"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 1-й этаж » Deluxe suite. Анаэль (Рейвен Блэк)


Deluxe suite. Анаэль (Рейвен Блэк)

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Вода была теплой. Не горячей, не холодной, а именно теплой. Погрузившись по кончик носа, он плавал в жемчужно-ртутной жидкости, но ни цвет, ни плотность не смущали, ощущения были приятными, тепло обволакивало тело, а взгляд лениво скользил по длинным волосам, плавающим на поверхности воды.
Ему всегда нравилось наблюдать, как длинные темные пряди, переплетаясь, образуют на поверхности воды причудливые узоры, а тонкие, но от этого не менее прочные нити в воде приобретающие еще более глубокий темный оттенок. Собственные волосы казались чужими. Это завораживало.
Он почти ничего не чувствовал, закрывая глаза и опрокидываясь на спину, позволяя течению нести его расслабленное тело, куда ему вздумается. По позвоночнику пробегали легкие волны, вода, казалось, сама знает, куда вести.
Ресницы намокли, и по щекам стекали капли воды, тяжело, не спеша, оставляя мокрый след, как от слез.
По спине пробежал неприятный холодок, но он даже не пошевелился, только немного напряглось тело, не зная, каких перемен ему ждать. Приятное мокрое тепло ушло, принеся взамен прохладную дрожь. Его вынесло на берег. Песчаный пустой берег. Реки или озера, а, может, и океана, он не знал. Только чувствовал кожей песок, прохладный, еще не успевший нагреться. По ощущениям все напоминало ночной пляж
Глаза открывать не хотелось. Игра в загадки увлекла. Зрение больше не отягощало разум ненужными визуальными образами, зато обострились остальные чувства. Он отчетливо слышал шум, медленно перерастающий в гул. Сначала даже подумал что этот странный звук похож на рокот прибоя, но потом понял, что это голоса.
Еще секунда , и он мог отчетливо слышать каждый. Они были разными: требовательными, мягкими, кричащими, жесткими, визгливыми, раздражающими.

- Он никогда не примет чью-либо сторону, и тебе это известно не хуже, чем мне. Не стоит давить на него, он еще слишком молод.
- С каких пор это стало оправданием?
- Признайся, ты просто сердишься на него, потому что из вас двоих он поддержал не тебя...

- Кто станет разбирать между хитростью и доблестью, имея дело с врагом?
- Ты всегда был неразборчив в средствах и связях, экзорцист...

- Не ищи себе проблем, ты слишком много думаешь о том, что не стоит и толики твоего внимания.
- Вы правы, Князь. Впрочем, как всегда.
- Не злись, я всего лишь сказал, что я думаю.

- Возможно, я тоже заблудился, Чайка. Ты подаришь мне Надежду?

- Анаэль...

"Нет!! Нет!!! Не уходи!
Отец!!!"

Боль пришла внезапно. Тело свело судорогой, а из глаз хлынули слезы. Страх, отчаяние, боль. Не физическая, но где-то внутри образовался тугой ком, и с каждой секундой становится все хуже. Безысходность от осознания потери оказывается намного страшней того, что песок вдруг превращается в лед, обжигающий обнаженную кожу так, что через несколько секунд уже и не различить, огонь жжет его кожу или лед.
Хочется кричать, но голос пропал. Нужно открыть глаза, увидеть, но ресницы слиплись, жемчужно-ртутная вода высохла, превратившись в тяжелый сплав, накрепко слепивший длинные ресницы. Кровавые слезы, сочащиеся из глаз прожгли дорожки на щеках, испещряя лицо длинными глубокими ранами.
Паника приходит с опозданием. Беззвучный крик захлебывается, даже не сумев вырваться из пересохшего от страха горла. Выдох, глубокий, полностью опустошающий легкие, выталкивая из них весь воздух, вдох. Не получилось.
Горло обвивают невидимые нити, сдавливая, безжалостно располосовывая тонкую кожу, врезаясь до кости.
- Нет!
Анаэль рывком сел на кровати, судорожно выпутываясь из собственных волос. Сердце бешено стучало, едва не выпрыгивая из груди.
"Что? Что это?!"
Он уснул, ему приснился сон. Жуткий, безумный кошмар. Он всего лишь неудачно повернулся, запутался в своих собственных волосах. Смешно сказать!
Падший тяжело дышал, инстинктивно прижимая ладонь к горлу.
Разобрался в причинах, убедил сознание в том, что произошедшее всего лишь дурной сон, но чувство тревоги не уходило. Анаэль прислушался, прощупывая окружающий его фон на ощупь, как слепой. Чертыхнулся, включая силу на полную, и чуть не подскочил на кровати.
"Этсу! Константин! Совсем сбрендил, мелкий? Убирайся оттуда!"
- А с тобой, Константин, Пес Господен, пора серьезно побеседовать, - уже вслух добавил Анаэль, сжимая кулаки и удивляясь тому, каким хриплым стал его голос. - Время пришло.

+5

32

балкон Джона Константина

Какой самый действенный способ защиты? Конечно же - нападение.
Так резонно рассуждал и Этсу, сходу врываясь в распахнутые балконные двери, чуть не вписавшись лбом в лутку. Последнее в программу эффектного появления не входило, но к тому, что он постоянно во что-то врезается и за что-то цепляется, демон давно привык и даже не успел расстроиться. Не успел потому, что прямо перед своим носом увидел сидящего на разобранной постели падшего ангела Анаэля. Обнаженного, укрытого только покрывалом темных, как безлунная ночь, блестящих шелковых волос.
Выражение лица Падшего превосходило самые смелые эротические фантазии Этсу. Немного растерянное, взволнованное, будто ему только что приснился страшный сон, на бледных щеках еще влажные дорожки от слез.
В горле пересохло, а тело само рванулось вперед. Этсу уже забыл, что пора его сумасшедшей влюбленности в Анаэля прошла, что он поклялся не подходить к этому удивительному и непонятному созданию ближе, чем на метр, и последние три сотни лет успешно соблюдал это правило.
Хотелось обнять Падшего за плечи, притянуть к себе, прижимая так крепко, чтобы понял, что он не один, он защищен, зарыться пальцами в тяжелые волосы, прижаться губами к мокрой от слез щеке, разжать сжатые в кулак пальцы, осторожно большим пальцем поглаживая ладонь.
Он даже не заметил, что Анаэль рассержен. Он вообще не мог сопоставить эту ангельскую внешность с теми чувствами, которые бушевали в груди демона Анаэля.
Этсу ощутил только болезненный укол ревности к тому, кто получил право сжимать это волшебное создание в своих объятиях и мрачную решимость отвоевать себе это право. Пусть и на одну ночь. В конце концов, он намного моложе Велиала!
- Лорд Анаэль!
Этсу подошел к кровати и присел на ее край. Стараясь больше не смотреть на Падшего, он мрачно уставился на платиновые заколки, лежащие на тумбочке и на одном дыхании выдал.
- И какого дьявола ты сюда приперся?!

+4

33

Он еще не успел отойти от странного сна. Он не был готов, особенно к появлению в его спальне сына Велиала с выражением такой решимости на лице, как вроде тот воевать собрался. Или его руки просить. Не понятно.
Еще в Пределах своего любовника Эдемский Змей обратил внимание на странного юного демона, которого Гордыня представил как своего сына. В Этсу не было наглости и самоуверенности, присущей всем другим сыновьям Велиала. Он вообще сильно отличался от них. Не в меру стеснительный, он иногда был воистину таким же упрямым, как и его отец. Он не пытался выставить себя на показ, часто его вообще не было видно, но Анаэль спиной чувствовал это обжигающий взгляд, преследующий его почти все время, что он находился у любовника.
О чувствах наследника не догадывался только слепой. Падший старательно делал вид, что ничего не замечает, Князь посмеивался, глядя как его любовник коридорами уходит от тщательно скрытой слежки. Происходящее забавляло Велиала, но на мальчика он не сердился. На что? Юность берет свое, а в Анаэля, по его мнению, влюбиться не сложно.
Падший сердился, но возразить не смел. Он знал, как дорог Князю Этсу, видел, что несмотря на то, что тот не был старшим сыном, именного его властный возлюбленный считает своим настоящим наследником.
Сейчас все было иначе. Не было огромных длинных коридоров, не было болезненно страстного взгляда. полного желания и мрачной решимости. Перед ним был совершенно другой демон. И даже взгляд изменился, теперь  нем было восхищение и какая-то непонятная грусть. И Падший с огромным изумлением поймал себя на мысли, что хочет сделать так, чтобы эта странная печаль ушла из оливковых глаз, а красивые губы снова дрожи от попытки сдержать смех, как тогда на приеме, когда они переглядывались через стол и Анаэль пытался развеселить юношу. которого отец только что наказал за какой-то проступок, он уже и не помнил, за какой.
Плохое настроение улетучилось. Анаэль едва не расхохотался, когда Этсу, всем своим величием едва не въехал в дверной косяк, а затем бесцеремонно устроился на его кровати. Близость наследника Велиала непривычно волновала, и Анаэль вдруг очень четко осознал, что полностью обнажен.
Этсу был очень похож на Велиала. Слишком похож. Даже не внешне, а исходящей от него энергией, внутренней силой и все тем же не поддающимся описанию упрямством.
"Интересно, а ..."
- Я не мог не заинтересоваться местом, которое великолепный наследник Велиала предпочитает своему дому. Кроме того, я соскучился. И, чудовище ты неблагодарное, отец волнуется. Или тебя это не беспокоит?

Отредактировано Анаэль (2011-04-18 10:33:29)

+4

34

«Неблагодарное чудовище» недовольно поджало губы и упрямо продолжило разглядывать заколки Падшего, как будто они были единственной вещью в номере, достойной его внимания.
Тон Анаэля задевал и вызывал глухое раздражение. В памяти тут же всплыли картины прошлого. Этсу мог часами просиживать под дверью в отцовские покои, только бы услышать этот бархатистый голос, чарующе глубокий и до одури соблазнительный.
Падший был так близко. Стоило только протянуть руку, и он сможет коснуться волос Анаэля. Как хотелось намотать их на руку и дернуть на себя, заставляя этого высокомерного и совершенного в своей губительной красоте демона пасть к его ногам и умолять о любви, как о высшей милости.
Этсу тяжело вздохнул.
Зачем себя обманывать? Он никогда не сможет так поступить с ним. Он не Велиал, у него нет ни силы, ни властности отца.
Анаэль – всего лишь прекрасная мечта. Наследник Тщеславия нахмурился, выражение его лица стало непривычно серьезным и сосредоточенным. Он готов был носить Анаэля на руках, лишь бы тот сейчас заткнулся и перестал его поддевать своими язвительными замечаниями. Хотя бы один день!
- Велиалу наплевать на то, что происходит с его предателем-сыном. И тебе это известно едва ли не лучше, чем кому бы то ни было, Анаэль. Или вы в постели на другие темы разговариваете? – издевка далась Этсу с трудом. Голос дрожал от ревности и обиды, а потемневшие прищуренные глаза метали молнии. – Я пришел не выслушивать от тебя нотации, Анаэль, я пришел поговорить. Что привело тебя на остров на самом деле?
И все-таки не удержался. Ладонь сама легла на плечо бывшего ангела, пальцы судорожно сжались.
- Мне нужна твоя помощь и совет. Я получил странное задание от Темнейшего и не совсем уверен, что поступаю правильно. Особенно если принять во внимание, кто мне достался в напарники. Только пообещай мне, что ты ни слова не скажешь отцу. Я не хочу…
Пальцы нетерпеливо зарылись в длинные волосы, лаская и перебирая их невесомо нежно. Этсу впервые прикасался к Анаэлю так, как хотел уже очень давно. И дело было не в том, что он хотел привлечь сильного демона на свою сторону, а в том, что не смог сдержаться, оказавшись так близко от своей юношеской мечты.
Наклонившись, сын Тщеславия с наслаждением, отозвавшимся глухой болью в груди, вдохнул дурманящий аромат шафрана, исходящий от кожи Падшего, и приник губами к его шее.
Поцелуй был легким, почти невесомым. Этсу едва касался губами нежной кожи. Он чувствовал, как дрожат его пальцы, как они беспомощно путаются в шелке волос Анаэля, как часто и тревожно бьется сердце.
У него так давно никого не было. Он так давно мечтал о любовнике своего отца.
Этсу был близок к блаженному безумию и совершенно позабыл, о чем собирался говорить с Падшим.

+4

35

"Столько вопросов сразу. Мальчик, ты так и не научился держать себя в руках и обуздывать эмоции. От твоей энергетики все полыхает вокруг, если честно, не понимаю, как еще сам остров не разнесло на куски"
Меньше всего Анаэлю сейчас хотелось выяснять отношения с сыном Велиала. Ему было нечего сказать мальчишке, разве что, чтобы тот открыл, наконец, глаза и увидел своего отца таким, какой он на самом деле. Велиал гордился своим сыном, поддерживал его, заботился о нем. Как умел. И бегство Этсу сильно расстроило Князя. Пусть Генерал Армий Тьмы и не умел демонстрировать привязанность, но в глубине своей темной души несомненно любил этого неблагодарного эгоиста, так похожего на него самого.
- А если я скажу, что прибыл на остров ради тебя, Этсу?
Голос падшего дрогнул, имя демона он произнес с легким придыханием, на выдохе. Когда Этсу наклонился к нем и поцеловал, Анаэль и не подумал отстраниться. Он только подался вперед, обнимая наследника Тщеславия за плечи и притягивая к себе. Соблазнить сына Велиала? Падший никогда не думал об этом. Разумеется, он знал, что мальчишка влюблен в него, не мог не знать, не мог не заметить страстную тягучую тоску в оливковых глазах, взгляд которых прожигал насквозь. Смешно, но именно тогда Анаэль понял, почему Велиал избрал именно Этсу. У юноши был такой потенциал, при мысли от котором волосы поднимались дыбом. Но мальчик абсолютно не умел направить свою силу в нужное русло. Прискорбно.
"Ты разве сам не понимаешь, как похож на отца, Этсу?"
Ему совершенно точно нужна помощь. Вернуть в Пределы, встряхнуть как следует и представить пред светлы очи Князя. Пусть тот выдерет его как следует, чтобы не повадно было"
Этсу был слишком близко, Анаэль не мог не чувствовать исходящий от него приятный аромат. Земляники? Падший недоуменно моргнул. Откуда на острове земляника? Наверняка, показалось. Юный наследник был хорош, до того хорош, что на какой-то миг Эдемскому Змею подумалось, что он может неплохо провести время на этом странном острове. Соблазнительная перспектива: подарить Этсу его давнюю мечту и вернуть Князю наследника. В том, что он сумеет уговорить принца вернуться, Анаэль не сомневался. С его-то даром убеждения Этсу сам вернется в Ад, даже уговаривать не придется. Все останутся довольны, а его отношения с Велем укрепятся. Раз уж они одна семья...
"Что он там говорил о каком-то задании? Брат поручил что-то Этсу. Сомнительно. Наверное, мальчик просто не так понял"
- Я хотел найти тебя, - прошептал Падший, прижимаясь к Этсу.

+3

36

- Я не верю...
Этсу был слишком взволнован тем, что происходило с ним, чтобы обратить внимание на тон Анаэля, он слышал только слова, видел только прекрасные губы, которые их произносят. Разум отказывался принимать реальность такой, какой ее пытался представить Падший, наследника Велиала обуревали смешанные чувства. С одной стороны хотелось кричать от радости, с другой разреветься от обиды. Анаэль задел самое больное место, он дал надежду.
- Не надо, - Этсу растерянно сжимал в объятиях свою мечту и бездумно перебирал темный шелк волос губами, на которых застыла обиженно-счастливая улыбка. - Если я поверю, боюсь, тебя от меня тогда ничто не спасет. Даже отец.
Что бы там не происходило с Падшим, он явно был в умиротворенном настроении.
Демон не знал, как себя вести дальше. Близость любовника отца волновала и пугала. Поверить в то, что он сейчас, вот в эту самую секунду, может овладеть безукоризненно прекрасным телом брата самого Повелителя Ада было сложно. Но так хотелось.
Он легко оттолкнул от себя Анаэля, ужасаясь страшному ощущению пустоты, которое тут же проникло в каждый уголок его сознания, и уложил Падшего на подушки, любуясь живописно раскинувшимися по ним волосами.
- Красивый... холодный... чужой, - Этсу сбивчиво шептал что-то, прикасаясь кончиками пальцев к лицу Анаэля. Он жадно, торопливо ласкал его шею, плечи, скользил ладонями по груди. Когда-то давно он мечтал, чтобы отец подарил ему своего любовника. Как куклу, в полное и безраздельное пользование. Тогда ему казалось, что он сможет довольствоваться только телом, главное, чтобы оно принадлежало ему без остатка. А сейчас, сейчас он понимал, что готов отдать бессмертие за одну улыбку, один ласковый взгляд.
- Анаэль.
"Пожалуйста, пожалуйста, прошу.."
Этсу склонился над тем, кем никогда не сможет обладать, и поцеловал в губы. Медленно, пытаясь вложить в один поцелуй все то, что чувствует к этому восхитительному созданию, заставляющему сходит с ума всех демонов Ада.

+4

37

Анаэль не успел отстраниться, Этсу оказался намного решительней, чем он предполагал. Довольствоваться ролью наблюдателя юному демону явно надоело. Жар красивых губ обжигал, порождая совершено немыслимые желания. Анаэль поймал себя на мысли, что ему хочется подчиниться этому мягкому, но очень настойчивому напору, испытать то, что может подарить ему так страстно желающий его любовник. Он понимал, чего стоит Этсу сдерживаться и быть таким осторожным. Нежелание отталкивать сына Велиала и прерывать восхитительно приятный поцелуй росло с каждой минутой. И с этим явно необходимо было что-то делать.
- Этсу, постой, - прошептал демон, разрывая поцелуй. - Ты, кажется, хотел попросить меня о помощи. Что за странное задание? Что тебе поручил мой брат? Ты что-то говорил о напарнике. Кто он? Кажется, на острове кроме тебя есть еще наши. Это один из них?
Все верно, только так. Нельзя поддаваться, нельзя расслабляться, как бы этого не хотелось. Страшно  даже представить, что сделает с ними Велиал, когда узнает. А в том, что Тщеславие узнает, Анаэль не сомневался ни секунды.
"У них и так слишком напряженные отношения"
Падший выскользнул из объятий Этсу, сожалея о том, что не может остаться или хотя бы объяснить юноше, что дело не в том, что он не привлекает его. Дело в нем самом, его отце, многом другом, чего Этсу просто не знает.
- Не стоит торопить события, - в голосе Падшего сквозило заметное сожаление. - У нас еще уйма времени. Лучше сначала разобраться с делами.
Анаэль хитрил, изворачивался, презирая сам себя за то, что не может просто отказать, слишком велик соблазн вновь испытать то, что произошло только-что. И нет сил отказываться от удовольствия совсем. Возможно, позже. Лучше самому сказать Велиалу о том, что его наследник влюбился в его любовника. Князь решит эту проблему, он лучше знает, что нужно ему и его сыну.

+3

38

Из всего сказанного Анаэлем Этсу уловил только то, что интересовало его больше всего.
"Позже..."
К своему удивлению он не расстроился. Пережить отказ оказалось гораздо легче, чем он думал. Наверное, потому, что он никогда не верил в то, что это произойдет.
- Задание? - Этсу сел на край кровати и нахмурился, припоминая, что зашел к Падшему явно не для того, чтобы предложить ему утренний секс и чашечку кофе. - О, тебе понравится, я думаю, - наследник Велиала не удержался от шпильки. - Особенно тот, с кем нам придется работать. Это экзорцист. Джон Константин. Кажется, вы знакомы?
Этсу выдержал эффектную паузу и добавил.
- Кстати, сотрудничать с ним мне приказал сам Люцифер. И знаешь, Анаэль, мы уже успели встретиться и поговорить. Нормальный мужик. И чего ты к нему постоянно цепляешься?

+4

39

- Константин?
Анаэль окаменел. Такого поворота судьбы он не ждал. Только ему показалось, что на этом поистине райском острове он сможет обрести покой и познать истинное наслаждение, как снова этот сволочной экзорцист вмешался в его жизнь. И каким образом!
Падший был в том состоянии, которое обычно называют близким к шоку. Он огромными глазами смотрел на Этсу, пытаясь понять, пошутил только что сын Велиала, или же он сам своими руками подписался сотрудничать с самым ненавистным существом во Вселенной.
Нет, кажется, не пошутил.
- Я сдержу свое обещание. Я разберусь, - выдавил из себя Анаэль, пулей выметаясь из кровати и натягивая первую попавшуюся под руку одежду. Главное, не сорваться при Этсу.
Последствия могут быть совершенно немыслимые.
И, даже не удосужившись попрощаться, Падший молнией сиганул за балкон, исчезая в густой зелени, растущей на территории отеля растительности.

плато Равновесия

Отредактировано Анаэль (2011-06-02 10:03:50)

0


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 1-й этаж » Deluxe suite. Анаэль (Рейвен Блэк)