"Eclipse". Проклятый отель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Пляж » Ресторан на побережье


Ресторан на побережье

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://s54.radikal.ru/i144/1006/6e/b9242cd75363.jpg

0

2

----> Из своего номера

Константин не успел осмотреться на острове, а потому местный ресторан был для него новостью. Правда, за время своей жизни он и не такое повидал, однако комфорт экзорцист ценил - слишком мало его перепадало за те две тысячи лет, больше лишений да голода.
Впрочем, от демона Константин другого и не ждал - Анаэль всегда любил роскошь и шик, пускать пыль в глаза и метать бисер.
Губы экзорциста скривились. Он прошёл меж столиков, осматриваясь и понял, что никого, похожего на Анаэля с его блокнотом, здесь нет.
Обманул.
Разумеется.
Ни одному слову лицемерного змея верить нельзя.
Вдох-выдох-вдох. Спокойствие.
Экзорцист резко развернулся, готовый уйти прочь.

0

3

Анаэль опаздывал. Вполне умышленно.
Вернувшись в свой номер, он сам пожалел, что дал экзорцисту так мало времени.
Но сетовать и причитать было не самой удачной идеей, поэтому демон с удовольствием погрузился в ванну и устроился поудобней, наслаждаясь горячей водой, расслабляющей напряженные мышцы. Возбуждение не проходило, и демон уже подумывал, как бы побыстрее снять напряжение, но представив себе, как ублажает себя, предаваясь мечтам о сильном теле Константина, позеленел от ужаса, пулей вылетел из воды и бросился в гардеробную.
Основательно повозившись с выбором одежды, он, наконец, остановился на белых брюках и полупрозрачной длинной тунике. Волосы Анаэль тщательно расчесал и оставил распущенными. От него не укрылось некоторое волнение, охватившее экзорциста, когда он случайно коснулся их рукой. А значит, стоило этим воспользоваться.
Прошло уже пятнадцать минут с назначенного времени, но Анаэль не торопился. Он был уверен: Джон его дождется.
Блокнот с заклинаниями - вещь нужная и очень ценная. Демона даже пару раз подмывало сжечь мерзкую книжонку и никуда не ходить. Пусть знает! Но что-то не давало так поступить, что-то толкало идти на встречу с врагом, и это что-то уже начало порядком беспокоить Анаэля.
Записи в блокноте демон читать не стал. Слишком сильной светлой энергетикой несло от этой Джоновой писанины.
Появившись в ресторане на двадцать минут позже, назначенного им же самим времени, Анаэль нос к носу столкнулся с экзорцистом, направляющимся к выходу.
- Уже устал ждать? Какой ты нетерпеливый, Джон, - Анаэль очаровательно улыбнулся и хотел было обнять заклятого врага за плечи, как вдруг отскочил, словно ошпаренный. - Что это? Твоя одежда! - демон неверяще смотрел на Константина, прижимая руку к груди. Ладонь пекло так, будто он сунул ее в святую воду. - Что ты сделал со своей одеждой?
Анаэль тряхнул волосами и зло уставился на экзорциста.
"Проклятый ублюдок! Сделал все, чтобы я не смог его коснуться!"
В душе рождалась дикая ярость и какая-то странная обида. Они так долго не виделись. Анаэль чувствовал прямо-таки физическую потребность гладить, трогать, сжимать. А сейчас его этой возможности лишили. Это бесило и не давало сосредоточиться на разговоре.
"Скотина ты, Джон!"

+3

4

Голос, выражение лица, те слова, что сорвались с губ и та очаровательная гримаска, искривившая прекрасные черты лица Анаэля, когда он хотел повторить номер с неожиданным выскакиванием, да просчитался, мгновенно вернули Константину прекрасное расположение духа. Такое прекрасное, что он даже солнечно улыбнулся, протягивая  руку и легко проводя костяшкой пальца по щеке демона, стирая слезу, которую тот, кажется, сам не заметил. Что поделать - издержки Печатей, смотреть на их Сияние спокойно даже Высший не может.
Придётся на время выключить Демоническое зрение, сладкий,  - мысленно мурлыкнул Константин, слизывая хрустальную каплю с пальца. Выглядел он при этом ой как мерзко.
- Больно? Надо бы холодное приложить, - сочувственно кивнул экзорцист, отодвигая первый попавшийся стул и... усаживаясь. Ухаживать за мерзкой тварью, как за дамой? Увольте. - Да, забыл предупредить: я тоже не люблю, когда опаздывают.
Константин вдруг понял, что очень проголодался; подняв руку, он поманил официанта, и снова перевёл взгляд на недовольного демона.
То, что он испытывал, глядя на Анаэля, сложно было описать словами. Сейчас, наверное, это было удовольствие и невероятное довольство. Выкуси-ка, змей, и будешь в следующий раз думать прежде, чем лазить по штанам приличных экзорцистов. С другой стороны - ненависть, граничащая с каким-то диким желанием наброситься на заклятого врага прямо здесь, обрушить на пол, вцепляясь в шею и душить, душить, пока последний хрип не вырвется из этих полуоткрытых губ...дать глотнуть воздуха - и снова душить! А ещё, идея вдохнуть ядовитый дым сигарет в губы этого проходимца, почему-то не оставляла экзорциста. Наверное, ввиду своей новизны и реализационной привлекательности. Ну, можно ещё за волосы ухватить - в этом облике у демона они были такие, что так и просились намотать их на руку...
Оторвавшись от мечтаний, Константин кивнул на стул напротив:
- Присядешь? Или так и будешь крестом стоять?.. - если бы с голоса можно было сцеживать яд, здесь набралось бы полчашки, не меньше.

+1

5

- Больно? Надо бы холодное приложить.
На какое-то мгновение Анаэлю показалось, что он не сдержится и просто испепелит эту наглую ухмыляющуюся рожу взглядом.
А лучше бы двинуть. Кулаком по зубам. Ощутить, как ломается от удара челюсть, услышать характерный хруст, испачкать руку в крови ненавистного врага.
Демон несколько раз моргнул, отгоняя волшебное видение и снова уставился на экзорциста.
"Издевайся, сволочь, пока разрешают! Недолго тебе веселиться осталось!"
Анаэль опустился на стул напротив экзорциста и взял в руки меню.
- Да, забыл предупредить: я тоже не люблю, когда опаздывают.
- Не стоит так нервничать, Джон, ты сейчас похож на ревнивого любовника. Что люди подумают?
Анаэлю уже почти удалось взять себя в руки, и теперь он лениво листал меню, стараясь не думать о ноющей руке. Вдруг демону в голову пришла интересная мысль. Он закрыл меню и поднял глаза на официанта.
- Мне закажет он, - кивок в сторону Константина. - И принесите вина.
Потеряв возможность прикасаться к экзорцисту, демон с удивлением понял, что просто не знает, куда деть свои руки. Он принялся вертеть  в пальцах нож, из-под длинных ресниц  внимательно поглядывая на Джона.
"Зачем он так расстарался? Оделся, как на поле боя. А, может, так оно и есть? Не нравятся мои прикосновения? Или же наоборот? Ах, Джон, Джон, никогда тебе не стать хорошим христианином! Уж я об этом позабочусь!"
- Так что, расскажешь, что же все-таки привело тебя на остров,  Джон? Мне ужасно любопытно!

0

6

- Не стоит так нервничать, Джон, ты сейчас похож на ревнивого любовника. Что люди подумают?
Красноречивый взгляд экзорциста и лёгкая бледность были ясным ответом. Не продолжай подобной темы, иначе меня стошнит.
Одновременно с тем, как Анаэль выкинул очередную фортель, Константин потребовал:
- Лёд. И полотенце, - и только потом удивлённо глянул на демона, сидящего напротив. Он обалдел, что ли? Сейчас ему селёдки с молоком, огурцами, фасолью и мёдом вовнутрь - и враз забудет, как давать свой заказ в руки враждебно настроенному экзорцисту. Или шепнуть пару слов официанту - и все продукты будут приготовлены на святой воде...
Однако вместо этого Константин посмотрел в меню. Наверное, демон только и ждёт, что экзорцист постарается максимально испортить этот завтрак, чтобы иметь возможность снова наговорить гадостей. Нет уж. Такой возможности Константин ему не даст.
Не моргнув глазом, экзорцист с безупречным вкусом заказал главное и сопровождающие блюда, достаточно лёгкие и сытные. Уточнил вино. Оговорил немного сыра. И десерт.
Греховное чревоугодие... - бормотал один внутренний голос.
А пусть демон подавится... - отвечал ему другой.
С моря долетал лёгкий бриз, норовящий растрепать волосы и забраться за отвороты рубашки, и утро было невероятно красивым и спокойным. С трудом удавалось сопоставить в уме это чудо Творца и то, что напротив сидит один из Падших. Да ещё и нож в руках вертит - Константин, несмотря на общую обстановку, бдительности не терял. Перед ним сейчас кокетливо хлопал ресницами наиковарнейший демон Ада, страшнейший враг человечества и его, Константина, лично. И чего удивительного в том, что несмотря на Печати экзорцист чувствовал себя как-то...уязвимо?..
Никогда раньше ещё у них не было таких встреч, кроме как в последние несколько сотен лет. Но так, чтобы это продолжалось долго (а не просто перекинуться парой ядовитых фраз и разбежаться по своим делам), да ещё и закончилось в ресторане...
Константин был растерян.
Анаэль пустился на такие ухищрения, чтобы заманить его сюда. Зачем? Неужели и правда интересуется островом?..
-  Так что, расскажешь, что же все-таки привело тебя на остров,  Джон? Мне ужасно любопытно!
- За тобой прибежал, - пробормотал экзорцист, занятый своими мыслями. - Дай, думаю, попробую его утопить... авось выйдет.

Отредактировано Konstantin (2010-06-04 23:31:17)

0

7

Экзорцист принял игру. Что ж, другого демон и не ожидал.
- За тобой прибежал.  Дай, думаю, попробую его утопить... авось выйдет.
Анаэль недоуменно посмотрел на собеседника и вдруг весело расхохотался своим мелодичным звонким смехом.
- Джон, ты просто полон сюрпризов. Всю жизнь был занудой, а тут взял и удивил. Оказывается, у тебя все-таки есть чувство юмора.
Анаэлю надоело вертеть в пальцах нож, а ломка все не прекращалась, прикоснуться к проклятому экзорцисту хотелось все сильней и сильней.
Демон протянул руку и коснулся запястья Константина кончиками пальцев. Тут же по руке будто прошел ток. Кожа экзорциста была горячей и неожиданно гладкой. Демон улыбнулся.
- Значит, меня преследуешь,  Джон? Мне прямо не по себе стало! Теперь только и буду думать о том, чтобы не обмануть твои ожидания! А знаешь, признаюсь, я тоже скучал, - Анаэль подался вперед, наклоняясь над столом и поглаживая запястье Константина. Ворот туники разошелся, обнажая ключицы и длинную шею, а голос снизился почти до шепота. - И я рад, что мы встретились, Джон.

+1

8

Когда тонкие пальцы коснулись его запястья, Константин чуть было не отдёрнул руку с проклятиями, а лучше - Формулой, однако в их текущей игре это выглядело бы, как отступление, а потому экзорцист сцепил зубы и положил себе терпеть. Это оказалось очень тяжело - половина сказанного демоном пролетела мимо ушей, даже несмотря на льющийся и гипнотизирующий голос. Собственно, из всего этого запомнился смех - звонкий,  мелодичный.. и, как ни странно, искренний. Что от демона слышать почти нереально. А остальное как-то пролетело мимо, мысли все время вертелись у запястья, тонких пальцев, и панических "Что он задумал?".. Да-а, Джон, в следующий раз думай, и надевай перчатки. Полоснёт тебя сейчас когтями по сухожилию - и прощай рука на сутки.
А тут ещё и этот гад принялся извиваться и егозить, являя точёную шею и идеальные ключицы, которые так удобно ломать. С трудом оторвав полный ненависти взгляд от Анаэля, Константин посмотрел на пришедшего официанта почти с благодарностью. Заказ был не весь - аперитив, салат и - ура! -лёд и полотенце.
Воспользовавшись этим, Джон ненавязчиво перехватил руку Анаэля, разворачивая ладонь обожженной стороной. Странно, что демон в этот раз принял настолько уязвимую форму - кожа такая тонкая, что, кажется, нажми посильнее  и останется синяк. Константин даже погладил большим пальцем кожу на запястье - не иллюзия. Настоящее. Что ж, тем лучше для экзорциста. Ну а пока..
Вторая рука, до того державшая тонкое полотенце в ведёрке со льдом вынырнула, и прижала холодную, мокрую ткань к ожогу.
- С остальным сам справишься? - спросил Константин, весело щурясь. Вот и будет чем демону руки занять - нечего за ножи хвататься. Как уже было сказано, настроение у экзорциста стало очень замечательным, и помощь демону его только улучшала.  Было в этом что-то... радующее. Особенно выражение лица Анаэля.

Отредактировано Konstantin (2010-06-05 00:42:50)

+1

9

- С остальным сам справишься?
Анаэль опешил и даже на секунду перестал дышать, почувствовав, как сильные пальцы сжали его запястье, развернули ладонью вверх, а на руку вдруг опустили холодное полотенце.
У Константина явно улучшилось настроение, это было сложно не заметить, и демон тихо зашипел сквозь сжатые зубы, едва сдерживаясь, чтобы не заорать в голос от боли, холод обжигал не хуже огня.
- Хватит скалиться, Джон! Нравиться смотреть, как я корчусь от боли? Тебя возбуждает это зрелище? Я прав? - дыхание сбилось, и Анаэль сквозь зубы застонал от боли, но вдруг с удивлением обнаружил. что замерзшая ладонь стала уже не такой чувствительной, как прежде. Руку трясло, будто с хорошего перепоя, тонкие пальцы подрагивали, Анаэль снова прижал ладонь к груди, понимая, что больше не может выносить прикосновений пальцев экзорциста спокойно.
Он вдруг представил, как Константин до хруста сжимает его запястье, рывком дергает на себя, как его пальцы скользят по руке демона, от косточки на запястье, по локтю, к предплечью, как проклятый желтоглазый ублюдок хватает его за волосы, наматывает их на кулак и силой дергает на себя, прикладывая Анаэля лицом о стол.
Демон почти услышал, как бьется его бокал, а в кожу впиваются острые, как бритвы осколки, распарывая тонкую нежную кожу.
"Нет, нет, только не так! Какого черта?"
Видение исчезло. Падший ангел схватил бокал с аперитивом и залпом осушил его. Надо взять себя в руки, надо срочно успокоиться и не думать, не думать.
Все бы ничего, но определенный дискомфорт, возникший после этой странной садо-мазохистской фантазии, всерьез обеспокоил Анаэля. Этого еще не хватало!
Он же ненавидит этого хитрого, жестокого выродка, так какого черта?...
- Значит, тебя интересует остров, Джон? - переведя дыхание, начал Анаэль, глядя серебристыми глазами с сузившимися до точек зрачками прямо в глаза Константина, - Не скрою, меня тоже. Так почему бы нам не объединить наши усилия? Временно, разумеется. Потом каждый сам за себя, Джон. Не думай, я прекрасно понимаю, что к чему. Мне тоже нужен этот источник силы, который привел тебя сюда. А знаешь, зачем он мне, Джон? Нет?
Он вдруг подался вперед, наклоняясь к самому лицу Константина, на его губах змеилась плотоядная улыбка, искажая красивые черты безумной жаждой.
- А вдруг он поможет мне исполнить свою заветную мечту? Убить тебя, Джон! Уничтожить навсегда, а лучше всего выбить тебе бессрочную путевку в Ад. Видишь, я не лгу тебе, экзорцист.
Анаэль вдруг улыбнулся, совсем по-другому, счастливо и беззаботно, и откинулся на спинку стула, сложив руки на груди.

Отредактировано Анаэль (2010-06-05 15:21:13)

+3

10

- Хватит скалиться, Джон! Нравиться смотреть, как я корчусь от боли? Тебя возбуждает это зрелище? Я прав?
От этого шипения пополам со стоном хотелось скалиться ещё шире, чем Джон и занялся, особенно проследив, как жадно демон пьет вино. Зацепило? То ли ещё будет, Анаэль, Князь Саламандр, то ли ещё будет. Откинувшись, Константин с удовольствием следил за демоном, жадно ловя каждое движение,  запоминая, фиксируя в памяти. Когда ещё увидит, как Анаэль бесится, не сходя с места, как чёрные зрачки то расползаются на всю радужку, то становятся точками в плавленом серебре, а красивые губы кривятся в гримасе искренней ненависти?..
Константин улыбался широко и довольно, и ничто сейчас не заставило бы исчезнуть улыбку с губ. Он даже склонился вперёд, чтобы лучше видеть извивающегося демона, когда и тот резко подался навстречу, и они чуть не столкнулись лбами.
Только нечеловеческое самообладание позволило Константину не шарахнуться назад, а замереть, ловя губами дыхание Анаэля и проклиная ту секунду, когда он решил "рассмотреть поближе".
- Значит, тебя интересует остров, Джон? -  прерывистое дыхание, словно Анаэль долго бежал, или... или волновался. Зрачки сужены, глаза огромные, кажется, ещё миг - и провалишься в них, как в омут. У дыхания сладковатый запах вина, наверное, у губ тоже... - Не скрою, меня тоже. Так почему бы нам не объединить наши усилия? Временно, разумеется. Потом каждый сам за себя, Джон. Не думай, я прекрасно понимаю, что к чему. Мне тоже нужен этот источник силы, который привел тебя сюда. А знаешь, зачем он мне, Джон? Нет?
"Знаю, можешь не отвечать." Но демон ответил.
Кто бы сомневался в его намерениях. Зацикленный фанатик, избалованный, как ребёнок, которому не дают желаемого - душу Константина на золотом блюде...
А демон оказался ещё ближе, словно это было возможно, продолжая шептать жарко, страстно:
- А вдруг он поможет мне исполнить свою заветную мечту? Убить тебя, Джон! Уничтожить навсегда, а лучше всего выбить тебе бессрочную путевку в Ад. Видишь, я не лгу тебе, экзорцист. - Они отстранились одновременно. Анаэль - спокойно и довольно улыбаясь, Константин - с бешено колотящимся сердцем и гримасой отвращения на лице.
- Иди  ты к архангелам, Анаэль! - в сердцах выдохнул экзорцист, смущённый собственной реакцией на этого странного неуравновешенного демона, - Никаких сделок с тобой я заключать не буду. Нахрен мне этот источник силы, я тебя и так поджарю на кресте, и мне не нужно пользоваться всякими сторонними демонскими примочками!.. - он высокомерно глянул на Анаэля, мол, слабак, сам обращайся ко всяким источникам, - Я же сказал, я здесь случайно, и просто хочу узнать получше это место, а если выяснится, что это проделки твоего наставничка - уничтожить его во славу Божью! - Константин перевёл дух, яростно глядя в ненавистное лицо, - Так что немедленно верни мне блокнот! - И он требовательно протянул ладонь демону.

Отредактировано Konstantin (2010-06-05 22:30:08)

+3

11

- Никаких сделок с тобой я заключать не буду. Нахрен мне этот источник силы, я тебя и так поджарю на кресте, и мне не нужно пользоваться всякими сторонними демонскими примочками!..
Едва успев перевести дух от недавней близости, когда он каждой молекулой своего тела чувствовал смятение своего врага, впитывая эти ощущения в память, чтобы потом долгими ночами, лежа с закрытыми глазами, вызывать их в памяти и раз за разом переживать.
Анаэль побледнел, будто его наотмашь ударили по лицу. Даже те его экзорцистские примочки, которые использовал Константин во время их разговора в парковой аллее, не шли ни в какое сравнение с тем, что он произнес сейчас. Пощечину можно было проигнорировать и не подать вида, а вот подобное оскорбление он просто так сносить не собирался. Неужели этот гад думает, что его, Анаэля, можно вот так запросто унизить и это останется безнаказанным?
- Я же сказал, я здесь случайно, и просто хочу узнать получше это место, а если выяснится, что это проделки твоего наставничка - уничтожить его во славу Божью!
Так что немедленно верни мне блокнот!

«О, как мы разнервничались! Право слово, нельзя упускать такой превосходный шанс, Анаэль. Эта ангельская шестерка, кажется, думает, что ему все позволено и сойдет с рук? Пора бы ему преподать урок хороших манер, а то совсем одичал в своем воздержании!»
Под сводами шатра раздался звонкий мелодичный смех. Анаэль смеялся с чувством, от всей души, смеялся до тех пор, пока не заныли уголки рта, а на глаза не навернулись слезы.
- Бедный, бедный Джон, - демон с трудом выговаривал слова, все еще судорожно всхлипывая от смеха. – Решил вмешаться в планы самого Люцифера? Как самонадеянно, однако. Но ты никогда не отличался особой сообразительностью, экзорцист. А что до того, что мне нужны дополнительные источники для того, чтобы стереть твою самодовольную задницу с лица земли, так не обольщайся, ты даже не представляешь, на что я способен. Ты еще не видел и десятой части моей силы, Джон. И я вовсе не предлагал тебе сделку, так, небольшое сотрудничество. Но ты уперт, как стадо ослов! Что ж, посмотрим, как ты сам справишься с озером без моей помощи, будет забавно.
Анаэль перестал смеяться так же резко, как и начал, а улыбка сползла с лица, уступая место саркастической усмешке.
- Ты, кажется, пришел сюда за этим…
Падший вытащил из кармана злополучный блокнот и положил его на  свое пустое блюдо. Его заказ так и не принесли, но Анаэль уже и так был порядком сыт общением с Константином. Подвинув блюдо к Джону, он встал и уже собирался было уйти, как вдруг обернулся и опершись ладонями о стол, наклонился к самому лицу экзорциста, изогнувшись над столом в весьма пикантной позе, намеренно игнорируя  взгляды и шепот, которые в тот же миг пробежали по залу, зашептал, почти касаясь губами  плотно сжатых бледных губ.
- Тебя мама что, не учила в детстве, что просить нужно вежливо, Джон? Хорошие манеры еще никому не мешали, запомни это!
С этими словами  Анаэль прикоснулся к блокноту двумя пальцами, с губ демон с придыханием сорвалось заклинание.
Записная книжка вспыхнула ярким синим пламенем, и через мгновение на блюде лежала только горсть пепла.
Анаэль нарочито медленно отстранился от экзорциста, послал ему  воздушный поцелуй, резко развернулся, да так, что длинные волосы взметнулись и мазнули экзорциста по лицу, и быстрым шагом направился к выходу, мурлыча себе поднос какую-то веселую мелодию.

+5

12

- Ах ты сук-кин кот! - взвился с места Константин, чуть не перевернув стол. Приступ бешеной ярости, да такой, каковую он давно уже не испытывал, и экзорцисту-то точно было пофигу, что о нём подумают - в два прыжка он настиг триумфально удаляющегося демона, хватая за волосы и мгновенно наматывая их на кулак. Рванул на себя, заставляя запрокинуть голову, прижал к груди, ощущая, как дёрнулся демон, облачённый только в полупрозрачную тряпку, которая послужила бы отвратительной преградой между Печатями и нежной демонской кожей. Конечно, тварь заживит ожоги уже к обеду, ну а сейчас пусть помучается, раз так любит пламя...
- Надо было выкурить тебя ещё во время первой встречи, - яростно зашептал Константин на ухо демону, рывками прижимая его к себе, когда Анаэль рефлекторно делал попытки отстраниться от обжигающих Печатей. - Впрочем, ещё не поздно всё исправить... - Он оттолкнул Анаэля за шатёр, где они были надёжно скрыты от глаз посетителей, и, главное, персонала. Конечно, пара официантов, вздумавших мешаться, это не проблема, но Константин сейчас не хотел и не  собирался отвлекаться.
На самом деле блокнот не был настолько серьёзной потерей - по-настоящему ценные вещи Константин держал в намного более недоступных местах. Сложно точно сказать, что именно настолько вывело его из себя, так, что хотелось свернуть эту изящную шейку голыми руками. Возможно то, что Анаэль в очередной раз продемонстрировал свою дьявольскую осведомлённость и свои возможности.. А, может, потому что снова доказал своё превосходство..
Или просто потому что слишком близко он полюбил находиться от экзорциста. А экзорцист такого не любил.
Схватив за плечо, он приложил Анаэля лопатками о ствол пальмы, сдерживая желание прижать так, чтобы шершавая кора добавила и так обожженной спине, и упёрся руками с двух сторон от плеч Анаэля, заключая его в своеобразную клетку из Печатей и собственного тела.

+3

13

Этого Анаэль не ожидал. Слишком незначительной была потеря блокнота для Константина, чтобы вот так, плюнуть на всех, присутствующих в ресторане, и броситься на него, как пантера. Даже в самом своем страшном сне демон не мог представить, что подобный комариный укус, не более, чем обычный щелчок по носу, может так вывести всегда сдержанного и насмешливого экзорциста из себя.
Эти люди, в который раз они доказали, что абсолютно неуправляемы и предугадать их поведение практически невозможно.
Сначала он даже не понял, что произошло.
Просто почувствовал, как его волосы наматывают на кулак и тянут.  Движение было таким неожиданным и резким, что еще не совсем отошедший от того волнения, которое испытывал во время беседы с экзорцистом, падший просто захлебнулся таким откровенным похотливым стоном, который не оставлял сомнений в том, какое именно возбуждение овладело его сознанием и телом. Анаэль чуть ли не с готовностью прогнулся, почти не понимая, что делает, подчиняясь какой-то первобытной силе, как тут же сладострастный стон перерос в крик боли и ужаса, когда он понял, к чему прижал его проклятый экзорцист.
Анаэль тщетно пытался вырваться из стальных объятий, чувствуя, как все его тело выворачивает судорогой, а со спины будто живьем сдирают кожу, да еще для верности гладят раскаленным железным прутом.
«Выкормыш церковный, ах ты дрянь! На кой хрен тебе такие сильные печати на одежде? Легионы тьмы грудью останавливать?»
Анаэль глухо шипел, извиваясь и пытаясь вырваться, как вдруг почувствовал, как его схватили за шею и приложили спиной о ствол пальмы. Кажется, это  ублюдок отволок его за шатер, там, где никто не мог их видеть, а громкая музыка заглушала все звуки. Вот же скотина!
От резкой боли в спине, Анаэль захрипел, чувствуя, как рот наполнился кровью, тонкой струйкой стекавшей из уголков рта.
Экзорцист заключил его в кольцо из печатей. Пока он не уберет руки – не вырваться.
- Пусти, сука! – выплюнул из себя Анаэль, стирая тыльной стороной ладони кровь с губ, и с силой врезал экзорцисту коленом в пах, тут же завопив от боли. Кажется, теперь на колене тоже будет ожог.
- Там-то тебе нахрена печати, Джон? Так боишься за свое достоинство? Или ты еще девственник, Джон Константин? – не удержался демон от сарказма. Воспользовавшись тем, что Джона таки согнуло пополам, Анаэль оттолкнул его, отлепил обожженное печатями тело от пальмы и, более не мешкая, испарился.
Рисковать и получить печатью по заднице как-то не очень хотелось.
Номер Анаэля

Отредактировано Анаэль (2010-06-06 15:30:35)

+3

14

Джона не просто согнуло - будь он простым человеком, то от такого удара - а бил Анаэль знатно! - можно было вообще определенной  части тела не досчитаться. Экзорцист почувствовал, как желудок скрутило спазмами, и его наверняка вывернуло бы, было бы чем. Когда тёмные пятна с яркими кругами перед глазами расступились, демона уже и след простыл. Сбежал раны зализывать, сволочь.
Константин прислонился спиной к стволу пальмы, приходя в себя.
Наверное, Анаэль наложил на него какое-то заковыристое проклятие, иначе экзорцист объяснить себе своё поведение не мог. Чтобы он так выходил из себя - такого не было уже лет... Да вот, как раз столько, сколько они не виделись.
И сегодня Константин впервые задумался о том, почему так происходит. Почему Анаэль вызывает у него настолько сильные всплески эмоций, обычно редко когда проявляемых? Он ощущал себя водой, которая внезапно соприкоснулась с кипящей лавой, и обратилась в пар - смертоносный, не менее раскалённый, шипящий.. который впоследствии снова станет водой. Какой-то замкнутый круг, невозможный без основной составляющей - демона.
Наконец, боль отпустила окончательно. В отличии от простых смертных Константин очень быстро приходил в себя. Да и регенерация у него была на несколько ином уровне.
С исчезновением Анаэля дышать стало легче, и дико захотелось есть - как всегда, после огромного нервного напряжения.
Вернувшись за свой столик, Константин как раз застал растерянно озирающегося официанта.
- Ставьте. - Он указал на обе порции. Следовало, наконец, поесть и хорошенько обдумать все то, что сегодня произошло....

...Умяв две порции, и не заметив, экзорцист смёл и десерт, и только после этого почувствовал себя удовлетворённым. К нему вернулось испорченное было Анаэлем расположение духа, и он даже порадовался, вспоминая, как извивался демон в его объятиях, хотя, конечно, тот стон, что издал Анаэль, когда экзорцист схватил его за волосы, до сих пор отдавался в ушах Константина, и заставлял все внутри переворачиваться с ног на голову.
Странное ощущение, непонятное. Пугающее.

Понимая, что одним ударом ниже пояса демон не ограничится, Константин решил не снимать  Печати, и пореже торчать в людных местах, которые так любит Падший.
Вообще, больше всего на свете ему хотелось сейчас пойти и окунуться с головой в холодную воду, желательно, не всплывать с час.
Поэтому он отправился в номер за своим снаряжением для дайвинга.
На пляж идти не хотелось, однако Константин знал, что совсем недалеко, в джунглях есть замечательное озеро, почти постоянно находящееся в тени, где вода не нагревается. Туда-то он и отправился почти сразу после завтрака.

озеро

Отредактировано Konstantin (2011-01-11 22:47:26)

+2

15

<= Номер 211

Девушка в лёгком ванильном жилете из вискозы, босоножках на пробковой подошве и длинной элегантной юбке из тяжёлого шёлка с высокой шлицей спереди (юбка была до пят, но зато когда Кира садилась, разрез открывал её стройные ноги по самое не балуйся) неспешно шла вдоль набережной. Пляж оказался совсем недалеко, так что с оглядкой на вагон свободного времени можно было не торопиться и сбавить шаг. Сжимая в руке пакет с рубашкой и белоснежный, поблёскивающий перламутровыми пайетками клатч, хранящий в своих недрах предметы первой женской необходимости, Кира задумчиво внимала шуму прибоя, стараясь отрешиться от чужих, непрошеных ощущений и эмоций, то и дело закрадывающихся в её голову без разрешения. Основная их часть долетала до экстрасенса со стороны оставшегося по правую руку отеля, со стороны океана, как водится, никаких раздражителей не было, поэтому Колридж старалась обратить свой разум именно к воде. Хотелось подойти к самой кромке, чтобы прибой приласкал ноги…
Ресторан оказался роскошен, хотя в свою бытность светской львицы Колридж повидала немало роскошных ресторанов. Девушка опустилась за столик поближе к океану, подальше от отеля и других посетителей, уложила целлофан с трепетно хранимой рубашкой на колени и, отослав не в меру расторопного официанта, принялась изучать меню. Вопреки хорошим манерам Кира облокотилась на столик, скрестила тонкие запястья и умостила сверху подбородок, опустив взгляд на первую страницу. «Холодные закуски», - с достоинством сообщал девушке заголовок. «Интересно, а если хорошо попросить, они даже их подогреют? - посетила её очередная бестолковая мысль, которая, впрочем, была тут же с позором изгнана из головы. – Так, спокойно, я просто волнуюсь». Перелистнув страницу и сделав вид, что увлечённо читает, англичанка занялась мысленным общипыванием ромашки на «придёт-не придёт».

+2

16

Влад неспеша шел по направлению к ресторану, зная, что у него в запасе есть не менее десяти минут.
После того, как закончился дождь, резкая боль ушла, оставив за собой неприятное ноющее послевкусие. Но не смотря на это идти было достаточно тяжело, ногу то и дело тянуло, а каждый шаг давался с трудом.
"Что за черт!"
Малиновский окинул любопытным взглядом полупустой ресторан, как вдруг его взгляд наткнулся на эффектную блондинку в легком светлом жакете.
Влад остановился, чувствуя, как учащенно забилось его сердце.
"Так, Малиновский, дожились. Дама уже пришла и ждет, а ты тут из себя черепаху, больную полиомиелитом изображаешь"
Влад ускорил шаг, прикладывая все усилия, чтобы не хромать, и через минуту молодой автогонщик уже стоял у столика, улыбаясь девушке.
- Кира, прошу меня простить, это просто преступление с моей стороны заставлять ждать такую очаровательную девушку. Надеюсь, вы простите мне мою ошибку. Вы сегодня прекрасно выглядите.
Влад совершенно искренне улыбался, разглядывая ту великолепную красавицу в которую превратилась его недавняя насквозь промокшая и дрожащая от холода знакомая. Тут же память услужливо подсунула молодому человеку чудесное видение в виде Киры, одетой в его рубашку на голое и соблазнительно влажное тело. Молодой человек невольно смутился и опустил взгляд, тут же утонув в умопомрачительном разрезе юбки.
- Эээ..., - весьма содержательно выразил свое восхищение не привыкший к женскому обществу спортсмен и почел за благо опуститься на стул напротив девушки. - Вы уже сделали заказ?

+3

17

В какой-то момент Кира ощутила нечто, что обычно испытывает человек, почуяв знакомый запах или услыхав популярную мелодию, - девушки легко коснулась аура её нового знакомого, заставив обернуться к подходящему Владу. И снова это неприятное ощущение ноющей боли. В какой-то момент даже показалось, что её кавалер на сегодняшний вечер прихрамывает. «Что-то с ногами?» Но памятуя о том, какие неприятные последствия могут повлечь за собою подобные откровения, Кира поспешила усмирить природное любопытство.
Пришел. Он всё-таки пришёл. Девушка улыбнулась и приподнялась навстречу Малиновскому, но, вовремя вспомнив, что вставать принято у мужчин, когда за столик садится дама, резко опустилась обратно.
- Не стоит извинений. Это я пришла раньше, и Вы нисколько не опоздали! «Хорошо, что вообще пришли, а то я уж было подумала, Вы решили, что я с приветом…» Благодарю, Вы тоже хорошо выглядите, а в этом, - она извлекла из-под стола упакованную в целлофан синюю рубашку и протянула её законному владельцу, - вообще будете неотразимы, - Кира улыбнулась, обнажив жемчужно-белые зубы. – Я её постирала. Сама.
Восхитительное чувство поистине пролетарской гордости переполняло молодую богачку. А потом она отметила ещё и восхищение её внешним видом в глазах Влада, что окончательно и безвозвратно вознесло Колридж на вершины блаженства, Кира практически услыхала, как хор поёт «Аллилуйя» у неё в голове.
- Вы уже сделали заказ?
- Нет, я изучала… э… - у Киры совершенно вылетело из головы, что она делала пару секунд назад, поэтому пришлось в очередной раз опустить глаза в меню, которое уже несколько минут было открыто на одной и той же первой странице, - холодные закуски и… ожидала Вас.

+3

18

Влад смотрел на девушку и никак не мог избавиться от мысли о том, что, как ни крути, разница между людьми, стоящими на разных ступенях социальной лестницы огромна. Сияющее лицо Киры, когда она сказала, что собственноручно выстирала его рубашку удивило Влада.
И что в этом такого?
И только спустя несколько секунд до него дошло: такие девушки, как Кира не стирают сами вещи ни свои, ни чужие. А вот для матери и сестры Малиновского стирка была делом обычным.
Автогонщик благодарно улыбнулся, принимая идеально сложенную и упакованную рубашку, и аккуратно повесил ее на спинку соседнего стула. Странное дело, ему почему-то было очень приятно, что эта богатая красавица позаботилась о его вещи.
Все так же не сводя с девушки глаз, он поинтересовался у нее, сделала ли она заказ, и снова ее реакция привела молодого человека в замешательство.
Кира почему-то смутилась и уткнулась в меню, бормоча что-то про холодные закуски.
"Вместо того, чтобы целыми днями торчать на треке, надо было больше с девушками общаться. Сначала опоздал, теперь сижу тут, как истукан, она, наверное, уже десять раз пожалела, что согласилась поужинать со мной. Интересно знать, а о чем разговаривают за столом все эти молодые повесы, которые уже и не знают, куда девать родительские деньги? "
Сжав под столом в кулаке край белоснежной скатерти, Влад улыбнулся девушке и наконец решился открыть рот.
- Кира, вы меня простите, я совершенно не разбираюсь в блюдах, которые подают в таких заведениях. Наверное, это не совсем вежливо, но не могли бы вы заказать на свой вкус? - улыбка получилась немного смущенной, зато совершенно искренней. А еще Владу до колик в животе хотелось узнать побольше о новой знакомой. Как можно больше. - В прошлый раз вы спросили меня верю ли я в духов и привидения.  Я ошибаюсь, или вас действительно привлекает все сверхъестественное? Почему вы выбрали для отдыха именно этот отель, Кира?
Малиновский украдкой любовался роскошными светлыми волосами и красивыми губами девушки, пока она глазами пробегала меню.
А еще он сделал для себя неожиданное открытие: ему, оказывается, нравится произносить ее имя.

+2

19

Кажется, собеседник оценил её бытовой подвиг по достоинству. Или нет? Впрочем, в отличие от старшего брата, он и не бросился к Кире со стенаниями: «В холодной…! В холодной надо было! Что ты натворила, женщина…?!» - а это уже обнадёживало.
Некоторое время Влад молчал, предоставляя собеседнице возможность в очередной раз попытаться прочесть по его лицу и взгляду. Похоже, как и она сама, Малиновский был несколько взволнован. К тому же, зримо отличался от тех мужчин, с которыми Колридж приходилось иметь дело ранее. И тут девушка с изумлением осознала, что весь их круг в разные времена сводился для Киры к богатым занудам, педантичным аристократам, ведущим свою генеалогию едва ли не от Адама с Евой, оборотистым дельцам, ориентированным на нетленные ценности карьерного роста и финансового процветания. Тем самым, что едят «живые» йогурты, изматывают велотренажёры, получают МВА и от корки до корки читают «Financial Times». Кроме них встречались ещё экзальтированные творческие личности, коих всегда хватало подле потенциальных спонсоров, светские «патриархи», отчаянные авантюристы, бестолковые неудачники и голубые. На сим круг смыкался. А меж тем новый знакомый не был похож ни на кого из них.
- Наверное, это не совсем вежливо, но не могли бы вы заказать на свой вкус?
- О, поверьте, я тоже не всегда могу разобраться в этой китайской грамоте, - она постучала ноготками по кожаной корочке и беззлобно рассмеялась. – Ничего не имеете против рыбы? Я обожаю рыбу. Так-с, - девушка вновь обратилась к меню, разыскав страницу, посвящённую блюдам из рыбы и морепродуктов. – Тихоокеанские гребешки с манговым чатни. Я пробовала только атлантических, мне понравилось, что правда, понятия не имею, как они их здесь готовят. Стейк из тунца, припущенный на гриле, под соусом «Кедар». Неплохой выбор, но обычно он подаётся со шпинатом, а я его с детства не переношу. Судак в цукини с фруктовой сальсой. По-моему, это извращение, - заговорщическим шёпотом поведала Владу Кира. – Вот! Форель, запечённая с белыми грибами. Она дорогая, но того строит. К рыбе требуется особое вино, как мне говорили, желательно белое сухое или полусухое. И здесь нас подстерегает основная сложность выбора. Учитывается происхождение рыбы (морская она или пресноводная), способ приготовления, гарнир, соус – масса тонкостей, в которых я и сама не разбираюсь. Можно заказать Шенен Блан, чтобы не ошибиться, и… - Кира запнулась, в некотором замешательстве глядя на собеседника и поумерив свой пыл. Она так увлеклась, что совершенно позабыла, что и понятия не имеет, с кем именно собирается отужинать. Признавшись в своей полной неосведомлённости по части меню дорогого ресторана, Владислав выдал собою человека, не искушённого в тонкостях светской жизни и, стало быть, к её кругам не принадлежащего. Могло статься так, что у молодого человека попросту не хватит средств на кулинарные изыски тихоокеанской Ривьеры.
«Девушка, Вы такая фешенебельная, что мне становится нерентабельно», - кстати вспомнилась шутка, заставившая Киру осторожно закрыть меню и доверчиво уставиться в лицо мужчины преисполненным раскаяния взглядом.
- Простите меня, я, кажется, увлеклась… - кротко покаялась англичанка. – Наверное, мне следует… ориентироваться на Ваши средства, потому что, если я предложу оплатить ужин, Вы, наверняка, откажитесь.
«Кто ты, Влад?»
Ещё некоторое время Колридж проникновенно изучала взглядом глаза Малиновского, потом коротко вздохнула и откинулась на спинку стула, с лёгкой улыбкой отложив меню.
- Что греха таить, я приехала сюда в поисках романтических приключений. Можете считать меня наивной, но я всерьёз полагаю, что слава «проклятого отеля» небеспочвенна. Проще говоря, я люблю неприятности. Поверьте, я вовсе не жажду распрощаться с жизнью, я просто не хочу, чтобы она прошла впустую. К тому же… - она снова запнулась и отвела глаза, устремив взгляд к горизонту, где темнеющее небо склонилось к океанской глади, коснулось её долгим чувственным поцелуем и смущённо зарделось вечерней зарёй. «Я хочу почувствовать то, что сокрыто по ту сторону бытия, хочу прикоснуться к запретному… Я… не знаю, как ему сказать».
– У меня есть личные причины. Вы скептик, верно? Вам они покажутся смешными.

+1

20

Еще мгновение назад Владу казалось, что он попал в какую- то волшебную страну, в которую так хотел и боялся верить, и вот уже он смотрит на сидящую напротив девушку абсолютно трезвым, немного удивленным взглядом, а в душе досада смешивается с сожалением, стирая все лишнее, ненужное, оставляя за собой привычную пустоту.
Высший свет, мир состоятельных бездельников, наследующих огромные состояния свои предков. Не потомственные аристократы, не бизнесмены, поднявшие на ноги огромные корпорации, основавшие монополии и заработавшие состояние собственным умом, кровью и потом, а просто богатые бездельники, так называемый бомонд. Бездарные художники, писатели, актеры, терзающие общественность своими "шедеврами", любвеобильные франты, волочащиеся за каждой юбкой и не только юбкой, помешанные на вечеринках, наркотиках и сексе, гламурные девицы, разбалованные и самоуверенные, не отличающиеся ни вкусом, ни скромностью, помешанные на модных журналах, салонах красоты, тряпках и тех же вечеринках - все это Влад видел не раз.
Ему не нравился этот мир, слишком яркий и пустой, чтобы быть настоящим и заинтересовать его. Но положение звезды трека обязывало, и Малиновскому волей неволей приходилось появляться в подобном обществе, чаще всего, когда просто не удавалось отвертеться от очередного приглашения.
Влад  поджал губы, глядя куда-то поверх головы Киры, он не был уверен, что сумеет справиться со своими эмоциями. Ему казалось, что Кира Колридж не такая, что она отличается от других и плевать, что денег у нее выше крыши, судя по тому, как она гордилась тем фактом, что сама выстирала его рубашку.
Гордость Малиновского возмутилась бесцеремонностью избалованной родителями принцессы, что позволило быстро взять себя в руки и ничем не выдать своего состояния.
Влад медленно перевел взгляд на девушку и коротко холодно усмехнулся.
По опыту зная, что с людьми из общества, к которому принадлежит Кира спорить бесполезно, он и не собирался доказывать девушке, что она ошибается, и, что,возможно, денег у него не меньше, чем у ее семьи, помня о том, как они презирают всех, кто ниже и менее состоятелен, чем они. Им ничего не стоит унизить,растоптать и еще напоследок поинтересоваться елейным голоском, а не отдавили ли они каблуком чего жизненно важного?
-Смею вас заверить, мисс Колридж, я в состоянии оплатить свой ужин, какой бы счет мне не принесли. Но в одном вы правы, я действительно не принадлежу к тому миру, в котором живете вы, я из бедной семьи, я не привык к гастрономическим изысками  и экзотической кухне и не думаю, что ситуация когда-нибудь изменится, мне просто это не интересно. Мне невдомек, какое вино подают к тем или иным блюдам, хотя бы потому, что обычно я пью пиво. И тем не менее я могу позволить себе и этот отель и этот ужин и много чего еще. А все потому, что за то, что я делаю платят хорошие деньги. Никогда этим особо не заморачивался, главное для меня вытащить из нищеты свою семью, обеспечить лечение матери и дать образование сестре, что я и сделал, рискуя жизнью каждый раз, когда ваши друзья делали ставки и набивали свои карманы. Я автогонщик, а в отель приехал по настоянию своего лечащего врача. Вот как-то так и обстоят дела. Мне жаль, что разочаровал вас.
Влад легко улыбнулся и привычным жестом подозвал официанта.
- Бокал пива, порцию жареного картофеля и бифштекс, пожалуйста, - бодро выдал общественности свой непритязательный вкус Влад, навсегда заклеймив себя в глазах Киры и застывшего с каменным лицом официанта. И вдруг весело беззаботно улыбнулся, переводя взгляд на Киру и глядя ей в глаза, продолжил. - Моя очаровательная спутница сделает заказ сама, не волнуйтесь, она не разделяет моего вкуса в выборе блюд.

+1

21

Резкая перемена в настроениях Влада заставила Киру прищуриться от ударившей в голову лёгкой мигрени и, оторвав взгляд от горизонта, вновь обратить его к собеседнику.
Она слушала внимательно, не перебивая, сначала склонила голову к правому плечу, потом к левому, будто любопытная канарейка, причём по ничего особо не выражающему лицу сложно было понять, что испытывает девушка, слушая его. Сама же англичанка чувствовала лишь, как сердце ускорило своё биение и теперь колотится где-то в горле. Причём, как и всякий раз, куда больше тревожили не слова, но ощущения. Чуткая к эмоциям Кира уже почти сожалела о том, что вообще начала этот разговор. Она хорошо помнила, что, как больной или беременной, ей ни в коем случае нельзя расстраиваться, иначе чужие эмоции возьмут верх над своими собственными, и тогда она рискует не справиться. Однако сложно было сохранять благостное расположение духа, когда симпатичный мужчина говорит, а главное, чувствует подобное.
Так продолжалось до тех пор, покуда Владислав не назвал её мисс Колридж, а ведь Кира была уверена, что не представлялась ему по фамилии. Это было сделано специально, чтобы смущать нового знакомого, окажись он случайно любителем глянцевой британской прессы.
- Вы знаете мою фамилию? Вы меня узнали? – робко спросила девушка, впрочем, не особенно надеясь получить ответ. – Так или иначе, пожалуйста, зовите меня Кира.
Монолог молодого автогонщика действительно произвёл на неё впечатление. Раз или два она давала себе труд задуматься над предполагаемой профессией Влада и пришла к подобным выводам ещё до того, как собеседник открылся ей. Вот только она предполагала механика или конструктора, но мужчине, как оказалось, на треке отводилась более романтичная роль.
Был бы на месте Киры её брат, он бы узнал Владислава Малиновского, возможно даже, в лицо, но младшая Колридж, к сожалению, была более далека от всего этого.
Открылась и другая тайна собеседника. «Видимо, он попал в аварию во время гонок. Отсюда и боль».
Кира ещё некоторое время молча смотрела на молодого человека из-под ресниц, внимательно, будто бы пытаясь разгадать по его лицу, желает ли Влад, чтобы она сразу ушла или сначала извинилась, а уж потом исчезла с горизонта. Где-то глубоко в животе вместе с прохладным болезненным и вяжущим ощущением зарождалось жгучее желание немедленно и бескомпромиссно расплакаться, которое постигало блондинку каждый раз, когда она не могла придумать ничего лучше. Она действительно не понимала, чем так сильно обидела собеседника, отчего чувствовала себя дурой и уже почти готова была согласиться с матерью. «Хотела, как лучше, а получилось как всегда».
- Простите, я не хотела Вас обидеть, - очень тихо проговорила Кира и нещадно заломила пальцы под столом, так, что Влад не мог этого видеть. Боль несколько отрезвила её, даже мигрень начала отступать, а чужая аура смилостивилась и отпустила сознание англичанки.
- Я не знала, кто Вы... В Южной Америке я жила в своё удовольствие всего лишь на три с половиной тысячи песо в месяц, обедала и ужинала с людьми, которые вряд ли могут взглянуть на такой ресторан даже на картинке. Но я даже рада, что Вы можете позволить себе всё, что захотите. И, боюсь, что среди моих друзей нет Ваших поклонников. Разве что брат, но это его работа. Вы знаете обо мне не больше, чем я о Вас, но я всё же думала, что мы сможем исправить это за ужином, - она слегка пожала плечами и досадливо поджала тонкие бледные губы. – Вы не разочаровали меня, думаю, как раз наоборот, - прибавила девушка, имея ввиду, что разочарование только что постигло совсем не её. Наверное, отчасти именно в разочаровании и была скрыта причина того, что мужчины любых сословий никогда не прощали Кире обид, когда как другим роскошным блондинкам жилось и дышалось куда как вольготнее.
Девушка решилась ответить прямому взгляду Влада и… улыбнулась, совершенно неуместно, ласково и искренне.
- Бокал пива, порцию жареного картофеля и бифштекс, пожалуйста.
- Мне то же самое, - быстро подхватила мисс Колридж, вручая огорошенному официанту ненужно более меню.

+3

22

Влад только кивнул, показывая, что понял все, что хотела сказать ему девушка, и больше он не считает нужным продолжать этот не очень удобный для них разговор. Тем более, что ни о какой оплате не могло быть и речи. Все обслуживание и экскурсии входили в оплату, тем самым "Эклипс" весьма предусмотрительно заботился о комфорте своих постояльцев.
Единственное, что расстраивало молодого автогонщика, что так приятно начавшееся знакомство, чуть только что с крахом не провалилось из-за какого-то глупого недоразумения.
Малиновский улыбнулся.
- Вы тоже любите пиво, Кира? Если честно, я удивлен. Мало кто из знакомых мне женщин пьет его. А меня обидеть сложно, так что не берите в голову. Это мне стоит просить прощения за излишнюю резкость. Я не привык общаться в таком обществе. По работе мне приходится сталкиваться с людьми другого рода, которые и говорят-то по-другому, не то что питаются.
Боль в ноге усиливалась, заставляя молодого человека сдерживать болезненную гримасу, понимая, что это зрелище уж точно не улучшит аппетит его собеседницы.
Кроме того его сильно беспокоила погода. Сильный ветер перерастал в настоящий ураган, а дождь внезапно перешел в жуткий ливень. Не удивительно, что у него колено отваливается от боли.
"Ни хрена себе погодка. Тоже мне тропический курорт, лечебный отдых."
- Кира, мне кажется, что нам пора уходить отсюда, если мы, конечно не хотим промокнуть за сегодня еще раз. Давайте лучше поедим в номере. Или в ресторане отеля, в помещение нам будет намного комфортней.

+1

23

Неприятный и обидный разговор исчерпал себя так же быстро, как и начался, а Малиновский поспешил закрыть тему и, кажется, по понятным причинам больше не желал к ней возвращаться, за что собеседница была ему очень благодарна. Всё это Кира прочла в его глазах, по лицу и ауре молодого человека, по его короткому кивку.
Аномальный дар не раз давал англичанке свободу почувствовать себя, так сказать, в рекламе «Рафаэлло», где слова, как известно, не нужны. Вот только нежный крем в хрустящей вафельке с миндальным сердечком внутри был тут совершенно ни при чём. Просто двое молодых людей одним ненастным тропическим вечером смогли, наконец, преодолеть непонимание и продолжить получать взаимное удовольствие от общения. По крайней мере, за себя Колридж могла поручиться.
Ещё несколько секунд девушка чувствовала себя побитой собачонкой, тоскливо поджимая губы и не зная, куда деваться от этой неловкости, но улыбка Влада решила всё. О, ещё секунду назад Кира многое могла бы отдать за эту улыбку! А вот теперь оставалось лишь улыбнуться в ответ и помочь собеседнику забыть об этом неприятном моменте, капризной непогоде и вернувшейся боли, приложив максимум усилий к тому, чтобы скрасить для Владислава остаток вечера.
Из окрылённого состояния улыбающуюся блондинку вывел вопрос про пиво. Разумеется, столь экстравагантный заказ со стороны девушки был лишь отчаянной попыткой всё исправить, доказать на деле, что она вовсе не гламурная, пустоголовая, высокомерная и избалованная  девица, какой показалась Малиновскому. У неё есть ум и фантазия (что правда, очень специфические), скромность, откровенность и добродушие ей совсем не чужды, и её не приводят в панический ужас ни сломанный ноготь, ни ночь в палатке, ни двухдневная щетина на мужской щеке. И что главное, Кира не кривила душой, и даже эта глупая попытка вернуть расположение гонщика была от чистого сердца.
Пиво…? – криво улыбнулась она, уставившись на Влада с немой мольбой о пощаде в ярких синих глазах. — Да н-не особенно…
И это было ещё мягко сказано! Единожды в жизни Колридж довелось попробовать этот пенный напиток, и идея о повторении сего опыта не встретила у Киры никакого восторга.
Ну что ж, как говорят в народе, нырнул с аквалангом — не прикидывайся шлангом. Девушка уже приготовилась мужественно одолеть бокал пива, с лёгкой руки официанта выросший прямо у неё перед носом…
Её спасла буря. Ливень беспощадно хлестал разлапистые пальмовые листья, купался в песке на пляже, как воробей перед дождём. Неистовый ветер срывал занавеси, уносил со столов бумажные салфетки, с пронзительным звоном опрокидывал пустые бокалы.
Я… Я тоже не светская львица, я почти не бываю дома… Знаете, а ведь Вы правы, не лучшее место для дальнейшего знакомства. И правда, идёмте в корпус? — Колридж приподнялась с места. Озорной порыв ветра тут же подхватил шёлковый подол, лихо взметнул его вверх, обнажив стройные незагорелые ноги Киры и, кажется, вознамерившись натянуть его туристке на уши. Она сойкнула и поспешно придержала юбку спереди. Колридж вдруг почувствовала себя главной героиней старинной американской кинокомедии Уайлдера, где красотка Мэрилин оказалась над вентиляционной решёткой. «Кажется, "Семилетний зуд"?» — эта мысль и глупейшее положение, в которое поставила её развивающаяся юбка, изрядно повеселили девушку. Она заразительно рассмеялась.
Ничего, если Вы вдруг промокнете по дороге, у Вас с собой запасная рубашка. Поспешим?

+3

24

- Вот здорово! И навсегда упустить шанс искупить свою вину за то, что почти что вынудил вас выпить бокал пива? – рассмеялся Малиновский, у которого вдруг резко поднялось настроение. Возможно, виновата была в этом именно буря. Автогонщик был адреналинщиком до мозга костей. Любая опасность вызывала в нем прилив жизненных сил и энергии. Влад любил нестандартные, опасные для жизни ситуации, потому что, в отличие от светских раутов, в такие моменты чувствовал себя, как рыба в воде. Он не часто задумывался над тем, что будет делать, когда ему придется распрощаться с гонками, но уже давно принял решение в этом случае уйти из большого спорта. Он не хотел становиться тренером, не хотел учить новичков. Без экстрима и скорости жизнь была для него пресной и бесцветной. Последняя авария стала решающей. Неизвестно, сможет ли он вернуться на трек. Так почему бы не использовать возможность хорошенько отдохнуть на полном опасностей и тайн острове, на который его забросила судьба? Да еще и в такой приятной компании.
- Иди сюда! – оставив церемонии и, незаметно для самого себя, перейдя на «ты», он притянул девушку к себе, укутал в запасную рубашку и бережно прижал к груди, закрывая от резких порывов ветра. Весьма заманчивое зрелище стройных ножек под взметнувшимся подолом было крайне возбуждающим, но не позволять же из-за этого девушке мерзнуть и мокнуть под ливнем.
Обнимая Киру за плечи, он быстрым шагом двинулся по направлению к отелю. Болтать во время подобной «прогулки»  было верхом безрассудства, но Малиновский не удержался.
- Это же надо, второй раз за день так промокнуть! Видно, буре вы по душе, Кира.

+1

25

Оставив церемонии, Малиновский вдруг притянул девушку к себе. Кира на минутку оторопела от такой внезапной смены стиля их вечернего свидания, постепенно перешедшего в ночное.
Ой! – и она уже оказалась в руках Влада, вдруг почувствовав себя такой глупой и наивной. Как можно было полагать, что этот вечер обойдётся без тёплых объятий, особенно, если на острове такая погодка?
На хрупкие плечи Колридж поверх жакета опустился тяжёлый шёлк той самой рубашки, которая имела несчастье вымокнуть при похожих обстоятельствах при первой их с гонщиком встрече, и вот теперь снова рисковала повторить утренний подвиг.
Блондинка видела, как целлофановая упаковка затрепетала и вырвалась из рук Владислава, словно дикая кошка. Порыв урагана подхватил пакет и стремительно унёс его куда-то далеко в океан. Скорость, с которой он скрылся из виду, и мелодичные переливы безымянной сонаты, которую насвистывал в ушах сумасшедший ветер, говорили в пользу того, что его сила и ярость колоссальны, — настоящий тропический шторм! — и если бы не бдительный спутник, Кира рисковала не только промокнуть, но и быть унесённой в океан вслед за пакетом.
Оставалось только прижаться к горячей груди Малиновского и в кои-то веки почувствовать себя по-настоящему защищённой, хранимой и нужной кому-то не просто для того, чтобы одолжить овсянки или подписать отказ от претензий. Счастье может быть таким простым и незамысловатым. Законы же его учат нас тому, что сами мы обретаем его лишь тогда, когда становимся источником счастья для других. Поэтому Кира была свято уверена в том, что спутник сейчас испытывает нечто сродни.
— Это же надо, второй раз за день так промокнуть! Видно, буре вы по душе, Кира.
По душе? – она рассмеялась, перекрикивая ветер и теснее прижимаясь к Владу. – А я-то с первых часов пребывания на этом острове думала, что она ненавидит меня! Нестрашно! Я люблю неприятности… А Вам ветер в ушах, наверное, привычен? Хотя, ведь у гонщиков есть... как это... шлемы, вот! Ой, да Вы же… ты же сам промокнешь сейчас! Не дай Бог заболеть, ведь мы на отдыхе! Нет ничего более скверного!

=> Холл отеля

Отредактировано Кира Колридж (2011-03-27 01:42:07)

+1

26

- Ничего страшного, это поправимо, Кира, - улыбнулся Малиновский пропуская девушку вперед и придерживая для нее дверь. Такой перемены погоды он тоже не ожидал, но надеялся, что буря скоро закончится, и остаток отдыха пройдет так, как и было запланировано: принятие солнечных ванн, водные процедуры и целебный морской воздух. Но болтать о погоде в то время, когда его дама стоит посреди холла отеля промокшая насквозь, да и он сам выглядит далеко не лучшим образом, было верхом неприличия.
- Кира, я, если честно, не знаю, что и делать. Вам надо бы переодеться, не пойдем же мы в ресторан мокрые, как мыши, - Владу вдруг пришла в голову мысль, что, возможно, девушка уже тысячу раз пожалела о том, что связалась с ним. – Если вы, конечно, еще хотите идти в ресторан…
Автогонщик осекся, не зная, что сказать дальше. Для человека, общающегося с женщинами очень редко, он  и так совершил небывалый подвиг: уже почти целых полчаса поддерживал светскую беседу с очаровательной представительницей золотой молодежи.
Мокрая рубашка тряпкой повисла на согнутом локте, и Малиновский мысленно отметил, что больше ее за этот отпуск не оденет. Мало ли, что тогда может случиться, Как минимум потоп. Тут же пришла в голову мысль, что до этого происшествия он как-то благополучно не верил в приметы и всякую чертовщину. Да, не зря этот остров называют загадочным. Мистики здесь хоть отбавляй.
Как спасти ситуации он не знал. Прилично ли приглашать даму второй раз, когда в первый свидание закончилось едва начавшись? И что делать дальше? Так и стоять столбом в холле, с идиотским выражением лица? пялясь на натекающую у его ног лужу дождевой воды? Или предложить Кире поужинать в номере? Но в чьем?
Влад чуть не взвыл вслух.
«Твою ж мать! Как все это тяжело. На кой придумали весь этот этикет?»
Влад окончательно смутился, когда с запозданием заметил, что Кира в насквозь промокшей одежде смотрится почти что, как без нее.

+3


Вы здесь » "Eclipse". Проклятый отель » Пляж » Ресторан на побережье