашки.
- Кофе в постель? - улыбнулся он.

0

214

Губы сами по себе растянулись в какой-то странной улыбке - не то довольной, не то смущённой, не то, наоборот, демонической. Собственно, своё состояние Лион так вот слёту определить не смог. Наверное, ему очень понравилась формулировка.
- Ага, - довольно кивнул он, силком заставляя своё тело принять частично вертикальное положение, и усесться на постели по-турецки. Странно, но голова резко закружилась, а непонятную улыбку с лица прогнало ощущение лёгкого жжения на щеке. С удивлением протянув руку, Лион нащупал ссадину, и вспомнил,  как навернулся мордой вниз на камни, когда искал дрова.
"Идиот", беззлобно обругал себя фотограф, перебирая в уме события вчерашнего вечера и останавливаясь на главном звене ассоциативной цепочки:
- А ещё тебя надо в медпункт сдать. Выглядишь ты, конечно, отлично, но вдруг есть что-то, чего не видно невооруженным глазом, - Лион прищурился, рассматривая журналиста с повышенным вниманием. И отметил, что, всё-таки, фигура у Эмиля просто отличная. Фотографировать -не перефотографировать.... Осталось только мечтательно вздохнуть, чего, в общем-то, фотограф делать не стал.

0

215

Журналист поморщился. У него люди не то, чтобы в белых халатах, уличенные хоть в малейшем знании медицины вызывали неконтролируемое желание по-быстренькому свалить из зоны видимости, а если это невозможно, то слиться с ближайшей стенкой.
- А может, не надо? - бросил пробный камень Эмиль, наполняя чашку остывшим, но все еще ароматным черным напитком. - Я не только отлично выгляжу, но и отлично себя чувствую. - с улыбкой закончил он, глядя, с каким сосредоточенным лицом Лион принимает относительно устойчивое вертикальное положение. Когда фотограф, наконец, угнездился на кровати, Эмиль преисполнился сочувствием и заботой к ближнему своему и, вздохнув, поднялся, взяв в руки наполненную кофе чашку, и подошел. Поставил чашку на тумбочку и обернулся к фотографу.
- Болит? - негромко спросил он, уже каким-то привычным жестом протянув руку к щеке, но остановился в сантиметре от нее, решив, что так будет больнее.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-06-07 17:36:12)

+1

216

Лиона же такие мысли не посещали, поскольку он качнулся навстречу руке и, получилось так, что прижался щекой к ладони... Правда, потом потянулся ещё дальше, взяв чашку, которую журналист, показав, почему-то решил поставить аж на тумбочку.
- Саднит, - подумав, ответил на вопрос фотограф, с умилением принюхиваясь к кофе. Настаивать на визите к врачу он не решился - а вдруг Эмиль и его докторам сдаст, и те примутся копаться в его мозгах...Этого не хотелось.
Ну раз не врачи, тогда... тогда остаются администраторы. Он, конечно, здорово пригрелся у журналиста, да и выцыганил себе заверения, что он не мешает и не напрягает, но всё же...
Тяжко-тяжко вздохнув, Лион сделал глоток остывшего кофе, и посмотрел на Эмиля. Хотелось так же заявить "А, может, не надо на ресепшн?.. Я себя и так отлично чувствую...", но вслух он сказал совсем другое:
- Надо бы спуститься вниз, узнать.. ну, про меня. Ты, если хочешь, оставайся, я сам схожу. Заодно закажу тебе кофе горячий. Или чего ты хочешь?.. - как-то не на месте было сердце, когда Лион говорил все это.

+1

217

Эмиль как-то слишком резко одернул руку - вышло почти испуганно - словно он сделал что-то неприличное и отвел взгляд. По сути, ничего страшного не произошло, но именно за этим простым жестом пришло четкое холодное осознание - такое простое, что Эмиль удивился, как не додумался до этого раньше - он не хочет, чтобы Лион куда-то уходил. Ну вот не хочет, и все. И чтобы он шел и что-то узнавал у администратора, который наверняка даст ему ключ от его номера, где он найдет свои вещи, где он вспомнит себя, свою жизнь, своих друзей - вполне возможно, что они вообще здесь, на острове - и на этом все закончится. А что - все? Журналист не знал, но чувствовал, что такое больше с ним не повторится. Черт. Нехорошо, эгоистично, но по-другому не получается.
Эмиль вздохнул и на секунду прикрыл глаза, стараясь привести мысли в относительный порядок. Мысли приводиться в порядок почему-то отказывались, и Эмиль решил, что это на них так действует присутствие Лиона, поэтому его предложение было как раз кстати.
- Если тебе не трудно, - сказал журналист, стягивая с тумбочки пачку сигарет. - А я тебя морально поддержу отсюда, пока буду связываться с редактором. И да... - улыбнулся он, взглянув поверх очков на фотографа. - двойной эспрессо закажи, пожалуйста, раз уж ты об этом заговорил.
Конечно, он поможет ему - куда он денется? - только сейчас посидит немного в одиночестве.

+1

218

Кивнув, Лион молча поднялся, и выскользнул из номера, тихо прикрыв за собой дверь.
Мысли были в сумбуре.
Как в тумане, он спустился по лестнице, рассматривая отель и понимая, что переходы ему не знакомы. Столкнулся с официантом, поймал за локоть и передал ему заказ на номер 321 и побрёл дальше.
Понял, что заблудился, и что мобильного у него нет.
Побродил ещё и вышел на нужный зал, откуда быстро прошел к ресепшну.
Почему-то волнуясь, приблизился к администратору, и, дождавшись вопроса, выдал:
- Проверьте, пожалуйста, останавливался ли у вас человек по имени Лионель Штефен. Очень нужно..найти его.
Долгие секунды ожидания, показавшиеся часами - Лион на заметил, что прокусил губу до крови, и остановился лишь тогда, когда почувствовал во рту противный металлический привкус.
Нет, не останавливался, не было, никто ничего не знает о таком.
Сердце ухнуло куда-то вниз: он точно помнил, что выходил вчера из отеля, да что это такое?! Может, это не его имя?.. Может, он остановился тут под другим псевдонимом?..
Под каким?...
Что вообще делать дальше?..
Лион отошёл к креслу, и плюхнулся в него, обхватывая пульсирующую голову руками. Вспомнить. Что он? Кто он?..
А Эмилю, наверное, как раз кофе принесли...
Лион тихо застонал сквозь сжатые зубы.

+1

219

- Спасибо, - благодарно кивнул Эмиль, отстранено наблюдая за официантом с облюбованной точки на балконе. Бросил взгляд на часы и полез за сигаретой. Третьей за последние двадцать минут.
На душе было, что называется, муторно. Ощущение, что он должен - более того, обязан! - что-то сделать, казалось, усилилось и не давало покоя, кошачьими когтями царапая напускное спокойствие. Хотелось успокоиться, собраться с мыслями и постараться разобраться в происходящем, но все попытки это сделать были тщетны - вместо мыслей была какая-то смутная тревога, разбавленная изрядной долей раздражения от того, что он никак не может понять причин этой самой тревоги.
Официант ушел, а Эмиль даже не подошел к столу. Так и остался на балконе, задумчиво вертя в руках зажигалку.
Он был уверен почти на сто процентов - Лион остановился здесь, в "Затмении", что, в общем-то, очень даже хорошо. По-другому и быть не может, только Эмиль все сильнее хмурил брови и бросал взгляд на часы. Кошки заскребли усерднее, и хотелось сейчас же сорваться и пойти разузнать все самому. Однако журналист только вздохнул, налил, наконец, в чашку свежесваренного кофе и устроился в кресле. Он даже толком не знал, что делать с этими путающими мысли переживаниями, поэтому решил отвлечься на что-то совсем уж кардинально противоположное. Пальцы быстро прошлись по кнопкам, набирая номер редактора и по совместительству хорошего друга. Да, сейчас он поговорит с ним, и все пройдет, а Лион скоро вернется. В конце концов, здесь же его камера.

+1

220

- Что с вами? Молодой человек?.. Врача!.. - Странный шум, гудение, сквозь которое пробиваются голоса. Лион смутно припомнил, что, кажется, начал рыться в памяти. И, кажется, это было зря.  Голова взорвалась болью, такой, что в глазах потемнело, но Лион упорно продолжал долбиться в запертые двери сознания, твёрдо уверенный, что, стоит поднажать ещё немного, как он сможет, он найдет...
Мир вспыхнул перегоревшей лампочкой, и выключился.

...Яркие пятна проплывали перед глазами вниз. Сверху вниз. Одна за другой... ритмично, размеренно, словно он куда-то поднимался... Как этажи в прозрачном лифте.
Лион прищурился, и понял, что он действительно движется, но как?..
Помотав головой, он осознал себя на носилках - над ним размеренно проплывали лампы на коридорном потолке. Что-то скрипнуло, хлопнуло, и дёрнулось..

Мир снова включился - теперь уже резко и однозначно чётко.
Лион сел, осознавая, что что-то не так. На нём была просторная зеленоватая роба вместо привычного и родного уже костюма, выданного Эмилем. Пахло свежестью и медикаментами, было очень светло.
"Где это я?... И, главное, сколько времени?!"
Фотограф медленно осмотрелся. Больничная палата?.. Нет, скорее, просто медкабинет. Слишком уютно для больницы. Что произошло? И где Эмиль?..
Последний вопрос волновал все больше и больше, грозя перейти в панику.
Комната была пуста. Поозиравшись, и не найдя своей одежды, Лион пошевелился, и, опустив взгляд, с удивлением обнаружил в своей вене капельницу.
"Какая жуть. Что же случилось?.."
В памяти зияла всё та же дыра. Повторять эксперимент Лион не решился, потянувшись к кнопке вызова врача у кушетки. Нажал. И принялся ждать.
Беспокойство накатывало все сильнее.
"Эмиль.. Он же ждёт, наверное... "

+1

221

Эмиль положил трубку, все еще усмехаясь. Марсель был единственным, кто мог заставить журналиста выкинуть из головы абсолютно все - от недописанной статьи до политических дебатов. Вот и сейчас Эмиль выпал из реальности на целый, полный голоса друга час или даже больше. Час?
Солнце уже светило так ярко, как бывает перед закатом - еще немного, и лучи начнут краснеть и удлинять тени. Француз бросил взгляд на часы,и улыбка мигом слетела с губ. Что-то такое противное и холодное, что вечно давало о себе знать, когда на горизонте появлялись неприятности, заворочалось внутри, растревожив когтистых кошек и заставив сломать вытащенную было сигарету. Хлопнув дверью, Эмиль очень надеялся, что не забыл в номере магнитную карту.
Слишком быстро стуча каблуками по полу, он старался рассуждать как можно спокойнее и рациональнее. Естественно, что Лион куда-то запропастился. Небось углубился в недра собственного номера, ключ от которого ему наверняка выдали - Эмиль был в этом просто уверен - или, может, вообще друзей встретил. Ну или девушку свою, например, или родителей. Вариантов было много, но все они ничуть не уменьшали напряженного беспокойства. Его не уменьшало даже осознание того, как он, Эмиль, будет глупо выглядеть, если одна из его догадок подтвердиться.
Милая девушка у администраторской стойки испуганно округлила глаза и энергично закивала. Да, мол, был тут светловолосый молодой человек, спрашивал номер некоего Лионеля Штефена, но, увы, такой постоялец в отеле не останавливался. После этого ему вдруг стало плохо, и она вызвала врачей из медблока, куда его и увезли. Да-да, пройдете по этому коридору до конца, последняя дверь слева. Там как раз что-то вроде ординаторской, там и спросите.
Хотелось ругаться - непонятно, правда, на кого - то ли на себя, то ли на Лиона - но Эмиль вежливо улыбнулся администратору и благодарно кивнул. Тревожный узел внутри развязался, оставив после себя какую-то еще более противную колющую пустоту, которая чаще всего появляется от неизвестности. Журналист никогда не был паникером, но сейчас успел накрутить себя так, что страшно становилось только от мыслей, что могло случиться.
Оказавшийся в кабинете врач - приятная женщина средних лет - довольно четко, не вдаваясь в подробности и страшные медицинские термины, проинформировала француза о самочувствии последнего (и, кажется, единственного) пациента. Нет, ничего страшного на первый взгляд, такое часто бывает в на первых порах пребывания в тропиках, но лучше, конечно, молодому человеку поберечься и пройти обследование. И да, кстати, кем вы ему приходитесь?
- Я его друг, - чуть запнувшись, сказал Эмиль и улыбнулся. - Могу я его повидать?
Он помедлил совсем немного, стоя перед дверью, прежде чем осторожно повернуть ручку.

+2

222

Врач не заставил себя долго ждать - дверная ручка повернулась, и Лион, не дожидаясь, пока визитёр окончательно откроет двери возмущенно произнёс:
- Немедленно вытащите это из моей вены и выпустите меня отсюда. Меня ждут! - Его, оказывается, ужасно напрягали всякие железки в его теле, почему-то он понял, что никогда не сделает пирсинг, и не покусится на себя с помощью холодного оружия.
Паническое напряжение и мысли об ожидающем его Эмиле, и, возможно, волнующемся, окончательно свели на нет вежливость и такт: фотограф готов был выпрыгнуть из постели и, даже не меняя одежды, ломануться в номер, чтобы хотя бы сказать журналисту, что с ним все в порядке, и..
- Или позвонить дайте, ироды! Мне нужен 321 номер!! -буркнул он, не особо тихо, впрочем.

0

223

Услышав знакомый - уже слишком знакомый - голос, Эмиль почувствовал, как с его плеч не то что камень - целая гора камней рушится, оставляя после себя только желание нервно рассмеяться. Лион уже качает права - значит, жив. Добрая часть его опасений оказалась напрасной, отчего журналист вздохнул и едва удержался от того, чтобы громогласно обозвать себя идиотом за безосновательную панику. Хотя, ну а как тут можно не паниковать, когда ушел - и с концами?
Эмиль усмехнулся и немного рваным жестом провел рукой по волосам, стараясь избавиться от какого-то сумасшедшего облегчения, которое придавило его не хуже страха и никак не хотело замедлить сердцебиение, и уже широко распахнул дверь. Чуть прищурился от слишком яркого света в комнате, рассматривая полулежащего на кровати фотографа. Лион недовольно хмурил брови и возмущался, и, если не считать совсем уж пергаментной бледности, видной даже на загорелом лице, то можно решить, что ничего не было.
- Что-то ты слишком резв для больного, - с усмешкой проговорил журналист, прислоняясь плечом к дверному косяку. Голос слегка дрогнул, но привычных насмешливых интонаций не растерял.

+1

224

Рот так и остался приоткрытым, и, наверняка, на лице фотографа сейчас без труда читались такие эмоции, как : шок, удивление, недоверие,  радость, большая радость, огромная радость, невъебенно огромная радость.
- Эмиль! - глупо выдал он, расплываясь в счастливой улыбке, и даже не зная, что ещё добавить. Ощущение, что они не виделись как минимум неделю внезапно нахлынуло, и тут же трансформировалось в радость от встречи после столь долгой разлуки.
- Ты.. Ты что тут делаешь? - да, да, Лион, ты более идиотского ничего не мог спросить. Гуляет он тут. Мимо. - То есть, как ты сюда попал.. И.. ты поговорил с редактором?.. - Ну почему он застрял так далеко?.. Что ему там, у косяка, удобно?  - Иди сюда немедленно, и помоги мне сбежать! Они куда-то спрятали мою одежду и воткнули мне что-то в вену. - Слова сыпались, как горох из дырявого мешка, Лион словно не мог наговориться, хотелось сказать сразу и много. - Значит так, из простыни вяжем верёвки и десантируемся в окно - они нас не догонят. - Сердце колотилось быстро-быстро.
"Что я несу..."

+1

225

Нет, невозможно. Совершенно невозможно.
Эмиль почувствовал, что еще немного, и от такой болтовни он согнется в нервной истерике. Они, кажется, оба не в себе, но кто из них сильнее - еще вопрос. Лион что-то быстро говорил, словно боялся не успеть что-то сказать, а Эмиль стоял и активно боролся с желанием сначала побиться головой о стенку за то, что отпустил его одного, и действительно украсть его отсюда, чтобы он больше не видел его на больничной койке.
Фотограф подался вперед, и на сгибе локтя тускло сверкнула иголка капельницы. Эмиль покачал головой - по степени радикальности капельницы для него приравнивались почти к электрошоку, - и, чуть помедлив, в три шага преодолел разделявшее их расстояние, благо, комнатка была совсем небольшой. Остановился, глядя сверху вниз, и машинально убрал растрепавшуюся челку с глаз - он вообще заметил, что челка у Лиона постоянно на глаза падает. Причем, мысли у него куда-то делись, сделав голову пустой, как бубен, и оставив только, нет, даже не мысль, - ощущение волос под пальцами, подтверждающее, что, да, живой и рядом.
- Помнится, это меня ты собирался сдать в медблок, - голос слегка охрип, но Эмиль говорил негромко, поэтому этого почти не было слышно. - тогда какого сам сюда угодил?

+2

226

На несколько секунд прикрыть глаза, наслаждаясь прикосновением.
"А?  Что?... Где это я?.."
- Я.. - Лион сбился, пытаясь вспомнить, что, собственно, произошло. Вспомнил. Стало очень-очень стыдно. А ещё, кажется, когда носом пошла кровь, он заляпал Эмилеву футболку. Так вот, наверное, где его одежда. В прачечной. Чёрт. Не везёт ему сегодня на костюмы, хотя он точно помнил - когда хлынуло из носа, он зажал оный пальцами, и даже упал на колени, сгибаясь, и думая о том, чтобы не ляпнуть на светлую футболку кровищей.
- А я пустился на хитрость, чтобы тебя сюда заманить, - пробормотал Лион, заливаясь краской. Ну не признаваться же, что попытки вспомнить своё прошлое губительны. Интересно, что же такого в этот самом прошлом, что организм не желает, упорно не желает ничего вспоминать?..
В кино, кажется, Лион когда-то смотрел про подобное. Что организм, защищаясь, блокирует какие-то части воспоминаний.. Тяжелых или болезненных. Но чтобы разом всю жизнь?!..
Рефлекторно поправив робу, поползшую с плеча, Лион преданно уставился на журналиста, ощущая, как предательская счастливая улыбка снова порывается расползтись во всю ширь. Хоть руки удалось удержать при себе - когда Эмиль приблизился, Лион поймал себя на том, что изготовился уже сгребсти его за талию, обнимая - уж больно удобно он сидел...

+1

227

Нашел о чем думать, о футболке!

Эмиль, вздохнув, прикрыл глаза. Сердце постепенно замедляло свой темп, со слегка подрагивающими пальцами тоже удалось справиться, только вот дыхание так и оставалось сбитым, хотя перебирание Лионовых волос было похлеще любого успокоительного. Еще б поскорее его забрать отсюда, если врач позволит, потому что смотреть на Лиона в больничной робе и трубкой капельницы в руке было как-то... беспокойно.
Он примерно представлял, почему Лион оказался здесь. Он не останавливался в отеле.
Вообще-то этот факт существенно менял сложившуюся ситуацию, но сейчас, в данный конкретный момент думать об этом пока не хотелось. Да и не получалось особо. Все мысли, которые периодически залетали в пустую сейчас голову, крутились в основном вокруг собственного желания прижать этого чудо-фотографа к себе и по возможности не отпускать.
- Идиот, - негромко пробормотал журналист, обращаясь преимущественно к себе, нежели к Лиону. - Ты же понимаешь, что я теперь тебя не отпущу никуда? - потом, подумав, добавил: - Одного.

+1

228

Сам в шоке. Идиот, да)

Медитативное шевеление в волосах повергло Лиона в состояние полного умиротворение - заходящееся сердце, наконец, угомонилось, и даже дыхание выровнялось. Он  осторожно положил руку Эмилю на талию, опираясь,  и чуть сжал пальцы, словно боясь, что журналист сейчас исчезнет так же внезапно, как и появился. Жест был бессознательным, и наверняка остался незамеченным самим Лионом, прислушивающимся к ощущениям уровнем выше.
- Идиот, - по-своему истолковав слова Эмиля, кивнул фотограф, поскольку и впрямь убедился в неопровержимости этого факта - с какой стороны ни глянь. -  Прости, что заставил побегать по этажам, разыскивая мою тушку. Не стоило... - Он сбился, не зная, как сказать. Тем более, что он был однозначно рад тому факту, что Эмиль сейчас здесь, стоит рядом, а пальцы так привычно перебирают его, Лиона, волосы.

+1

229

Эмиль вполне слышно скрипнул зубами на фразе "Не стоило" и принялся энергичнее наматывать на палец прядь волос в надежде успокоиться и не сказать какую-нибудь гадость.
- Вот чего не стоит делать, так это меня недооценивать, - сказал этот гений дедуктивного метода, понимая, что забрать отсюда Лиона ему хочется все больше и больше. - Я поговорил с администратором, и она любезно подсказала, где тебя искать. Своим красивым обмороком ты произвел на нее неизгладимое впечатление.
Неожиданно Эмиль вспомнил слова врача, что Лиону надо пройти обследование. Что, неужели все плохо? Журналист внимательно вгляделся в бледное даже сквозь загар фотографа.  Да нет, вроде на первый взгляд ничего, но мало ли... Глаза только блестят, может, снова температура? Положил ладонь на лоб и растеряно покусал губы. Да нет, кажется, хотя кто там разберет?..
- Слушай, ты как вообще? - обеспокоенно спросил он, отстраненно заметив, что видит свое отражение в глазах фотографа. - Шутки шутками, но ты мне живой нужен и желательно здоровый.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-06-09 23:32:30)

+1

230

Как-то совершенно неожиданно Эмиль оказался так близко - ну прямо так и захотелось его обнять и прижать к себе покрепче, все-таки, столько времени не виделись. Вместо этого Лион нервно облизнулся, соображая, как он.
Аритмия на лицо.
Стенокардия, наверное, тоже - или от чего там  дыхание сбивается.
И инсульт заодно, судя по краске, прилившей к щекам..
Ну и сумасшествие для полноты картины, иначе как назвать то неконтролируемое желание приподняться сейчас немного, и...
Дверная ручка снова повернулась.
Лион захлопал глазами, отгоняя наваждение, но сказать ничего не успел - дверь отворилась, пропуская добродушную докторшу. Та что-то заворковала, вмиг избавляя многострадальную вену Лиона от капельницы, и впихивая ему под мышку градусник - и пропала так же неожиданно, как и появилась, оставив порядком смущенного фотографа сидеть, со сложенной и притиснутой к себе рукой - в вене зажат ватный тампон, под мышкой - термометр.
Сердце заходилось.

+1

231

Взгляд Лиона как-то беспокойно заскользил по лицу Эмиля, что журналист успокаивающе погладил его по щеке и слегка улыбнулся. Он ждал, что фотограф звонко рассмеется и скажет: "Да нормально все! Что со мной сделается?" или что-то в этом роде, потому что Эмиль уже понял и усвоил, что парень ни за что не признается в том, что ему плохо.
Но этого Эмиль не ожидал. Взгляд сиреневых (сиреневых?) глаз словно пытался что-то сказать без слов, и француз даже наклонился ниже, надеясь, что что-то скажут не только глаза, но и губы. Тишина, до этого полная каких-то мелких, не нарушающих ее, впрочем, звуков, - тиканье часов, шаги в коридоре, шелест листьев за окном - стала какой-то совсем непроницаемой, сузившись вместе со всей реальностью до размеров одного-единственного человека, сидящего слишком близко. Слишком. Близко.
Действительность включилась вместе с щелчком поворачиваемой дверной ручки.
Эмиль медленно отстранился, словно не хотел терять эти непонятные мгновения. Женщина, что-то добродушно щебеча, вытащила иголку капельницы, отчего француз вздохнул с облегчением - его вообще смущали всякие медицинские иглы - сунула Лиону термометр и исчезла за дверью так же внезапно, как и появилась, оставив после себя словно разбившуюся в осколки тишину.
- Тебе, наверное, отдохнуть надо, - отчего-то хрипло сказал он, теперь уже сам вглядываясь в глаза Лиона, надеясь снова увидеть что-то, что было там всего пару минут назад.

+2

232

И когда прикосновения этой тёплой ладони к щеке стали такими .. естественными? Лион не помнил - но знал, обычно он избегал контакта, всегда, смеясь, отшучивался, ловким движением ускользая от протянутой к нему руки. Он не огрызался, не злился... просто не давался. Сам не зная, почему так. Здесь же... Была совсем другая ситуация - ему хотелось льнуть к Эмилю; он с жадностью ловил каждый взгляд, каждый жест в свою сторону, как обалдевший уличный кошак, которого накормили и приласкали, и он, распробовав ласку, теперь сам трётся о ноги, вспрыгивает на колени и лезет на шею, норовя ткнуться усатой мордашкой в лицо...
Фотограф на миг закрыл глаза, отгоняя дурные образы, лезущие в мозг.
Вязкое сумасшествие, в которое, кажется, он погружался все глубже, никак не желало отпускать.
Когда рядом был Эмиль - оно накатывало обратно пропорционально расстоянию между ними. Когда Эмиля рядом не было.. мысленно, Лион все равно возвращался к нему, а если не возвращался, то была пустота и головная боль.
Вот так в какие-то сутки весь мир сузился, сжался, уменьшился - или увеличился? - до одного человека, занявшего прошлое и настоящее. Лион поймал себя на мысли, что сильно не против присовокупить к этому списку и будущее, и объяснения тому нормального не было.
Однако, что бы с ним не происходило, он чётко знал одно - меньше всего на свете он хочет доставлять Эмилю проблемы, или, упаси боже, навязываться.
Поэтому, скорее всего, все его желания и надежды весьма неосуществимы.
Конечно, Эмиль тут, рядом, ему не безразлично.. но это могла быть просто вежливость, да и вообще, Лион уже понял, насколько замечательный человек Эмиль, хоть и вредничает иногда, стараясь казаться хуже, чем он есть...
И наглеть по отношению к такому чудесному человеку.. пользоваться его расположением.
Не стоило.

Лион солнечно улыбнулся, пожимая плечами, и в очередной раз ловя убегающую робу.
  - Я отлично, - и тут же сменил выражение лица на испуганно округлённые глаза, а голос снизился до драматического шёпота:
- Валить отсюда надо!.. Мне здесь как-то.. неуютно. Давай в окно смоемся, а?.. - Он посмотрел на Эмиля почти умоляюще.
- Я готов ночевать под кустом, но только не в этой палате... - тут он сообразил, что стискивает ткань  рубашки Эмиля и тянет его на себя, и испуганно разжал кулак. Следовало как-то брать под контроль неуёмное желание хвататься за журналиста. Хотелось сказать так много, но на язык лез исключительно какой-то бред...

+1

233

- Через дверь ты ну никак не хочешь выйти, да? - покачав головой, улыбнулся журналист, хотя улыбка слегка подрагивала на губах, словно норовя исчезнуть. - Хотя ты прав - ты, героически вываливающийся из окна в больничной рубахе, будешь смотреться более чем эффектно...
Привычная насмешливость вышла на первый план, оттеснив вязкую путаницу чувств, что окутала его (Эмиль, казалось, чувствует это физически) пару минут назад. Он не любил отмахиваться от того, что его беспокоило, но сейчас другая тактика не помогала. Стоило ему задуматься, попытаться разобраться в происходящем, как он достигал совершенно противоположного эффекта - все становилось еще сложнее, когда он пытался найти хоть какое-то мало-мальски разумное объяснение. Чем меньше он об этом думал. тем легче воспринималась действительность, но зная себя, Эмиль был уверен, что все равно не успокоиться.
Когда зашла врач, Эмиль отошел к окну, прислонившись к подоконнику, да так и остался там стоять, рассматривая взъерошенного, словно воробей, фотографа. Ну, во-первых,  здесь было удобно, потому что было на что облокотиться, а во-вторых, так было легче удержать руки в карманах. И не потому, что захотелось полезть за сигаретой.
- Я поговорю с врачом и, если ничего страшного нет, думаю, я смогу забрать тебя отсюда. - Эмиль опустил глаза, сосредоточив  внимание на зажигалке, которую он быстрее обычного вертел в руках. Чуть помедлил, вздохнул, как перед прыжком в воду (а учитывая, что он не умел плавать, то прыжок воду принимал масштабы глобального подвига) и поднял глаза, взгляд которых было трудно разобрать из-за бликующих стекол очков. - И кстати, ты действительно предпочитаешь спать под кустом? А я только собрался предложить тебе диван у себя в номере. - и добавил, словно бы объясняя причины своих слов: - Боюсь, без документов ты еще долго будешь без крыши над головой.

+1

234

То, что Эмиль отошёл к подоконнику было и хорошо... и тоскливо. Ощущение двухнедельной разлуки накатывало, как прилив на берег в дни новолуния, и Лиону отчаянно хотелось вцепиться в журналиста покрепче. С другой стороны, это выглядело бы слишком странно, а потому, может, и правильно, что Эмиль сбежал подальше..
Сбежал.
Ну точно - просто отошёл, поскольку ему уже надоело постоянное мацанье его фотографом.
Тяжко вздохнув, Штефен заставил себя снова принять довольный жизнью вид.
- Со мной все великолепно, уверяю тебя. Самое время им вернуть мне твою одежду, и выпустить отсюда. Я вообще не понимаю, зачем они меня сюда положили... - Лион осёкся, не веря своим ушам.
Нет, ему определенно повезло с напарником по несчастью. Несмотря на желание держаться от фотографа подальше, он, тем не менее, мужественно предлагает ему поселиться в своём номере. Лион вздохнул. Знал бы Эмиль, какие странные мысли наваливаются на незадачливого блондина, когда он находится рядом с кареглазым спутником - не рисковал бы так. Видно же, что он весьма неуютно себя чувствует.
"Соглашусь" - решил фотограф, понимая, что сейчас отказаться от такого предложения, давшегося (видно же!) журналисту с трудом будет, просто грубо.
Но потом... Потом придётся срочно подыскивать себе другое место жительства... без денег и документов.
"Чёрт... черт- черт-черт!!!"
Об бессилия хотелось молотить кулаками в стену. Идиотское положение. Он полностью зависит от терпения и милости того человека, к которому... которого он абсолютно не хочет напрягать. И как быть?..
- Диван! Эмиль, да ты просто образец милосердия, - Лион рассмеялся. - Знаешь, если тебя не смутит видение моей физиономии в своих апартаментах - я более чем согласен. Нет, правда. Спасибо. Количество моих задолженностей растёт, как снежный ком.
Лион солнечно улыбался, а сам мысленно прикидывал - устроиться работать. Заработать кучу денег. И сделать Эмилю что-нибудь... потрясающее. Какой-нибудь подарок. Точно.

+1

235

- Сочтемся как-нибудь, - как-то неопределенно махнул рукой Эмиль, взглянув на фотографа поверх очков.Тот по-прежнему улыбался и балагурил, но на секунду журналисту показалось, что это совсем не то, что сейчас бы с удовольствием сделал Лион. Впрочем, Эмиль не мог за это ручаться, а потому только слегка пожал плечами, возвращаясь, собственно, к теме разговора.
Согласие Лиона заставило журналиста плавно выдохнуть и провести рукой по волосам, стараясь хоть как-то привести отчего-то вновь спутавшиеся в тугой клубок мысли в порядок. Это предложение было неожиданным даже не сколько для фотографа, сколько для самого Эмиля - он даже и не знал, что способен на такие широкие жесты. Оказалось, чтобы это узнать, надо было всего лишь упасть с дерева и встретить Лиона.
А разве можно было по-другому?
Эмиль, склонив голову набок, задумчиво скользил взглядом по молодому человеку и отчетливо понимал, что нет, нельзя. Да и не хочется.
- Затем, что ты начал страдальчески закатывать глаза и хвататься за голову, - занудным менторским тоном проговорил француз, борясь с диким желанием закурить. - Пришлось. Но сейчас морально готовься к возвращению, потому что оставлять тебя здесь я не намерен.
Выдав такую тираду, Эмиль вышел из комнаты и направился прямиком к врачу. Женщина повздыхала и поохала, но согласилась отпустить пациента (тем более, его даже не оформляли) с таким представительным и серьезным другом, у которого, к слову, от обилия белого цвета и тяжелого запаха медикоментов начала слегка подкруживаться голова, что не помешало ему, впрочем, старательно запоминать, что делать, если Лиону снова станет плохо.
- Ты все еще намерен десантироваться через окно? - Эмиль, сбросивший за эту короткую передышку сковавшее его напряжение, улыбался, положив на кровать стопку чистой, собственноручно им выданной фотографу одежды - сервис был здесь на высоте. - Так вот, боюсь, что придется подождать до следующего раза, которого, я надеюсь, не будет - тебя отпустили с миром и помахали вслед платочком.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-06-15 22:31:06)

+1

236

- Я тебя обожаю, - абсолютно искренне заявил фотограф, наконец выскакивая из опостылевшей постели. Пока журналиста не было, он немного привел мысли в порядок и  с нетерпением ожидал возвращения друга. Он ни на минуту не сомневался, что Эмилю удастся уговорить строгую докторшу, и был уверен, что его тут держат только по причине того, что больше клиентуры нет, и заскучавшим врачам просто не терпится кого-то полечить. Больничная роба мгновенно сменилась привычной уже одеждой; Лион заметил, что Эмиль предпочитает светлые тона, оно и правильно, по такой-то жаре... А вот вся его одежда сплошь была чёрной. Интересно, это что-то значит?.. Он оправил футболку и посмотрел на Эмиля. Настроение было очень радужным. Снова страшно захотелось обнять скептичного журналиста, и в этот раз фотограф не стал отказывать себе в такой мелочи - вмиг оказался рядом и сгрёб журналиста в крепкие объятия.
- Спаситель! - торжественно провозгласил Лион, отстраняясь, и весело глядя в карие глаза. Голова все ещё немного кружилась, но это было вполне терпимо. - Уверен, ты победил их всех в неравном бою, и отбил дракона, то есть меня, у принцессы, - Лион кивнул на дверь, за которой находилась добрая и строгая докторша.

+1

237

- Принцесса была строга и непреклонна, - Эмиль выдержал драматическую паузу, не забыв подкрепить ее крайне загадочным выражением лица. - поэтому пришлось пообещать на ней жениться в обмен на твою свободу.
Легкое настроение фотографа сходу передалось и ему, стоило Лиону прикоснуться. Эмиль, правда, слегка вздрогнул, но не от неудовольствия или неожиданности, а скорее, борясь с желанием аналогично сгрести парня в охапку и бдительно следить за ним во избежание всяких подобных случаев. Этого, конечно, сдержанный француз себе не позволил - хотя, почему, осталось неясным. После всего, что между ними было... - а только привычным жестом взлохматил светлые волосы, приведя их в еще больший беспорядок. Глядя в ставшие вновь лукавыми глаза, он думал о том, что, кажется, действительно все в порядке, ведь Лионель снова стал таким, как всегда. Только поймав себя на мысли, что уже не в первый раз использует слово "всегда" по отношению к парню, Эмиль только усмехнулся. Ну что поделать, если кажется, что и вправду это было всегда?
- Идем? - кивнул он в сторону двери. И пусть сложившееся положение вещей (а вернее, их собственное положение) его скорее устраивало, чем нет, но присущий медкабинету запах медикаментов начинал ощутимо давить на голову.

0

238

- Как?! - Лион, соответственно, в ответ на заявление о принцессе сделался совершенно перепуганным, - Она покусилась на твою свободу?! И при этом, она даже на дерево тебя не затащила! - Возмущение фотографа было абсолютно искренним.  - Эмиль, я верну тебе долг и пойду под венец вместо тебя. - Если бы не затаённый смех, плещущийся в глубине необычных глаз - можно было бы поверить в  серьёзность намерений фотографа.
- А, может, пока не поздно - в окно?.. - лукаво кивнул он на злосчастный проём, впрочем, уже направляясь к двери. За оной добрая докторша начала было что-то про "..и всё же я настоятельно рекомендую... стационарное лечение.. полный покой", но была быстро нейтрализована звонким поцелуем в щёку, полученным от неугомонного фотографа. Пока женщина смущённо и строго хмурилась, стараясь не расплыться в улыбке, Лион, рассыпавшись в благодарностях, рванул на выход, утаскивая за собой и журналиста, которого, непонятно каким загадочным способом, уже умудрился ухватить за руку...

... В коридоре, улыбаясь, Лион вздохнул полной грудью, и обернулся на Эмиля, столь же незаметно его отпустив.
- Уффф! Я узнал про себя ещё одну вещь: я до смерти не люблю находиться в компании докторов, если это не мои друзья, и мы не на пикнике... - Он помотал головой, придерживаясь за стенку и стараясь совместить картинку перед глазами с положением головы. - И еще я понял, что лучше не ковыряться в воспоминаниях - голова моя как-то уж больно резко реагирует на попытку взлома памяти.. - Он неловко улыбнулся, словно оправдываясь, - Я просто хотел вспомнить.. хоть что-нибудь. По нулям. - Лиону было немного стыдно за то, что он со своими экспериментами доставил Эмилю столько хлопот, но он не знал, как бы извиниться так, чтобы журналист не раздраконился окончательно...

+1

239

- Дракон, женатый на принцессе... Вы будете чудесной парой, - не улыбаться в ответ было невозможно, и Эмиль подумал, что ему срочно надо придумывать какое-то средство защиты от этой улыбки.
Женщина-врач, как-то подозрительно на них воззрившаяся, сделала еще одну, не слишком удачную попытку вернуть Лиона в лежачее положение, но была тут же зацелована и забросана комплиментами. Наблюдая за всем этим, журналист вдруг подумал, что Лиона должны искать. Родные, близкие, любимые, друзья, коллеги, соседи... Все, кто его знает наверняка же попали под действие такого невероятного обаяния, поэтому исчезновение такого человека не пройдет бесследно. Его найдут.
На этой мысли вышеупомянутый фотограф дернул на выход чуть ли не на первой световой, отрывая Эмиля от душеспасительных и оптимистических размышлений.
- Да, насчет докторов я тебя понимаю, - задумчиво произнес журналист, когда они остановились в прохладном коридоре, на всякий случай отойдя подальше от гостеприимно приоткрытой двери маленькой ординаторской. - А насчет воспоминаний... - Эмиль слегка замялся, снова пуская все свои силы на борьбу с желанием закурить, в помещении-то не курят. - Может, оно само? Я вообще-то мало что знаю об амнезии, но если тебе так плохо от попыток вспомнить, но явно надо как-то воздержаться. - Эмиль и сам не заметил, как перешел на занудный профессорский тон, но воспоминания о Лионе с иголкой капельницы в вене были слишком свежи.

+1

240

Подсознательно, Лиону, видимо, хотелось уйти подальше от гостеприимного кабинета, поэтому, едва остановившись, он вновь направился по коридору. Беглый взгляд на хмурое лицо товарища - и Лион понимающе усмехнулся:
- Курить?..
Откуда он это знает?.. Когда он успел настолько изучить своего скептичного спутника?.. Фотограф не смог бы ответить на этот вопрос, однако он был уверен, что с лёгкостью скажет, что именно сейчас необходимо Эмилю. А потому без лишних проволочек направился к выходу из отеля. На свежий воздух.
Ему не зря хотелось выскочить в окно - скорее на свет, к солнцу, к ветру! Подальше от безжизненного и стерильного.
Когда они вышли из красивых, стеклянных дверей, Лион первым делом вдохнул полной грудью и подставил лицо солнцу, прикрыв глаза. Кажется, он уже забыл, что совсем недавно ругался на этот самый свет, огребши  тепловой удар.
Ласковый ветерок окончательно разлохматил светлые волосы, непослушная чёлка снова упала на глаза, но фотографа это не волновало.
На душе было как-то муторно, и ему очень хотелось избавиться от этого грызущего червячка. Нет, с одной стороны все было хорошо, и даже слишком хорошо.
Эмиль рядом, заботится, переживает. Да с таким другом можно и расслабиться по поводу отсутствующей памяти: если организм так легко от нее отказался, значит, не было там ничего стоящего... В этом Лион был уверен.
Что же смущало?..
То, что разнервничавшись из-за одного светловолосого идиота, Эмиль сейчас мечтает выкурить пол пачки?..
То, что Лион опять обуза?.. Да нет, вроде как, фотограф договорился со своей совестью.
А что тогда?..
Приоткрыв один глаз, Лионель глянул на журналиста.
Перспектива разлуки.
Принятое решение.
Уйти. Собрать свою камеру, продать всё лишнее, оставить деньги и избавить француза от своего присутствия.
Вроде бы все правильно, так почему же так мерзко?..
- Я думаю, ты прав. - Негромко потянул фотограф, рассеянно улыбаясь и привычно маскируя поток отнюдь не весёлых мыслей. - Само утрясётся. Пытаясь вспомнить то, что, может, и не стоит того, я трачу время, которое можно провести с куда большей пользой. Ты катался на лошадях?.. - Он лукаво уставился на спутника из-под чёлки.

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...