"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Остров » Проклятое озеро


Проклятое озеро

Сообщений 31 страница 54 из 54

31

"А эти шаманы видимо действительно имеют силу, если ощутили защиту другого Бога", - Герберт, ничего не понимающий в ботанике и выживании совершенно спокойно и неизящно, как танк, тащился через кусты к сияющему дереву. от восторга внутри все замирало. Давно он так ничему не радовался. Этот остров возрождал в нем то чувство детского восторга, мальчишеского любопытства, которое он помнил с самого своего детства. Его словно вновь оставили одного в доме на обучение в Университете... Словно он снова рисует мелом пентаграммы, но только теперь... он наконец сделал все "правильно", вот оно - знание...

Вокруг росли небольшие, согнутые природой или судьбой деревья, их сухие, бесплодные, лысые ветки цеплялись за одежду, лес рыдал, стенал, изломы ветвей окрашивались алым соком, но несмотря на боль деревья тянулись ветвями к юноше, бредущему среди деревьев. Ему уже приходилось впадать в брел, но настолько детализированный он видел впервые. Ему чудились голоса, молящие вернуться, сбежать отсюда, вернуться в мир живых, но он все равно шел.

Рука коснулась светящегося дерева. На губах у Герберта застыла улыбка, умиротворенная, теплая. Он не чувствовал от дерева ничего, но знал, что в любом растении здесь есть дух, просто потому что так устроено, потому что любое живое создание имеет душу. Он поднял глаза вверх, рассматривая слипшиеся красивые листочки...

Его влек звук воя. Тихого, далекого, какого-то... задумчивого? Разгребая руками сдвигающиеся ветви юноша вышел на небольшую "опушку", скорее даже прогалину в этом бесконечном лесу, голоса в голове взвыли, громко плача. Юноша встряхнул головой и попытался прочистить правое ухо, в котором резкие звуки неожиданно словно застреляли. Травы, которые он использовал для транса не должны были дать такого убойного эффекта, он уже начал предчувствовать все прелести наркотического похмелья... Хорошо, что родители смотались в Америку, а то не избежать бы ему наркологии... Впрочем... психиатра он однажды уже обманул.
Когда ухо наконец перестало резко стрелять, он осмотрелся на месте, прислушиваясь к звуку. Воя слышно не было. Жаль, но, похоже, транс проходил и он снова возвращался в бренную реальность. Без призраков, духов, неупокоенных самоубийц и суккубов. Печально, но факт. Он сел на землю там, где оказался и дотронулся рукой до одного из тянущихся к нему деревьев. Растение действительно рыдало, просило спасти душу.
- Могу ли я спасти свою душу, когда я так жаждал всего этого? - мальчишка усмехнулся и растрепал длинные волосы. Наконец, взгляд его столкнулся со спиной.... существа. Неподалеку весь черный сидел зверь. В сумраке, среди пепла и черных скрюченных деревьев его не было видно. Зверь не смотрел на человека, но принюхивался к воздуху. Острые ушки на голове подозрительно пригнулись к голове, вслушиваясь в голос и звуки. Судя по пропорциям это должна была быть собака. Но... таких размеров?
Мальчишка поднялся на ноги и с интересом подошел к псу. У наркомана нет страха, ведь все, что он видел... было его фантазией?

+1

32

Растения здесь хоть и были большей частью безобидные... для того, кто и не рождался никогда, но мало ли какие есть слабости у человеческого тела? Люди такие хрупкие... и лезут куда ни попадя. Винсент шел следом за мафиози, что было не сложно, Герберт даже не пытался идти аккуратно, надеясь, что Уэйн не наткнется ни на что, пока телохранитель до него доберется.
К счастью, Герберт ушел не далеко. Колдун стоял возле дерева, положив руку на ствол, и рассматривал крону дерева. Сознание у колдуна было закрыто, но, по задумчивой улыбке своего хозяина Винсент мог догадаться о чем вспомнил брюнет.
Винсент подошел ближе и положил руку на плечо человеку.
По руке прошла дрожь, Винсент слегка удивленно посмотрел на затылок мафиози.
- Мистер Уэйн?

0

33

Катрин хотела последовать за мужчинами, ведь интересно, что они там такого увидели в этих кустах, что ломанулись насквозь, не заботясь даже о том, что некоторые представители островной флоры могут оказаться ядовиты, как вон та лиана, хищно свесившаяся с пальмы.  Хотела, да. Но что-то словно бы удержало ее - девушка даже раздраженно повела плечом, настолько явным было ощущение, будто за за это самое правое плечо её крепко держат. "Фигня какая! - подумала Катрин, оборачиваясь, чтобы убедиться, что все это мерещится. - Прав был Кайл, не стоит так долго торчать у этого Озера. Оно явно что-то такое испаряет!" Действительно, даже малоразговорчивый вначале экскурсии Винсент вон как разговорился, а месье Уэйн и вовсе повел себя странно: когда Катрин заставила себя отойти от берега и заглянуть в разворошенные отдыхающими заросли, она увидела, что мужчина замер, ухватившись за ствол дерева со светящимися листьями...

0

34

Рука коснулась густой шерсти животного. Влажная, густая, жесткая шерсть, тугие, словно стальные узлы мышцы. Пальцы немели, мерзли, отняв руку от шерсти парень увидел на пальцах.... снег. Не пепел, что окружал его повсеместно в этом жарком, душном лесу, а снег. Удивительное чувство, странное для галлюцинации, странное для бреда, он ни разу еще не мерз, не трогал ничего настолько живого. Тварь перед ним сидела тихо, спокойно. Она ждала. Юноша снова коснулся шерсти, погладил леденеющими пальцами спину, голову собаки, которая сидя была крупнее мальчишки вдвое. Лес рыдал, но теперь тихо, задушено, опасливо.
- Как тебя зовут? - спросил мальчишка, присаживаясь ближе к существу. Страха не было... жаль, что страха не было...

- ... Уэйн? - рука Винсента обожгла льдом, плечо неожиданно отозвалось короткой болью и голос демона с запозданием пришел в сознание Герберта. Уэйн обернулся и растеряно стал осматриваться, пытаясь вспомнить где он и кто это  блондин. Впрочем, бездонную, бездушную глубь глаз телохранителя было сложно с чем-либо спутать. Над головой прошептал что-то ветерок в листве, Герберт поднял голову. Светящиеся листья висели над головой колдуна...
- Да, Винсент? - Герберт нехотя спросил, снова обращаясь к дереву, - а... где Катрин?? - Уэйн посмотрел на блондина и осмотрелся в поисках девушки, - Нельзя оставлять красивую девушку одну в лесу, да еще и ночью, - мафиози с укором, как он это умеет, посмотрел на телохранителя.

+1

35

... Винсент выслушал короткую тираду о необходимости слежения за активами, слегка удивленный поведением колдуна, но еще больше удивленный совершенно ледяному взгляду колдуна. Привычка видеть легкое свечение в глазах Герберта сменилось откровенным удивлением совершенно ... бездушному взгляду человека. Уэйн действительно был зол и раздражен тем, что Винсент оставил Катрин одну, хоть и отошли они всего на 5-10 метров от озера. Но... больше он был раздражен тем, что его оторвали от дерева?
- Немедленно исправлю свою ошибку, но я не могу оставить вас одного, мистер Уэйн. Прошу вас, пройдемте вместе.
Лучше не спорить. Мало ли что могло прийти в голову колдуна.

0

36

Покидать дерево не было никакого желания. Неожиданное воспоминание не посещало его уже довольно долго... С дня призыва Винсента оно его не посещало ни разу, а была в этом воспоминании для него загадка, тайна, которую он жаждал понять, раскрыть. И казалось, что Винсент оборвал эту возможность Герберта узнать, что же тогда произошло и почему его глаза стали голубыми? И.. почему ему снится этот блондин со шрамами от плетей на спине?
Некоторое время Уэйн мешкал. Признаться сейчас Винсенту в своей слабости мафиози не хотел, но и девушку подвергать излишней опасности считал ненужным. Нужно было отсюда уходить... Хотя бы от дерева.
- Я хочу такое же дерево! - состроил гримасу отец мафии, вспоминая как лет 30 назад подобные фокусы ему помогали достать у родителей все самое желанное, - Достань мне его росток любыми способами. Оно должно расти в моем саду, - а теперь не каприз - приказ. Герберт собирался увезти редкое создание с собой, хотя бы его часть... как намеревался вернуть к жизни одного знакомого ему боккора.... в теле девушки, преданной Уэйну жизнью.
После короткого концерта "по заявкам" Уэйн вышел к озеру, ища глазами Катрин.
- Слава богу с вами все хорошо, - без излишнего пафоса и напыщенной заботы. Просто искренне обрадовался, что с ней все хорошо. Колдуну только не хватало еще оказаться причиной обряда, который он даже не провоцировал, - Как думаете, Катрин, сможет ли такое дерево расти в другой стране и... есть ли здесь еще достопримечательности которые не обидятся нашему ночному визту?

0

37

Герберт вел себя... странно. Мало сказать странно - непонятно. Обычным для Уэйна явлением было уйти куда-нибудь от проводника, прикрывшись желанием рассмотреть что-то поближе, и там, в кустах, где его не видят другие люди, без лишних свидетелей снять с демона ограничительное заклинание, чтобы его "телохранитель" мог спокойно общаться с ним без слов да и просматривать местность на много мил вокруг без глаз.
"Что с тобой творится?" - Натаниэль откровенно был в замешательстве. Раздражен. Люди всегда его раздражали своей... стихийностью. Впрочем, его отца в Натаниэле всегда раздражала тяга к правде. Не зря же он оборвал ему крылья за ту небольшую перепалку с Кастиэлем?.. Это было довольно больно, если кому-то интересно.
Дерево продолжало равнодушно светиться не представляя никакой опасности. Герберт продолжал игнорировать возможность изучить интересовавшее его до того больше жизни проклятое озеро. Винсент ... а Винсент как был предметом имиджа мафиози, так им и оставался.
- Будет исполнено, сэр. - "И не думай, что я это просто так тебе спущу с рук, Герберт".

0

38

Катрин как раз размышляла над двумя крайне интересными, с её точки зрения, вопросами: почему кроме светящихся деревьев в Озере больше ничего не отражается, и что будет, если зарядить камнем в воду подальше (в смысле - пойдут круги, или чего вылезет оттуда, питающееся экскурсоводами). "В конце концов, мало ли зачем они в кусты полезли? Гуляем мы уже довольно давно, а до отеля далековато" - так рассудила девушка, когда отошла обратно на тропинку: так, чтобы и от Озера не слишком близко, и экскурсантов чтоб не видно было.
А в Проклятом Озере действительно не отражалось ничего, кроме люминесцирующих деревьев и все еще подкрашенных алым редких облаков, хотя другой растительности на берегу хватало.
Девушка так глубоко задумалась, что даже вздрогнула, услышав вопрос господина Уэйна:
- Как думаете, Катрин, сможет ли такое дерево расти в другой стране и... есть ли здесь еще достопримечательности которые не обидятся нашему ночному визту?
Гид немного подумала (и уронила себе на ногу камень, который все-таки почти решилась запустить в воду).
- Собственно говоря, эта экскурсия предполагает так же посещение водопада, Пещер Заката и ночевку на обзорной площадке, но начиная от Водопада - только с инструктором по альпинизму и специальным оборудованием, - ответила она, слегка подпрыгивая. - И я не уверена, что в такой темноте мы доберемся до водопада без неприятных приключений.
Можно было бы, конечно, попробовать, но вот что делало Катрин нерешительной: отойдя на пару метров назад по тропинке, она услышала со стороны грота печально знакомое проникновенное рычание. В прошлый раз, днем, они с альпинистом едва унесли ноги целыми из грота, и кто знает, не вылезает ли оно ночью из своей пещеры, расширяя так сказать, охотничьи угодья? сам грот, кстати, был совершенно незаметен, если идти к Озеру, зато проявлялся по дороге от оного.
- Хотите взять с собой саженец? Думаю, если вам удастся воспроизвести условия жизни, к которым оно привыкло, деревце приживется, - улыбнулась девушка. Вот уж в ком она ни за что не заподозрила бы садовода-любителя, так это в таком представительном джентельмене!

Отредактировано Катрин д'Арьен (2010-06-12 19:47:29)

0

39

Герберт с интересом проследил путь камня на ногу девушки. Возможно, если бы он обладал реакцией и скоростью своего телохранителя - он бы попробовал отбить камень в сторону, но у мафиози не было в обращении ни того, ни другого, так что пришлось обойтись традиционным набором.
- Осторожно, камень! - через мгновение, - да... Неприятности начались уже здесь. Вы в порядке? Думаю, тогда на водопады лучше сходить, когда будет светло.
Уэйн присел и поднял камень, рассмотрел его, протянул девушке.
- Такими отличные блинчики на озере можно делать, - конечно, Герберт сомневался, что Картин собиралась бросать блинчики, отойдя от озера, но чем Черт не шутит?
- Да, хочу взять с собой росток. Потрясающее дерево, кажется, я в него влюбился.
Еще бы не влюбиться, когда сквозь это дерево к нему пришли давно забытые воспоминания о первых его магических свершениях.

0

40

"Сомневаюсь, что на этом Озере появятся соответствующие следы. .."
- Спасибо, - девушка улыбнулась немного сонно и, забрав камешек, зачем-то сунула его в карман. - Утром можно будет поискать саженец поменьше, чем эти деревья, - она кивнула на "эти деревья", среди которых не было ни одного ниже чем два роста самой Катрин - слегка великоваты для провоза на борту самолета, правда?  На самом деле гид, несмотря на всю демонстрируемую энергичность, едва сдерживалась, чтобы не начать зевать - сказывались и ранний подъем, и насыщенный день, и то, что завтра нужно снова рано вставать. Однако господина Уэйна, кажется, тянуло на ночные прогулки и приключения, так что на скорое возвращение в отель рассчитывать не приходилось.
Второй экскурсант, видимо тоже притомился. Во всяком случае, Винсент явно потерял интерес к беседе, и стоял теперь в сторонке, молча. Неожиданно Катрин подумалось, что это и к лучшему. Оформить свои ощущения она не могла бы даже мысленно, не то что вербализовать их, но говорили эти ощущения, что лучше всего находиться от этого высокого блондина подальше. И еще почему-то на память все время лезли слова молитвы ангелу-хранителю. Катрин даже головой помотала, чтобы избавиться от наваждения. А может и не стоило от него избавляться?

Отредактировано Катрин д'Арьен (2010-06-13 23:37:23)

+3

41

Герберт в... легком удивлении замер, впервые внимательно вглядываясь в лицо девушки, улыбка на его губах перестала быть настолько привычно-вежливой, превратившись в нечто задумчивое, голубые глаза, казалось, впервые прямо посмотрели на Катрин. Страха от этого взгляда не было, просто было удивительно, что у человека могут оказаться такие глаза... Но в душе его речь шла не о том. Вообще-то, он привык, что ему всегда все доставалось "малой кровью". Деньги, женщины, чего кривить душой - мужчины, машины, убийцы. Даже... способность его отгадывать имена сверхъестественных существ досталась ему малой кровью (он ведь до сих пор топчет сию бренную землю), что уж говорить о Винсенте и его предназначении? Так фортит разве что висельнику, сорвавшемуся с висельницы с собственной пенькой на шее. Так всю жизнь везло безумному ученому внутри прожженного мистика...
Катрин сказала это не для галочки. Она действительно была готова помочь найти Герберту этот саженец, чтобы мафиози мог вывести его с собой, когда соберется уезжать домой. Это при том, что телохранитель-"друг" Уэйна - блондин со взглядом, которым можно было бы пытать и без сыворотки правды, внушающий одним своим присутствием религиозный ужас; сам Герберт - эксцентричный англичанин пижонского вида, с глазами, которые можно было бы использовать вместо противотуманных фар; да и ходят они по всяким необъяснимым чертовским местам, посреди ночи, втроем, и Уэйн впадает в нирвану при прикосновении к одному лишь дереву...
Что-то внутри тикнуло, переключилось, Герберт мысленно дал себе пощечину, пробуждая обычную меркантильную солидарность к жизни. В конце концов, не зря же его всегда обвиняют в заговорах, смутах и поиске выгоды?
- Если бы вы присоединились к нашим поискам - я был бы рад, - спокойно, с каким-то легким... смущением? но вполне спокойной улыбкой, - Тогда, думаю, мы могли бы сейчас вернуться в отель, а будущие планы построить по дороге туда.
Странное спокойствие, умиротворение.. давно он не испытывал спокойствия в обществе других людей, тем удивительнее была эта девушка.
"Ты только не влюбись, Немезида. Загубишь ведь. Я тебя знаю"...
- Не знаете, ночью в море есть на что посмотреть? - жестом Уэйн поманил за собой телохранителя.

+1

42

Печально оглядев озеро, Ата все же решил присоединиться к компании людей, хотя, впервые за долгое время, ему этого совершенно не хотелось. Он бы сейчас ушел куда-нибудь в лес, например к водопаду, который видел прошлой ночью во время своих блужданий, или просто прошелся бы по берегу... Хандру свою он объяснял необходимостью ждать. Это было его слабым местом еще в "детстве". Не кричать о правде на каждом углу нерожденный с грехом пополам научился, "папа" поспособствовал, ждать событие он, вроде, тоже умел, но ждать решения человека - он не мог. Люди всегда упускали из виду то. что каждому действию есть свое место.
Уэйн порой был слеп, глух и бесчувственен, это было ему свойственно всегда. Это Винсента всегда раздражало. Ведь... заметь он необычные свойства озера...
Демон вздохнул и подошел к людям, краем уха прислушиваясь к разговору. Обычный такой разговор. Люди стали удаляться от озера к отелю.

+1

43

"Пресвятая Дева, такое ощущение, что позади идет не живой человек, а бетонная стена!" - подумалось  девушке. Все-таки месье Винсент был очень странный. Словно несколько десятков минут обычного диалога отняли у него все силы или выбрали лимит произнесенных вслух слов на сутки вперед - до того тяжелое молчание, что почти физически ощущается. Зато месье Уэйн перестал чудить и снова вернулся к образу обаятельного джентльмена. Ну а то, что он так нежно отнесся к незнакомому дереву... Любой француз знает с пеленок, что англичане все очень -  очень - странные. Весь остров. И доминионы. И обожают заниматься садоводством - это тоже общеизвестный факт. Так что Катрин выкинула из головы посторонние мысли и стала припоминать что интересного можно увидеть на побережье.
- Ну,   если простоять достаточно долго на волнорезе, можно увидеть дельфинов или акул - это на обустроенной части побережья. Про не обустроенную часть говорят разное. Я слышала, что если затаиться в кустарнике на диком пляже неподалеку от отеля, в полнолуние можно увидеть морских русалок - если повезет. А если не повезет - русалки увидят того, кто пожелал за ними понаблюдать. И тогда этого человека уже никто больше никогда не увидит. Живым. - Немного лишнее уточнение, но полнолуние - самое время для страшных сказок. И потом, неизвестно еще что хуже - научно необоснованные русалки или здоровенные тигровые акулы.

+2

44

Герберт с интересом слушал девушку, отмечая про себя, что ему нужно будет повнимательнее в следующий раз смотреть по сторонам на родине прекраснейшего парфюма... Катрин очень выгодно подчеркивала достоинства родины великих революций...
"Русалки... я сам-то не попал под магию одной из них?" - неожиданно весело подумал Уэйн, но затем передумал, посчитав, что у русалок все же должны быть зеленые волосы, или что-то из этой оперы.
- Давненько я акул не видел... надо будет поплавать вокруг острова.. Катрин, а ... "мертвыми" видели людей, которые видели русалок? - с заинтригованной улыбкой спросил англичанин, слегка лукаво прищурившись.
Если здесь жили русалки, значит должны были быть и призраки людей, которых заманили синхронистки с хвостами в океан. На это стоило посмотреть. Да и переночевать на яхте в океане, встретив восход солнца на воде... В полном одиночестве... Уэйн мог себе много позволить в одиночестве. И собирался этим воспользоваться.
Лес был темным, полным посторонних шорохов, неясных звуков... Тьмы.
- И как вы только здесь ориентируетесь..

+1

45

Демон шел следом за людьми, вслушиваясь в их разговор. Мир людей всегда был полон "чудес", эти самые "чудеса" были сбежавшими демонами из Ада, призванными гениями, воплощенными гомункулами, рожденными магическими всплесками фантомами, неупокоенными призраками; утопленными девицами, которые стали русалками, обозленными на мужчин; оборотнями; духами земель, мест; ангелами хранителями, заблудшими ангелами, чем угодно. Даже гениальный фокусник на базаре - и тот был под присмотром сверхъестественных сил. А они идут и разговаривают о тех, с кем Ата вчера ночью вел разговоры. Надо сказать русалки очень расстроились, когда выяснили, что Винсент... не совсем человек. Вот и сейчас на них из кустов смотрели сотни духов, под землей текли реки сил, Луна дарила свою силу ночным жителям земель: вампирам, вурдалакам, лешим...
Уэйн... похоже собирался встретить утро в океане, если расспрашивал о нем столько. Неприятно. Колдуном могут захотеть полакомиться слишком многие. А колдун как никогда сегодня не в фазе.

+1

46

- Тех, кого якобы видели русалки, вообще больше никто никогда не видел... - сообщила Катрин, хлопая себя по предплечью: стоило отойти от Озера, как изголодавшиеся москиты накинулись на ближайшую добычу.  - Кстати, уже после моего приезда из "Эклипс" бесследно исчезли целых  двое постояльцев! Они вошли в свой номер и больше оттуда не вышли... Да что ж такое!? - Шлеп! - Как я могла забыть репеллент?!
Проклятые насекомые изрядно портили атмосферу таинственной тропической ночи - все время приходилось прерываться на отстаивание для себя хотя бы части собственной крови у голодных комаров. Катрин порадовалась, что сделала абсолютно все прививки, даже самые противные, и свернула направо - тропинка к пляжу вела, слава Богу, не мимо приснопамятного грота.
- И как вы только здесь ориентируетесь..
- Не знаю, - с улыбкой пожала плечами девушка. - Я всегда знаю где какая сторона света, если только не нахожусь у Озера или в районе какой-нибудь магнитной аномалии А зная где север несложно сориентироваться.

Отредактировано Катрин д'Арьен (2010-06-21 20:58:05)

0

47

- В номер? Интересно. Эклипс, похоже, имеет свои тайны. А какой номер, если не секрет? - "Интригующе. Бермудские треугольники в здании? Или... шутки призраков?" - честно говоря, Герберт находил в этом что-то забавное. Зайти в номер и исчезнуть. А Винсент так умеет. Зайдет в комнату и как сквозь землю провалится, можно посреди бела дня с фонарями искать. Да... Винсент.
Хлопок, Уэйн посмотрел на расползшееся по предплечью красное пятно крови и маленькое размазанное черное тельце местного комара. Имеют ли местные насекомые нечто, что отличает их от всех других? Кроме переносимых паразитов? Еще один хлопок, теперь уже по рубашке. Уэйн как фонарь стал привлекать на себя всех местных тварей, жаждущих света, но не способных под ним жить.
- Да... репеллент сейчас бы не помешал.
Из-за деревьев показался пляж. В темноте местность казалась лишь отдаленно знакомой, словно тень того, что Герберт мог видеть днем или не видеть вовсе.
- Иметь внутренний компас - очень удобно. Я бы точно потерялся в лесу. Совершенно ничего не смыслю в ориентировании в пространстве. Однажды даже в торговом центре потерялся, что уж говорить об ориентировании по картам... - "И единственное место где я могу ориентироваться - море. А почему? Потому что люди придумали навигаторы, а силы - духов".

0

48

- Может, их акулы съели? - заметил Винсент, следя за разговором людей. От глаз не укрылись движения людей, да и мерзкий свист возле уха многозначительно наводил демона на неприятные мысли. "Москиты.... чтоб вы в Аду горели, твари Божьи!!" - раздраженно думал Ата копаясь рукой у себя за спиной в рюкзаке. Выглядело забавно. Словно Натаниэль пытается за спиной найти рукоять меча, но никак её не найдет.
Затем до Катрин и Герберта только и могло донестись победное шипение балончика.
- Ненавижу комаров... - многозначительно сказал Винсент, обрызгавшись репеллентом и обрызгивая людей,- Заживо сожрут переносчики эпидемий, - по голосу телохранителя можно было подумать, что он вот-вот всерьез подумает о том, чтобы объявить ядерную войну терроризму в лице всех комаров мира.
- Кажется, это обустроенная часть пляжа, если чутье мне не врет.

+1

49

- В номере-то откуда  акулы? - не поняла Катрин. - А, вы про русалочьих жертв! Я думаю, они просто совершенно зря таскались купаться на дикий пляж - там нет сетки, отгораживающей зону купания от открытого моря, зато есть и акулы, и электрические скаты, и бурное море с острыми скалами. А может и русалки есть - я еще не ходила смотреть.
Она помолчала минуточку,  очередной раз сдерживая зевок. Спать хотелось просто неимоверно, что было даже удивительно, учитывая "детское" время - до полуночи было еще минут тридцать - сорок. Вдруг Рин тонко чихнула, внезапно оказавшись в облаке спрея-репеллента.
- Спасибо, месье Винсент! - Девушка слегка приободрилась: комары удалились на почтительное расстояние и теперь злобно жужжали из темноты. - О, а вот и пляж!
Чутье Винсета действительно не лгало: в зоне видимости наконец появился чистый песок, соломенные шляпки навесов от солнца, а так же покосившийся шезлонг, который, видимо не успели еще убрать. Ну и  море, разумеется! Сделав еще несколько шагов по узкой тропинке и выбравшись на пляж, можно было ощутить легкий вечерний бриз несущий запах йода и романтики, а так же явственно услышать шорох прибоя.

0

50

Обрызганный репеллентом, разбуженный историями и вообще Уэйн вышел вместе с компанией на пляж.

0

51

Отель, номер 113

В предутреннем сумраке поход по джунглям вышел еще более захватывающим, нежели предполагал Константин. Тёмная и мощная энергетика озера притягивала его не хуже Северного плюса, тянущего магнитную стрелку. Однако прямого пути к искомому объекту, разумеется, не было. Пришлось обходить дикие заросли, увенчанные длинными и недружелюбными колючками, густые дебри, внезапные трещины в подножной породе. На какой-то момент экзорцист даже заволновался, что опоздает, но в этот миг последние ветви расступились словно бы сами, и перед Константином открылась ровная чёрная гладь. Здесь стояла невероятная тишина, кажется, даже ветерок не шевелил ветви. Всё замерло, настороженно, тяжело.
Константину было здесь противно и до мурашек по коже странно.
Обойдя озеро по периметру, он замер на большом плоском камне, как специально выдающимся в воду достаточно далеко от берега. Опустил сумку, быстро расчертил камень вокруг необходимыми Печатями и контурами. Защитный - двойной, отталкивающий с привлечением незаконченной Формулы, которую он проговаривал во время вычерчивания - осталось закончить одной фразой, и любого Тёмного либо сметёт начисто, либо круто ошпарит при попытке помешать экзорцисту. Дальше, помолившись, Константин попросил закрепления меловых рисунков на камне, и белый узор намертво вплавился в гранит.
Внутренняя Печать была концентрирующей и пропускающей. С ее помощью он надеялся поймать энергетический поток из озера и, пропустив через себя, изучить его. Прощупать странное место Формулами. А потом уже думать, что им с Этсу придётся здесь искать.

+1

52

Плато Равновесия

- Et veniet iudicare vivos et mortuos, cuius regni non erit finis.*
Полубезумный бред. Анаэль с трудом понимал, что он должен делать дальше, не мог сосредоточиться ни на одной более-менее здравой мысли. Но и останавливаться для того, чтобы привести мысли в порядок, не собирался. Встреча с братом забрала слишком много сил.
Он остался жив, этого довольно. Со временем, возможно, он научится ценить то, что имеет. То, что ему оставили взамен веков преданности и любви. Существование, похожее на тот ад, в котором правит безумие его брата и гордыня Падших.

- Frater aeternitatis ubique sum et nunquam…**
Ни секунды не задерживаться на этом месте. Эдемский Змей не чувствовал себя так паршиво со времен Великого Восстания. Ах да, было дело, экзорцист как-то умудрился загнать его по месту нынешней прописки какой-то особо мерзкой печатью. Но с этой сволочи станется.
Брата он откровенно боялся. Даже в прошлом Люцифер был способен в ярости учинить такое, во что сам потом отказывался верить. А на что Способен Князь Ада, разозленный выходками младшего брата, которому наплевать на субординацию и осторожность, и подумать страшно.  А еще Люцифер совершенно не контролировал свою чертову сексуальность.
Анаэль оперся ладонью о ствол ближайшей пальмы, сползая вниз по стволу. Низ живота свело болезненной судорогой, а сердце билось так сильно, что казалось, физическая оболочка не выдержит. Нестерпимое желание, которое Люцифер разжег в нем своими прикосновениями и словами, отдавалось резкой болью во всем теле. Падший посмотрел на длинную узкую ладонь, лежащую на стволе, и криво усмехнулся. Пальцы дрожали, сами собой непроизвольно поглаживая чувствительными подушечками бархатистый ствол. С губ демона сорвался низкий стон.

Люцифер знал, как он будет мучиться, знал, но оставил его в таком состоянии. Впрочем, не в первый раз, между ними давно уже установились весьма странные отношения, лишь слабо напоминающие братские. Князю доставляло несказанное удовольствие «играть» в инцест со своим любимым братом. Вот только до конца игру он обычно не доводил, предоставляя Анаэлю самому дойти до финала. И часто не только в переносном смысле.
Это было нестерпимо больно и унизительно, но Люцифер крепко держал его, и Падший знал, что ему не освободиться от власти старшего брата, что бы он ни делал.
Сопровождающая возбуждение злость никуда не делась. Она точно так же искала выход и терзала душу Падшего едва ли не сильней желания вступить в связь с любым более-менее подходящим для этого дела объектом.
«Кстати, симпатичная пальма»
Анаэль надрывно расхохотался, поднимаясь на ноги и продолжая прижимать ладонь к груди, тщетно пытаясь унять биение сердца. Такого бесполезного, не нужного, эта оболочка требовала слишком много энергии, сейчас он как никогда ненавидел людей. Отказываясь понимать, что хорошего они могут находить в своем низменном существовании, в жизни, запертой в этом жалком слабом теле, он отчаянно искал выход.

- Mare doloris mei… море моей боли…
«Море, вода, озеро, Этсу? Он говорил, что экзорцист пойдет к озеру. Хочет использовать его силу для своих Печатей? Что ты ищешь, ангельский пес? Новые способы убить меня? Убить Вечность?»
К озеру, немедленно! Перед мысленным взором Падшего словно в каком-то сумасшедшем калейдоскопе проносились фрагменты их последних встреч с экзорцистом.  Бешенство и отвращение в янтарных глазах, насмешливая жесткая улыбка, напряжение, которое не отпускает обоих уже не одну сотню лет, непоколебимость и справедливость, успешно скрывающие хитрость и расчетливость.
Ненависть поднялась ядовитой волной, захлестывая и отравляя Падшего ядом мести с новой силой.
Экзорцист – единственный, кто во всем виноват. И он избавится от этой двуличной твари, чего бы ему это не стоило, вытравит его жизнь из Свитка Времен. Но сначала…

Анаэль увидел его, как только вышел из чащи деревьев, успешно скрывающих чернильное зеркало от любопытных глаз. Водная гладь и впрямь напоминала зеркало. В ней прекрасно отражались все находящиеся на берегу объекты. Константин стоял на камне, уходящем в воду и что- то чертил на нем. Увлеченный своим занятием, он не обращал внимания на происходящее вокруг него. Анаэль оскалился, едва сдерживаясь, чтобы не послать в спину врага мощное заклятие, способное покончить с настоящей жизнью михаилова приспешника в одну секунду.
Но этого не достаточно, не достаточно убить его сейчас, чтобы он вновь возродился. Анаэль не хотел искать экзорциста вечно, подгадывая момент, чтобы убить его, пока он не обрел свою силу. Нужно найти способ развоплотить дарованное Михаилом бессмертие. Навсегда.
Сделав шаг вперед, он будто с лету врезался в стену ядовитых испарений. Невидимый ранее внешний периметр сильнейшей печати из виденных им ранее, сейчас был виден Падшему как на ладони. Пересечь эту черту, не навредив себе, он не мог. 
- Invoca ad te domine inferni…***
Падший простер обе руки над печатью и снес ее одним ударом, в который вложил всю свою силу. Одержим единственным желанием добраться до экзорциста, он не смог вынести и мысли о том, что между ними будет хоть какая-нибудь преграда. Не сейчас. Он пришел, чтобы…
И пусть ему придется теперь тянуть время, чтобы восстановить силы, он проведет его с пользой. А потом избавится от того, кто виноват во всех его провалах.
«Игрушка? Ты назвал его моей игрушкой, брат? Ты когда-нибудь пробовал играть с отравленным кинжалом, Князь? То-то же… Что ж, тебе видней»
- Константин, - Падший змеей скользнул к камню, вкладывая оставшиеся силы в резкий бросок. Всего доля секунды потребовалась, чтобы подобраться к врагу. И пусть это последнее, что он сможет сделать, экзорцист больше никогда не будет чувствовать себя в безопасности.
Пальцы, увенчанные острыми ногтями, потянулись к горлу экзорциста, а Падший всем телом прижался к врагу, чтобы уместится на проклятом камне. Слишком мало места для маневров.  Проклятие!
Он  подошел слишком близко, и это стало ошибкой. Дьявольские возбуждение никуда не делось, а приправленное яростью и ненавистью, оно сжигало Анаэля изнутри еще мучительней.
Голос Падшего дрогнул.
- Anael nomen meum …, - не думать о нем, не прикасаться больше, чем необходимо, - invoca me, - он судорожно вдохнул, понимая, что запах Константина сводит его с ума. Чтоб ты сдох, ублюдок желтоглазый! А я об этом с удовольствием позабочусь, - et dabo mortem!**** - пальцы дрогнули, скользнули вверх по щеке, жадно наслаждаясь каждым миллиметром прикосновения к горячей коже.
Анаэль почувствовал, как перед глазами плывут разноцветные круги.
На сей раз Люцифер сыграл с ним поистине жестокую шутку.

* И придет он судить живых и мертвых, и царствию его не будет конца.
** Брат вечности, я везде и нигде.
*** Призываю тебя, Повелитель Преисподней.
**** Имя мне Анаэль. Призови меня, и я подарю тебе смерть.

Отредактировано Анаэль (2011-11-02 09:48:57)

+3

53

Слова незаконченной Формулы не успели сорваться с губ.
Константин не сразу понял, что произошло, отчего он не почувствовал появления демона, осознав, что тот рядом только, когда в спину ударило горячей волной сожженной Печати.

Он был занят вычерчиванием последней части пропускающего Контура, самого сложного и требующего невероятного сосредоточения. За себя переживать смысла не было - Печать остановит любого, включая Самого, по крайней мере задержит, а за это время экзорцист успеет  принять меры. Освящённый Михаилом кинжал был при нём. 
Но всё пошло как-то не так.
Ни одна ветка не хрустнула под ногами приблизившегося Падшего. Ничто не выдало тёмной энергетики, которую Константин отлично чуял за версту.
Экзорцист не ждал Падшего Ангела. Этсу - да, его появление было возможно. Но что здесь понадобилось этой ядовитой змее?..
Кто мог представить, что Анаэль решится расстаться со своими силами, ведь на сожжение Печати  такого уровня требовалось отдать всё и чуть больше!... Что случилось с Падшим, что он едва держится на ногах, длинные когти в лоскуты рвут воротник, но не спешат проделывать то же самое с горлом, что волны отчаянной, ядовитой ненависти, смешанной ещё с чем-то буквально сбивают с ног, заставляя дрожь разбегаться  в теле от кончиков пальцев до места, где сомкнулись пылающие руки демона?..

Застал врасплох. Впервые, за много лет.
Сумел удивить настолько, что экзорцист замер, силясь понять, что же нашло на его врага прежде, чем отправить его, бессильного,  обратно в Ад.

Тонкие пальцы тем временем поползли по щеке, скулу обжёг горячий шёпот, отрезвивший экзорциста не хуже ведра ледяной воды.
- ...να είναι ακίνητα, το όρος Αραράτ, στους πρόποδες του Μωυσή, αν, όπως το νερό, κατάπιε το Νοέμβριο. Amen!* - Окончание Формулы так и не было произнесено верно.
Константин здорово рисковал, используя греческий, язык для чтения Формул нестабильный и находящийся в стадии разработки, применимо к его деятельности. Но желание узнать, что же случилось с демоном, было сильнее здравого смысла.

Анаэля оплели светлые ленты, появляющиеся прямо из линий Печати на камне, спутывая по рукам и ногам, разводя ладони в стороны - когти-таки мазнули по щеке, царапая. Выше, по телу, стягивая крепче Волоса Вероники, крепче ленты, когда-то покорившей Фенрира, согласно сказаниям северян. Последней широкая полоса легла на лицо, закрывая рот - Константин слишком хорошо знал, на что способен змей своим длинным языком без костей и дивным голосом. Пусть помолчит.
Зато взгляд Падшего говорил яснее слов. Экзорцист неторопливо обернулся, замерев, рассматривая расползшиеся на всю радужку зрачки, делавшие глаза врага непроницаемо-чёрными и абсолютно, неконтролируемо яростными. Казалось, умей Анаэль сжигать взглядом, от всего озера сейчас не осталось бы и пепла.
Слишком много эмоций. Слишком концентрированная, гремучая смесь, плавит воздух вокруг - силы быстро возвращаются к Падшему, - жжёт ленты. Светлой силе невозможно находиться здесь, рядом с Первородной Тьмой, которую скрывает озеро. Эта же Тьма и скрыла присутствие Анаэля минуту назад, всё становилось на свои места. Здесь время течёт иначе и чутьё Константина притупляется. Но не настолько, чтобы не почувствовать отголоски еще кое-чего - совершенно неоправданно рискуя, Константин склонился к самому лицу демона, вдыхая полной грудью.
И отшатнулся, подавляя желание сплюнуть.
Тёмный Князь. Сатана, Люцифер, Первый Падший. Он был здесь!.. Что ему понадобилось от своего младшего брата?.. От Анаэля прямо разило Тьмой, не менее Древней чем та, что хранилась в озере, но более отвратительной, потому что когда-то она была Светом, но замаралась дочерна.
О чём шептались двое Падших, невероятным стечением обстоятельств встретившись на этом клочке суши?.. Анаэль сейчас сказать не мог. И не стал бы.
Зато его тело говорило так же ясно, как и взгляд - пальцы дрожали даже несмотря на ленты, ноги подкашивались и, казалось, только Светлое Распятие удерживало Падшего в вертикальном положении. Глаза горели, лицо, казалось, было бледнее обычного.
Встречи с Люцифером не проходят бесследно ни для кого. Даже если он просто идёт мимо, приняв облик смертного.

Константин почувствовал злость.
Он уничтожит и его, доберётся и уничтожит во славу Господа. Хотя бы за то, что тот смеет вводить его, экзорциста,  персонального врага в подобное состояние. Смерти за такое мало.
Сгребая Анаэля за грудки, экзорцист рванул скованного врага на себя, намереваясь прочесть над ним экзорцизм, вышвырнуть отсюда, но в этот момент Светлые ленты неожиданно лопнули, и камень, не вынеся концентрации Светлой и Тёмной силы треснул, нарушая тщательно вычерченную Печать. Мощный поток концентрированной Силы рванул вверх, взмётывая волосы Падшего, попавшего в эпицентр вместе со своим врагом, и вниз, окончательно кроша камень, который, как оказалось, не имел под собой опоры, являясь как бы выдающимся к середине озера утёсом. Возможно, когда-то в котловане не было воды, и это действительно было так - утёс выдавался почти до центра бездонной ямы и неизвестно, чем тут занимались древние. Сейчас опора ушла из-под ног обоих, и сцеплённые враги рухнули вводу, причём Константина тут же потянуло на дно неведомая, но явно агрессивно настроенная сила.
Надо сказать, что руки экзорцист так и не разжал, рассудив, что если его сейчас и утащит в Ад, то он заберёт Падшую тварь с собой.

* .. будь недвижим, как Арарат под стопой Моисея, будь нем, как воды, поглотившие Ноя.

Отредактировано Konstantin (2011-11-02 17:24:29)

+2

54

Попытка отбросить врага ответным ударом неожиданно провалилась. Анаэль не мог произнести ни слова, белые ленты печати Константина накрепко запечатали ему рот. Но когда подобная мелочь могла остановить Падшего? Очень злого Падшего.
Вывернуться из судорожно сжавшихся в волосах пальцев он не сумел, но успел мысленно прочитать заклинание, очень сильное, в другой раз он бы не решился использовать его в подобной ситуации, но сейчас рассудительный и саркастичный младший брат Князя Ада уступил место разъяренной фурии, способной только разрушать все на своем пути.
Ожидая толчка, который зашвырнет экзорциста в такие дали, куда его даже Михаил не посылал, он удивленно распахнул глаза, когда понял, что ничего не произошло. Абсолютно ничего. Они продолжали тонуть, сцепившись, как две проститутки, не поделившие клиента.
Времени переосмысливать произошедшее не было. Отчаянно рванувшись вверх, Анаэль сам не понял, как смог вынырнуть из чернильной глубины озера на поверхность, заодно вытянув за собой экзорциста.
Добравшись до берега, Падший рухнул на колени, подтолкнул почти потерявшего сознание Джона к берегу и с видимым облегчением растянулся на поросшем травой берегу, пытаясь отдышаться.
Заодно сообразить, почему ни его магия, ни печати экзорциста не сработали в полную силу.
- Что не так с этим болотом? - проворчал Падший, отлепляя от лица длинные мокрые пряди. Один плюс - трахаться больше не хотелось, оказалось, холодная водичка проклятого озера обладает целебным седативным эффектом.

+2


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Остров » Проклятое озеро