"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 2-й этаж » Номер 202, мистер Ливингстон ·


Номер 202, мистер Ливингстон ·

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://www.fridhemsplan.se/bgs/HostelPlus_1.jpg

Отредактировано Джонатан Ли (2010-05-23 22:51:31)

0

2

Здесь было все, что душенька могла пожелать, но неплохо было бы пойти осмотреться, да прицениться, так сказать, к товару. Приняв душ и переодевшись во все свежее, парнишка напоследок осмотрелся в зеркало, улыбнулся сам себе, и в пречудеснейшем настроении отправился гулять по отелю.

----> отель

0

3

---> Прилетев из коридоров, Джонатан первым делом скинул фуражку и растрепал волосы, стянул костюм коридорного и переоделся в более удобные и неприметные хлопковые брюки и рубашку. Список с постояльцами первого этажа лежал перед ним на столе, и отступать от намеченного плана Джонатан не собирался, даже не смотря на возникновение небольшого препятствие в виде бдительного сыщика, выскочившего неизвестно откуда.
"Что там у нас.. Райвен Блэк.. Небедный такой типчик. Что ж. Вы  все еще кипятите? Тогда мы идём к вам..."

Долго усидеть на месте у Чайки никогда не получалось, а потому даже призрак детектива Эрика Грейса не удержал его в такую бурную ночь в его номере.

Улыбнувшись себе в зеркало и позвенев отмычками в кармане, Натан вышел из номера и направился к лестнице на первый этаж.

---> Deluxe suite. Анаэль (Рейвен Блэк)

+1

4

-----------> Deluxe suite. Анаэль (Рейвен Блэк)

Кажется, он несколько переоценил свои силы. Потому что на момент, как он добрался до номера, принял душ и выбрался к кровати, ноги едва его держали.
Решив, что хотя бы пару часов, но надо поспать, Джонатан растянулся на кровати и мгновенно вырубился.

На удивление, проспал он недолго. Пары часов хватило, чтобы прийти в себя и, внезапно, почувствовать себя отдохнувшим. Парнишка поднялся, потягиваясь и ощущая вполне определённый дискомфорт, но вызывающий, тем не менее, весьма приятные воспоминания. Обратился мысленным взором к не менее восхитительно начавшемуся утру, потёр уже почти незаметный синяк на шее. Следовало вернуть блокнот хозяину, пока тот не хватился своей вещи. Излишние поиски были Джонатану совершенно ни к чему. В конечном итоге, он хотел расслабиться тоже, кроме как обогатиться. Заказчик у него уже был, заниматься мелким воровством можно, разве что, для души...
Намурлыкивая себе под нос незатейливую песенку, Джонатан принял душ, переоделся в широкие джинсовые бриджи и белоснежную борцовку, выгодно оттеняющую не то, чтобы сильно рельефный, но всё же достаточно красивый торс, растрепал влажные волосы и направился по намеченному маршруту.

Номер Эрика (111)

Отредактировано Джонатан Ли (2011-05-16 19:34:13)

0

5

каридоры 1го этажа
В номере он  - спрятал как можно тщательнее свеженаграбленное добро - никогда не поздно заглянуть к Райвену с приятным сюрпризом,  заказал завтрак (он не хотел завтракать в общем зале и светиться там, подвергая свою драгоценную персону запоминанию, а, кроме того, где-то там мог ошиваться детектив) и развалился на диване, включив в ожидании завтрака порноканал...

Услышав стук из коридора Натан подхватился, понимая, что завтрак ему принесли как-то даже слишком быстро.
"Ну и сервис!" - мысленно порадовался он, сползая с кровати и направляясь к двери. Перед глазами стояла большая миска картошки фри, а потому, когда юноша распахнул двери, на лице его была мечтательная полуулыбка...

Отредактировано Джонатан Ли (2011-05-16 23:13:11)

+2

6

Коридор 1го этажа
В ожидании, когда любезный хозяин, кто бы он ни был, распахнет дверь, Эмиль прислонился к дверному проему, жалея, что перед визитом не выкурил сигарету. Приготовил на случай ошибки самую обаятельную улыбку и проникновенные слова извинения, хотя что-то ему уже подсказывало, они ему не понадобятся.
- Неужто ждали меня, молодой человек? - негромко спросил Эмиль, когда дверь открылась с такой готовностью, что он удивленно вскинул бровь. Мечтательная улыбка на юношеском лице натолкнула его на не совсем конструктивные мысли, на кои журналист только тряхнул головой в попытке от них избавиться. - Но знаете, я, в отличие от вас, умею стучать.
Француз окинул парня откровенно-оценивающим взглядом,  удовольствием заметив на шее собственный след, и после этого пришлось себе напомнить, что он здесь, собственно, по делу.
Усмехнувшись, Эмиль сделал пару шагов вперед, вынуждая парня отойти назад, и закрыл за собой дверь.
- Я думаю, ты знаешь, зачем я здесь.

+2

7

Стоило створке распахнуться достаточно, чтобы стало понятно, что стоящий за дверью - отнюдь не разносчик завтраков, улыбка изрядно померкла, а когда до перегруженного впечатлениями сознания дошло кто именно сейчас постучал в его дверь - так и вовсе сменилась внезапно растерянным выражением.
На миг.
Натана не часто заставали врасплох. Но держать себя в  руках по этому поводу он не разучился. Хотя, признаться, было что-то в этом парне, наводящее периодами странное, тревожно-сладкое ощущение, и непонятно было, чего хочется больше при виде этой саркастичной проникновенной улыбки - тихо пискнуть и убежать, или немедленно отдаться на ближайшей подходящей поверхности. Джонатана прямо-таки разрывали противоположные чувства, с успехом совмещающиеся в необъятной воровской душе.
- Понятия не имею, - нагло потянул Джонатан, невольно отступая перед напором нежданного гостя и понимая, что где-то такое уже было с теми же участниками. И улыбнулся, заметив оценивающий  взгляд. Сейчас, в джинсовых бриджах и борцовке, он мало напоминал зализанного мальчишку-коридорного, и в общем-то, можно было попытаться сыграть в "я-тебя-не-знаю", или просто договориться.. Последнее изрядно прельщало сложностью и многогранностью выполнимости.
- Соскучился?.. - голос пропустил лёгкую хрипотцу, пшеничная бровь чуть насмешливо дёрнулась вверх, в то время, как взгляд вора не менее откровенно и профессионально осматривал замершего перед ним парня.

+2

8

Эмиль с какой-то ноткой удовлетворения наблюдал, как удивление, на миг промелькнувшее на лице, не смогло помешать наглому взгляду синих глаз цепко и почти осязаемо скользить по телу. Этот парень не промах, другой и не смог бы так заинтересовать француза.
Стоящий перед ним встрепанный парень заставлял губы кривиться в усмешке, образ исполнительного курьера слегка разнился с ним, так что на какую-то долю секунды, когда дверь открылась, Эмиль подумал, что ошибся. К его внезапной радости это оказалось не так.
- Не то слово. - Эмиль склонил голову набок, отвечая с более сильным грассированием, раз уж оппонент решил сходу использовать нечестные средства. - Невежливо так исчезать, даже не сказав своего имени.
Сунув руки в карманы и все так же опираясь на закрытую дверь, журналист с долей почти-восхищения отмечал отсутствие страха или волнения в синих глазах. Как же быстро этот воришка раскусил, что Эмиль не из тех, кто действует грубой силой.
- Я тебе напомню, - оттолкнувшись, он чуть качнулся навстречу, но не делая шага вперед. - раз уж у тебя такая короткая память. - Вряд ли парень держал его удостоверение в карманах бридж, но желание обыскать его от этого не стало меньше.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-06-09 22:44:54)

+2

9

Отчего-то внезапно в голове возникли воспоминания об обыске, устроенном ему этим странным парнем, и появилось горячее желание все повторить, только со сменой ролей. Джон почти сглотнул. Впрочем, можно и без смены.
- Из нашей первой и последней встречи.. - Натан сделал лёгкую паузу, отмечая движение навстречу, но не делая попытки отступать больше, - Я запомнил только лучшее. - Сделав многозначительный акцент на последней фразе, вор двусмысленно уставился в карие глаза и подавил желание облизнуться. Что делать, губы чертовски пересохли, стоило этому парню заговорить со своим проникновенным акцентом!.. И тут же разбил тягучую паузу насмешливым:
- А кое-что мне не даст забыть любое попавшееся на пути зеркало, - пальцы, взмыв вверх, задумчиво потёрли шею. Джонатан улыбался, склонив голову к плечу.
- Нэйтон. - Чёрт дёрнул назвать настоящее имя. Ну почти настоящее. Мог бы представиться Филиппом. Однако при мысли о том, что эти губы выговорят его имя с французским акцентом и едкой насмешкой стало как-то совсем дискомфортно от желания немедленно выложить все свои паспортные данные. - Тебе полегчало?..

+2

10

- Немного, - удовлетворенно кивнул француз, чувствуя, как в груди закипает тот самый азарт, который горчил на языке, когда он прикасался к этому парню. Имя наверняка ненастоящее, ну и черт с ним. - Церемонию знакомства, пожалуй, можно считать оконченной. Нэйтон, - с акцентом имя звучало немного мягче, так что Эмиль довольно улыбнулся. - Это имя тебе подходит.
Никто из них не делал и шага навстречу, хотя они стояли на расстоянии вытянутой руки друг от друга. При желании можно было коснуться, проследить пальцами линию скул, например, или поймать пульс во впадинке между ключицами, или, наклонившись навстречу, накрыть ладонью затылок и рывком притянуть к себе. Можно было еще много чего сделать, даже не сокращая расстояния между ними, но Эмиль ждал. Он вообще был терпеливым.
- Приятно, что обо мне у тебя остались только хорошие воспоминания, - с непередаваемой смесью иронии и откровенным обещанием чего-то большего сказал журналист. - Но вот пропажа моего удостоверения - это, наверное, твои.. рефлексы? - выделив последнее слово, он снова качнулся навстречу, значительно сократив расстояние, но все так же демонстративно держа руки в карманах. - Думал от меня скрыться?

+2

11

Этот тон.. Этот взгляд.. Эти полунамёки, полупредложения в подтексте... Натан что только не мурлыкнул от удовольствия. да, он не ожидал француза на пороге,  но сейчас, когда он здесь, с этим надо что-то делать.  В голове с попеременной частотой всплывали предложения, чем можно заняться, но пока что приходилось силком загонять их подальше.
Пальцы, касающиеся шеи, легко скользнули вниз, за взглядом француза, коснувшись ключиц, и там и замерли. Голова всё так же наклонена к плечу, взгляд откровенно наглый и провокационный.
- Спасибо, - губы дрогнули в улыбке.  - Эмиль, - карты на стол. Почти. Он мог узнать имя журналиста откуда угодно, не только из удостоверения. Но ведь так заманчиво ходить по краю!... И так хотелось всё же назвать его по имени, внимательно следя за выражением лица, ловя малейшие изменения, с удовольствием перекатывая буквы на языке.
Француз качнулся на встречу, и, как не велико было желание отшагнуть назад, Натан остался на месте, чуть приподнимая голову, и не отрывая горящего взгляда от карих глаз. Улыбка стала чуть шире, почти предвкушающей.
- О чём ты? - мурлыкнул Натан, умело разыгрывая изумление.  - Скрыться? - а вот тут даже играть не пришлось. Он улыбнулся совершенно искренне и с обезоруживающей прямотой выдал.
- Даже не собирался. А хотел заглянуть к тебе под вечер. Впрочем, ты пришёл сам, что не может не радовать. - Ну не говорить же, что на это и рассчитывалось?.. Конечно, он мало верил в то, что журналист ринется искать его по всему отелю, но в какой-то миг Натану показалось, что они оба получают одинаковое удовольствие от этой игры, и что Эмиль не пойдёт в службу охраны.. Он был рад, что не ошибся, и собирался играть до конца. Тем более, что ставки становились всё заманчивей. Единственное, чего он не предусмотрел - стечения обстоятельств, весёлой насмешки Судьбы, благодаря которой журналист нашёл его намного раньше, чем предполагал вор.

+2

12

Губы искривила довольная усмешка, когда прозвучало его имя. Это во многом подтверждало то, что журналист и так прекрасно знал, но он не стал заострять на этом внимания. Пока. Не стоит превращать такой прекрасный предлог в тривиальную цель.
Этот парень интересовал Эмиля все больше, и все больше было желание поймать его на чем-нибудь, заставить признать себя проигравшим. И от того, что эта задача была явно трудновыполнима, игра становилась все интереснее. Правила были понятны обоим, и другого соперника Эмиль не желал.
- Решил, что утренние визиты не так банальны, - ответил он на полтона тише, снова, хотя и с некоторым нежеланием, отстраняясь от парня. Взгляд оторвался от нахальных и откровенно зовущих ярко-синих глаз и спустился ниже, остановившись на ловких загорелых пальцах, касающихся тонких ключиц. Для Эмиля, который предпочитал намеки и недосказанности явной откровенности, более провокационного зрелища сейчас не существовало.
Воспоминанием отозвалось ощущение накрахмаленной ткани форменной рубашки, скользящей под ладонями, выскакивающие из петель пуговицы. Даже жаль, что в этот раз расстегивать будет нечего.
- Приятно знать, что ты мне рад, - еще тише сказал журналист, преодолевая ровно половину и без того небольшого расстояния, которое их разделяло. - Предпочитаешь отдать мне документ по-хорошему.. - Парень был ниже даже невысокого Эмиля, так что журналист наклонился, чтобы он расслышал его хрипловатый почти-шепот. -или по-плохому, Нэйтон?..

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-05-20 17:41:57)

+4

13

-  Неужели будешь меня обыскивать?.. - предложения и откровенного вызова в этой фразе было даже больше, чем вопроса. - И даже не останешься на кофе?.. - Широкая провокационная улыбка и прямой взгляд в глаза, перед тем, как Натан отвернулся, чтобы сделать несколько шагов к столу. Он не носил с собой удостоверение Эмиля, резонно решив сунуть его в задний карман джинс во время вечернего визита. Однако представить, что журналист сейчас банально заберёт свою карточку из бокового кармана спортивной сумки, в которой были сложены личные вещи Джонатана, было просто невыносимо. Он бы не отказался от детального обыска, даже с перспективой, что окончится он в одиночку под холодным душем.
- Мне сейчас как раз должны принести завтрак. Приглашаю. - ловкие пальцы набрали номер бара, и Натан, прижав трубку к уху, быстро скорректировал заказ на двоих. При этом он абсолютно провокационно застыл спиной к Эмилю, прижавшись бёдрами к столу, словно давая возможность либо обыскать комнату, либо осмотреть его самого, полюбовавшись на ленивый прогиб спины. В любом случае, демонстрационного доверия в этом жесте было даже больше, чем вероятного результата от заказа кофе на двоих: Джонатан не был уверен, что, получив желаемое, Эмиль пожелает остаться. Хотя ему бы хотелось подобного. Он не часто встречал таких людей и знал, что когда-нибудь страсть к авантюристам и родным по духу игрокам его погубит. Но поделать с собой ничего не мог. Журналист привлекал его, как огонь мотылька, сколь ни банально было подобное сравнение.
"Согреет или сожжет?"
Хотелось бы первого.

+3

14

Наверняка взгляд, лениво прослеживающий изгиб спины, ощущался не хуже, чем прикосновение ладони, скользящей с властным нажимом. Это завораживало. Одурманивало. Затягивало, как водоворот. Будоражило желание прикоснуться, но даже сопротивляться ему было опьяняюще сладко.
Не скрытый ковролином пол совершенно не скрадывал даже легкую поступь, но Эмиль особенно не таился. Глухой стук шагов отдавался в груди размеренными ударами сердца: шаг-удар, шаг-удар.. до тех пор, пока расстояние не сократилось настолько, что Нэйтон наверняка почувствовал спиной тепло приблизившегося журналиста. Дыхание тронуло светлые волосы.
- Ты еще скажи, что ты против, - В тихом хрипловатом голове отчетливо звучала неизменная насмешка, ничуть не смягченная акцентом, и что-то неуловимое, проскользнувшее в интонациях, что заставляло вспомнить обстоятельства их первой встречи. - Но я ведь не причиню тебе вреда, и ты это прекрасно знаешь. И поэтому ты не против.
Взгляд карих глаз тем временем методично обшаривал стол на предмет искомого документа. Умом Эмиль прекрасно понимал, что вряд ли парень кинул свой козырь на видном месте, и это даже радовало. Это давало возможность стоять преступно рядом, дразнить темнеющим взглядом, прикасаться, даже держа руки в карманах. Знать, что рано или поздно он возьмет то, что ему причитается, а значит, можно не торопиться.
- Что ж, премного благодарен. - Тонкие пальцы мягко высвободили из рук замершего Нэйтона телефонную трубку, вернув на место. - Тогда черный без сахара.
Быстрый вздох, слившийся со глухим стуком каблуков, - и Эмиль устраивается в кресле, теперь глядя на Нэйтона снизу вверх, сцепив перед собой пальцы в замок в ожидании обещанного напитка.
Игра обещает быть интересной.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-05-30 08:44:00)

+4

15

"О, нет! Я не против!"
Хотелось откинуться, прижавшись спиной к груди, ягодицами к паху, устроить затылок на плече и счастливо вздохнуть. Подошедший сзади журналист вызвал  массу ощущений, от сладкой настороженности, до неконтролируемого желания, так что, отойдя, Эмиль прямо-таки спас их потрясающую игру от скорой развязки.
"А вот насчёт вреда не уверен.." - промелькнула спасительная мысль, вовремя помогшая даже не дрогнуть, когда тонкие пальцы забрали из рук трубку, а к спине на миг прижалось горячее тело.

Натан обернулся, обозревая картину "мсье д`Эстре в кресле". Картина, надо сказать, ему нравилась. Вот сейчас самое время направиться к нему, на ходу стягивая майку, сесть на колени, ловя лицо в ладони и понять, наконец, каков он на вкус, этот француз. Вор невольно облизнул пересохшие губы, опираясь на стол, почти присаживаясь и упираясь в столешницу ладонями. Он не испытывал потребности "закрываться", скрещивая ноги или складывая руки на груди, а потому поза получилась весьма фривольная.
-Я сделаю всё, как ты скажешь, - кивнул в ответ на фразу о кофе, хотя, разумеется, в исполнении Натана прозвучало это более, чем двусмысленно.
- Как тебе здесь? - светская, ничего не значащая якобы беседа, имела большое значение для Натана, в руках которого сейчас была возможность оставить тут журналиста на подольше. - Мне очень понравилось на побережье, вдали от основного пляжа. Так спокойно.. - мечтательная полуулыбка, и взгляд, брошенный на француза могли в равной мере иллюстрировать мысли и о побережье, и о занятии любовью там же.

+2

16

Эмиль заинтриговано дернул бровью в ответ на заявление парня сделать все, что он пожелает. В голову сразу полезли различные варианты пожеланий, хотя фраза относилась скорее всего к кофе. "Скорее всего" - потому что Эмиль уже понял, что Нэйтон прекрасно играет на двусмысленностях, идя по краю приличия и откровенности. А в таком случае ни в чем нельзя быть уверенным.
Журналисту это нравилось. И не только это.
Например, даже просто смотреть на него оказалось тоже приятно, и Эмиль не стал отказывать себе в этом удовольствии: французы - известные ценители красоты, а он был настоящим французом. Нэйтон явно об этом догадался, используя это как преимущество, облокотившись так, что захотелось тут же немедленно завалить его на этот злополучный стол.
- Работа не располагает к спокойствию, - Эмиль не стал уточнять, какую именно работу он имеет ввиду - то ли суетливого коридорного, то ли рискового афериста, - предоставив Нэйтону самому ответить на этот вопрос. - и ты ищешь его на диком пляже?..
В общем-то это было сказано как размышления вслух, пока француз неспешно закуривал, нисколько не позаботившись спросить, не будет ли хозяин против. Горьковатый сизый дым поможет ему не впадать в крайности. Слишком уж он не любил терять контроль, но чувствовал, что с таким противником все возможно.
- Охотно верю, - кивнул журналист. Карие глаза жадно, не упуская ни единого дюйма, с двусмысленным интересом скользили по загорелому телу. Свободная борцовка вместо туго застегнутой рубашки не оставляла места фантазии, открывая ничем не уступающую ей реальность -  прекрасно сложенную юношескую фигуру. Пожалуй, даже ничего страшного, что расстегивать будет нечего - мягкую ткань можно легко приподнять, чувствуя ладонью крепкие мышцы пресса. Скользить вверх, до груди, и тихо выдохнуть, когда ловкие пальцы вора зароются в волосы на затылке...
Медленно, но верно становилось жарче, в вечно прохладных руках закололо требующее прикосновений тепло. Захотелось расстегнуть лишнюю пуговицу на рубашке, но Эмиль не стал делать такие откровенно-прямые намеки. Пока.
- Увы, не могу разделить с тобой твой восторг, - светская беседа почти не отвлекала внимания от определенно стоящего зрелища, которым он любовался. Разве что интонации собеседника порой уводили мысли в сторону от разговора. В сторону более приятную, надо сказать, чем ничего не значащая беседа. - У меня пока еще не было возможности осмотреть окрестности.

Отредактировано Эмиль д'Эстре (2011-05-30 22:45:11)

+4

17

Надо сказать, сигареты шли французу просто невероятно. Нейтон едва сдержался, чтоб не сглотнуть. Захотелось кофе с утроенной силой, однако он только чуть качнулся, удобно устраиваясь на столе, приподнимая бровь зеркально действию Эмиля. Сейчас он наслаждался  той небольшой властью, что у него была. Даже не властью, а ее иллюзией, ведь стоит журналисту отправиться к охране, как чудесная игра закончится без права переиграть заново.
Что-то в глубине души, правда, твердило, что Эмиль никуда не отправится. Наверное, это была интуиция.
- Какое упущение, - вор покачал головой, сокрушаясь достаточно правдоподобно. - Я просто не могу бросить тебя в таком бедственном состоянии. - Лукавая улыбка чуть коснулась губ, взгляда.
- Как насчёт небольшой прогулки после...завтрака?.. - приглашающий жест рукой, ничего особенного, речь ведь идёт просто о прогулке, а совершенно не о том, чтобы остаться одним наедине с дикой природой.. и друг с другом.
- Кто знает, может, наткнёмся на что-нибудь интересное?.. - "Например, на твоё удостоверение.. И нет, это не шантаж. Приглашение, дорогой."
Чайка склонил голову к плечу, рассматривая устроившегося в кресле француза. Хорош. Даже слишком хорош. Кто бы мог подумать, что простой визит вежливости в номер 321 обернётся такими.. приятными последствиями?..  Ожившие воспоминания об этих руках, почти профессионально обшаривающих его на предмет магнитной карты от номера на миг заставили прикрыть глаза, переводя дух. Удивительно, насколько быстро бросало в жар от наличия этого парня рядом.

Отредактировано Джонатан Ли (2011-06-12 22:46:54)

+2

18

- Ты так любезен, - довольно хмыкнул француз, затягиваясь. Сизый горький дым заставил карие глаза чуть прищуриться, добавляя во взгляд еще больше насмешки. Помедлил, словно бы принимая решение, хотя он все решил для себя еще поднимаясь по лестнице на второй этаж. - Хотя почему бы и нет?..
Такое развитие событий заставило Эмиля заинтересованно поднять бровь. Игра будет еще интереснее, чем он предполагал, и от предвкушения удары сердца отчетливо отдавались в каждой клеточке тела. Он прекрасно знал, что Нэйтон не отступит так просто, но не предполагал, что он пожелает перенести их небольшой спектакль в другие декорации. Любопытство толкало журналиста вперед, и постепенно целью всего этого становилось не желание забрать свой документ, а стремление разгадать этого парня, подобрать к нему ключик, вновь и вновь бросать ему вызов и с удовольствием видеть, как он его принимает.
И правда, почему бы и нет?
Еще прохладный после грозы ветер рассеял поднявшийся к потолку сигаретный дым. Пепел грозил осыпаться на пол, так что Эмиль поискал глазами пепельницу. Улыбнулся. Ну надо же, еще немного, и он почти поверит, что все толкает их друг к другу.
- Наткнемся на что-нибудь интересное? Сомневаюсь. Все интересное на этом острове я уже, кажется, нашел. - И быстрый взгляд, явно причисляющий Нэйтона к числу интересных находок, по-прежнему вздернутая бровь. Эмиль, зажав сигарету губами, неспешно поднялся и плавно преодолел то небольшое расстояние, что их разделяло, остановившись в каком-то шаге от парня. Карие глаза становились темнее, стоило им встретиться взглядом с синими. Вытащив сигарету изо рта, журналист наклонился вперед, снова приближаясь преступно близко, так, что можно даже не думать, еще одно движение - и он наконец-то попробует эти губы на вкус.
- Или, может, ты меня удивишь?.. - Шепот получился хриплым не то от сигарет, не то от желания.
Сигаретный пепел осыпался в пепельницу за спиной Нэйтона. В дверь постучали.
- О, это, наверное, наш завтрак, - нехотя отстраняясь, проговорил Эмиль, и хрипотца из его голоса почти исчезла. Но черт возьми, чего ему стоил этот будничный тон! - Ничего, я открою. - В голосе звучала явная насмешка, однако, француз все же открыл дверь и отступил, пропуская официанта в номер.

+4

19

Этот взгляд.. эти фразы.. Джонатан отдавал себе отчёт в том, что общение с журналистом становится для него однозначным наркотиком. Наверное, общение с простыми смертными отныне будет исполнено смертной скуки, тоски и уныния, лишённого этих восхитительных загадок, намёков и многозначности...
Даже как-то грустно стало.
Впрочем, ненадолго. Совершив какой-то хитрый манёвр, журналист снова оказался близко, так, что захотелось тоже качнуться навстречу. Жадно вдохнув горьковатый дым, Джонатан уже собрался было проделать то же самое с чужим дыханием, как в дверь постучали и Эмиль, видимо, почувствовав угрозу, ретировал, кстати, вовремя.
"Ах чёрт.. удивлю, не сомневайся.."
Язык скользнул по пересохшим губам, а взгляд, брошенный на официанта, был таким пламенным, что парнишку словно ветром сдуло. На столе осталась вазочка с клубникой в сливках, стаканчик с мороженным, шоколадка и два кофе. Рядом с одним лежало несколько кусочков сахара. Да-да, именно такой завтрак обычно заказывал себе воришка.
- Присоединишься?. - ловкие пальцы выловили из вазочки ягоду, начисто игнорируя специальную ложечку, которая в наличии имелась всего одна, и была галантно уступлена журналисту. Это даже давало массу дополнительных возможностей. Ягода была обмакнута в сливки и быстро исчезла во рту Натана, даже чуть жмурящегося от удовольствия. Что поделать - он был сладкоежка, и сладкое являлось его ахиллесовой пятой и главной слабостью тоже.

Отредактировано Джонатан Ли (2011-08-20 16:59:32)

+1

20

Эмиль ухмыльнулся, глядя, как на лице молодого парнишки-официанта промелькнуло затравленное выражение. Видимо, он понял, что пришел не слишком вовремя. Или наоборот, слишком вовремя.
Однако, несмотря на впечатляющую скорость обслуживания, журналист, все так же подпирая плечом закрывшуюся дверь, смотрел только на гостеприимного хозяина. Смотрел, совершенно четко понимая, что пришел он сюда отнюдь не за документом. Даже будет очень неплохо, если он его сегодня не заберет. В следующий раз, пожалуй, тоже. И почему-то француз был уверен, что Нэйтон сам не горит желанием расставаться с главным козырем в этой игре.
После ухода третьего и определенно лишнего, в номере повисло тягучее, как мед, молчание. Ненадолго, но за это время Эмиль успел заметить, что именно, собственно, принес официант, и призвать остатки выдержки и хладнокровия, уже пошедшие изрядными трещинами. А мельком взглянув в хитрые синие глаза, он без раздумий полез за очередной сигаретой.
- Обязательно, - закуривая, но глядя поверх очков на Нэйтона, ответил журналист, не делая пока никаких движений навстречу и все так же оставшись у двери. Казалось, за этим нехитрым занятием можно наблюдать вечно. Француз прослеживал движения ловких пальцев, небрежный жест руки, и задерживался на губах, совершенно не скрываясь, потому что знал: этот спектакль для него.
Само собой получилось отзеркаливать движения вора, поднося сигарету ко рту, и Эмиль чувствовал на себе не менее пристальный взгляд синих глаз. И ему нравилась эта двусторонняя игра, правила которой они придумывали сами.
Пепел снова грозил осыпаться, и журналист почти-победно усмехнулся, буквально отлипая от двери, всем своим видом говоря,  что, мол, он не виноват, что пепельница стоит на столе. И в том, что у стола стоит Нэйтон, он тоже не виноват.
И снова эти вызывающие наглые глаза совсем близко, и кривящая губы усмешка - на секунду Эмилю показалось, что он смотрит в зеркало, потому что в карих глазах горит точно такой же вызов, и на губах играет точно такая же усмешка.
Едва-едва провести большим пальцем по губам, прикоснувшись лишь к уголку, стирая оставшиеся там взбитые сливки.
- Оставишь мне немного?..

+1

21

Едва подавив желание поймать палец губами, но убедив себя, что это было бы слишком банально, Натан победно улыбнулся, облизываясь. Поднял вазочку, развернул стороной, у которой торчала ложечка, к журналисту. Уж не думал ли он, что вор опустится до такого моветона, как кормление с рук? Вот с губ.. это было бы уместно. Тем более, что Ливингстона  то и дело обращался к губам, сжимающим фильтр сигареты, и в какой-то момент Натан понял, что еще немного, и у него просто ноги начнут подкашиваться от желания коснуться их. Кажется, сейчас он круто рисковал испортить всю игру, в первую очередь себе.
- Угощайся, - шёпот вышел хриплый, какой-то интимный, тем более, что стояли они совсем близко. В какой-то момент Натан вдруг понял, что расслабился слишком сильно. Это же надо было не заметить и устроиться на столе со всем комфортом!.. Дурная привычка сидеть на столе и болтать ногами была неискоренима с детства, и вот сейчас, загипнотизированный пристальным взглядом тёмных глаз, он совершенно  утратил бдительность и контроль за собственным телом. А ведь произошедшее можно было истолковать очень двояко. Решив играть до конца, Натан откинулся, опираясь одной рукой на стол, второй продолжая держать вазочку с клубникой. Зрелище наверняка было не для слабонервных, однако вор не сомневался в железной выдержке журналиста, тем более, что тот ее очень отчаянно демонстрировал последние несколько минут.

+2

22

Эмиль не спешил откликаться на столь щедрое предложение. Сигарета была еще не выкурена, а значит, можно не спешить. Хотя, чего уж скрывать, хотелось. До дрожи в пальцах, до кругов перед глазами. Почему этот парень так на него действует, журналист не знал, вновь и вновь замечая в синих глазах отблески собственных эмоций. Возможно, он просто впервые встретил достойного соперника. Хотя до сего момента он в такие игры не играл.
Сигарета, наконец, была неторопливо выкурена, и француз потянулся к пепельнице, качнувшись еще ближе. Вид раскинувшегося на столе Нэйтона бросал серьезный вызов его самообладанию, так что Эмиль непроизвольно облизнул сухие губы, прослеживая изгибы молодого тела. Хотелось проследить их не только взглядом, хотя бесстыжий воришка предложил, несомненно, более интересный вариант.
Никакой особенной слабости к клубнике журналист не питал, но чувствовал, что после сегодняшнего дня отношение к этой ягоде у него может поменяться. Выловив ложечкой самую маленькую из ягод, француз отправил ее в рот и на секунду прикрыл глаза. Было и вправду вкусно. Даже вкуснее, чем обычно.
Нэйтон не отводил взгляд, выжидающе и даже с каким-то исследовательским интересом следя за журналистом. Эмиль усмехнулся, кладя ладонь юноше на поясницу, чтобы не дать ему совсем откинуться назад. Пока.
- Ты тоже, - прошептал он и прихватил спелую ягоду губами, наклоняясь еще ближе.

+2

23

Еще немного, и Натан бы уверовал в то, что журналист читает его мысли. От этого, или от пронзительного взгляда, коим Эмиль смерял его, пока курил, по коже побежали мурашки. Вор тяжело сглотнул, соображая, кому же он в итоге расставил ловушку - себе или французу?.. Однако отказываться от игры, которая еще толком не началась, он не хотел.
Ладонь на пояснице жгла сквозь ткань и, кажется, начали сбываться вчерашние фантазии. Так хотелось продолжить движение, подаваясь вперёд, обхватывая талию ногами, вжимаясь телом в тело, и губами в губы, выводя их общение на новый уровень жадного, головокружительного поцелуя. Нэйтону казалось, что стоит чуть расслабиться, как тело само сорвётся и примется вытворять такое, за что лично ему потом будет не стыдно, но вот о рано законченном противостоянии он однозначно пожалеет.
Поэтому пришлось приложить недюжинные усилия, чтобы проконтролировать собственное, оказывается бешеное либидо.
- С удовольствием, - негромко проговорил он, скатившись на лёгкий хрип. Чуть подался вперёд, расценивая подобный провокационный жест, как приглашение, и потянулся к ягоде. Он не был бы собой, если бы не умудрился откусить половину, вторую же часть легко протолкнуть языком в рот журналиста.
- Ммм.., - всем своим видом выражая удовольствие, он покивал, жуя, хотя клубничный вкус волновал его сейчас в последнюю очередь. Сознание протестующе взвыло: "Не распробовал!..."
- Невероятный вкус, - глядя в глаза Эмиля, прошептал он. Губы были так близко, что он касался их дыханием.
"Держись."
- Но, мне кажется, я не распробовал.

+2

24

Короткое прикосновение губ, обжигающее настолько, что клубничного вкуса Эмиль не почувствовал. Нэйтон подобрал чертовски верное слово: "Не распробовал". Он тоже не распробовал: синий цвет глаз, легкую хрипотцу в голосе, горячее дыхание.
Надо сказать, лицо у парня было донельзя довольным. Наверняка, если бы не смотрел на журналиста расширенными зрачками, шепча и облизывая губы, то наверняка бы жмурился от удовольствия. Видимо, француз угадал со способом уничтожения завтрака. Очень занимательный, надо сказать, способ.
Вор по-прежнему держал вазочку с ягодами, но журналист пока не спешил. Смаковал собственные ощущения, растягивал время насколько мог, непонятно, чью выдержку проверяя - его или свою. От горячего дыхания пересыхали губы, хотелось провести по ним языком, а еще - расстегнуть верхнюю пуговицу на рубашке, хотя воротник и так был расстегнут. Становилось и вправду жарковато, но Эмиль ничего этого не сделал. Не любил настолько грубые и банальные провокации.
Взгляд, наконец, оторвался от синих глаз, очертил скулу, скользнул по линии подбородка, изгибу шеи и замер на ключицах. Одновременно ладонь легла на бедро, заскользила вверх, чуть сминая плотную ткань бридж. Ненадолго задержалась на ремне и снова скользнула вверх, приподнимая край футболки и чувствуя чуть подрагивающие плотные мышцы пресса. Снова мелькнула мысль, что жаль, что Нэйтон отдает предпочтение борцовкам - рубашку было бы снять намного удобнее.
- Добавки? - изогнув бровь, Эмиль снова взглянув в лицо вора. Шепот был настолько тихий, что даже не было слышно хрипотцы, хотя, стоило французу чуть повысить тон, она бы обязательно проявилась. - Как пожелаешь.
С явным сожалением рука выскользнула из-под одежды, мазнув пальцами по горячей коже. Он выбрал еще одну ягоду и, зажав ее губами, снова наклонился к вору. Ладонь на пояснице ненавязчиво скользнула под одежду.

+2

25

- Ты будешь исполнять все мои желания?.. - негромко спросил вор, подаваясь вперёд. Взгляд не отрывался от красивых губ, стискивающих ягоду. Зрелище слишком прекрасное, чтобы разрушать его банальностями. Вор помедлил, глядя уже в потемневшие глаза, чуть прогнулся, следуя призрачному приказу ладони на спине. По коже пробежали мурашки, горло совершенно пересохло, еще когда рука журналиста вольготно путешествовала по телу Натана. Он двинул ногой, скользнув бедром по бедру журналиста, подался еще немного вперёд, почти выпрямляясь и снимая нагрузку с руки. Неторопливо потянулся, освободившаяся ладонь мягко коснулась шеи Эмиля, погладила, скользнув к затылку и ловкие пальцы зарылись в волосы француза.
Натан едва не застонал от удовольствия. Оказывается, ощущать под пальцами мягкость волос было так удивительно и приятно. И, кажется, он отчаянно скучал по этому простому жесту. Чуть собрав волосы в кулак, он скользнул губами по шее, не целуя - касаясь, вверх, к губам.
Наверное, даже монашка не смогла бы сделать это более целомудренно. У Натана получилось раскусить ягоду одновременно и невинно, и невероятно возбуждающе, так, что с собственных губ чуть не сорвался стон.

+2

26

О, это был слишком нечестный прием, и воришка, кажется, раскусил его еще в первый раз. На какую-то долю секунды перед глазами сгустилась темнота, стоило вору чуть стянуть волосы на затылке. Дыхание, обжегшее шею, сбило тяжелый  судорожный вздох, и тут уже было не до вкуса клубники. Ладонь на пояснице уже явственно напряглась, прослеживая плавный прогиб спины.
- Я посмотрю на твое поведение, - касаясь губами уха, прошептал Эмиль, пережидая сладкую дрожь, пробежавшую по позвоночнику. Поведение, впрочем, уже давно заслуживало того, чтобы выполнять все желания беспрекословно. Почти.
Дыхание, как и учащенный стук сердца, кажется, выравниваться даже не собиралось. Рваными вздохами сушило губы - свои и чужие. Распробовав это балансирование на грани, почувствовав смесь недосягаемости и вседозволенности, журналист откровенно наслаждался ощущением последнего не сделанного шага.
Француз чуть отстранился, позволив прохладному воздуху пролечь между ними, холодя разгоряченную кожу. В комнате и так было на холодно, но после такого жаркого завтрака захотелось поежиться. Нэйтон следил за ним темно-синими глазами, не убирая рук, словно пытаясь удержать, вздумай француз сбежать. Да Эмиль и так бы никуда не ушел, только откуда вору об этом знать?..
Тонкая металлическая оправа очков с тихим стуком ложится на стол. Расстояние снова сокращается. Эмиль снова наклоняется, не то целуя, не то просто касаясь губами виска.
- Вкусно?.. - Ладонь снова скользит вверх по бедру, цепляется за ремень, но все равно прослеживает пресс, ребра, совсем пробираясь под майку, гладит горячую кожу, как бы невзначай задевая сосок. И замирает, чувствуя гулкие удары сердца, бьющегося совсем рядом.

+1

27

- Очень, - голос окончательно сел, потому Натан перешёл на шёпот. - Хочу еще. - Любому было бы ясно, что он не о клубнике. Сердце, и так давно сошедшее с привычного ритма, сейчас совершенно заходилось, словно пытаясь избавиться от оков грудной клетки и навсегда остаться в ладони журналиста. Грудь вообще была особо чувствительным  местом воришки, а оттого, когда ладонь скользнула по прессу вверх, тело Ли ощутимо вздрогнуло, ноги всё же обхватили журналиста за бёдра, сжались, притягивая его вплотную.
Пальцы в волосах сжимаются тоже, чуть тянут, на грани приказа, хотя вряд ли в положении Натана можно приказывать. Он откидывает голову, подставляя шею, на которой еще стынет след их прошлой встречи, словно предлагая довершить начатое. Вторая рука, отставившая вазу с клубникой одновременно с тем, как Эмиль отложил очки, неспешно путешествует по груди француза, повторяя подвиг с пуговицами, чтобы, достигнув ключиц, прижаться уже к тёплой коже. И медленно двинуться вниз; очерчивая грудные мышцы подушечки пальцев касались кожи едва-едва.
Натан довольно улыбнулся,  ловя сердцебиение ладонью, зеркально повторяя жест Эмиля.

Отредактировано Джонатан Ли (2011-09-22 16:22:13)

+1

28

Выдержка еще позволяет сдерживаться и не завалить парня на столь подходящий для подобного стол, но приглушить стон, когда ловкие пальцы собирают волосы в горсть, все же не удалось. Чувствуя, как бедра обхватили стройные ноги, Эмиль усмехнулся, не отрываясь, скользя губами от виска по скуле вниз, очерчивая линию подбородка, и ниже, обхватывая подрагивающий кадык. Рука притягивает еще ближе, хотя ближе уже, кажется, некуда.

Дыхание уже давно стало хриплым, срывается с губ на грани стона. Каждая клеточка тела чувствует малейшее прикосновение, заставляя едва ощутимо вздрагивать, хотя Нэйтон наверняка чувствует эту дрожь. И все же, несмотря на ставшую столь чувствительной кожу, журналист не заметил, как его рубашка оказалась расстегнутой. Ловкие пальцы порхают по груди, дразня и обещая, с каждым движением пуская по самообладанию француза тонкие трещинки.
Поднимающийся внутри жар взрывает перед закрытыми глазами пляшущие звездочки.

Эмиль качнулся всем телом еще ближе, делая касание тонких пальцев совсем уж плотным, его рука выскользнула из-под борцовки и легла воришке на бедро, властно прижимая. Губы поймали пульс в яремной впадинке между ключицами, потом скользнули в сторону и остановились, оставляя на нежной коже еще один след их еще одной встречи.

+2

29

Это нехитрое действие журналиста изрядно отрезвило воришку, если можно так назвать чёткое и ясное желание немедленно растлить француза в этой самой комнате на этом столе. Глубоко вздохнув, Натан с усилием привел мысли в порядок. Рано.
Это единственное, что его сдерживало.
Не стоило так быстро переводить их чудесную игру в такую банальность, как секс. Потому что после этой банальности все становится скучным и привычным, раскрывшись полностью, им больше нечего будет друг другу дать.
А у Натана были куда более далекоидущие планы.
- Это не честно, - шепчет вор, прижимаясь к обнажённой груди, расслабляя ноги, позволяя им скользнуть вниз, отпуская Эмиля из плена. - Ты опять это сделал. А у тебя на память обо мне.. ничего. - потянувшись, он коснулся губами ключицы, лёгким, но многообещающим поцелуем и отстранился, перехватывая взгляд тёплых тёмных глаз.
- Я подумаю, как это исправить.

+1

30

Что ж, можно считать первый раунд оконченным. И, судя по растрепанному, а в случае Эмиля еще и расстегнутому, виду обоих, победили оба.
- А кто говорил, что игра будет честной? - Журналист говорил тихо, с еще не исчезнувшей хрипотцой, легко касаясь губами скулы. Замер, чувствуя легкое, скользящее прикосновение к разгоряченной коже, и тихо выдохнул, встречаясь взглядом с синими глазами. Еще никогда француз не видел такого сочетания невинной внешности и откровенно зовущего взгляда. Если бы он не знал, какие у Нэйтона ловкие руки, он бы решил, что богатенькие буратины сами отдавали ему шифры от своих сейфов.
- Подумай, - кивнул журналист, отходя от Нэйтона на пару шагов. Рука с сожалением соскользнула с бедра, отсутствие согревающего чужого дыхания заставило вздрогнуть. Сделал пару глотков уже остывшего кофе, о котором они как-то подзабыли. Черная горечь слегка развеяла застилающий остальные мысли туман, и тонкие губы снова искривила привычная легкая усмешка. - Хотя я никогда не остаюсь ни с чем. - Непонятно, что он имел в виду, но в том, что у журналиста в память об их встречах ничего не осталось, Нэйтон ошибался. У Эмиля оказалась хорошая память на эти прикосновения, чтобы нуждаться в еще каких-нибудь напоминаниях об этих встречах.
- К слову, ты всегда так рано встаешь или вообще ночами не спишь? - Француз только сейчас заметил пробивающийся в окна рассвет, и это стало для него маленьким открытием - он потерялся во времени, когда переступил этот порог.

+2


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » 2-й этаж » Номер 202, мистер Ливингстон ·