"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...


За 2 дня до настоящих событий...

Сообщений 241 страница 270 из 395

241

Вдохнуть горьковатый сигаретный дым и расслабленно прикрыть глаза, бездумно щелкая так и не убранной зажигалкой. Сердце давно успокоилось, но какое-то вязкое неясное ощущение так и осталось на кончиках пальцев. Неопределенность и какая-то хрупкость происходящего, словно все может в любой момент разрушиться.
Странное ощущение. Он прекрасно понимает, что происходит, но как к этому относиться так и не решил - просто не знает, что с этим делать. Рядом с ним стоит человек, с которым он познакомился только вчера. Он ничего о нем не знает, но почему-то верит и предлагает разделить крышу над головой. Он ведь никогда не верил на слово, тогда почему сейчас?.. Может, потому, что никто еще не вытаскивал его из темноты, вспыхивающей яркими звездочками перед глазами, и не ходил для него в полуобморочном состоянии за "чудодейственным народным средством".
Эмиль возвращался к этому снова и снова, пытаясь понять, почему так привязался к этому светловолосому парню с необычными глазами. ведь это рано или поздно закончится - Лион все вспомнит или начнет жизнь заново, и Эмиль отойдет в сторону, чтобы не мешать ни тому, ни другому. Почему он задумался об этом именно сейчас, журналист и сам объяснить не мог - они всего-то не виделись часа два, не больше - но уже прекрасно представлял, что будет чувствовать. Наверное, это будет горечь.
Если, конечно, сам раньше не прибьет этого горе-фотографа за то, что тот совсем себя не бережет.
- Когда-то в детстве, - немного хрипло от выкуренной сигареты ответил журналист, лениво открывая глаза. Солнце еще было достаточно ярко, чтобы затемнить стекла очков. - Ты собрался кататься на лошадях? После больницы самое подходящее занятие, да, - усмехаясь, сыронизировал он, убирая, наконец, зажигалку в карман.

+1

242

- Говорю тебе, я абсолютно в порядке, когда не пытаюсь рыться в памяти, - Лион глянул на своё отражение в стеклянной двери отеля, и нашёл, что лечебная нашлёпка на ссадину на щеке смотрится очень забавно. Добрая докторша позаботилась о каждой царапине, приведя фотографа в отличное состояние. Жаль, что Эмиль так и не решился отдаться на излечение. Кажется, принцесса им попалась просто отличная.
Однако одному ходить в нашлёпках и зелёнке не хотелось. Лион перевёл оценивающий взгляд на Эмиля, уже прикидывая, как бы и его выкрасить под свою расцветку.
Решив, что раз журналист упорно отказывается сдаваться эскулапам, значит он сам займётся травмами друга, вот только до аптечки бы добраться. Жажда облагодетельствовать Эмиля росла и ширилась. Взгляд Лиона, обращённый на спутника, приобретал задумчивую гипнотичность.
"Вот сейчас докурит..."

+1

243

Француз окинул выразительным взглядом стоящего рядом фотографа и покачал головой. Стоило отметить, что в отличие от самого Эмиля, у которого, как он предполагал, спина еще долго будет помнить триумфальный полет разноцветными синяками, Лион выглядел совсем неплохо для человека, едва не убившегося о скалы. О вчерашнем напоминали только ссаженные пальцы и пластырь на щеке, скрывающий под собой ссадину.
- Ладно, верю, - неохотно кивнул Эмиль, бросая сигарету в урну. Взгляд Лиона задумчиво проследил траекторию ее полета. - Тогда обещай, что в следующий раз, когда ты решишь покопаться в дебрях собственной памяти, ты срочно подумаешь о чем-нибудь прекрасном и насущном.
Это, конечно, было невозможно. Эмиль и представить не мог, каково иметь черную дыру вместо воспоминаний, и прекрасно понимал, почему фотограф раз за разом пытается все вспомнить. Понимал, но спокойной смотреть на это не мог.
- Что? - не выдержав ощущения, что Лион чего-то от него ждет, спросил француз, подозрительно сощурив глаза.

+1

244

...обещай, что в следующий раз, когда ты решишь покопаться в дебрях собственной памяти, ты срочно подумаешь о чем-нибудь прекрасном и насущном.
- Да.. - задумчиво потянул фотограф. "Я даже знаю, о чём... Вернее.. "
Он продолжал вдумчиво буравить друга взглядом, пока тот ощутимо не занервничал, подозрительно щурясь и пытаясь разъяснить ситуацию.
- Мне не нравится, что я с пластырем, а ты - без! - Возмущённо выдал Лион. - Что за несправедливость! Знаешь, я понимаю, если ты не хочешь отдаться в лапы незнакомым докторам, но, может, отдашься мне?!.. В смысле, - Он закашлялся, - пожалей мою совесть, дай хотя бы спину твою осмотреть... - уже тише добавил горе-фотограф, отводя взгляд, и отчаянно разлохмачивая светлые волосы.

+1

245

"...может, отдашься мне?" совершенно гениально)))

Журналист заинтересованно вскинул бровь в ответ на такое интригующее предложение и усмехнулся.
- Ну почему же несправедливость? Зато это придает тебе героически-потрепанный вид, - насмешливо протянул Эмиль, глядя на фотографа поверх очков.
Мысль о том, чтобы пойти к докторам, светлую французскую голову не посещала вообще, поэтому Эмиль, честно говоря был несколько удивлен. Смысл идти к врачам, если руки-ног на месте, а голова относительно соображает? Еще немаловажную роль играл тот факт, что Эмиль врачей не то, чтобы боялся... Нет, просто не любил.
- Ты же говорил, что я буду последним, у кого ты будешь обрабатывать раны? - вид смутившегося фотографа был определенно стоящим зрелищем, отчего француз растянулся в почти умиленной улыбке. Вспомнил, как Лион бледнел и вздрагивал тогда, на пляже, когда промывал ссадины, и улыбка слегка потускнела. -И я не уверен, что ты хочешь это видеть. Судя по прошлому разу, это произвело на тебя неизгладимое впечатление. И вообще, - журналист слегка дернул плечом. - я тебя раскусил. Ты тоже хочешь облепить меня пластырем.

+1

246

Я старался))) *скромно ковыряет пол ботинком*Фрейд! Фрейд не дремлет)))

- Да я и не скрываю, - облегчённо рассмеялся Лион, весело поглядывая на боевого товарища. -  Ты в пластырях нуждаешься больше меня и, заметь! - я не сдал тебя докторам, а молчал, как пленный партизан, о том, что тебе тоже необходим осмотр. - На самом деле фотограф и сам хотел как можно быстрее покинуть гостеприимный кабинет, что ни под каким предлогом не оставил бы там Эмиля, но кто сейчас об этом вспомнит?..
Однако, сейчас серьёзность намерений фотографа сомнениям места не оставляла. Нахмурившись, он наступал на товарища, для пущей убедительности скрестив руки на груди.
- Я собираюсь потащить тебя на конную прогулку, а для этого я должен быть уверен, что ты не развалишься в седле, и не потеряешь сознание!..  И убедиться в этом я собираюсь лично. - Он грозно навис над Эмилем (для этого, правда, пришлось совсем немного подняться на цыпочки), хмуря светлые брови и всячески сверля журналиста взглядом.
"Так. вот только не рассмеяться сейчас..."

+1

247

у него хроническая бессонница)))

- Да что там смотреть? Никуда не денется, само пройдет, - сделал еще одну попытку Эмиль, наблюдая за тем, как взгляд Лиона становится все решительнее и решительнее.
Если бы фотограф не напомнил, он бы даже и не вспомнил. Нет, конечно, ушибы давали о себе знать при особо резких движениях, мышцы ныли и слегка стесняли свободу движений, но это, по мнению француза, совершенно не стоило таких переживаний. Хотя, журналист все же признался себе, что если Лион продолжит в том же духе, то он быстро привыкнет - если еще не привык - к такой приятной заботе.
Фотограф наступал с непоколебимым упорством. Эмиль отступил на шаг и уперся спиной в стеклянную дверь, продолжая насмешливо смотреть поверх очков. Если бы не не видел, как подрагивают губы фотографа в сдерживаемой улыбке, он бы насмешку из взгляда, пожалуй, убрал.
- Ладно, - сдался журналист. - если тебе так будет спокойнее, пошли. Хотя я совершенно не понимаю, зачем так волноваться? неужели ты мне не веришь? - добавил он, тоже едва сдерживаясь от улыбки.

+1

248

Наверное, когда-то фотограф недоучился на врача - столь нелюбимую Эмилем профессию. Или был таковым в прошлой жизни. Впрочем, желание заботиться и лечить его посещало пока что только в весьма узкой перспективе, ориентированной исключительно на журналиста. В остальном Лион, наверное, себя бы даже гуманным человеком не назвал бы. Потому что, как он чувствовал всеми фибрами, любви к людям он особой не испытывал. Тем необычнее было то, что к Эмилю его тянуло, словно магнитом.
Ладони фотографа упёрлись в стеклянную дверь по обеим сторонам от головы Эмиля, лицо стало совсем строгим.
- Доверяй, но проверяй, - вполне себе серьёзно сказал Лион (пряча лукавую искру во взгляде), и чуть нажал ладонями, заставляя ненадёжную опору ускользнуть из-под спины журналиста. Впрочем, тут же придержал покачнувшегося (не ожидавшего такой подлости?..) Эмиля за талию и примирительно улыбнулся:
- Знаешь, мне правда будет очень обидно, если ты схватишь какую-нибудь местную тропическую заразу только потому, что мы поленились обработать твои ссадины. Мне будет не просто обидно. Я, наверное, от горя и стыда совершу харакири, или как оно там правильно... А делать этого мне совершенно не хочется. Поэтому пошли. Упокоим с миром мою совесть, а там, глядишь - и жара спадёт. Можно будет заняться чем-нибудь интересным.. - Он уставился в глаза спутнику, - У тебя пока что есть звёздный шанс придумать нам развлечение, пока этим не занялся я. А ты сам можешь представить, чем чревато последнее, - Лион звонко фыркнул, сдерживая смех. Он был из тех людей, которые с лёгкостью могли посмеяться над собой.

+1

249

Гладкое стекло охладило многострадальную спину даже через рубашку, а потом опора вдруг куда-то исчезла, заставив Эмиля покачнуться и обхватить коварного Лиона за плечи. Подлая мысль "Падать, так не одному" не реализовалась, фотограф тут же исправил свое коварство, придержав француза, тем самым удержав их обоих от позорного падения. Журналист усмехнулся. За последние два дня он слегка подзабыл это нехитрое правило.
- Хорошо, убедил, - улыбаясь, негромко сказал он, глядя, как в глазах спутника отражаются пляшущие на стекле блики солнца. - На мой взгляд, насчет тропической заразы ты слегка преувеличиваешь, но насчет харакири я почему-то тебе верю. А поскольку я не могу допустить, чтобы ты вспорол себе живот, придется отдаться в твои сверхзаботливые руки, - настроение становилось все легче, сухой тропический ветер словно бы унес ту тяжесть, что охватила их в там, в медкабинете.
Плавно высвободившись из крепких рук, журналист кивнул в сторону той самой двери, которой он так неосторожно доверился.
- Что ж, идем, доктор, - улыбнулся Эмиль, с облегчением обнаружив в кармане магнитную карту, которую он только чудом не оставил в той спешке в номере.

+1

250

- Отмазался, - фыркнул Лион, сам не понявший, доволен он тем, что они уходят от двери ближе к намеченной цели,  или же расстроен тем, что ещё немного погреться на солнышке (и, заодно, поближе к Эмилю, можно сказать, у него в руках) не удалось. Ломиться вперед хозяина номера он считал неприличным, а потому покорно шёл следом до самого номера, ставшего уже почти родным. В номере, надо сказать, уже пошуровал обслуживающий персонал - и когда только успел?.. - так что остатки их завтрака, плавно переросшего в обед и ланч уже были убраны.
Хотя Лион бы сейчас не отказался от кофе.
Осмотревшись, фотограф направился в ванну, где, в небольшом ящичке у зеркала была маленькая аптечка. Там должно было быть все необходимое, а, если бы там чего-то не оказалось, Лион знал, куда обращаться: почему-то парень не сомневался, что добрая принцесса-докторша с удовольствием одолжит ему практически все, что угодно.
"Есть всё-таки замечательные люди.." разулыбался Лион, вспомнив своё пребывание в ординаторской. В ванной же, он, хихикая, накинул на плечи белый махровый халат, и, взяв в руки аптечку, вышел к товарищу.
- Ну-с, на что жалуемся? - противным тоном вопросил он у Эмиля, жалея только о том, не не снял с друга очки и не нацепил на нос для пущего эффекта.

+1

251

Усевшийся на диван в ожидании экзекуции Эмиль обернулся, едва драматически не воскликнув "И ты, Брут!". Вид Лиона в белом халате и с аптечкой в руках поверг его в некоторый шок, отчего пуговица на рубашке, которую он расстегивал, никак не хотела поддаваться.
- Исключительно на воспаление хитрости, - улыбнулся журналист, попутно отмечая, что загорелому фотографу очень идет белый цвет. Недовольно отметил наличие в его руках коробочки с красным крестом и обреченно вздохнул. - Не пугай меня так больше, я же очень впечатлительный.
Пуговица наконец поддалась.  Эмиль бросил на фотограф еще один полный надежды взгляд, но судя по всему, безуспешно. Лион смотрел на него с интересом истинного врача, словно бы прикидывая, с какого края резать, но Эмиль мужественно сжал губы, решив, что на такую подлость друг не пойдет.
- Тебе идет, - журналист, наконец, расправился со всеми пуговицами. - Тебе еще большого шприца не хватает, и тогда меня можно будет уносить сразу с инфарктом.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-06-21 01:48:33)

+1

252

- Слушай.. - оскорбился Лион, - ..ну я тебе хорошо делать собрался, а не в могилу сводить. А ты мне прям всё врачебное рвение обламываешь, - он весело улыбнулся, повертевшись перед Эмилем в халате, и сбрасывая его на кресло - всё-таки, в комнате было жарко. Затем доморощенный врач плюхнулся на диван за спиной Эмиля, потирая руки и вновь включая противный хирургический тон:
- Так-так-так, что тут у нас?...
- Рубашка ползла с плеч как-то медленно, а потому Лион успел открыть аптечку и рассмотреть нехитрое содержимое. К вящей радости фотографа, основное там нашлось: обезболивающий маркер, которым удобно делать сетку, классические йод, марганец, и, разумеется, пластыри! Антисептические влажные салфетки, два бинта - обычный и эластичный (у фотографа радостно загорелись глаза, он вспомнил об Эмилевой шишке на затылке и уже прикидывал, как бы замотать не непокорную голову оба фиксирующих средства), ну и куча таблеток, ватных тампонов, шприц (А вот сейчас и напугаю.. впрочем нет, не буду..) и еще несколько мелочей, столь необходимых для оказания первой помощи.
Тем временем Эмиль наконец избавился от верхней одежды и веселье Лиона сразу убавилось ровно наполовину, а потом чуть не сошло вообще на нет. Спина и впрямь выглядела драматично. Журналиста словно кошки драли, настолько глубокие были ссадины, а синяки и того ужаснее.
- Как ты с этим ходишь?! - искренне возмутился фотограф, рассматривая спину, больше похожую на полотно "оборона Севастополя".  - Надо было сразу за тебя браться, а не шляться непонятно где... - заворчал Лион, выуживая из аптечки необходимое. Потом подумал, и решил начать с затылка. Запустив пальцы в мягкие волосы, оттенок которых он так и не смог определить, даже при условии исключительной образованности в вопросах цвета (почему-то очень уж хотелось сказать - охра..), фотограф осторожно ощупал давешнюю травму.
- Больно?..

+1

253

- Это моя профессиональная обязанность, особенно во время политических дебатов, - усмехнулся журналист, которому шумный город Париж вместе со всей его жизнью показался нестерпимо далеким. Причем, не только в пространстве, но и во времени, хотя он вылетел оттуда всего три дня назад.
Лион с щелчком откинул крышку аптечки, и Эмиль не удержался и бросил взгляд через плечо, о чем тут пожалел. От обилия каких-то баночек, бинтов и таблеток - и шприц, там был шприц! - Эмиль как-то слегка взбледнул и срочно отвернулся. И как он в детстве всерьез задумывался о том, чтобы пойти в медицинский?
- Нормально хожу, как видишь, - ответил журналист, покосившись на сосредоточенного фотографа, которому, несмотря на то, что халат он сбросил, для полного сходства с врачом не хватало фонендоскопа на шею. - И ощущаю себя очень даже прекра... - закончить фразу он не успел, почувствовав в волосах осторожные пальцы, которые мигом свели на нет его возмущенный запал. Журналист прикрыл глаза и осторожно выдохнул. Шишка, конечно, еще ощущалась и весьма чувствительно, но по сравнению с накатившим на него блаженством, роли почти не играла.
Вообще, повезло ему с напарником, который умеет так сходу расслаблять и успокаивать.
- Н-нет, - запоздало ответил журналист, вспомнив, что Лион, собственно, задал ему вопрос. - Но ты продолжай, продолжай...

+1

254

Лион, сначала не просёкший причину такой резкой смены настроения, с некоторым изумлением заглянул в лицо Эмилю, но, не обнаружив на оном печати страдания, а очень даже наоборот, удивился. Затем он понял фишку, и на лице доморощенного доктора появилась радостная и какая- то немного коварная улыбка.
Вместо того, чтобы продолжить ощупывание шишки (а чего там ее лапать - спадает, слава богам!) Лион начал просто медленно и осторожно массировать кожу, перебирая волосы. Параллельно, он заглядывал в лицо журналисту и едва сдерживал довольное хихиканье - не каждый день можно увидеть, как суровый и ироничный скептик почти счастливо жмурится, и вообще, похож на кота, которому ведро сливок перепало...
Настроение стремительно улучшалось.
- Пожалуй, возьму за правило делать тебе подобные массажи с утра и на ночь, - хихикнул Лион, продолжая своё коварное и медитативное занятие, - они явно оказывают на тебя благотворное влияние...
Одной рукой он вытащил антисептический и обезболивающий маркер, и, зубами стянув крышку, с видом Пикассо уставился на подставленную спину, определяя наиболее пострадавшие места. Вторая рука продолжала ненавязчиво блуждать в шоколадных волосах.

+1

255

- Ни капельки не возражаю, - голос невольно съехал на грассирование, отчего казалось, что журналист мурлычет. Впрочем, он был недалеко от такого состояния - что поделать, если это было его очень, очень, очень слабое место?
Массаж головы был для него самым действенным успокоительным, способным заставить его забыть проблемах и пообещать почти все, что угодно. Его друзья, правда, этим частенько злоупотребляли, но в целом, Эмиль был не против.
Вот и сейчас ласковые пальцы снимали скопившееся за эти дни напряжение, успокаивали совсем ненужные сейчас мысли и даже почти заставили забыть, зачем они, собственно, здесь собрались. Впрочем, ради такого Эмиль мог простить даже экзекуцию в виде обработки ссадин.
- Да у тебя талант, - улыбаясь, проговорил он, так и не открывая глаз.

+1

256

- Благодарю.. - А голос, голос!.. Заслушаешься!.. Лион даже чуть пониже склонился, чтобы ни нотки не упустить. И чуть не ткнулся носом в шею журналиста.  Вернее, почти ткнулся, просто потому, что вдруг захотелось.
- Я сейчас сетку сделаю. Антисептическую. Это не больно, но щекотно, - предупредил он негромко, с усилием отстраняясь и обводя маркером наиболее цветастые синяки. Маркер, исходя из инструкции, был не только антисептический, но и обезболивающий, что изрядно порадовало фотографа. Он с упоением принялся разрисовывать синяки Эмиля, прикусив кончик языка и старательно не упуская ни малейшей ссадинки.

+2

257

Эмиль тихо выдохнул, так и не открыв глаза, когда теплое дыхание коснулось отчего-то ставшей вдруг чувствительной кожи. Облизнул сухие губы и подавил иррациональное желание немного откинуться назад.
- Ага... - совершенно бездумно ответил журналист, абсолютно не вникнув в то, что там с ним Лион будет делать. Впрочем, фотографу он доверял - но про ту дверь он помнил, да! - а потому откинул голову немного назад, прислушиваясь к ощущениям. Было действительно щекотно, отчего Эмиль, закусив губу, старался не рассмеяться и вообще не дергаться.

0

258

Почувствовав настроение напарника, Лион хитро улыбнулся:
- Боишься щекотки?.. - в голосе была лёгкая хрипотца, благодаря которой вопрос прозвучал на редкость коварно. Руки, тем временем, знай, занимались общими травмами, а затем фотограф перенёс своё внимание на царапины. Кажется, на Эмиле все просто шикарно заживало, особенно там, где достала ночью "народная мазь", которую - сейчас Лиона, хоть убивай - он сам не вспомнил бы, откуда взял и откуда он вообще о ней узнал. Что значит, схлопотать тепловой удар и скакать в бреду, где ни попадя...
В голове предупреждающе заныло, и фотограф поспешил отвлечься, с сожалением констатируя, что пластырем тут залеплять нечего, хотя хочется. Тёплые пальцы коснулись позвоночника, ладонь пробежала вниз, проверяя наличие шишек, невидимых невооруженным взглядом, а потом вверх, к шее, и ... снова зарылась в волосы.
- Знаешь, твоя спина отлично выглядит. - Ни на грамм не соврал Лион. Если мысленно убрать синячищи и знание того, как они болят - спина у Эмиля была просто шикарная, - Синяки, конечно, будут какое-то время  болеть, но глубоких царапин нет, а все остальные уже заживают... - Он придвинулся поближе, заглядывая через плечо Эмиля, ловя его пальцами за подбородок и чуть поворачивая лицо журналиста к себе. На какой-то миг их лица оказались очень близко, и Лион забыл даже, что, собственно, затеял, в очередной раз провалившись в омут карих глаз напарника. Сердце томительно долго отсчитало несколько ударов, когда, наконец, тёплые пальцы фотографа скользнули по щеке друга, оставляя на коже пластырь-нашлёпку, такую же, какая красовалась у него самого.
- Тебе идёт, - почему-то прошептал Лион, и  улыбнулся.

+1

259

- Есть немного, - расплывчато ответил Эмиль, особо не вдаваясь в подробности. Не говорить же, что щекотки он несолидно боится с самого детства. А почему-то все, узнав об этом, преисполняются умиления и начинают его активно щекотать. Он злиться и огрызается, но с неконтролируемыми приступами смеха поделать все равно ничего не может.
Впрочем, щекотка довольно быстро закончилась и даже не вышла за грань его самообладания. Лион, видимо, нарисовавшись, отложил испытание Эмилева долготерпения. Теплая ладонь легла на спину, прослеживая линию позвоночника, отчего обычно спокойное и размеренно дыхание журналиста слегка перехватило, а сам он слегка прогнулся, то ли уходя от прикосновения, то ли, наоборот, его усиливая. Тело двигалось рефлекторно, мысли уже давно в голову не залетали, а последний след их и вовсе простыл, когда ласковые пальцы снова зарылись в волосы.
- Ну я же говорил, что все в порядке, - с некоторым трудом разомкнув пересохшие губы, хрипло сказал он, не удержавшись от своей любимой шпильки, неизменно начинавшейся со слов "Я же говорил..." Впрочем, сейчас он однозначно рад, что Лион решил убедиться в этом лично, хотя еще немного - и он окончательно привыкнет к таким прикосновениям.
Неожиданно, лицо фотографа оказалось так близко, что Эмиль даже разглядел собственное отражение в необычных глазах. Как так получилось, Эмиль не понял - он вообще перестал следить за действительностью, сосредоточившись исключительно на легких касаниях - поэтому бесцельно поблуждал взглядом по красивому лицу, словно видел его впервые, отмечая какие-то незамеченные ранее детали - от солнца по щекам рассыпались веснушки, и даже ресницы у Лиона светыле, а челка опять на глаза упала... Реальность дала о себе знать, когда теплые пальцы оставили после себя ощущение какой-то ткани на щеке - пластырь. И как он так ловко умудрился?..
- Спасибо, - так же тихо прошептал Эмиль, боясь громким голосом разбить эту сбивающую с мыслей атмосферу. - Ты теперь не один такой. Теперь тебе не так обидно?

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-06-24 11:58:03)

+1

260

Как-то незаметно оказалось, что Лион уперся подбородком в плечо Эмиля, и довольно улыбается, косясь на друга. Наверное, они сейчас страшно забавно смотрелись - оба с нашлёпками на плечах, ну точно близнецы. Фотограф тихо рассмеялся, думая о том, что впервые не срывается к своему фотоаппарату, дабы немедленно увековечить эту картину.
- И ничего не в порядке. Ты бы себя видел.. со спины.. - Вспомнив о том, что именно благодаря этой спине камера осталась цела, и он, Лион, не утратил возможности зарабатывать денег, да и просто заниматься любимым делом, Лионель снова ощутил горячее желание крепко обнять этого невозможного человека, которому он уже неизвестно сколько раз за последние полутора суток обязан жизнью.
На самом деле был повод задуматься, еще какой. Насколько фотограф смог прислушаться к себе - прикосновений он не любил. То ли это было как-то связано с прошлым, то ли обусловлено врождённой антигуманностью, но он не любил ни людей, ни общения с ними. А уж допускать того, чтобы к нему касались - точно бы не стал. Он вспомнил, что прежде, чем потерять сознание в холле, к нему подбежали двое медбратьев, подхватывая под руки, и тогда приступ неконтролируемого страха, ужаса и отвращения оказался той самой соломинкой, сломавшей спину верблюду. То есть, физический контакт он очень не любит.
Что мы имеем сейчас?..
Руки уже почти обнимают Эмиля за талию, подбородок очень удобно устроился на плече, ещё немного - и фотограф просто растечётся по спине друга мурлыкающей от удовольствия тушкой и при этом будет абсолютно счастлив!.. И это при том, что Эмиль тоже, наверняка, не фанат того, чтобы на нём висли малознакомые молодые люди.
А сейчас вот, молча терпит.
Об этом определённо следовало подумать.. потом.. попозже...
-  Мне теперь хорошо и совести почти спокойно. Хотя, пожалуй, от резких спортивных действий в твою сторону я пока воздержусь. Можем сходить вечером на пляж, и я научу тебя плавать, - выражение лица у фотографа при этом было очень лукавое..

+1

261

- В порядке, в порядке, - убежденно покивал Эмиль, говоря, скорее, не о ссадинах, а об общем состоянии, которое было, пожалуй, даже лучше, чем просто "в порядке". - Не преувеличивай, а то я воображу себя раненым героем...
А ведь все и вправду в порядке, и не только в данный конкретный момент. Он далеко от всего привычного и опостылевшего - да, при всей его любви к собственному образу жизни, он был не чужд периодическому желанию бросить все и куда-нибудь уехать - в его жизни теперь есть место приключению, которое он даже представить не мог, так же как и человеку, сидящему сейчас за его спиной так близко, что он чувствовал кожей его дыхание. И оказалось совсем не трудно привыкнуть к мысли, что рядом с ним кто-то есть, хотя обычно он слишком быстро начинал срываться, если рядом был кто либо больше двух часов подряд. Да, полтора суток - это явный рекорд, и Эмиль чувствовал, что это еще не предел. Во всяком случае, хотелось бы на это надеяться. Почему-то.
Он вообще по натуре своей был мизантропом - вежливым, социализированным, но по сути своей людей особо не жалующим. А ведь ничего ни капельки изменилось - просто появился Лион, который оказался исключением из общего правила. А о том, что фотограф это самое исключение, говорило уже то, что Эмиль позволил себе откинуть голову назад, положив ее на плечо фотографа, вперив взгляд в потолок - зеркальный, к слову, а он и не замечал - который послушно отражал сидящих под ним молодых людей.
- Должен тебя предупредить, что это дело считается совершенно безнадежным, - усмехнулся он, услышав о благом намерении фотографа научить его плавать.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-06-24 23:00:56)

0

262

- Ты и есть раненый герой, -  негромко пробормотал Лион, памятуя, что ухо Эмиля совсем рядом, он почти касается его дыханием - стоит повернуть голову, - и оглушить его сейчас в добавок ко всему не хотелось бы...
Эмиль устроился удобнее, и Лион невольно подстроился по движение журналиста, подвинувшись ещё ближе - но стараясь не касаться  травмированной спины, и сев чуть повыше - чтобы журналисту удобнее было сидеть вот так вот, в расслабленной позе с откинутой на плечо фотографа головой.
И почему-то всё это казалось ему сейчас абсолютно нормальным, как так и должно быть...
Он осторожно провёл ладонями по бокам друга, затаённо улыбнувшись тому, как вздрогнул журналист, но решив не давить на слабое место - и ладони так и замерли, касаясь тёплой кожи.
- Я всё-таки попробую. В качестве небольшой отплаты за  все мои долги - надо же начать хоть с чего-то. Обещаю быть терпеливым и чутким учителем, - Лион тихо фыркнул, прикрыв глаза.

+1

263

Эмиль только скептически изогнул губы в ответ на замечание о собственном героизме, но промолчал. Потом - Лион вряд ли это видел - превратил обычную усмешку в улыбку и расслабленно вздохнул. В таком состоянии идти куда-то идти да еще и учиться, да еще и плавать - а зная себя, Эмиль мог с уверенностью сказать, что фотограф наверняка потерпит неудачу - с морем он всегда был на вы - было верхом издевательства. Однако, почти сразу же эту мысль перебила другая - а ведь действительно, пойти куда-нибудь просто так, не ставя перед собой задачу выжить и добраться до цивилизации, звучит довольно заманчиво. Правда, насчет плаванья у Эмиля были некоторые сомнения, но он решил пока оставить их при себе, до поры до времени.
- Интересная система оплаты, - тихо рассмеялся он, слегка вдрогнув от  прикосновений теплых ладоней, отчего сразу по телу пробежали мурашки не то в превкушении щекотки, не то от неожиданности. - В твоих учительских талантах я не сомневаюсь, но все же обещай меня не утопить в порыве чувств пловец из меня и вправду никакой.
Да, сходить куда-нибудь было бы совсем неплохо, и даже окунуться тоже можно было бы, но ведь для этого надо собрать себя в кучу и высвободиться из теплых рук. Эмиль вздохнул и бросил быстрый взгляд на часы. Они ведь еще никуда не идут? Значит, можно и подождать.

+1

264

- ...но все же обещай меня не утопить в порыве чувств пловец из меня и вправду никакой.
- Обижаешь, - мурлыкнул Лион, -   Не для того я тебя спасал так долго и упорно... - Он затаённо улыбнулся, прикрывая глаза. После всех его ординаторских подвигов, и моральной травмы, полученной от наличия в его вене иглы, на фотографа внезапно накатил жуткий расслабон, и он лениво бросил взгляд за окно. Вечерело, и стоило бы куда-то двинуться, но.. было как-то лень. Эмиль очень уж удобно устроился на Лионовом плече, и как-то удачно вписался в руки, так, что отпускать не хотелось, и, собственно, Лион и не собирался.
Когда ещё выпадет такая вот минутка полного и абсолютного спокойствия и гармонии?.. Прикрыв глаза, фотограф умиротворённо вздохнул, утыкаясь носом куда-то за ухо Эмиля, и притих.
В голове роились странные мысли, опасно приближаясь к попыткам вспомнить, но пока фотограф ограничивался только тем, что вспоминал их вчерашний разговор и пытался вспомнить, что он рассказывал о себе. Он точно помнил одно - вчера рассказы о себе не вызывали никаких трудностей.
- Ты не женат?.. - совершенно внезапно для себя негромко спросил Лион, не открывая глаз.

+1

265

- Ну, думаю, у тебя просто не было выбора, - в тон фотографу ответил Эмиль, слегка поерзав, чтобы устроиться поудобнее. Шея слегка затекла, но это был не повод перестать использовать теплое плечо в качестве подушки. Да и вообще, двигаться не хотелось и дело, наверное, было не только в усталости.
Вопрос Лиона заставил журналиста удивленно вскинуть бровь, но глаза открывать по-прежнему не хотелось. Женитьба вообще не вписывалась в его мировоззрение, а сейчас уж и подавно. С чего Лион вдруг заинтересовался его семейным положением было не слишком ясно, тем более, что Эмилю ответ казался более чем очевидным.
- Разве я похож на женатого человека? - Эмиль улыбался, но в голосе слышалось больше насмешки, нежели улыбки. - Боюсь, семейная жизнь вообще не для меня, хотя однажды чуть не женился, да... - никакой горечи или сожаления, пустая констатация факта. - А что тебя натолкнуло на подобные вопросы?
Журналист поднял руку, пытаясь представить на безымянном пальце тонкое золотое кольцо. Получалось плохо, вернее, никак. Во-первых, он вообще не любил кольца, а во-вторых, он просто не мог представить того, у кого на руке будет надето парное кольцо.
Нет уж, пустое. Это действительно не для него.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2010-06-27 23:30:28)

0

266

- Не знаю, - Лион изрядно смутился. Глаз он все так же не открывал, однако по тону журналиста догадался о выражении лица последнего, и только сильнее уткнулся  носом в волосы Эмиля.
- Просто подумал, что удивительно то, что тебя ещё никто не прибрал к рукам...
На самом деле, и правда, Лиона не удивило бы и известие, что у Эмиля где-то в Париже свой огромный гарем фанатов, почитающих главного мужа за божество. Однако нельзя сказать, что услышанное его не порадовало. Затаённо улыбнувшись, он приоткрыл один глаз, глянув на то, как Эмиль поднял руку. И правда, чего это он вдруг озаботился такими вопросами?...
Наверное, пришедшая не вовремя в голову фантазия о том, как сейчас вдруг резко распахивается дверь, и в комнату врывается какая-нибудь мегера, начинающая качать права на Эмиля... Именно эта фантазия и сподобила фотографа опасливо уточнить о возможности наличия подобной мегеры в реальной жизни. Почему именно мегеры - этого Лион сам себе пояснить бы не смог.
Потом, вспомнив что-то, фотограф тихо фыркнул, и рассмеялся, чуть отстраняясь и пытаясь заглянуть в лицо Эмиля. Не прижавшись к спине журналиста это было сложно сделать, но у Лиона почти получилось.
- Ах да, я же обещал сделать тебе предложение, как только смогу встать на одно колено и при этом не развалиться на части, охая и стеная... - Лион весело захихикал. - Теперь я точно готов к подобному подвигу. Надо загрести тебя в приватное владение, пока окружающие не опомнились. - Плечи его задрожали от сдерживаемого хохота, и Лион уткнулся носом в тёплое плечо.

+1

267

- Ничего удивительного, - усмехнулся Эмиль, скосив глаза в сторону фотографа, но лица его, естественно, так и не увидев. - Ты меня слишком идеализируешь, мой характер далек от сахарного. - И опять, никакого раскаяния в голосе, скорее наоборот - едва слышная нотка гордости. Да, он долго превращал свои недостатки в достоинства назло тем, кто пытался заставить его измениться.
Так и не представив на безымянном пальце обручальное кольцо, журналист бросил это неблагодарное дело, переключившись мыслями на Лиона. А вдруг он женат? Спрашивать как-то было страшновато - все-таки доводить парня до красивой зеленоватой бледности не хотелось, за последние сутки он уже увидел достаточно - поэтому жуналист, недолго думая, и подняв, наконец, голову с такого удобного плеча, бросил взгляд на лежащие на его талии руки. Нет, кольца вроде нет да и следов его тоже, хотя это еще не показатель. Может, снял перед отъездом или вообще не носит. Решив, что сейчас он об этом точно не узнает, Эмиль все-таки остановился на предварительном варианте "не женат", так и не поняв, правда, чем его это открытие порадовало.
- Ты так жаждешь распрощаться со своей холостяцкой жизнью? - насмешливо протянул француз, чувствуя, как фотографа за его спиной слегка трясет от сдерживаемого хихиканья. - Или же ты жаждешь поделиться со мной сокровищами троюродного дедушки? - при этих словах Эмиль прямо таки оживился, слегка разворачиваясь, чтобы лицезреть только светловолосую макушку. - В таком случае, быстренько вставай на колени, а потом срочно едем в Голландию. Кажется, это ближайшая страна, где официально регистрируют такие браки.

+2

268

Лион не выдержал, звонко расхохотавшись: у него было бурное воображение, и он очень живо представил их обоих пред аналоем в церкви, язвительно спорящими на тему, кого из них называть невестой. Разумеется, добровольно соглашаться на роль домохозяйки, кухарки и организаторши домашнего уюта никто из них не станет, ввиду полного неумения, а потому оба буду настаивать на собственном главенстве.. В результате священник, обозлившись, навернёт их обоих святым распятием по макушке, и уйдёт, отказавшись их регистрировать ввиду полной несовместимости характеров...
Давясь смехом, фотограф немедленно поделился яркими картинами с журналистом, в особых красках живописуя самые драматичные моменты - поход к аналою и последующее получения распятием по темечку...
На этом фантазия не успокоилась, нарисовав их обоих в пышных белых подвенечных платьях и с букетами в руках. Почему-то лицо  у Эмиля даже в фантазии было ОЧЕНЬ недовольное, и, можно даже сказать кровожадное, сам же он весело ржал и скакал от журналиста, подобрав юбки....

В результате Лион не удержался, задыхаясь от смеха, и рухнул на спину, на  диван, в свою очередь заметив, что потолок зеркальный.
- О!.. - глубокомысленно изрёк он, отдышавшись, и рассматривая их обоих; думая о том, зачем сию красоту устроили над диваном, и как он будет тут спать, если с утра есть риск перепугаться собственной заспанной рожи, отражающейся над постелью...
Об этом он тоже, не задумавшись, поведал Эмилю.

+1

269

Губы против воли растянулись в улыбке при взгляде на совершенно счастливого, беззаботно смеющегося фотографа. У Лиона вообще был заразительный смех, противиться ему было невозможно. Вернее, наверное, возможно, только Эмиль еще не придумал как.
- Ну у тебя и фантазия! - улыбаясь, покачал головой журналист, нашаривая в кармане давно вожделенную пачку сигарет. Не обнаружив оную (а вернее, обнаружив пачку, но не обнаружив в ней сигарет), он рассеянно пошарил взглядом по комнате, остановившись на маленьком журнальном столике, стоящем у изголовья дивана. Заветная коробочка лежала рядом с выпотрошенной аптечкой и для того, чтобы ее достать, надо было встать. А поскольку вставать было лень, Эмиль остро пожалел, что не владеет телекинезом, и прикидывал способы добычи сигарет с минимальными количествами движений.
От серьезных размышлений Эмиля отвлекло замечание фотографа относительно потолка. Серьезной проблемы в этом журналист не видел, ибо он вообще по утрам мало что видел, пока до очков не дотянется, а потом уж и не до разглядывания потолка. Но поскольку Лиону так не повезло, Эмиль только сочувственно повздыхал.
- А ты не смотри, - выдал он самое очевидное решение проблемы. - Тем более, - Желание закурить, наконец, пересилило лень - правда не полностью, а лишь частично - и Эмиль навис над лежащим фотографом, одной рукой опираясь на подушки дивана, а второй пытаясь дотянуться до журнального столика. - поверь мне, - Взгляд карих глаз не отрывался от белой пачки до тех пор, пока эта самая пачка не оказалась в руках. - утром ты выглядишь не так страшно, как тебе кажется. - француз, наконец, опустил глаза, встречаясь с взглядом необычного цвета, и понял, что фактически прижал фотографа собственным телом к дивану. - Даже наоборот, - усмехнулся он, особо не спеша возвращаться на прежнее место.

+1

270

- Ну у тебя и фантазия!
- Книгу напиши, - отсмеявшись, пробормотал Лион, то и дело поглядывая в потолок и отмечая, что Эмиль в нём отражается намного лучше, в смысле, симпатичнее... А последний, в это время пустился на какие-то хитрые манёвры, за которыми Лион следил с замиранием сердца и от неожиданности вжавшись спиной в диванные подушки.  Прежде, чем в руках Эмиля появилась пачка сигарет, предположения в голове Лиона сменяли друг друга с калейдоскопической скоростью, причём одно было заманчивее другого. А некоторые вообще изрядно смутили фотографа тем, что в принципе возникли. Особенно, когда он понял, что целью всех этих хитрых передвижений была вовсе не борьба за здоровый образ жизни.
- Это ты просто без очков был, - смущённо пробормотал он, поёрзал и, устроившись удобнее, обхватил бёдра журналиста ногами. - Попался! - Фотограф хитро улыбнулся, устраиваясь ещё удобнее, и даже закладывая руки за голову. - Говори: мы плавать пойдём?.. - Кажется, собственное, невероятно двусмысленное положение ничуть не смущало блондина, впрочем, в обществе Эмиля он чувствовал себя настолько хорошо, что, кажется, иногда забывался, и творил, что хотел.  Хотя, конечно, иногда задумываться о собственных желаниях для Лиона было просто опасно. Он встретился взглядом с карими глазами, и улыбка чуть дрогнула, а во взгляде проскользнуло странное выражение, впрочем, быстро скрытое опущенными ресницами.

+1


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Внесюжетки » За 2 дня до настоящих событий...